birmaga.ru
добавить свой файл

1

Т.Л. Козлов

кандидат юридических наук

Профилактика коррупции на военной службе




В статье рассматриваются различные аспекты профилактики коррупционных проявлений на военной службе, приводятся результаты опросов военнослужащих по данной тематике, раскрыты основные направления совершенствования профилактики коррупции на военной службе.

Ключевые слова: профилактика коррупции, предупреждений коррупции военнослужащих, опрос военнослужащих.


Prevention of corruption in the military
T.L. Kozlov, PhD in Law, vpravo@mail.ru

This article discusses various aspects of prevention of corruption in the military, the results of surveys of military personnel on the subject, revealed the main directions of improving the prevention of corruption in the military.

Key words: prevention of corruption, corruption prevention personnel, poll personnel.

Как следует из положений Федерального закона «О противодействии коррупции» собственно противодействие включает в себя три базовых элемента: профилактику коррупции, борьбу с коррупционными правонарушениями правоохранительными средствами, ликвидацию последствий коррупционных действий. Исследователи отмечают, что успех противодействия коррупционному поведению обеспечивается, главным образом, использованием мер предупреждения и профилактики1.

Профилактика представляет собой совокупность мер упреждающего воздействия, цель которых заключается в недопущении появления новых форм коррупции, их количественного и качественного изменения. Важную роль играет и предупреждение формирования совокупности условий, способствующих развитию данного явления2. Цель профилактики коррупции состоит в обеспечении превалирования общественного, служебного интереса над личным, корыстным в процессе реализации публичных функций.

Как отмечают исследователи, профилактика правонарушений вообще занимает особое место в системе мер борьбы с преступностью. Она обеспечивает выявление и устранение причин преступности, позволяет предотвращать преступную деятельность, не допускать ее вредных последствий3.


Понимание профилактики коррупции, предлагаемое в законодательстве, основано на уголовно-правовом подходе к феномену коррупции. Профилактика коррупции – это профилактика коррупционных преступлений.

Анализируя зарубежный опыт, Н.А. Биекенов выделяет два основных направления в предупреждении преступности: социальное и ситуативное4.

К первому относятся меры воспитательного характера к лицам, наиболее уязвимым с точки зрения возможного совершения преступлений: несовершеннолетние, наркоманы, алкоголики, безработные и др. Этот подход позволяет нам выделить круг профилактируемых субъектов.

В нашем случае коррупционному риску подвергаются лица, замещающие должности военной службы, исполнение обязанностей по которым, в первую очередь, связано с коррупционными рисками5.

Второе, ситуативное направление заключается в создании условий, позволяющих предотвратить совершение преступлений или не допустить возможности реализации преступных намерений. Это относится к формированию соответствующей правовой базы, организационных основ, экономических, информационных, технических и методических механизмов противодействия совершению преступлений. Сюда следует отнести институты и механизмы, установленные законодательством о противодействии коррупции, о государственной службе, в том числе о военной службе.

В частности, статья 27.1 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» распространила на военнослужащих ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом «О противодействии коррупции» и статьями 17, 18 и 20 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», которые введены специально для снижения возможности коррупционного поведения государственных служащих.

Российское законодательство восприняло основные антикоррупционные механизмы в сфере публичных видов службы, предложенные мировой практикой. В частности, речь идет о так называемых административно-правовых средствах предупреждения коррупции6 на государственной службе, среди которых ведущую роль играют антикоррупционные стандарты – требования к служебному поведению, носящие превентивный по отношению к коррупции характер.


Распространенный в мировой юридической практике термин «антикоррупционные стандарты» (anticorruption standards) означает определенный набор основополагающих, официально закрепленных правил, которым должны соответствовать нормативные предписания, регулирующие конкретные виды государственно-властной деятельности, с тем, чтобы ограничить коррупционные процессы в ней, позволить своевременно выявлять конкретные факты коррупции, предотвращать их негативные последствия7.

