birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4
Статья

К золоту Суук-Тоо

Из рассказов жителей окрестных сел, севернее от г. Таш-Кумыр, а также рассказов охотников и чабанов, мы узнали, что где-то среди вершин и ущелий гор Суук-Тоо, прячется месторождение золота.

- А что если попробовать найти его?! – подумали мы, и пошли в городскую библиотеку. Через неделю мы со Стрюковым Николаем знали о золоте многое, какое бывает, где встречается, как добывается, способы поиска, а так же познакомились с историей находок крупных месторождений на Урале, Дальнем Востоке, Аляске, Южной Африке, прочитали также о древних разработках золота в Таласской долине и на Чаткале. Еще неделя ушла на сборы. Где-то в июле 1993 г. группа в составе Стрюкова Николая, Романовой Татьяны, Каргабаева Батыра и автора этих строк, выехали на вахтовом автобусе шахтеров к пос. Тегене. Первый лагерь разбили уже ночью, у родника в ореховой роще. Утром перешли небольшой перевал по разбитой заброшенной дороге. Дорога, петляя по ущельям, уходила в горы. Пришли к выводу, что это и есть та самая дорога геологов, о которой мы знали из рассказов, а значит близко и золото. Тогда мы ещё не знали как далеко до него, и что дойдем до прииска мы только в следующем году. А пока мы спускались по зеленому лесистому ущелью, полные радужных надежд. Перед очередным перевалом, где дорога серпантином поднимается вверх, в тополево-осиновой роще, обнаружили у ручья чью-то старую стоянку.

Здесь, под деревом, стояла старая ржавая кровать образца 1920-х годов, а немного выше по ручью, нашли помятый тазик. Решили устроить здесь лагерь и мы. Оставив Романову Т. готовить обед, конечно, пообещав поделиться находками, мы достали из рюкзаков самодельные лотки (наша гордость) и пошли по ручью брать пробы. В лагерь пришли часа через два, усталые, слегка разочарованные, но не потерявшие надежду. К вечеру брали пробы на втором ручье. Результат тот же. Ночью со Стрюковым, привязав веревку, скрипели старой кроватью, и с серьезным видом, шепотом объясняли испуганной Романовой Т., что это бродит дух погибшего старателя. Ему не нравится, что мы здесь на его ручье моем золото. Романова Т., а вместе с ней, по-моему, и Каргабаев Б. так и не уснули до утра, прислушиваясь к каждому шороху. Утром, позавтракав, пообещав Романовой Т. скоро вернуться, мы отправились вверх к перевалу, в надежде выйти к прииску. Поднявшись на перевал, увидели, что дорога петляет по северо-западному склону, пропадает в распадках, снова появляется на гребнях и поворотах, а затем теряется где-то среди перевалов далеких от нас вершин. Упавшие духом, мы все-таки решили пройти, сколько можно по дороге. Сама дорога давно заброшена и поэтому сильно разрушена. Через час ходьбы дорога прорезала массив палеозойских мраморизированных известняков. Ещё через полчаса ходьбы, в ореховой роще, на поляне, вышли к стоянке чабанов. Холодный терпкий кумыс, каймак, теплые свежие лепешки – сопутствовали неторопливой беседе. В разговоре подтвердилось, что дорога пробита геологами и идет к золотому прииску. Сделав несколько фотоснимков, пообещав к осени прийти ещё раз, идем обратно к нашему лагерю. С большим опозданием к обещанному сроку, приходим в лагерь. Татьяна не довольна нашим опозданием и предлагает перестоявший суп. После обильного угощения у чабанов, о котором мы благоразумно молчим, мы с деланным аппетитом едим разварившиеся макароны, чтобы не обидеть Татьяну. После короткого совещания решаем идти в сторону дороги Ош-Бишкек, а заночевать – в пути перед сумерками. Быстро собираемся и покидаем ручей, на котором не сбылись наши надежды, и, где мы впервые в жизни пробовали мыть золото. Эту местность мы назвали «Ручей погибшего старателя». Больше всех уходу рада Татьяна – не надо ещё одну ночь слушать, как где-то рядом бродит этот самый старатель.


Через полчаса ходьбы вышли к уютному поселку, протянувшемуся вдоль чистой шумной речки. Оказалось, что это начало Куруп-Сая. Минуем поселок и идем вдоль речки, иногда приходится переходить её по шатким временным мостикам. Встречается местами переспевший урюк и тутовник. Заночевали на берегу, в небольшой роще старых деревьев. Утром, ещё через час, были на дороге Ош-Бишкек, рядом с Куруп-Сайской ГЭС. На таможенном посту нашу группу решили проверить на наличие наркотиков. Но, увидев наше искреннее любопытство по поводу этой процедуры и знакомства таможенника с нашим маршрутным листом, убедило их не тратить на нас время. От поста таможни мы, отправив Романову Т. на попутной машине, пошли дальше пешком. Только после Келиш-Сая, мы, искупавшись, остальную часть пути доехали на машине. Так закончилась наша первая попытка добраться до золота Суук-Тоо.

Но мы были упрямы, любопытны и молоды, а золото все также манило своей Джек

На перевале Кара Молдо. Снимок на память

Лондоновской романтикой. Где-то в конце августа того же года, группа в слегка измененном составе – вместо Каргабаева Б. участие приняла Сидоренко Нелля – отправилась по тому же маршруту. До стоянки знакомых чабанов добрались на второй день без больших происшествий – если не считать кровавых мозолей у Сидоренко Н. и то, что Романову Т. на узкой тропке чуть не затоптал конь – спас Стрюков Н., просто сдернув растерявшуюся Татьяну с тропы.

