birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3

No: 8(431)
Date: 19-02-2002

Author: Кавад Раш
Title: СИБИРЯКИ ПРОТИВ СС







"СОЛДАТЫ УНИЧТОЖЕНИЯ"

     
     Нацистское государство нередко называют "империя СС", вскрывая потаенный смысл третьего рейха как империи военно-идеологической.
     Национал-социалистическая партия, созданная Гитлером, насчитывала семь миллионов членов, еще 25 миллионов немцев входили в различные националистические организации и общества. До миллиона человек насчитывали войска СС (Ваффен — СС) в разгар войны. Но боевой состав войск СС даже в период наивысшего подъема не превышал десятую часть от общей численности вермахта.
     Ваффен-СС, созданные Гиммлером, являлись гвардией фюрера и приносили ему клятву на личную верность. Лучшая панцер-гренадерская дивизия рейха, созданная телохранителем Гитлера Иозефом (Зеппом) Дитрихом, так и именовалась "лейб-штандарт СС-Адольф Гитлер". Это же название было вышито шелком немецкими девушками на нарукавных повязках бойцов лейб-штандарта.
     Эсэсовцы дорожили повязками, как святынями. Когда весной 1945 года после боев у озера Балатон взбешенный фюрер велел отобрать у танкистов повязки, даже могущественный Зепп Дитерих, имевший высшее воинское звание в войсках СС, не рискнул довести приказ Гитлера до сведения танкистов "лейбштандарта".
     Эсэсовцы исповедовали религию "крови и почвы". И дух этой религии расовой чистоты и нетерпимости пронизывал все структуры государства.

     Каждая чистокровная немецкая семья должна была иметь дома флаг с изображением свастики, древнего арийского символа солнца. И в каждой семье свастику на флаге вышивала жена — хозяйка дома. Первой это сделала Магда Геббельс и вывесила этот семейный штандарт еще в 1933 году, до прихода Гитлера к власти.

     Официально вторым человеком в третьем рейхе и преемником фюрера являлся Герман Геринг — летчик-истребитель Первой мировой войны и второй ас в табели о рангах после барона Рихтгоффена. Но на самом деле по дарованиям и вкладу в создание нацистского государства вторым человеком являлся доктор Иозеф Геббельс. Третьим можно уверенно поставить создателя Ваффен-СС Генриха Гиммлера. Геббельс — сын фабричного мастера, выпускник Боннского университета, доктор искусствоведения, занял пост министра просвещения и пропаганды в феврале 1933 года, когда ему было 35 лет. Он один из образованнейших людей Германии, "самый умный и самый агрессивный специалист в деле устной и печатной пропаганды", человек очень сложный, зловещий и неукротимый. Геббельс был рожден для бурных и трагических эпох. От опасностей и кризисов он только расцветал. И чем безнадежнее были обстоятельства, тем больше энергии, изобретательности и коварства извергал этот маленький,. хромой человек с ногой, сжатой в кулак. "Он всегда был Мефистофелем нашего движения, — говорил о Геббельсе его соперник Альфред Розенберг, — и остался им до конца".
     Геббельс уверовал в Гитлера с первой встречи и вдохновенно служил ему, как мессии и посреднику между Богом и германским народом. Даже Гитлер протестовал против подобных чрезмерностей и просил не уподоблять его "мессии или Магомету". Но по Геббельсу немцы культом фюрера только утверждают свое "религиозное превосходство над другими народами, которые только славословят Бога, оставаясь в душе черствыми и холодными".
     Геббельс обладал острым и проницательным умом и тонко высмеивал своих противников. А фюрер смешных не жаловал. Геббельс неутомимо творил образ фюрера для мира и был одним из архитекторов третьего рейха. Геббельс в молодости мечтал о сане католического священника и отвергал "нордическую религию" выпускника Московского университета, имперского министра и идеолога Розенберга.

     Геббельс обладал поистине дьявольской силой убеждения и благодаря эрудиции слыл вторым оратором рейха после Гитлера. Замкнутый, затаенный, саркастичный, со сложным внутренним миром, он обладал, по признанию современников, очень красивым голосом и умело им пользовался.

