birmaga.ru
добавить свой файл

1

Задачи и направления профилактической трезвенной работы на приходе, ее формы с учетом возрастных особенностей

Прежде чем описать задачи и направления трезвенной работы на приходе необходимо коснуться теоретического вопроса: каковы основные причины формирования алкоголизма. Ответ на этот вопрос позволит выделить и задачи и направления деятельности.

Одними из важных причин являются две: широчайшее предложение и активно формируемый спрос на алкогольную, табачную продукцию. Но это причины внешние и в рамках той аудитории, что сегодня собралась, они не могут быть устранены. В своем докладе я постараюсь отразить причины, связанные с внутренним миром человека. На эти причины педагоги воскресных школ, родители, священники вполне могут влиять.

Можно выделить две внутренние причины. Первую я бы назвал «внутренняя неудовлетворенность», а вторую «алкогольная запрограммированность».

Прежде чем человек куда-нибудь пойдет, должна возникнуть причина идти туда. Чтобы начать пробовать опасный «напиток», должна быть в человеке какая-то сила, которая заставляет его пробовать, несмотря на известную ему опасность. Силой, которая тянет человека попробовать что-то новое, является неудовлетворенность человека его нынешним состоянием и окружением. Правда, надо заметить, что человек всегда должен быть несколько неудовлетворен собой и своей жизнью. Бывает неудовлетворенность, когда хочется изменить себя и окружающий мир – это здоровая, можно сказать, «творческая» неудовлетворенность. К наркомании приводит совершенно другое внутреннее состояние человека, когда человек не удовлетворен собой, но не меняет себя, а ищет удовлетворения на стороне, не удовлетворен окружающим миром, но не меняет его, а пытается сменить обстановку или место.

Не обязательно неудовлетворенность приведет человека к алкоголизму. Может быть, он найдет компьютерные игры и погрузится в виртуальный мир, или найдет экстремальный вид спорта, чтобы периодически щекотать себе нервы. Но тем не менее именно алкоголизм становится одним из самых выбираемых путей. На вопрос почему именно алкоголизм ответит вторая причина – алкогольная запрограммированность.


Чтобы стать алкоголиком, человек должен быть уверен, что именно там, в алкоголе, он получит некое удовлетворение. Люди в большинстве своем прекрасно понимают своим умом (на уровне сознания) опасность наркотика, но на подсознательном уровне их непреодолимо тянет к наркотику (табаку, пиву, и т. д.). Вот эту тягу на подсознательном уровне и можно назвать наркотической запрограммированностью. Запрограммированность бывает разная. Можно говорить об алкогольной запрограммированности, табачной, или чисто наркотической. Запрограммированностью ее можно назвать, поскольку она формируется в человеке с детства окружающими – близкие своим образом жизни и образом мысли программируют своих детей. Состоит она в том, что человек живет с твердой уверенностью, что для него всегда существует некая лазейка, куда можно скрыться и уйти от навалившихся проблем, что так живут все, поэтому, как только «прижмет», можно будет ей воспользоваться.

Поскольку формированию внутренней неудовлетворенности в человеке будет посвящен другой доклад – о влиянии семейных отношений на формирование зависимого поведения, то мы остановимся на запрограммированности.

В запрограмированности можно выделить три составляющих:

– алкогольные (или табачные, если бы мы говорили о табачной зависимости) мифы (или стереотипы мышления)

– проалкогольные психологические установки

– алкогольные ритуалы.

Сейчас я приведу несколько примеров запрограммированности нашего сознания на потребление наркотиков (табака, алкоголя, и прочих). Очень часто в работе, направленной против курения, алкоголя и наркотиков, лекторами совершаются простейшие ошибки, которые только поддерживают эту запрограммированность. В результате лектор в борьбе с негативными явлениями незаметно для себя повторяет некоторые мифы, которые лишь способствуют этим явлениям, и сводит всю свою работу к нулю.

