birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4
Копалкина Т.Г. аспирант, факультет журналистики, МГУ им. М.В. Ломоносова

Лученко К.В. к.ф.н., факультет журналистики, МГУ им. М.В. Ломоносова

Новикова А.А. к. иск., старший научный сотрудник ГИИ

Санданов А.Б. аспирант, факультет истории искусств, РГГУ

Культура в Интернете. Интернет-культура

Заявленное название может вызвать у читателя вполне справедливое недоумение. Широта объекта исследования такова, что раскрыть тему возможно лишь в рамках серьезного междисциплинарного исследования большого научного коллектива. Традиционная культура и искусство в Интернете представлены достаточно широко. Это и сайты библиотек, музеев, архивов, театров, различных организаций культуры, и сайты, где собрана информация о различных объектах культуры. Это и интернет-библиотеки, и интернет-музеи, сайты, где можно совершить виртуальные экскурсии по ныне существующим городам мира с осмотром их достопримечательностей, и по реконструированным древним городам (например, Древнему Риму). Есть в Интернете сайты, где можно купить, посмотреть, скачать и обсудить старое и современное кино, классическую и современную музыку. Есть и другие, где можно ознакомиться с видео-артом, с электронной музыкой, с художественной мультимедийной продукцией. Есть сайты, объединяющие писателей, художников, музыкантов, профессионалов и любителей. Ряд этот можно продолжать прочти до бесконечности, так как ресурсы Интернета неисчерпаемы, и каждую минуту там появляются новые сайты, возникающие по всему миру. А вот о собственно Интернет-искусстве с точки зрения классического искусствоведения можно будет еще не скоро. Сегодня пока еще робко говорят об особом виде искусства, которое формируется в рамках online-игр, об особом искусстве дизайна интернет-сайтов, о новом интернет-витке развития компьютерной анимации. Но особой специфики выразительных средств Интернета исследователи не находят1. Это все те же средства экранной выразительности, которые знакомы зрителям кино и телевидения. С этим на данном этапе существования дигитального (цифрового, компьютерного) экрана трудно не согласиться. Хотя, думается, в перспективе анализ приемов использования этих выразительных средств может выявить множество специфических особенностей. Например, очень интересным является анализ взаимодействия телевизионного дизайна (учитывающего специфику языка телевидения) и дизайна в его газетно-журнальном варианте.


Однако авторы нижеследующего аналитического обзора не ставят перед собой задачу исчерпывающе раскрыть обозначенную тему. Мы наметим лишь важнейшие, на наш взгляд, проблемные зоны, которые требуют дальнейшего изучения. По нашей информации подобные исследования в России пока не ведутся, хотя существует уже достаточно много научных коллективов, изучающих отдельные аспекты проблемы. Несмотря на то, что все авторы этого аналитического обзора связаны с журналистикой, как что данный обзор тоже нельзя называть даже заявкой на междисциплинарное исследование культуры в Интернете и Интернет-культуры, сферы научных интересов каждого из нас тяготеют к различным научным дисциплинам (искусствоведению, культурологии, правоведению, экономике и технологии СМК), через призму которых они и пытаются взглянуть на феномен Интернета.

Интернет является базовой инфраструктурой информационного общества не только как канал распространения информации, но и как уникальное пространство, соединившее информацию и коммуникацию. Специфическими свойствами сетевой структуры являются мультимедийности, интерактивность и гипертекстуальности.


  • мультимедийность. Подразумевает возможность распространения посредством стандартных и доступных большей части пользователей средств информации в виде текста, изображений, аудио- и видеозаписей. При этом в пределах одной интернет-страницы могут сочетаться все виды представления информации.

  • интерактивность. Подразумевает возможность активного взаимодействия любого пользователя с другими субъектами коммуникации, от прямого общения с ними и прямого влияния на содержание интернет-ресурса до возможности обратной связи с производителем информации или (по крайней мере) возможности в каждый момент самостоятельно выбирать этот источник информации.
  • гипертекстуальность. Гипертекст предоставляет принципиально новые возможности потребления информации, когда пользователь способен самостоятельно определить уровень развернутости этой информации по выбранной теме и в очень широких пределах. Сюда относится и принцип поиска по ключевым словам. Исследователь проблем гипертекста Д. Лэндоу пишет: «Гипертекст позволяет создавать децентрализованную систему, точка фокусировки которой зависит от читателя... Каждый, кто использует гипертекст, делает свой собственный интерес организующим принципом (или центром) поиска информации в каждый момент времени»2.