     Маленького роста, хромой простолюдин сумел очаровать одну из самых красивых женщин Германии, по мнению фюрера — Магду Геббельс. Магда, выпускница аристократического пансиона, элегантная, живая и обаятельная женщина, под влиянием Геббельса уверовала в Гитлера как в ниспосланного провидением спасителя Германии. Геббельс убедил ее, что это новая "религия в самом глубоком и таинственном значении этого слова. Нация проявила свою веру в Бога, показав, что верит его посланнику и вручает свою судьбу в его руки".
     Геббельс-Мефистофель сделал все, чтобы таких, уверовавших в фюрера семей, как его, стало в Германии миллионы.
     Молодежь из немецких семей среди разрухи и послевоенных унижений Германии, среди спекуляций, наживы и цинизма испытывала острую тоску по вождю, который очистит Германию, сплотит их и придаст смысл жизни.
     И учителя отыскались. То были израненные и ожесточившиеся офицеры Первой мировой войны с неутоленной жаждой мщения. Самые отчаянные откликнулись на призыв летных школ люфтваффе, другие пошли в десант к Штуденту, а третьи в Ваффен-СС к Зеппу Дитериху в "лейб-штандарт", к Теодору Эйке в "Мертвую голову", в будущую дивизию "Дас рейх" к Паулю Хауссеру. Последний — один из выдающихся военных педагогов, чьи методики использовали позже и войска СС и вермахт. Пауль Хауссер привлек известных боевых оицеров мировой войны — Феликса Штайнера из ударных частей (род спецназа) и командира субмарины Клауса Фрайгера фон Монтиньи. Бывшие кайзеровские офицеры станут известными танковыми генералами.
     Роль эсэсовских частей возрастала от одной кампании к другой. Будущие дивизии "Лейбштандарт Адольф Гитлер" Дитриха, "Мертвая голова" ("Тотен копф") Теодора Эйке и "Дойчланд" (будущая "Дас рейх") Пауля Хауссера в войне с Польшей в 1939 году были еще моторизованными полками. Командование Вермахта сразу отнеслось к эсэсовским частям с ревнивой враждебностью.

     В войне на Западе (1940) эти же мотополки переформированы в панцергренадерские дивизии.

     Разгром трех полумиллионных армий (английской, голандской и бельгийской) и сокрушение Франции — дело вермахта. Ваффен-СС участвовало на Западе тремя панцер-гренадерскими дивизиями "Лейб-штандарт Адольф Гитлер", "Рейх" и "Тотен копф", идущие соответственно отныне под номерами в этом же порядке.
     Разгром Европы — заслуга Прусско-кайзеровской военной школы и ее неутоленной ярости 1918 года. Первая и Вторая мировые войны это, по сути, одна мировая война ХХ века в две фазы с интервалом в двадцать лет. Кто этого не осознает, тому вредно заниматься историей. Вредно прежде всего для окружающих. Ни один немецкий военный никогда не употреблял выражение "блицкриг". Термин этот пущен в оборот журналистами, а наши советские комбедовские историки стали употреблять это слово с неким ерничаньем, даже когда после котлов потеряли 4 миллиона солдат. То, что они с ухмылкой называют "блицкригом", есть на самом деле вечная мечта всех полководцев мира и смысл суворовской "науки побеждать".
     Британские солдаты всегда на поле боя были более умелыми, чем их высшие командиры. Потому, сколько стоит Европа, столько будут незримо над Ла-Маншем полоскаться на ветру в районе Дюнкерка мокрые галифе английских генералов, и среди них широченные штаны кипучего бездельника Черчилля, мечтавшего о бойне между русскими и немцами. Самые позорные поражения Британская империя испытала, когда Черчилль, этот раздутый политик, влиял на власть; от поражения в Дарданельской операции (1915) до Дюнкерка (1940).
     Точку в историческом споре в 1940 году поставил от лица кайзеровского рейхсвера вермахт третьего рейха. Последний в тайне всегда презирал Гитлера. Прусская офицерская каста была уверена, что сама может преподать Гитлеру уроки национализма.

     В сражениях 1940 года участвовали только три имевшиеся тогда в наличности танковые дивизии СС — "Адольф Гитлер", "Рейх" и "Мертвая голова". Действовали они на острие атак со свойственной им безрассудной неудержимостью, но погоды сделать не могли. Вермахт выставил 136 вышколенных дивизий на Западе. Ваффен-СС — только три.