Вот первый миф: водка бывает хорошая и плохая. Водный раствор ядовитого вещества не может быть хорошим или плохим. Он всегда ядовит. Конечно, раствор чистого спирта лучше, чем самогон, где присутствуют в большом количестве сивушные масла и прочие яды, усиливающие отравляющее действие спирта. Поэтому водка бывает только плохой и очень плохой. Особенно забавно выглядят рассуждения пьяниц (даже из числа интеллигенции) о различных вкусовых особенностях той или иной водки. Раздражающее действие спирта таково, что за ним невозможно различить никаких вкусовых различий разных сортов водки. Еще как-то можно говорить о вкусовых различиях разных сортов коньяка, и то эти различия касаются на 99% разницы в запахе, а вовсе не во вкусе. Рассуждения о вкусовых ощущения от водки подобны разговору токсикоманов о том, какой бензин (92-й или 95-й) лучше на запах, или клей «Момент» какого завода им больше нравится.


Миф 2-й: алкоголь веселит сердце человека. Для церковной среды это очень распространенный миф. Взрослые верующие люди могут при детях уверенно произносить: «Вино веселит сердце человека», но при этом наливать себе с стакан водку. Это значит, что многие христиане верят, что именно алкоголь в вине веселит сердце человека. Если бы это было так, то можно было бы также уверенно говорить, «марихуана веселит сердце человека», «героин веселит сердце человека» и т.д. На самом деле алкоголь не обладает свойством веселить, тем более сердце человека, то есть его духовный центр. Согласно научному определению, алкоголь или этиловый спирт – это «легко воспламеняющаяся, бесцветная жидкость с характерным запахом, относится к сильнодействующим наркотикам, вызывающим сначала возбуждение, а затем паралич нервной системы»1. Пришел человек на праздник, выпил и возбудился, а поскольку он был в радостном настроении, то радостно возбудился. Пришел на поминки, выпил и возбудился, то теперь уже возбудил в себе печаль, и стал лить кракодиловы слезы. Пришел раздраженный домой, поссорился с женой, выпил и вновь возбудился, но теперь возбудился в гневе, и теперь бегает за женой с топором в руках. Какая же тут радость – бегать с топором?

Приведу еще один пример алкогольного мифа, который мне кажется очень жестоким и бесчеловечным, если мы только вдумаемся в него: алкоголь придает храбрости. Иногда в защиту этого мифа можно услышать такие аргументы: в Великую Отечественную войну тоже перед боем давали сто грамм водки. Повторять подобный миф категорически нельзя. Во-первых, водку давали не для храбрости, а для того, чтобы в случае ранения человек легче переносил боль, и поэтому, кстати, перед боем вообще не надо давать алкоголь, его можно иметь при себе и употреблять только для снятия болевого шока (если нет других средств). Во-вторых, если кто-то и давал «для храбрости», то это надо расценивать как преступление. Представим себе, что некий молодой человек занимается автоспортом и сейчас должен участвовать в автогонках. Тут к нему подходит тренер и говорит: «Что-то ты, дорогой, немного трусишь и на таком-то повороте скидываешь скорость. Возьми, прими перед заездом 100 грамм для храбрости». Ясно, что абсолютно бесчеловечный поступок. От ста грамм обязательно снизится реакция, притупятся чувства – это будет практически убийство человека. А почему тогда можно давать сто грамм перед боем? Доли секунд и враг выстрелил первым, чуть дрогнула рука и ты не попал, не спел скрыться… Сто грамм давать перед боем можно только тогда когда солдаты для тебя – пушечное мясо: не важно, что многие погибнут, мы врага возьмем численностью.


Мифов, которые формируют положительное отношение к употреблению алкоголя, довольно много. Примерами ложных стереотипов могут служить следующие высказывания: алкоголь является пищевым продуктом, помогает в лечении простуды, помогает согреться; потребление малых доз алкоголя не вредно и допустимо как на производстве, так и при управлении транспортом; алкоголь повышает аппетит, помогает при болях в желудке, при язве; производство и продажа алкоголя выгодны для государства; алкоголь является антидепрессантом; алкоголь помогает в общении; употребление алкоголя нужно запрещать только детям; слабоалкогольные напитки менее вредны.

На самом же деле вредное воздействие алкоголя на организм гораздо сильнее упомянутых выше «лечебных» свойств. Экономический урон от распространения алкоголя (затраты из-за снижения производительности труда, травматизма, несчастных случаев, лечения пьющих и их родственников, большого уровня преступности и многое другое) в несколько раз превышает доходы от его продажи. Очень опасна «проповедь» о безвредности малых доз алкоголя, что является причиной большого уровня травматизма на производстве и при движении автотранспорта. Миф о малом вреде пива и слабоалкогольных напитков стал причиной широкого распространения «пивного» алкоголизма, в т.ч. среди подростков.