Антикоррупционные стандарты представляют собой единую систему запретов, ограничений, обязанностей и дозволений, направленных на предупреждение коррупции для соответствующей области социальной деятельности. Установление единой системы запретов, ограничений и дозволений на государственной службе определяется как одно из основных направлений профилактики коррупции. По мнению А.А.Шевелевича, такая система включает нормы, которые, с одной стороны, являются своеобразным эталоном, с которым служащие могут сверять свои действия, а с другой – дают возможность выявить благоприятные условия для совершения корыстных злоупотреблений и предупредить их8.

Как показывают исследования, проведенные автором, лишь 3,4% опрошенных военнослужащих считают, что установленные ограничения и запреты антикоррупционного характера соблюдаются в полном объеме, Подавляющее большинство – 78,2% - полагают, что антикоррупционные стандарты соблюдаются частично, 14,9% полагают, что эти нормы не соблюдаются вообще.

Запреты, обусловленные режимом военной службы, сводятся к тому, что они выражают отрицательную правовую мотивацию, предполагают снижение негативной активности, направлены на защиту общественных отношений, т.е. выполняют охранительную функцию. Поступающий на военную службу добровольно принимает на себя указанные запреты. Запреты призваны обеспечить высокий моральный облик военнослужащего, его политическую беспристрастность при исполнении им служебных обязанностей, независимость, препятствовать злоупотреблениям и коррупции.


По мнению В.В. Козлова, запреты, связанные с военной службой, представляют собой правовые нормы, определяющие действия, несовместимые с исполнением обязанностей военной службы, установленные действующим законодательством в целях эффективного и качественного исполнения военнослужащими функций в сфере обороны и безопасности государства9.

Надо отметить, что ряд запретов прямо коррелируется с определенными действиями, запрещенными уголовным законом. В криминологическом смысле несоблюдение этих запретов предшествует совершению некоторых коррупционных преступлений, в связи с чем своевременное пресечение их нарушения позволяет профилактировать коррупционные уголовно-наказуемые деяния. Так, запрет на занятие предпринимательской деятельностью, участие в органах управления коммерческих организаций фактически ориентирован на предупреждение такого преступления, как незаконное предпринимательство (ст. 289 УК РФ); запрет на получение вознаграждения (подарков) от физических и юридических лиц – предупреждает получение взятки (ст. 290 УК РФ); представительство служащим интересов третьих лиц в своем государственном органе – предтеча злоупотребления (превышения) должностными полномочиями из корыстной и иной личной заинтересованности (ст.ст. 285, 286 УК РФ).

Как справедливо замечает В.В. Астанин, применение антикоррупционных мер должно быть связано с выявлением закономерности коррупции и противодействия ей, на основе которых решаются вопросы устранения причин и условий, детерминирующих коррупционные проявления, в том числе, позволяющие предупредить свойственную коррупции трансформацию непреступных форм в преступные, и наоборот10.

Основная цель рассматриваемых запретов в недопущении такого поведения военнослужащих при исполнении ими служебных обязанностей, которое было бы основано на приоритете личных интересов, в том числе корыстных, над служебными, и, в перспективе, порождало бы коррупционные отношения и коррупционные действия в виде конкретных правонарушений.


Любое занятие коммерческой деятельностью на свой страх и риск, как в форме предпринимательства, так и в форме участия в управлении коммерческими организациями, в том числе через владение акциями, долями участия в уставных капиталах таких организаций, создает угрозу добросовестному исполнению возложенных обязанностей по службе, а также имущественному положению военнослужащего и его семьи (имея в виду возникающие материальные обязательства, связанные с самостоятельным ведением бизнеса). Чисто психологически и физически совмещать военную службу и управление коммерческим предприятием весьма сложно и проблематично. Наконец, возникает соблазн использовать свое должностное положение для обеспечения успеха своим коммерческим начинаниям, либо для оказания содействия партнерам (кредиторам) по бизнесу.

Таким образом, запрет на военной службе направлен на запрещение действий служащих, имеющих коррупционную направленность под страхом дисциплинарного взыскания, включая увольнение с военной службы в связи с утратой доверия.