     Для нас чрезвычайно важно уяснить себе, что в 1940 году вермахт показал, что после столетия непрерывного военного воспитания он является лучшей на Земле военной машиной. Европа лежала у их ног поверженной.
     Казалось немыслимым создать войска с лучшей организацией и более высокой боевой выучкой. Такие войска были созданы — это "классические" дивизии Ваффен-СС, не уходившие с передовой до мая 1945 года. Даже прусские генералы-"небожители" вынуждены были признать превосходство боевых сил СС.
     Соперничество в среде фронтовых генералов превосходит все известные примеры ревности в артистической среде. "Самоубийственную стойкость и бесстрашие бойцов Ваффен-СС" признавали и друзья и враги. Историки признают, что более боеспособных частей еще не знала мировая история. Именно с этими войсками встретятся на поле боя сибирские дивизии лицом к лицу и сокрушат их в равных и кровопролитных боях.
     Поэтому злейшими врагами павших в боях сибиряков и всех советских солдат станут не немцы, а свои историки и мемуаристы, которые со смятой душой полстолетия будут писать о "фрицах", "недобитках", "вояках", выкрадывая у русских воинов величайшую победу над самым грозным в истории войском.
     Здесь речь только о классических Ваффен-СС, дравшихся на Восточном фронте, без тыловых "Альгемайне-СС" (общих сил СС), к которым фронтовики из дивизий СС относились с презрением.

     Очень важно отметить, что Вермахт комплектовал свои дивизии в основном за счет городов, рудников и заводских поселков. Ваффен-СС целенаправленно охотились за новобранцами из сельской местности. Они отбирали уравновешенных, с крепкой нервной системой парней, отличавшихся абсолютным здоровьем. Даже одна зубная пломба закрывала доступ в "Лейб-штандарт Адольф Гитлер". Недисциплинированные, любители выпивки, малодушные, склонные к преступлениям, или, что еще гнусней, гомосексуалисты, — безжалостно выбраковывались и изгонялись. Отбор был религией Ваффен-СС. И чем суровей муштра, тем выше в глазах молодежи котировались эсэсовские части. В Ваффен-СС, в отличие от вермахта, не допускали капелланов. У них своя религия "крови и почвы". Живым богом являлся фюрер. На личном ноже гравировали символ веры "Mein Ehre heisst Treue" — Верность — моя честь. Самой зловещей и беспощадной была дивизия "Мертвая голова" — "солдаты уничтожения", как они себя называли.

     

"КРЕСТЬЯНЕ МОГУТ ВСЕ"

     
     Самые ответственные в истории России часы — это первые пять месяцев войны с Германией Гитлера, завершившиеся битвой под Москвой, — главной битвой всей мировой войны, когда был сорван план закончить войну "с первым листопадом".
     У каждой битвы свое направление главного удара, как и главные исполнители и вождь. Самым опасным для нас направлением было Волоколамское шоссе. Там сдерживала противника 16-я сибирская армия Рокоссовского, сформированная в июле 1940 года в Забайкалье, теперь входившая в Западный фронт. Командует фронтом — Жуков. После битвы за Москву к его имени уже не надо добавлять ни звания, ни должности, как мы не упоминаем, сколько орденов было у Суворова. Всенародно он просто — Жуков, и этого достаточно.
     Битва под Москвой гремела полгода. Точнее шесть месяцев и двадцать дней. Сражение имеет твердые временные границы. Началось оно 30 сентября 1941 года. Завершилось 20 апреля 1942 года.
     Два месяца (с 10 июля по 10 сентября) немцы были втянуты в Смоленское сражение, не предусмотренное расчетами.
     Перегруппировав силы, нацисты нацелились на Москву, собрав в кулак две трети подвижных сил Восточного фронта. В этой силище был один миллион восемьсот тысяч солдат. За их плечами — два года победоносных войн. Их видели почти все столицы континента. Они унаследовали столетние милитаристические традиции лучшей в мире военной машины. Даже после Версаля они не считали себя побежденными, ибо кончили войну в 1918 году всюду на чужой территории. Они верили: если бы не ноябрьская революция 1918 года, не "нож в спину", они поставили бы Антанту на колени. Чувство превосходства, еще по Клаузевицу и до него, было решающим фактором на поле брани. Теперь им внушили, что они раса господ и по Геббельсу в роли "спасителей европейской культуры и цивилизации от угрозы со стороны мира политических уродов и недочеловеков", засевших в Москве.

     За их спиной "котлы" Белостока, Умани, Киева с тремя миллионами пленных, всюду торжество "канн" по фон Шлиффену, в обозе у них парадные мундиры для Красной площади.