Мифы – это то, что мы повторяем своими устами, но на употребление алкоголя оказывают влияние также психологические установки, которые можем не осознавать и не замечать за собой. Психологические установки формируются родственниками, окружающими, средствами массовой информации и заключаются в том, что употребление алкоголя ассоциируется в сознании с взрослостью, успешностью, силой, весельем, непринужденностью, отдыхом, «расслаблением». Например, про человека, выпившего сто грамм и не опьяневшего, скорее всего скажут, что он здоровый и сильный мужик, а про опьяневшего от той же дозы, – что он слабак. Но нарколог выскажет совсем другое мнение. Первому можно поставить диагноз алкоголика первой или второй стадии. Для здорового человека, как правило, разовая доза в 50 грамм водки является опьяняющей, то есть на самом деле отравляющей. А чтобы не опьянеть от ста грамм надо тренироваться не один год, приучая организм к этому ядовитому веществу. Увеличение первичной опьяняющей дозы есть один из признаков начавшегося алкоголизма.


Важнейшей частью алкогольного программирования являются особые ритуалы: застольями, тостами и другими обычаями. Алкогольными ритуалами сопровождаются многие жизненные ситуации (встречи, расставания, знакомства и т.д.). Пьют «за здоровье» и «за упокой», при встрече и при расставании, «с горя» и «от счастья» и т.д. Самое страшное в ритуалах то, что именно через них человек втягивается в культуру привычного употребления алкоголя. Потребление алкоголя определяется ситуацией, а не волей и потребностью личности. Алкогольными ритуалами может быть заполнена практически вся жизнь человека.

Важнейшим свойством алкогольной запрограммированности является то, что ее носителями являются не только пьяницы и алкоголики, а подавляющее большинство русского народа. Родитель, учитель, священник может сам не иметь проблемы с алкоголем, но быть носителем нетрезвой культуры, которой может заражать всех окружающих.

Все древние народы, знакомые с виноделием, строго поддерживали в своем народе культуру трезвости. Например, Плутарх в своем трактате «О Димитрии и Антонии» пишет: «В давние времена спартанцы по праздникам напаивали илотов (то есть рабов) несмешанным вином и потом приводили их на пиры, чтобы показать молодым, что такое опьянение. Исправлять одних людей ценою развращения других, на наш взгляд, и бесчеловечно, и вредно для государства». Отсюда можно сделать выводы:


  1. Молодые не видели взрослых спартанцев пьяными даже на пиршествах

  2. Чтобы напоить человека надо давать неразбавленное вино, от обычного для пиршества вина, которое обязательно разбавлялось, опьянеть было практически невозможно.

  3. Привести человека в пьяное состояние считалось бесчеловечным, такое можно делать только с рабами.

  4. Даже спаивание рабов (а тем более вольных граждан) считалось вредным для государства.

В такой культурной обстановке пьяницы были большой редкостью и они возникали вопреки общей атмосфере стоящей в обществе. Пьяницы тоже создавали свое культурное пространство – старались придать выпивкам красивое и благородное обличие. По сути это была антикультура. Ведь, если задача культуры двояка: с одной стороны, поддерживать добродетель, с другой, − сдерживать пороки, то задача антикультуры противоположна: во-первых, оправдание и «облагораживание» порока, во-вторых, принижение роли и осмеяние добродетели.


Трезвая культура была главенствующей во всех христианских народах, в том числе и в русском. Перелом в отношении употребления алкогольных напитков различные исследователи относят на период с сер. XIV века до нач. XIX века. Основной причиной было то, что распространение алкогольных напитков было монополизировано государством как удобный способ сбора налогов. С этого времени пьянство стало не просто страстью, связанной со свободным выбором человека греховного образа жизни, но еще и насильно навязываемой ему. По мере развития промышленности производство и употребление алкогольных напитков было налажено в промышленных объемах, что привело к катастрофическому распространению пьянства. Можно сказать, что с середины XIX века на Руси (да и в других странах) культурное пространство трезвости стало вытесняться другой антикультурой пития. Эта антикультура должна была оправдать и «облагородить» широкое употребление алкогольных напитков и принизить добродетель трезвости. Действительно, добродетель трезвости сейчас находится в унизительном положении. Даже в церковной среде слово трезвенник вызывает только отрицательные ассоциации – это либо бывший алкоголик, которому уже нельзя пить, либо больной, например, язвенник, которому нельзя по состоянию здоровья, либо это сектант. Ни один человек не хочет выбирать для себя один из этих трех вариантов: «Лучше я буду умеренным пьющим, чем трезвым язвенником или сектантом».