Благодаря этим свойствам Интернет способствовал формированию нового типа социальных связей, развитию нового типа СМИ и изменил алгоритмы профессиональной деятельности во многих сферах – бизнесе, медицине, гуманитарных науках и т.д. Реальность современного человека, его осмысляемое пространство обитания, — виртуальный эйкос, — всё в большей степени формируется сигналами искусственных коммуникационных систем: книг и прессы, радио и ТВ, музыки и видео, Интернета. Средства хранения и воспроизведения информации — в виде букв, звуков, изображений, — уже давно перестали быть просто способами развлечься, то есть заполнить свободное время, и превратились в источник эмоционального и эстетического опыта, знаний о мире, духовных ориентиров. Теперь «поле деятельности, поле развлечения и поле общения — всё это… стало подвластно пальцам, лежащим на клавиатуре»3. Интернет-действительность формируется словом и образом, она служит, прежде всего, не для вещания, а для коммуникации, она и макклюэновское средство (медиум), и сообщение.

Ведущие теоретики информационного общества, такие как Норберт Винер, Герберт Маршалл МакЛюэн, Элвин Тоффлер, Дэниэл Белл, Джон Нейсбит, Юрген Хабермас, Никлас Луман, Жан Бодрийар, Жан-Франсуа Лиотар, Пьер Бурдье создали научную базу для изучения общества нового типа. Основополагающая работа о социальных функциях Интернета – «Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе» американского социолога Мануэля Кастельса.

Феномену развития Интернета в России посвящено немного исследований. Большая часть публикаций о тех или иных гуманитарных аспектах Сети — это статьи в научных и популярных журналах. Авторы этих статей — социологи, психологи, философы, филологи и исследователи СМИ. Некоторые журналы имеют постоянные рубрики, посвященные проблема Интернета и сетевой культуре и искусству (например, в «Русском журнале»).

Работа по систематическому исследованию Интернета как канала массовой коммуникации ведется на факультете журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. Здесь следует упомянуть прежде всего работы И.Д. Фомичевой и М.М. Лукиной, а также Я.Н. Засурского, Л.А. Кохановой, О.В. Смирновой, Е.Л. Вартановой, И.И. Засурского. Также этой проблематике посвящены работы С.Г. Корконосенко, М.Г. Делягина. Ряд существенных эстетических особенностей Интернета как нового средства массовой коммуникации, определяющего появление новых культурных факторов конструирования тезаурусов, отмечает группа исследователей МосГУ под руководством Вал.А. Лукова и Вл.А. Лукова в книге «Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания»4. Большой раздел, посвященный Интернету, есть в учебном пособии «Новые аудиовизуальные технологии»5 под редакцией К.Э. Разлогова (совместный проект Государственного института искусствознания и Российского института культурологи). Кроме того, нельзя не отметить чрезвычайно любопытное издание «Control + Shift. Публичное и личное в русском Интернете»6, где затронуты вопросы влияния культурной идентичности на развитие виртуального сообщества и проблемы формирования культурной идентичности в эпоху Интернета, а также вопросы эстетики Интернета и особенностей сетевого искусства.


Теоретическая база

Основополагающие исследования Интернета были, как мы уже сказали, проведены американским социологом испанского происхождения Мануэлем Кастельсом и представлены в его работе «Галактика Интернет»7. Безусловно, не все реалии и процессы, описанные Кастельсом, нашли свое отражение в российском сегменте Сети, однако многие выводы ученого применимы и к российскому Интернету и его влиянию на общественные и культурные процессы в России.