     Основные танково-гренадерские дивизии Ваффен-СС "Адольф Гитлер", "Рейх", "Мертвая голова" и "Викинг", в которой кроме немцев дрались скандинавы, фламандцы, голландцы и англичане, — приняли участие в первых же боях на Востоке. Армиям фон Бока противостояли три наших фронта — Западный, Резервный, Брянский. В них под ружьем — миллион двести пятьдесят тысяч человек, около тысячи танков. Линия обороны трех наших фронтов к 7 октября рассечена танковыми клиньями армий Рейнгардта и Хеппнера — они замкнули клещи у Вязьмы, и в котле оказалось 600 тысяч красноармейцев. Четыре армии, участники Смоленского кровопролитного сражения, попали в окружение. Они сковали здесь крупные силы вермахта — 28 дивизий. А листопад уже близок.
     Катастрофа не кончилась на этом. Армия Гудериана южнее Брянска сумела окружить еще две армии Брянского фронта, 13-ю и 3-ю. Наступила самая страшная пора войны.
     Той же осенью 1941 года главнокомандующий сухопутными войсками вермахта фельдмаршал фон Браухич записал:
     "Не могло быть и речи о дальнейшем стремительном продвижении на Восток. Русские дерутся не так, как французы. Они нечувствительны к обходам с флангов".
     Итак, таранные танковые удары Рейнгардта и Хеппнера сомкнулись 7 октября. Ранее, 3 октября, пал Орел. Гудериан рассек и, окружив войска Брянского фронта ,устремился к Туле. Тогда же 7 октября Жуков был отозван с Ленинградского фронта. Чтобы Ленинград выдержал 900 дней блокады, он прежде должен был выстоять с Жуковым страшный сентябрь. За Ленинград дрались двадцать сибирских дивизий.
     Еще через три дня, 10 октября 1941 года, когда смертельная опасность нависнет над другой столицей, верховный скажет Жукову: "Берите скорее все в свои руки и действуйте".
     Жуков становится главой всех войск, защищавших Москву. Жуков просит выделить из его войск три армии и отдать их его заместителю Коневу под Калининский фронт.

     Пять армий Жуковского фронта оседлали пять главных дорог к столице.

     Рокоссовский с вновь воссозданной после Вязьмы 16-й армией стал на Волоколамском направлении.
     5-я армия Говорова станет на Можайской дороге, той, что ведет к Бородину. Эта армия только формировалась, и вся тяжесть обороны падет на 32-ю сибирскую дивизию Полосухина. Ту, что прославилась на озере Хасан.
     Армия генерала Ефремова держит Нарофоминское направление.
     Генерал Голубев — у Малого Ярославца с 43-й армией. На калужской дороге генерал-лейтенант Захаркин с 49-й армией.
     На Севере дорогу через Клин удерживает 30-я армия Лелюшенко. Калининское направление держат армии Конева.
     К Параду действующей армии 24 июня 1945 года на полях сражений родятся восемь маршалов. К концу войны они будут возглавлять восемь из девяти фронтов воюющей державы. Первым это звание получит Жуков в 1943 году. Семь из восьми будущих маршалов примут непосредственное участие в битве за столицу. Шесть из них на передовой. Седьмой в Генштабе — это Василевский.
     По идее Жукова, чтобы противник не снял ни одной дивизии ни с Юга, ни с Севера два командарма нанесут чувствительные удары на других фронтах.
     Будущий маршал Мерецков ударит по Тихвину 65-й дивизией сибиряков Кошевого, которую он увел в окопы прямо с Парада 7 ноября.
     А генерал Малиновский потревожит немцев Южнее Лисичанска.
     Разная биография у будущих маршалов Жуковской школы. Все восемь, кроме Мерецкова, уже дрались с немцами в Первую мировую войну и присягали на верность Императору. Все Георгиевские кавалеры. Малиновский и Мерецков сражались в Испании. Все, кроме Василевского, с первого дня войны в передовых частях отступающей армии.
     Все немецкие полководцы, которые им противостоят, — боевые офицеры кайзеровской армии и почти все прусские дворяне.

     Но наших военачальников тоже объединяет одна черта. Все восемь маршалов 1945 года — из народа. Шестеро из них, кроме Рокоссовского и Малиновского, — крестьянские дети. Сражающиеся под Москвой Ротмистров, Котуков, Кошевой, Голиков станут маршалами после 1945 года — они тоже крестьянские дети.

     Эта богатырская былинная застава станет грудью под стенами белокаменной. Крестьянские дети, эпические герои. Помните, как в былине об Алеше Поповиче киевская княгиня Апраксия корит богатыря, защитившего честь княжеской семьи от посягательства чужака Тугарина Змеевича: "Деревенщина ты, засельщина!"
     Историческая традиция не прервалась с тех пор. Русские села вновь выставили былинную дружину "деревенщиков".
     Только один из восьми маршалов Парада победителей не у стен Москвы в этот час. Это Толбухин — сын ярославского крестьянина. Штабс-капитан, как и Василевский, старой русской армии. Толбухин на Кавказе.
     Василевский позже напишет о Жукове:
     "Характерной чертой было его стремление научить командующих и войска искусству побеждать врага с наименьшими потерями и в короткие сроки".
     Жуков всю войну будет единственным неизменным членом Ставки, кроме верховного. Все командармы 1941 года пройдут за войну выучку в Жуковской школе.
     До Москвы у Жукова в этой войне уже были три битвы. Под Бродами на Украине он дал танковое сражение за Киевское направление. У Пулкова заслонил Ленинград. Под Ельней выиграл первое сражение у немцев. Тогда в составе 24-й Сибирской армии родились первые четыре гвардейские дивизии. Пятой будет Алтайская дивизия сибиряков. Под Ельней командир дивизии СС "Рейх" Пауль Хауссер потеряет глаз. Черная повязка станет его отличительной чертой. Как все немецкие танковые генералы, он считал своим долгом лично вести в бой дивизию.