То, что мы говорили выше об алкогольной запрограммированности, свидетельствует о том, что пространство трезвости в нашем народе перестало быть главенствующим, и большинство русских людей является носителями антикультуры пития, которая прикрывается красивым название «культурное» или «умеренное» питие. Современное состояние общества можно сравнить с эпидемией. Огромное количество людей заражено вирусами или бактериями пьянства, которые поселились в наших душах. Те, у кого иммунитет послабее, начинают болеть – становятся алкоголиками, но при этом сами они постепенно перестают быть заразными. Вид алкоголика в третьей стадии не вызывает желания подражать ему. Наиболее «заразными» членами общества являются проповедники «культурного» употребления алкоголя: чем культурнее, тем заразительнее.


Когда Церковь в сер. XIX века встретилась с проблемой увеличивающегося пьянства, она ответила на это призывом к полному воздержанию от винопития в виде принятия обетов трезвости. Сейчас, когда алкогольная ситуация является еще более угрожающей, наиболее адекватным ответом на эту угрозу является возрождение трезвой культуры и в том числе создание островков трезвости вокруг себя. Прежде всего такими островками трезвости должны стать сами приходы, семьи прихожан, приходские школы.

Основными направлениями трезвенной деятельности являются:


  1. Искоренение мифов об алкоголе. Хотя здесь надо оговориться: даже правильная «промывка» мозгов не даст стабильного результата, если не развивать самостоятельность мышления у подростков.

  2. Формирование отрицательных ассоциаций с алкоголем, и формирование установки на трезвый образ жизни. Одним из важнейших путей в этом направлении является отказ от употребления вина в семье, в школе, на приходе.

  3. Искоренение алкогольных ритуалов, в основном путем создания новых безалкогольных ритуалов для праздников (пение, игры), для общения, для переживания трагических ситуаций в жизни (например, смерть близких).


Говоря о формах профилактической работы, коснемся, прежде всего, детского и подросткового возраста. Учитывая возрастные особенности детей можно говорить, что преобладающими формами профилактики должны быть:

4-7 лет: сказочно-игровая,

7-10 лет: познавательная,

11-14 лет: дискуссионная,

14-18 лет: деятельная.

Конечно же, любая форма работы может быть использована и в других возрастных периодах.

В качестве примера сказочно-игровой формы можно привести книгу белорусского автора Леона Люса «Борьба со злом». Герои книги – дети – спасают сначала своих родителей, а потом и весь мир от коварных Табачного короля, Пивной королевы и принца Наркота. В книге очень удачно выдержана позиция в вопросе, как относиться к порокам, которые могут быть у родителей. Сказка побуждает не к осуждению родителей, а к помощи в избавлении от власти коварных сил. Одной из лучших находок автора является то, каким орудием борются дети. Их оружие – правда. Оказывается, более всего злые силы боятся, что все узнают, кто они на самом деле: они просто Табачная вонючка, Пивная жаба, и паук Наркот. Как только их называют своими именами, они теряют свой ложный внешний вид и показывают свое истинное лицо. Книгой можно пользоваться с 3-4 летнего возраста используя плакаты с изображением коварных сил. В более старшем возрасте дети знакомятся с увлекательными приключениями главных героев.


Говоря опознавательной форме работы необходимо учитывать следующее. Для того, чтобы донести до детей определенные знания о проблемах, связанных с алкоголем необходимо не повторять различные заблуждений и мифов, которые не только могут перечеркнуть профилактическую работу, но и навредить молодым людям. Даже якобы антиалкогольная работа может вестись с точки зрения взрослого алкогольного сознания. Это хорошо показано авторами одной из книг по алкоголю (Сугоняко А. П., Пашов В. И, Рехлова Г. П. Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ. Красноярск, 1985):

«“Мастерство нравственного воспитания, – писал В. А. Сухомлинский (1918–1970), – заключается в том, чтобы ребенка с первых шагов его школьной жизни убеждали, прежде всего, его собственные поступки, чтобы в словах воспитателя он находил отзвуки собственных мыслей, переживаний, рождающихся в процессе активной деятельности”, в том числе связанной и с употреблением алкоголя.