Кастельс фактически ставит знак равенства между информационным и сетевым обществом, считая, что организационная структура информационного общества – Сеть: «… если новые способы производства и распределения электроэнергии превратили промышленные предприятия и крупные корпорации в организационную основу индустриального общества, то Интернет играет роль технологического базиса для организационной разновидности информационной эры – Сети»8. Интернет оказался востребован при переходе к новому общественному укладу и способствовал ускорению экономических трансформаций: «Интернет – малоизвестная технология, использовавшаяся только внутри изолированных групп специалистов по вычислительной технике, хакеров и контркультурных сообществ, - превратился в движущую силу перехода к обществу нового типа – сетевому обществу, а через него – и к новой экономике».9

Одна из главных особенностей Интернета как коммуникационного канала, по Кастельсу, - его «общинный характер». Социальный мир Интернета столь же многообразен и противоречив, как и само общество в целом. «Все общественные движения – от кампаний в защиту окружающей среды до крайне правых идеологий (расизм, нацизм и т.д.) использовали гибкость Сети для распространения своих воззрений и для объединения друг с другом внутри отдельных стран и в глобальном масштабе»,10 - считает Кастельс. По его мнению, виртуальные сообщества функционируют, основываясь на двух общих принципах – горизонтальной свободной коммуникации и «самонаправляемой организации Сети» (ученый называет их «культурными ценностями», хотя на наш взгляд, это не совсем точное определение, т.к. вряд ли принцип организации Сети можно считать «культурной ценностью» в философском смысле этого понятия).


Виртуальные сообщества («комьюнити») – это сообщества, сформировавшиеся при избирательной модели социальных отношений, когда людей объединяют не территориальные связи, а общие интересы, цели или некие другие содержательные параметры. В некоторой мере для Кастельса появление этих сообществ логически продолжает процесс урбанизации: «Сеть заменяет место в качестве основы социальности как в пригородах, так и в городах»11. Кроме того, ученый считает, что сети – это трансформировавшиеся сообщества, развитие сообществ приводит к появлению сетей: «…главным моментом здесь является переход от сообщества к сети как к основной форме организации взаимодействия. Сообщества, по крайней мере, в традициях социологических исследований, базировались на общности ценностей и социальной организации. Сети строятся на основе выбора и стратегии социальных деятелей, будь то отдельные лица, семьи или общественные группы»12.

«Изначально Интернет создавался в академических кругах и обслуживающих их научно-исследовательских подразделениях, на профессорских «командных высотах» и в аспирантских «окопах», откуда соответствующие ценности, обычаи и знания проникли в культуру хакеров». «…Связь ценностей и мобилизация вокруг идей становятся совершенно необходимыми. Культурные движения (то есть, движения, ставящие своей целью защиту или предложение особого образа жизни и мышления) создаются на базе коммуникационных систем (главным образом, Интернет и СМИ), поскольку они являются основным средством, при помощи которого такие движения смогут войти в контакт с теми, кто мог бы придерживаться подобных ценностей и с этих позиций воздействовать на сознание всего общества в целом»13.

Михаил Делягин, российский исследователь социальных и экономических аспектов глобализации считает, что «основные технологические атрибуты глобализации – компьютер и порожденные им новые информационные технологии. Именно эти технологии объединили развитую часть мира в единую коммуникационную систему, создав единое финансово-информационное пространство, являющееся критерием глобализации»14. Эффективность деятельности многих субъектов общественной жизни непосредственно связана с тем, насколько эффективно они используют новые коммуникационные технологии.


Еще совсем недавно французский социологи П. Бурдье15 говорил о том, что существующим в современном обществе признается только то, о чем было рассказано по телевизору, и вот уже новые технологии выдвигают новые требования. Сегодня активные участники Интернет-коммуникации определяют статус той или иной организации, или художника (в широком смысле этого слова) по качеству его сайта в Интернете. Разумеется, порой это ведет к смешным ошибкам, когда за красивым сайтом, живописно отображающим деятельность творческой организации, как оказывается позднее, стоит один человек (а порой сайт вообще является красивой ширмой для деятельности аферистов). Если же речь идет об отражении в Интернете деятельности реальных и авторитетных культурных организаций (музеев, библиотек, театров), перед создателями сайтов, работниками культуры и пользователями встает ряд серьезнейших вопросов.