Среди наиболее распространенных нарушений действующих антикоррупционных запретов, как показывает опрос 2012 года (можно было выбрать пять вариантов), военнослужащие выделяют получение в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (70,1%); использование в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средств материально-технического и иного обеспечения, другого государственного имущества, а также передача их другим лицам (58%); занятие иной оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, педагогической и иной творческой деятельностью (49,4%), занятие предпринимательской деятельностью; участие в управлении коммерческими организациями (43,1%).

Несколько иную содержательную природу имеют ограничения. Она состоит в том, что ограничения являются правами, входящими в статус гражданина, которых он лишается, во время прохождения государственной службы, а после ее оставления в соответствии с законом не имеет права пользоваться ими в течение определенного периода времени11. Ограничения, связанные с военной службой – это установленные нормами военного права обстоятельства, при наличии или возникновении которых военнослужащие не могут проходить военную службу и подлежат увольнению12.


 Ограничения служат связывающим фактором для противоправного поведения и направлены на удержание какого-либо отношения (действия) в определенных рамках для упорядочения общественных отношений и предотвращения действий, которые могут причинить ущерб, как интересам граждан, так и обществу в целом. Цель введения ограничений прав государственных служащих состоит в том, чтобы «максимально сориентировать их на выполнение государственно-служебных дел, без каких-либо отвлечений на дела посторонние и для того, чтобы исключить использование своего служебного положения в личных целях»13.

В данном аспекте военнослужащие выступают как исполнители функций государства, в связи с чем ограничения, установленные для них, необходимо относить к ограничениям власти. При этом характерным отличием ограничения от запрета является обусловленность (ограниченность) в интересах службы определенных прав военнослужащих, а не полное запрещение их реализации.

Скажем, закрепленное в статье 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих» право на труд наряду с военной службой ограничено случаями педагогической, научной и иной творческой деятельности (ч. 7).

Согласно статье 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» гражданин, замещавший определенные должности военной службы, имеет право замещать должности в коммерческих и некоммерческих организациях, которые он ранее курировал по службе, в течение двух лет после увольнения только с согласия соответствующей аттестационной комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов.

Смысл этой нормы в том, чтобы не запретить работу бывших военнослужащих в таких организациях вообще, а обусловить (ограничить) возможность ее осуществления решением означенной комиссии.

К числу ограничений антикоррупционного характера относится и невозможность нахождения на военной службе в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с другим военнослужащим, если замещение должности военной службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. В целом не запрещая семейные традиции и служивые династии, закон специально отграничивает ситуацию, которая может привести к конфликту личных (основанных на родстве и свойстве) и публичных интересов.


Отдельную строку в системе антикоррупционных стандартов занимают обязанности военнослужащих, исполнение которых связывается с предупреждением коррупции. Федеральный закон «О противодействии коррупции» содержит три обязанности такого рода: обязанность представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера (ст. 8); обязанность уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений (ст. 9); обязанность принимать меры по недопущению возникновения конфликта интересов (ст. 11).

Особую профилактическую направленность имеют институты декларирования доходов военнослужащих и урегулирования конфликта интересов. Первый служит задачам обеспечения прозрачности финансовой жизни и материального положения военнослужащих и, в потенциале, выявлению коррупционных доходов. Второй призван обеспечить выявление и предупреждение на ранних стадиях превалирования личного (корыстного) интереса военнослужащего над служебным долгом, интересами общества и государства, не допустить перерастания поведения служащих в преступные, уголовно-наказуемые формы коррупции.

При этом, как институт декларирования, так и институт урегулирования конфликта интересов на современном этапе не реализуют в полной мере свой антикоррупционный потенциал, чему причиной несовершенство, коллизионность, пробелы нормативного регулирования этих институтов. Недостатки в правоприменении обусловлены недостаточным знанием как военнослужащими, так и воинскими должностными лицами командования и органов военного управления требований законодательства (зачастую, ввиду его быстрого развития), большой служебной нагрузкой, помимо антикоррупционной деятельности. Влияет на ситуацию недостаточная эффективность использования предусмотренных законодательством социальных гарантий на военной службе и фактическое отсутствие механизмов, эффективно работающих на поощрение добросовестности в соблюдении антикоррупционных требований закона.