     24-я армия, ставшая колыбелью новой гвардии, была сформирована в Новосибирске к началу войны. В историческом плане сибиряки, эти земледельцы с Великой равнины, пришли как бы на смену преображенцам и семеновцам Петра Великого. Жизнь позаботилась о том, чтобы эта неразрывность была наглядна. Лучшим полком сибирской дивизии Белобородова командовал полковник Николай Докучаев, бывший рядовой Преображенского полка Императорской армии. Храброго полковника убьют под Великими Луками, и Белобородов будет плакать над ним. Сын Докучаева пойдет в Суворовское училище и станет полковником, как отец.

     Позже, к декабрю, будут противостоять друг другу два миллиона солдат с обеих сторон. А в октябре, когда Жукова призвали из Ленинграда спасать Москву, у него оказалось под ружьем на танкоопасном направлении главного удара вермахта, по его словам: "только девяносто тысяч солдат, да один снаряд на пушку в сутки".
     Перед войной у СССР было больше танков, чем у всех стран земного шара вместе взятых — около 30 тысяч единиц. Даже в танках нового образца (Т-34 и КВ) мы превосходили немцев. Большую часть из них (24 тыс.) немцы захватили, остальные подбили. Наши армии, противостоявшие немцам еще с 30 сентября, дрались и погибали в окружении. Это их мы еще не похоронили.
     Гитлер 9 октября 1941 года на пресс-конференции в министерстве пропаганды заявил:
     "Враг разгромлен; он лежит у наших ног и не может подняться снова!.. Кампания на Востоке практически закончена…"
     10 октября в главном органе нацистов "Фолькише беобахтер" красными буквами шапка: "Час великой победы пробил! Кампания на Востоке выиграна!"
     Днем позже простым шрифтом: "Прорыв на Востоке углубляется!"
     16 октября редакционная статья с заголовком "Три миллиона!" (это о количестве пленных красноармейцев), и там же "Война на Востоке достигла поставленной цели: враг уничтожен, армии Сталина просто исчезли с лица земли!"
     Ни один серьезный военный мыслитель не смог бы оспорить последнее утверждение газеты. Более трех миллионов пленных попали в руки нацистов. От танковых советских армад едва наскребли на две бригады — Катукова и Ротмистрова.
     Враг рассматривал в бинокль Кремль. Красная Армия разгромлена. Остатки ее истекают кровью в лесах под Вязьмой. Именно в тот день, 16 октября, Москву охватила ужасная паника. Толпы обезумевших людей забили вокзальные площади и улицы.
     Между тем тридцать шесть эшелонов Сибирской дивизии Белобородова со скоростью курьерского поезда неслись к Москве.

     Именно 16 октября, в день наивысшего хаоса, сибирские полки вошли в Москву. За ними двигались другие дивизии из глубин Сибири. Прибывает морская пехота Тихоокеанского флота, полностью укомплектованная сибиряками. Когда морской пехотинец и сибиряк соединяются в одном лице — "черная смерть" неотвратима.

     Явление сибиряков под Москвой равнозначно подлинному чуду, ибо пришли они из земли, которая триста лет была Китежем русского народа, его землей обетованной.
     Тогда же в грохоте московской битвы, среди вспышек огня под невидимыми стенами Москвы родится явление, дотоле неведомое миру, подобное великому чуду, оно замелькает на страницах газет всего мира, войдет в военные учебники, донесения, станет стратегическим фактором войны — явление это духовного свойства, самый бесценный ресурс в России воплотился в нем, и имя ему — сибирский характер.
     Судьбу всей войны решила Московская битва. Исход самой битвы при прочих известных условиях решили сибиряки и Жуков.
     К Москве рвался немецкий мещанин-параноик. Война шла на истребление. Но когда сыплются искры из глаз от знатного удара в лоб, даже нацист на время трезвеет. Гитлеровцы опасливо приметили сибиряков и стали интересоваться, какие части им противостоят. Сибирский характер стал под Москвой военным фактором. Его в немецких штабах стали принимать в расчет, как показатель мощи, нечто такое, что крепче брони и белее огня.
     Жуков велел оседлать дороги, перекрыть проходы, зарыть в землю танки на перекрестках, начинить орудиями повороты и придорожные холмы, вскопать рвы и эскарпы на танкоопасных направлениях. Мы не могли тогда себе позволить не только массированный огонь, но даже сосредоточенный. Каждый выстрел на учете. Жуков создал противотанковые опорные узлы. На стыки армий поставил танковые бригады. Пехота училась зарываться. Появились ловушки, завалы, ежи, засады.
     Фон Клейст напишет: "Русские стали первоклассными солдатами, как только накопили опыт. Они дрались упорно, отличались исключительной выносливостью".