Однако существующие сегодня методические рекомендации и материалы в помощь лектору изобилуют примерами и цифрами будущего, а не настоящего ущерба, наносимого тем семьям, трудовым коллективам, члены которых употребляют алкоголь. При этом, в лучшем случае, умалчивается, что происходит с психикой людей в момент алкоголизации.

Нашими исследованиями установлено, что школьники, употреблявшие вино, пребывание в алкогольном опьянении расценивают как неприятное состояние. А их здоровая субъективная оценка действия алкоголя в имеющейся литературе по алкоголизму НЕ ВОЗВЫШАЕТСЯ, а наоборот, ПРИНИЖАЕТСЯ, так как за норму берется оценка действия спиртного больными людьми или лицами с низким уровнем культуры и нравственности.

Этой основополагающей точке зрения в нашей работе придается первостепенное значение.

В антиалкогольном обучении и воспитании следует стремиться поставить подростка на голову выше тех, кто вооружен представлениями о якобы возможном “приятном” пребывании в алкогольном опьянении. Задача сегодняшнего дня – добиться того, чтобы стыдно было находиться в алкогольном опьянении, как бывает неприятно человеку с высокой санитарной культурой садиться за стол для приема пищи с грязными руками. <…> Предлагаемая система противоалкогольного знания <…> помогает осмеять тех, кто в алкогольном опьянении стремится получить удовольствие.


Очень трудно переубедить людей, если симптомы острого отравления спиртными напитками, в силу глубокого заблуждения, они начинают принимать за удовольствие. Повторяем, что этот СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН ИЗВРАЩЕНИЯ ЗДОРОВОЙ ОЦЕНКИ АЛКОГОЛЯ НА БОЛЬНУЮ занимает основное место в содержании данного цикла лекций».
Приведем еще один пример возможной ошибки. Если лектор, пришедший в класс для разговора о вреде курения, начинает беседу словами: «Дети, сейчас уже все курят, курят дети, курят мужчины и женщины, курят старики. Но, посмотрите, это же ужасно! Поскольку курение влияет…» Этой первой фразы будет достаточно, чтобы перечеркнуть все остальные слова. Подросток услышит, что курение вредно, и это даже отложится в его сознании, но в подсознание запишется еще и то, что курят все. А подростковый возраст – это тот возраст, когда ребенок очень хочет быть, как все. Он не хочет быть «белой вороной». «Да, курить плохо, но быть “белой вороной” еще хуже», – вот что вынесет с такой беседы молодой человек, и будет курить. На самом деле курит гораздо меньше людей, чем нам кажется. Более того, среди людей, достигших реального успеха в своей жизни, процент курящих гораздо ниже, чем среди «неудачников».

Поэтому мы настоятельно рекомендуем для профилактической работы использовать материалы авторов-трезвенников. Ведь профилактикой курения среди молодежи активно занимаются и табачные компании, говоря об ответственном отношении к своему бизнесу. Тем не менее они используют малоэффективные методы или хуже того, такие, что провоцируют употребление. Например, табачные компании активно содействуют борьбе с продажами сигарет несовершеннолетним, зная, что без борьбы со взрослым курением эта мера абсолютно неэффективна. «До 18 лет – нельзя, а дальше – это твой свободный выбор» – этот девиз лишь поддерживает отношение к курению, как к делу взрослых. «Я не ребенок, а уже взрослый, поэтому тоже могу делать свой выбор». Правильной позицией в отношении детского курения будет следующая. «Курение взрослых – это жутко плохо, а курение детей – это еще и преступно».


В книге Анатолия Павловича Сугоняко, которая уже цитировалась ( Сугоняко А.П., Пашов В.И, Рехлова Г.П. Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ. Красноярск, 1985 год), дается рекомендация привлекать к проведению бесед различных специалистов. В этом случае необходимость трезвости воспринимается не как личная позиция одного лектора, а как общечеловеческая позиция. В этой же книге приводятся конкретные беседы со школьниками и анкеты для мониторинга эффективности профилактической работы.