Как отметили опрошенные в 2012 году военнослужащие, на практике нередко встречаются неисполнение таких обязанностей как уведомление командования (работодателя) о случаях обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений (52,9% респондентов), уведомление непосредственного начальника о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения, непринятие мер по предотвращению такого конфликта (40,2% респондентов).


Устранение причин и условий совершения коррупционных правонарушений на военной службе возможно и за счет развития других направлений. Например, за счет четкой регламентации деятельности воинских должностных лиц на всех стадиях взаимодействия военнослужащего и военного ведомства, а также снижением их дискреционных полномочий14.

Безусловным профилактическим эффектом будет обладать последовательная реализация в жизнедеятельности войск принципа неотвратимости юридической ответственности за коррупционные правонарушения. Здесь необходима как целенаправленная работа командования, руководства органов, где законом предусмотрена военная служба, правоохранительных структур, так и активная гражданская позиция самих военнослужащих

Проводимые исследования говорят о растущей роли собственного примера некоррупционного поведения среди военнослужащих, принципиальность в раскрытии и обнародовании фактов коррупции. Например, в ходе специального опроса 42% военнослужащих посчитали, что выявление коррупционных проявлений – это жизненная позиция любого военнослужащего, которая может быть реализована посредством сообщения о ставших ему известными коррупционных правонарушениях. Однако проведенный опрос показал, что так поступить – сообщить командованию об известных фактах коррупции, готовы далеко не все15.

Опрос военнослужащих, проведенный в 2012 году, показал, что только 28,7% респондентов считают реализуемые в органах государственной власти антикоррупционные мероприятия эффективными; большинство же – 43,7% - не считают проводимые в настоящее время мероприятия по противодействию коррупции эффективными; 28,2% опрошенных затруднились ответить на вопрос, что свидетельствует о низкой информированности военнослужащих относительно антикоррупционной политики в государстве вообще.

Относительно мер, которые являются ключевым в предупреждении коррупции в системе государственного управления, в том числе в военной организации государства, военнослужащие высказались следующим образом:




Ужесточение наказание за коррупционные деяния

54,0 %



Повышение уровня денежного содержания военнослужащих

43,1 %



Законодательное закрепление обязанности по проверке достоверности сведений, представленных государственными служащими за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;


31,0 %



Введение в законодательство норм, предполагающих ответственность за незаконное обогащение (например, увольнение с военной службы, конфискация имущества, нажитого преступным путем)


27,6 %



Совершенствование системы предупреждения и урегулирования конфликта интересов


24,7 %



Систематическое консультирование и просвещение военнослужащих по проблемам противодействия коррупции


23,0 %



Введение наряду с контролем за доходами, контроля за расходами государственных и муниципальных служащих и членов их семей


21,3 %

В этой связи остается большое поле деятельности как для государства в лице законодателей и руководителей Правительства, так и для командования, воинских должностных лиц, органов военной прокуратуры, военно-следственных органов, органов безопасности в войсках по предупреждению, выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных деяний военнослужащих.

Библиографический список:

Астанин В.В. Антикоррупционная политика России: криминологические аспекты / Дис… докт. юрид. наук. – М., 2009. .

Биекенов Н.А. Предупреждение преступности: проблемы использования зарубежного опыта в деятельности полиции (милиции) // Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития / Мат. межвед. науч.-практич. конференции 31.10.2007. – М.: ВНИИ МВД России, 2008.

Елисов П.П., Болотский В.С. Профилактическая функция антикоррупционного законодательства: проблемы ее развития / Преодоление коррупции – главное условие утверждения правового государства. Межведомственный научный сборник /глав. ред. А.И. Комаров. М., 2009. Том 1 (39). С. 244.

Гирько С.И. О ходе научного обеспечения государственной системы профилактики преступлений и иных правонарушений // Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития / Мат. межвед. науч.-практич. конференции 31.10.2007. – М.: ВНИИ МВД России, 2008. .