     Чтобы ударить по танковым клиньям, охватывающим Москву, и притупить их, Жуков создает два ударных корпуса. Первый ударный корпус Лелюшенко на целую неделю задержал танки Гудериана у Мценска. Ядро его корпуса 5-я сибирская гвардейская дивизия алтайцев, 5-й воздушно-десантный корпус из сибиряков и уральцев, три дивизиона "Катюш" и танковая бригада (80 танков) Катукова. На флангах два мотоциклетных полка разведки.

     Когда части Гудериана натолкнулись на контрудар, в котором приняла участие сибирская танковая дивизия Гетмана, ворвавшаяся в бой прямо с железнодорожных платформ, Гейнц Гудериан озадаченно сообщит: !112-я пехотная дивизия натолкнулась на свежие сибирские силы, одновременно она атакована танками со стороны Дедилова. Дело дошло до паники, охватившей участок фронта до Богородицка. Эта паника, возникшая впервые со времен начала русской кампании, явилась серьезным предостережением".
     Танки сибиряков встретились под Тулой с полком СС "Великая Германия". Полк этот по силам был равен дивизии. Сибиряков, как и эсэсовские части ставили на самые опасные участки и на прорывы. Они должны были столкнуться неминуемо.
     Второй ударный корпус под командованием Ватутина Жуков бросил на Север, чтобы контрударом у Клина сбить обходившую с Севера Москву танковую армию Рейнгардта. У Ватутина действует танковая бригада Ротмистрова на Т-34. Кроме того, в ударном корпусе Ватутина две стрелковые дивизии и две кавалерийские. Ватутин был, пожалуй, наиболее одаренным полководцем в нашей армии после Жукова.
     Создание двух ударных корпусов в критические часы — продукт Жуковского военного гения.
     Слышу хор возражений: "Почему Сибири? Разве не вся страна заслонила Москву?!"
     Голоса эти мне кажутся прекрасными! Об это состязание в самопожертвовании, об эти мужественные голоса разбился каток "империи СС". Духовная броня им оказалась не по плечу. Конечно же, вся страна заслонила родную столицу. Направляющая воля ставки чувствовалась повсюду. Союз, что "сплотила навеки великая Русь", прошел здесь исторический экзамен. Только батюшка-Урал осенью 1941 года отправил под Москву 16 стрелковых дивизий и десять бригад.
     Это же силища! А дрались уральцы люто. Немцы и уральские соединения считали сибирскими. Они на свой европейский манер не ошиблись. Тагил даст за войну больше танков, чем вся "мастерская мира"— Англия.

     Когда Тульский кузнец Никита Демидов выплавил на Урале первую медь, он был убежден, что развернул свои заводы в Сибири. В музее Тагила хранится медная столешница, на которой выгравировано: "Сия первая в России медь отыскана в сибире бывшим камисаром Некитою Демидовичем Демидовым по грамотам великого Государя Петра Первого в 1702 и 1705 и 1709 годах, а из сей первовыплавленной меди сделан оной стол в 1715 году".