Прежде всего, необходимо констатировать глобальные изменения понятия «реализм». Картины мира пользователей новых медиа трансформируется на наших глазах. По наблюдениям В. Зверевой16, традиционно мы ожидали увидеть в документальных формах реальность как напряженную социальную среду, в которой действуют институты и отдельные личности, сопротивляющиеся условиям, идущим от этих институтов. Эти личности, драматично и трагично выстраивающие свою жизнь в линейной последовательности, где действуют причинно-следственные связи поступательного развития, руководствуются идеей необратимости, идеей единой истины. Журналистика привыкла работать именно с таким представлениям аудитории о реальности. Однако сегодня образ реальности сильно трансформирован, в связи с теми возможностями, которые предоставляют новые медиа. Мы имеет дело с реализмом, из которого ушла причинно-следственная связь и идея линейности времени. Картина мира нового зрителя фрагментирована, контекст не обязателен, нет однократности выбора. Есть возможность вернуться к предыдущему действию (и драматизм от этого сильно падает), поливариантность выбора. Сама идея истинности как единственно правильного ответа на вопрос сильно меняется.


Интернет: новый виток проблем тиражирования искусства

Следующей по важности проблемой является то, что появление Интернета породило новый виток тиражирования произведений искусства. Дискуссия на эту болезненную тему начался достаточно давно и не прекращается до сих пор. Интернет, вслед за фотографией, кино, радиовещанием и телевидение, ставшими способом фиксации и распространения произведений искусства, включился в процесс деформации механизмов восприятия искусства современным человеком. Вмешательство средств массовой коммуникации в традиционную картину мира происходило в течение всего ХХ века и острее всего ощущалось в сфере искусства. Общество постепенно становилось все более информационным, а произведения искусства все больше и больше втягивались в орбиту этого информационного вихря. Пропаганда культуры и искусства средствами массовой коммуникации, представлявшаяся в начале ХХ века безусловным благом, к середине века стала пугать художников. Традиционные искусства, такие как литература, театр, изобразительное искусство и т.д., и только нарождающиеся технические искусства - кинематограф и радио старательно определяли свое место в новом мире, возникающем благодаря технологической революции. На наш взгляд, историю взаимоотношений произведений искусства и медиа в ХХ веке можно условно разделить на три этапа: фиксации произведения искусства, адаптации его к требованиям СМК и переакцентирования (использования произведений искусства в различных нуждах, часто далекий от искусства).

Первый этап - фиксации произведения искусства на носителе (фотографии, граммофонной пластине, кинопленке и т.д.). В результате, зритель, который приходил и приходит в музей или концертный зал для общения с произведением искусства, оказывается к нему уже подготовленным (информированным). Непосредственное чувственное общение с произведением искусства подменяется подтверждением или опровержением знания о нем. Наиболее яркий пример - репродукции картин великих мастеров в массовых изданиях. Художественное произведение, благодаря репродуцированию, превращается в информационный повод. Черно-белое изображение картин И.Левитана в школьных учебниках, черно-белое телевизионное изображение полотен из Лувра стали фактом бытового общения человека и художественного произведения. Появление цветной печати и цветного телевидения не изменили ситуацию в корне. Уходила тайна, которая так много определяет в индивидуальном восприятии зрителя и слушателя. Это был первый результат вмешательства СМК в жизнь искусства и культуры.


Постепенно человек лишался возможности воспринимать произведения искусства непосредственно. В музее между творением художника и зрителем стояли только способность зрителя к живому восприятию искусства. Когда эта же картина возникала даже в самом технически качественном изображении, то между работой художника и восприятием зрителя оказывалась целая цепочка восприятия этого произведения другими людьми. Оператор по-своему ставил свет и держал камеру, определяя наиболее выгодный, с его точки зрения, ракурс. Режиссер монтажа по-своему определял длительность показа, то есть время сосредоточения внимания на той или иной детали картины. Тот же режиссер вместе со звукооформителем, опираясь на свое восприятие и свои ассоциации, подбирал музыкальное сопровождение или, что еще больше отвлекает, словесные комментарии. Наконец, тот же режиссер, а чаще редактор и продюсер, определяли время показа, опять-таки исходя из своего личного впечатления от картины.