Кроме книги А.П. Сугоняко можно порекомендовать ее вариант, адаптированный для младших школьников: Н.П.Жижко, Г.С.Курьянов, А.В.Попов. Уберечь детей. Красноярск, 1991 г. Для лекторов можно посоветовать книги известного трезвенника хирурга академика Федора Углова, например: Углов Ф.Г. Правда и ложь об алкоголе. Методическое руководство для клубных работников. Москва, 1986 год.

Говоря о дискуссионной форме работы можно выделить три практикуемых обществами трезвости варианта:

– диспуты,

– обсуждение фильмов

– обсуждение выставок.

При проведении диспутов я встретился с проблемой, что тема трезвости и алкоголизма подросткам кажется не интересной, поскольку им и так известно, что пить плохо. Поэтому для диспутов желательно выбирать тему, которая волнует молодых людей и на которую у них еще нет готового ответа. Вот три пример возможных тем для диспутов и те вопросы, которые можно решать вместе с подростками.

– Свобода. Истинная свобода – это жизнь по принципу «что хочу, то и ворочу», или это свобода от греха? «Я свободен, поэтому пью» или «Я свободен, поэтому не пью».

– Я – взрослый. Взрослый – это тот, кому можно, или тот, кто может. Если источник свободы снаружи человека, тогда свободен тот, кому кто-то что-то разрешает. Если источник свободы внутри человека, то свободен тот, кто может сам сделать что-то самостоятельно.


– Мужественность и женственность. Настоящий мужчина – это тот, кто посадил дерево, построил дом, вырастил сына, или тот, кто умеет пить, имеет успех у женщин и может набить морду другому? Девушка, которая курит, становится более привлекательной, или более доступной?

Чтобы тема трезвости была интересна подросткам необходимо погрузить их в эту тему, показав, что есть много для них неизвестного и полезного в этой теме. Это можно реализовать в форме диспутов после просмотра фильма или выставки. В качестве фильмов для обсуждения могут быть предложены фильмы, снятые в рамках проекта «Общее дело»:


  • «Чижик-пыжик» (о детском алкоголизме)

  • «8 марта» (о женском алкоголизме)

  • «Алкогольный эксперимент» (о влиянии на состояние здоровья)

  • «Большая алкогольная болезнь»

  • «Алкоголь и преступления»

  • «День рождения» (о влиянии алкоголя на потомство).

В рамках проекта снято достаточно много медицинских и социальных роликов, достойных обсуждения.

Если приходское братство трезвости может изготовить специальную мобильную выставку о трезвости, то она будет хорошим подспорьем для диалога с подростками. Выставка может путешествовать по учебным заведениям, где во время ее пребывания проводятся беседы и диспуты.

Более эффективно диспуты проходят, когда ведущий, с одной стороны, заранее продумывает весь ход беседы и те вопросы, которые он будет задавать детям, а, с другой стороны, он готов с уважением выслушать любое мнение. 20-30% всего времени может говорить ведущий, остальное время должно быть отдано простым участникам диспута. На диспут желательно пригласить разных специалистов – медиков, психологов, педагогов.

Для деятельной формы работы можно предложить следующее:

  • Изготовление выставок и проведение бесед по ней с младшими подростками.
  • Изготовление и раздача трезвенных материалов среди сверстников или на различных мероприятиях.


  • Организация учебно-познавательных игр. Например, игра «Агент II», разработанная в Челябинске молодежной и детской общественным объединением МиДОО «Лидер». На сайте этой организации (www.lider-74.ru) есть подробная методичка по проведению игры.


На каждом приходе может вестись трезвенное просвещение. Церковь не может оставаться в стороне от решения этой наиболее острой социальной проблемы современности. Многих настоятелей останавливает страх, что они сами не могут разорваться для решения еще и этой проблемы. Опыт многих обществ трезвости показывает, что достаточно только начать эту деятельность, как находится много помощников, имеющих желание ею заниматься, поскольку практически у каждого в семье найдутся люди, страдающие алкоголизмом.


1 ГОСТ 18300-72, п.5.1