     "Когда меня спрашивают, — говорил Жуков, — что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю — битва за Москву".
     Сибиряки стали главными действующими лицами этой битвы, где решалась судьба мира. Жуков умел распознавать настоящих воинов и ставить их на самые опасные участки. Сибиряки оседлали дороги на Москву, перерезав коммуникации противника, и став с ним лицом к лицу на главных направлениях атаки нацистов.
     На Волоколамской дороге стал Белобородов.
     Дорогу на Москву с Юга заслонила 258-я Сибирская. За Москву станет 12-й гвардейский, а потом и "Пинский".
     На Питерской дороге стала как вкопанная 133-я Сибирская дивизия. Скоро она станет 18-й гвардейской, а затем в Восточной Пруссии в сердце Тевтонского ордена станет "Инстербургской". Будущие инстербуржцы незадолго до решающих боев уже удостоились благодарности верховного за горячее дело у Клина. После войны маршал бронетанковых войск Катуков, трезво оценив страшные дни ноября 1941 года, скажет о интербуржцах: "Кто знает, что могло случиться, не появись у Дмитрова эта дивизия".
     У Солнечногорска вцепилась в немцев будущая 25-я гвардейская дивизия сибиряков, которая потом станет "Синельниковской" и "Будапештской". Ядро дивизии составляли морская пехота сибиряков из Тихоокеанского флота и Амурской флотилии. Пять морских бригад сибиряков прославятся у Белого Раста, Яхромы и Дмитрова. Пять бригад по пять тысяч моряков. У Белого Раста моряки сбросили полушубки и остались в бушлатах. Из-за пазух они достали бескозырки и бросились вперед. Они неслись на пулеметный огонь, по снежному полю в бешеном беге, не желая ничего слышать и замечать среди разрывов, бежали. Пока не сошлись в рукопашную в передней линии траншей. После войны к Белому Расту десятилетиями привозили из Питера нахимовцев, участников Парада на Красной площади, чтобы те возросли духовно от соприкосновения с полем Белого Раста.

     Бригада сибиряков в тельняшках стоила полнокровной дивизии по боевой ярости и стойкости. Из пятисот тысяч бойцов морской пехоты, восстановленных флотом, добрая половина приходилась на тихоокеанцев и амурцев. 25-я дивизия воплотила в себе идею единства гнева от Великого океана до стен Москвы. То, что нацисты презрительно называли "пространством за Уралом", стало их роком.

     Тридцать соединений сибиряков довелось мне найти в упоминаниях о Московской битве. Обо всех не скажешь, но те, которые будут упомянуты, пусть будут данью памяти всем сибирякам, сражавшимся за Москву.
     В страшный октябрь 41-го прямо из вагонов-теплушек бросят в бой две сибирские дивизии. Октября 21-го числа в дело вступила 93-я Восточно-Сибирская дивизия генерала Эрастова. Четырьмя днями позже полк за полком расположилась западнее Кубинки у Труфанова, Болдина и Дорохова 82-я мотострелковая полковника Карышева.
     На дивизию Эрастова у Нарофоминска навалились две дивизии вермахта и сотня танков. Дело доходило до ожесточенных рукопашных, но враг не прошел. На эшелонах этих двух дивизий на вагонах белели надписи: "Сибиряки клянутся: враг под Москвой будет остановлен и уничтожен".
     Слова эти как бы повторяли строки народной песни 1812 года: “Что дадим, братцы, клятву кровную!/ Что не видеть нам и домов своих,/ Ни отцов родных, ни младых нам жен,/ Не отмстив врагу за родну Москву!/ Отсечем ему мы возвратный путь”.
     82-я гвардейская станет потом 3-й гвардейской мотострелковой, а дивизия 26-й гвардейской Восточно-Сибирской.
     Знаменитая 32-я Сибирская дивизия Полосухина даст бой трехкратно превосходящим силам противника. На рассвете 13 октября началось сражение на Бородинском поле между сибиряками Полосухина, танками из группы генерал-полковника Хеппнера и панцер-гренадерской дивизией "Рейх" одноглазого и бесстрашного Пауля Хауссера. Это была лучшая, даже из отборных дивизий СС. К концу войны кавалеров Рыцарского креста в дивизии "Рейх" будет больше, 69 человек, это больше, чем даже в "Лейб-штандарте Адольф Гитлер", "Мертвой голове" и "Викинге".
     За 129 лет до этого девять сибирских полков легли как один на шевардинском редуте, у багратионовых флешей, на батарее Раевского. Тогда-то сибиряки и изумили впервые своих невиданной стойкостью духа.

     Теперь на Бородинском поле встретились с обеих сторон отборные части, цвет обеих наций, крестьяне Германии и России, сибиряки против СС, последние ресурсы обеих народов.