В результате, зритель перед картиной в музее опирается на собственные чувства, на собственное эстетическое восприятие, а зритель той же картины при ее телевизионном показе зависит от восприятия названных нами нескольких человек. Таким образом, он неизбежно получает произведение искусства в отредактированном виде, и эта редактура зависит от субъективных факторов восприятия каждого из тех людей, кто принимал участие в организации этого показа. Это стало вторым этапом вмешательства СМК в культуру.

Аналогичный барьер из «посторонних» эмоций и представлений возникает и при трансляции музыки. В концертном зале между оркестром и слушателем оказывается лишь эстетический и духовный багаж этого слушателя, склонность его натуры, специфика его индивидуального восприятия. А в том случае, когда он воспринимает эту же симфонию или арию у себя дома, прокручивая даже самый современный аудионоситель, законсервировавший музыкальное произведение, то между восприятием слушателя и самим музыкальным произведением неизбежно - по условиям игры - оказываются слух и восприятие звукотехника, который развешивал микрофоны, звукорежиссера, который сидел за пультом, редактора, который при монтаже аудиозаписи выбирал варианты. Это минимум постороннего вмешательства в звучание музыкального произведения, который привнесла сама техника.


Итак, и в живописи, и в музыке, когда они становятся объектом внимания технических средств СМК, - даже самых совершенных технически и технологически, - непосредственное восприятие, как результат непосредственного общения человека и произведения искусства, достичь почти невозможно. Да, можно, конечно, сократить эту «цепочку», привлекая автора или сотворцов произведения к процессу аудио или видео фиксации, к монтажу, но все равно избежать воздействия «промежуточного» этапа, - этапа технической фиксации художественного произведения средствами СМК, - избежать полностью, освободив восприятие аудитории от внешнего воздействия, от постороннего влияния, от влияния чужого восприятия, невозможно в силу объективных условий.

Современный этап воздействия - прямое вмешательство СМК в культуру. Средства массовой коммуникации (речь пока идет, в основном, о телевидении и радиовещании), в силу заложенных в них информационных функций, стали упрощать произведения искусства. Не имея возможности стать полноценным искусством, СМК используют компоненты культуры, доводя их до примитива. Происходит отказ от творческого постижения мира, произведения искусства превращаются в символы, знаки. И тогда становится возможным использовать репродукцию "Монны Лизы" в рекламе сигарет, а хорала в рекламе ресторана.

Процесс вмешательства идет по всем направлениям, по всем видам искусств. Традиционные искусства подчиняются новым законам восприятия, которые диктуются масс-медиа. Происходит неизбежная перемена ритмов, появляются символы, которые способны заменить собой отражение жизни в любом из традиционных видов искусств; рождается знаковая система общения художника и его зрителя, слушателя; все больше и больше переакцентируется сущее на пути от художника к аудитории.

Переход к условности в манере общения художника-творца в восприятии человека-потребителя не всегда ведет к упрощению, но всегда ведет к знаку. Этот знак, как слепок произведения культуры несет колоссальный информационный смысл. При этом «нюансы» - чувственное восприятие художника, детали его наблюдений, своеобразие духовной переработки жизненных наблюдений в плоть произведения искусства - оказываются менее значительными.


Не будет преувеличением сказать, что влияние, а иногда и прямое вмешательство СМК в развитие стилей и художественных манер традиционных видов искусств ведет не только к упрощению, но и к усложнению этих символов-знаков, ибо в условиях индивидуализированного общества СМК стимулируют и многогранность, многосложность индивидуализируемых восприятий. Обыкновенный товарный знак (эмблема фирмы "Мерседес") в восприятии человека может рождать сложнейший круг социальных и бытовых ассоциаций. На этом построена вся современная реклама. Однако для того, чтобы общество научилось распознавать символ-знак (пластический, звуковой и т.д.), оно должно было пойти через плотнейшее воздействие на восприятие каждого человека средств массовой коммуникации.