Кудашкин А.В. Беляков В.Н. Алексеев С.В. Проблемы противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации / Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2010. № 2. С. 7-8.

Кулакова Ю.М. Правовые ограничения (теоретический аспект) // Государственное строительство и право: Сб. науч. трудов кафедры государственного строительства и права. Выпуск 19 / Под общ. ред. Г.В.Мальцева. – М., 2007. С. 71-80.

Куракин А.В. Административно-правовые средства предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы Российской Федерации. Дисс… док. юрид. наук. Люберцы, 2008.

Тарасов А.А. Понятие «антикоррупционный стандарт» применительно к системе уголовного судопроизводства / Проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы межд. науч.-практ. конференции 16-17.10.2003. Часть I. – Уфа: РИО БашГУ, 2003.


Шевелевич А. А. Административно-правовые основы противодействия коррупции в системе государственной службы / Автореф. дис… канд. юрид. наук. – М., 2008.

Шишкарев С.Н. Концептуальные и правовые основы российской антикоррупционной политики: монография. – М.: Издательство КДУ, 2010.


1 См.: Елисов П.П., Болотский В.С. Профилактическая функция антикоррупционного законодательства: проблемы ее развития / Преодоление коррупции – главное условие утверждения правового государства. Межведомственный научный сборник /глав. ред. А.И. Комаров. М., 2009. Том 1 (39). С. 244.

2 Шишкарев С.Н. Концептуальные и правовые основы российской антикоррупционной политики: монография. – М.: Издательство КДУ, 2010. С. 114.

3 Гирько С.И. О ходе научного обеспечения государственной системы профилактики преступлений и иных правонарушений // Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития / Мат. межвед. науч.-практич. конференции 31.10.2007. – М.: ВНИИ МВД России, 2008. С.8.

4 Биекенов Н.А. Предупреждение преступности: проблемы использования зарубежного опыта в деятельности полиции (милиции) // Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития / Мат. межвед. науч.-практич. конференции 31.10.2007. – М.: ВНИИ МВД России, 2008. С.94-95.

5 См., например: приказ Минобороны России от 29.08.2009 № 920дсп «О перечне должностей военной службы в Министерстве обороны Российской Федерации, при назначении на которые граждане и при замещении которых военнослужащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей».


6 См. подробнее: Куракин А.В. Административно-правовые средства предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы Российской Федерации. Дисс… док. юрид. наук. Люберцы, 2008.

7 Тарасов А.А. Понятие «антикоррупционный стандарт» применительно к системе уголовного судопроизводства / Проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы межд. науч.-практ. конференции 16-17.10.2003. Часть I. – Уфа: РИО БашГУ, 2003.

8 Шевелевич А. А. Административно-правовые основы противодействия коррупции в системе государственной службы / Автореф. дис… канд. юрид. наук. – М., 2008. С. 16.

9 Козлов В.В. Ограничения, запреты и обязанности, связанные с прохождением военной службы, установленные федеральным законодательством о противодействии коррупции и о государственной гражданской службе Российской Федерации / Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2011. № 5. С. 19.

10 Астанин В.В. Антикоррупционная политика России: криминологические аспекты / Дис… докт. юрид. наук. – М., 2009. С. 2.

11 См.: Кулакова Ю.М. Правовые ограничения (теоретический аспект) // Государственное строительство и право: Сб. науч. трудов кафедры государственного строительства и права. Выпуск 19 / Под общ. ред. Г.В.Мальцева. – М., 2007. – С. 71-80.

12 Козлов В.В. Ограничения, запреты и обязанности, связанные с прохождением военной службы, установленные федеральным законодательством о противодействии коррупции и о государственной гражданской службе Российской Федерации / Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2011. № 5. С. 19.

13 Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. – М., 1997. – С. 175.


14 Глухов Е.А. Организационные меры по предупреждению коррупции в сфере жилищного обеспечения военнослужащих / Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2011. № 4. С. 19.

15 Кудашкин А.В. Беляков В.Н. Алексеев С.В. Проблемы противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации / Право в Вооруженных Силах. Военно-правовое обозрение. 2010. № 2. С. 7-8.