     Это было похоже на древний поединок богатырей перед решающим сражением, если бы не была нарушена святая заповедь поединка, требующая равенства сил и оружия. Эсэсовцы превосходили сибиряков троекратно.
     Семь дней гремела сеча на Бородинском поле.
     На поле дымили десятки танков. Укрепления переходили из рук в руки. Немцы уже на второй день ввели в бой свежие силы. У деревень Артемки, Утицы, Князьково стоял непрерывный гул канонады. Поле было изрыто снарядами, перепахано гусеницами. Сибиряки-пушкари, как и встарь, показали себя мастерами дуэлей. Орудийный расчет сержанта Русских вступил в поединок с восемью танками. Расчет погиб, но и танки остались на поле. Прикрыв зенитную батарею с флангов крупнокалиберными пулеметами, зенитки били танки прямой наводкой в упор. Их накрывали минометным огнем, но они оживали вновь и вновь. На третий день немцы сумели вклиниться между двумя полками и рассекли дивизию. 18 октября нацисты, взбешенные тем, что не могут ничего поделать с одной дивизией, подтянули подкрепления и ринулись на позиции сибиряков.
     Шел рукопашный бой по всему Бородинскому полю. Комдив Виктор Иванович Полосухин появлялся на самых опасных участках. Его синяя "эмка", прострелянная и изрешеченная осколками, носилась по полю. В каске, в пропахшей порохом шинели Полосухин воодушевлял своих сибиряков. Жуков, скупой на похвалы, напишет: "Спустя почти 130 лет после похода Наполеона этой дивизии пришлось скрестить оружие с врагом на Бородинском поле — том самом, что является нашей национальной святыней, бессмертным памятником русской воинской славы. Ее воины не уронили этой славы, а приумножили ее".
     На Бородинском поле рядом с памятником Кутузову высится теперь гранитный монумент в честь Сибирской дивизии Полосухина. На шесть суток она задержала врага.
     “Мы отошли, но помни нас, страна!/ Мы здесь стояли за тебя стеною./ Враги продвинулись. Но стороною,/ Как черти ладана боясь Бородина”.

     Дивизион капитана Зеленева только за один час сжег 19 танков. На неделю увяз на Бородинском поле моторизованный корпус гитлеровцев. На поле русской славы сибиряки подбили 117 танков. Десять тысяч отборных немецких солдат остались лежать на заснеженном русском поле. Половину состава дивизии потеряли сибиряки, но дух полосухинцев не был сломлен. Жуков позже скажет:

     "На Можайском направлении одной из лучших в ожесточенных схватках с врагом проявила себя 32-я сибирская дивизия полковника В. И. Полосухина".
     Через неделю немцы посчитали за благо, по обыкновению, обойти сибиряков с флангов, раз в открытом бою их невозможно сломить. "Враги продвинулись, но стороною". Потеснив соседей, немцы окружили сибиряков. Полосухинцы пробились из окружения и 29 октября выросли перед противником на рубеже Крутицы — Детская Коммуна.
     Через два месяца, в январе 1942 года, полосухинцы вернут Бородинское поле, а в феврале в боях за Можайск погибнет комдив Полосухин. Его похоронят в центре Можайска.
     Знаменитый ансамбль Красной Армии под руководством А. В. Александрова родился, по сути, во время боев за КВЖД в 1929 году. Через десять лет, в разгар боев у озера Хасан, Александров с ансамблем вновь появился на границе. Тогда и родилась песня: “Пылает заря, догорая,/ На озере ветер затих./ Дивизия тридцать вторая/ Ты первая в битвах лихих”.
     Нигде традиция не имеет такого жизненного значения, как в армии. Чем глубже историческая память, тем сильнее войско. Традиция — это победоносность. Если дух выше всех факторов, то традиция — становой хребет самого духа. Не случайно, что именно Александров написал музыку к песне о 32-й дивизии. Как не случайно и то, что он станет автором музыки победного гимна Отечества и главной песни войны "Вставай, страна огромная".
     Не припомню, была ли под Москвой Сибирская дивизия, которой не пришлось бы драться до полного окружения, доводя упорством противника до отчаяния и бешенства.
     Не раз, пробившись из окружения в Подмосковье, как это было с будущими инстербуржцами у деревни Хорошилово, сибиряки попадали прямо в объятия своих земляков.
     “Откуда вы, братцы?” — “Из Сибири”. — “Чудеса! И мы сибиряки”.
      Вдоль Москвы-реки у деревни Николина Гора дралась 258-я дивизия сибирских стрелков (будет 96-й гвардейской, а затем и "Иловайской").

     Героиня Ельни 24-я сибирская армия пробивалась к Москве из окружения. Ее дивизии разделили общую судьбу сибирских соединений, попадавших в окружение. Противник, узнав, что перед ним сибиряки, после нескольких атак научился обтекать сибиряков с флангов. Сибиряки отходили под угрозой окружения, или, если надо, бились, чтобы сковать побольше врагов до полного окружения.
     Но без приказа сибиряки никогда не отходили. Так, полностью легли две сибирские дивизии полковников Холзунова и Велигожского. Они пали на Духовшинском направлении, сдерживая натиск целой группы отборных войск. Сибиряки с гранатами бросались под танки, подпускали "на вытянутую руку" и били в упор.
     


следующая страница >>