В силу своей специфики Интернет проходит все вышеназванные этапы не поступательно, как старшие СМК, а одновременно, участвует во всех процессах, характерных для современным медиа. Причем все функции (фиксация факта культуры, адаптация, превращение его в знак) Интернет реализует в гипертрофированном виде. Ведь размещение репродукции картины на каком-либо сайте может повлечь за сбой ее мгновенное тиражирование (как через размещение ссылки у себя на сайте, так и копирование без соблюдения авторских прав), адаптацию (использование в каком-то Интернет-обзоре) и превратить в знак (например, на основе этой репродукции может быть сделан компьютерный коллаж). Причем количество знаков-символов при интернет-коммуникации возрастает во много раз. Пользователь Интернета за десять минут работы (поисков) в Сети может сталкиваться с десятками или сотнями знаков (от репродукций картин вместо фотографии участника дискуссии в Чате до сложных коллажей в сетевых художественных проектах). Тенденция к гипертрофированной визуализации в интернет-коммуникации вынуждает пользователя постоянно совершенствоваться не только в области владения новыми технологиями, но и в области «считывания» сообщений-знаков. Причем восприятие интернет-аудитории по уровню свободы несравнимо ни с восприятием аудитории кино и телевидения, ни с восприятием театральной аудитории (традиционных средств массовой коммуникации). Оно гораздо свободнее. Пользователь имеет возможность мгновенного знакомства с произведением искусства в режиме быстрого просмотра, может вернуться к просмотру неограниченное количество раз, может увеличивать изображение, может быстро получить дополнительную информацию и т.п. Но сложность воздействия произведения искусства на пользователя при этом уменьшается. Аудитория Интернета не имеет ни привычки, ни потребности длительного контакта с произведением искусства, как это было у театральных зрителей, посетителей музеев и концертных залов. Из отношений художника и зрителя уходит столь высоко ценимый в прошлом непосредственный контакт. Он заменяется контактом виртуальным (более тесным, если учитывать возможность пообщаться с создателем художественного произведения на его сайте, и менее тесным, если говорить о невозможности и отсутствии потребности в личной встречи с художником и его творением). Причем появление новых технических возможностей (визуализации общения через видеокамеру), и гипотетическая перспектива ощущать запахи, и иметь иллюзию тактильного контакта при использовании шлемов и прочей аппаратуры для входа в «киберпространство» ничего не изменит принципиально в общении художника (в широком смысле) и зрителя. Конечно, люди старшего поколения еще испытывают потребность, начав общение в Интернете, перенести его в реальность, прочитав книгу в Интернете – купить ее, посмотрев картину в интернете – посетить музей. Но сохранится ли эта потребность у молодого поколения -- не известно. Но уже сейчас очевидно, что их картина мира существенно меняется. Она меняется гораздо быстрее, чем законодательная база, способная регулировать тиражирование произведений искусства при помощь Интернета.



Зона, свободная от ©

Вопрос о правовом регулировании сферы Интернет до сих пор остается открытым, несмотря на его активное обсуждение. Интернет продолжает развиваться, в том числе и в силу своей специфики, связанной с высокой технологичностью, трансграничностью, возможностью анонимного использования, и порождает новые проблемы, в то время как решение старым до сих пор не найдено. По мнению к.ю.н., к.э.н. А.А. Тедеева, «на сегодняшний день не существует признанной во всем мире единой концепции регулирования общественных отношений, формирующихся в информационной среде глобальных компьютерных сетей»17.

Невозможность фиксации факта нарушения, сложность идентификации личности правонарушителя, контроля за нарушениями, квалификации правонарушений в сети Интернет и их мониторинга, неопределенность статуса доказательств, собранных в Интернете, потоки «нежелательной информации» (рассылка спама) – эти и другие проблемы позволяют предположить, что правовой порядок в Интернете напоминает миф, который грозит так никогда и не стать реальностью.

Исследователь В.Б. Наумов выделяет три ключевых проблемы правового регулирования общественных отношений в сфере Интернет18:

— проблему юрисдикции отношений в сети Интернет;

— проблему ответственности информационных провайдеров (посредников);

— проблему разработки и реализации инициатив в сфере саморегуляции отношений в сети Интернет.

Несмотря на то, что данные аспекты были обозначены исследователем восемь лет назад, ни по одному из них до сих пор ситуация не прояснена. Интернет в России продолжает регулироваться традиционными для российского права способами, хотя правильность такого подхода изначально была предметом острой критики.

Очевидность сложившейся ситуации вынуждает обладателей прав на объекты современной культуры «идти другим путем» и не пытаться принудить Интернет-сообщество к соблюдению копирайта. Многие авторы и исполнители уже отказались от борьбы с пиратством в Интернете и предпочитают зарабатывать на тех формах, где нарушить закон рядовому потребителю произведений практически невозможно. Например, музыканты все реже издают альбомы и все чаще распространяют синглы через мобильный контент.


Протесты авторов и их отчаянная борьба за свои права порождают новые иски, законодательство об авторском праве и смежных правах ужесточает требования к использованию произведений, однако правовой луч света пока так и не осветил темное царство Интернета. Популярные произведения все равно попадают в сеть, где их дальнейшее распространение не поддаются контролю. Фильмы и музыка качаются посредством торрентов, книги – с помощью сетевых библиотек. Многие произведения выкладываются «юзерами» в популярных ныне социальных сетях.

Некоторые пользователи считают, что жесткое регулирование авторского права в Интернете существенно тормозит развитие современной культуры. Диктатура «интеллектуальной собственности» затрудняет ознакомление с новыми произведениями, которые часто «загружаются» исключительно в целях саморазвития потребителей культуры. Кроме того, система копирайт делает практически невозможным создание новых объектов культуры на основе уже существующих, т.к. право на переработку произведений принадлежит исключительно автору, которого подчас просто невозможно найти. Сторонники такой позиции ностальгируют о прошлом, когда не было Интернета и люди свободно обменивались книгами и музыкой. В стремлениях отказаться от контроля за копирайтом в Интернете пользователей поддерживают сами авторы, которые передали свои права коммерческим компаниям и теперь попросту не имеют права распоряжаться своими произведениями: коммерческие компании не склонны относиться бережно к авторскому наследию, руководствуясь исключительно коммерческим интересом.

Эти и другие постулаты достаточно остро сформулированы идеологом движения «Свободная культура» Лоуренсом Лессигом в одноименной книге, сопровожденной провокационным подзаголовком: «как медиаконцерны используют технологии и законы для того, чтобы душить культуру и контролировать творчество».

Лессиг считает, что копирайт пагубно влияет на развитие современной культуры, а «культурный слой общественного достояния накручивается вместе с буйной коммерческой порослью, чтобы низвергнуться в царство Аида, запечатанное замками копирайта»19. Новая концепция стала манифестом свободного распространения объектов культуры в Интернете, а многие из ее идей получили распространение в России.


Интересно, что сам Лессиг – в первую очередь юрист, профессор права в Стэнфордском университете (США), а уже во вторую – автор и пользователь Интернета. Именно поэтому он не выступает против бесконтрольного игнорирования копирайта, а предлагает систему коллективных лицензий, позволяющих авторам и другим правообладателям добровольно передавать обществу отдельные права на использование произведений во имя свободного распространения информации.

Противники движения «Свободная культура» считают, что оно подрывает систему авторского права и смежных прав, лишая правообладателей их законного права на получение вознаграждения за использование произведений. Тем не менее, инициативу использования коллективных лицензий поддерживают ряд популярных Интернет-проектов – электронная энциклопедия Википедия, проект «Гутенберг», участники которого занимаются оцифровкой PD-книг, аудио-библиотеки и даже хостинг-компании.

В России «Свободная культура» пока в основном существует только на уровне теории. Конечно, в Рунете существует ряд Интернет-проектов, которые «выкладывают» произведения без разрешения авторов и без выплаты вознаграждения, но к системе коллективных лицензий они пока не имеют никакого отношения. Возможно, что кураторы таких проектов в скором времени станут проводниками движения «Свободная культура» в России. Главное, чтобы в процессе переноса идей Лессига на русскую почву все-таки доминировала цель популяризации современной культуры, и «Свободная культура» не стала очередным способом сокращения расходов на выплаты авторам.


Сайт культурной организации – это бренд

Сайт культурной организации создается для того, чтобы информировать аудиторию о деятельности этой организации. Но по законам масс медиа ограничиться только этой функцией не возможно. Сайт выполняет функцию рекламы и формирует у аудитории перечень ожиданий, которые в медиаэкономике принято именовать брендом


следующая страница >>