Около часу ушло на беседу и угощения у чабанов. А затем – снова дорога через лес, в глубь горного массива. Склон, по которому петляет дорога, зарос бояркой, орехом, кленом, арчой, различным кустарником, местами встречается береза и даже попадается рябина. Дорога кое-где прорезает массивы офикальцитов, цвета – зеленого с черным, местами переходит в синеву – этот красивый поделочный камень ещё называется альпенгрюн (альпийская зелень). К вечеру доходим до ручья, здесь же кончается лес. На небольшой поляне, брошенная перевернутая вагонетка – это кое-что. Неподалеку от воды ставим палатку, готовим ужин. Сидоренко Нелля второй день кормит нас тушеными баклажанами с картошкой. Утром, ниже по течению, обнаруживаем брошенную, разрушенную селем, промывочную установку. Неужели мы на прииске?! Берем со Стрюковым лотки и отправляемся вверх по ручью брать пробы. У перепадов воды, устроены запруды – своеобразные ловушки для золота. Здесь оно оседает, и стоит убрать камни, как вода унесет легкую породу; а тяжелая останется на дне запруды. Кто делал эти ловушки? Чабаны? Весной по этой дороге перегоняют скот на джайлоо, осенью гонят обратно. В год можно два раза проверить эти ловушки. Несколько проб делаем и мы со дна этих запруд. Вода ледяная, ломит руки. Золота нет. Может быть, мы что-то неправильно делаем? Идем дальше, справа по ходу движения, обнаруживаем хижину из камня и глины. Дверь на проволочке, внутри сломанная керосиновая лампа, мятый алюминивый тазик и старая ржавая совковая лопата. - Кто здесь жил? Похоже на хижину одинокого старателя. Берем по ручью еще несколько проб и идем обратно. Ручей зарос мятой и ежевикой.


Сенсация! – у края каменной осыпи находим молибденит – важнейшая руда молибдена. В перспективных местах продолжаем брать пробы. К вечеру возвращаемся в лагерь. У девчат первый вопрос – Ну, где ваше золото?

Молча показываем три крупинки золотистого цвета – выковыряли ножом из кварцевой жилы в скале.

- Как будем делить? – спрашивают они с серьезным видом. Хвастаемся молибденитом – впечатления не производит. На ужин опять баклажаны. На следующий день берем пробы ниже по ручью. Девчата купаются и загорают. После вкусного обеда (слава богу, кончились баклажаны), берем отдых и мы. Вечером у костра, за душистым чаем, подводим итоги. По всем признакам, здесь мыли золото – временное оборудование (вагонетки, валигерд) ловушки у перепадов воды, одинокая заброшенная хижина. Но дорога идет дальше к вершинам, куда мы так и не поднялись. Что там? Взятие проб на ручье, не обнадежили, продукты и время на исходе – утром решили возвращаться. Утром, позавтракав и спрятав лотки, налегке отправились в обратный путь. По пути захватили образцы альпенгрюна. Этот офикальцитовый массив очень перспективный, его породы можно использовать на облицовку различных зданий, а также можно поискать нефрит, жадеит, варисцит. Впоследствие Стрюков Н. сделал из альпенгрюна прекрасные серьги и кольцо.

У старых знакомых – чабанов, попили чаю. Перед уходом нам наложили чебеге, каймака, сюзьмы. Мы снова на дороге, идем быстрым шагом. У спуска к «Ручью погибшего старателя» устраиваем короткое совещание, на котором решаем идти через перевал Кара Молдо. Через 20 минут мы на перевале. Спуск крутой, тропа узкая, петляет по склону, теряясь среди зарослей. Навстречу по тропе поднимается женщина с девочкой, за собой ведут лошадь и ишака. Вместе отдыхаем – мы перед спуском, они после тяжелого крутого подъема. Им в ту сторону, откуда мы пришли, где-то там муж пасет скот. Все вместе фотографируемся на память. На дорогу мне дарят посох из «аса-муса». По легенде – это посох пророка Моисея, семь бороздок проходящие вдоль посоха, это следы слез, которые проливал пророк. Посохи из абелии – так называется кустарник – очень ценятся в мусульманском мире. К вечеру мы уже на поляне у родника, где всегда делали первый лагерь. Ночью у костра пьем чай и болтаем о разном. Ночь безлунная. У костра освещено небольшое пространство, остальное за нашими спинами погружено в темень. И вдруг, где-то рядом, из темноты раздался жуткий получеловеческий, полузвериный крик, вопль. Первое мгновение мы все замерли, затем я почувствовал крупную дрожь ствола сухого дерева, на котором мы сидели. Я сразу не осознал, что это. Через секунды три или четыре, придя в себя от жуткого крика, мы со Стрюковым собрались пройти на крик и посмотреть, что это. Но в нас вцепились девчата, не позволяя этого делать. Первое мгновение у нас появилось чувство признательности за их беспокойство за нас.


Только уже потом до нас дошло, что они до ужаса боялись остаться одни у костра. Честно говоря, нам и самим не очень то и хотелось идти в темноту, в сторону этого ужасного крика, поэтому быстро позволили себя уговорить. Когда я снова сел на ствол дерева, то снова почувствовал дрожь. И тут только я понял, что это дрожит Сидоренко, но так, что передается даже крупному стволу дерева. Для успокоения девчат, Стрюков Н. прошелся по ближайшим кустам – правда, с хорошей палкой. Мы так и не поняли, что за зверь кричал. Но девчата не спали всю ночь. На следующий день доели сюзьму с сахаром и каймаком, запили горячим чаем – остатки хлеба отдали коровам и налегке отправились к дороге Тегене-Таш-Кумыр. Подождав вахтовый автобус часа два, пошли пешком. Стало темнеть. Жалеем о хлебе, который отдали коровам. Нашли на дороге помидор, помыли и дружески поделили на четыре части. Идем с песнями. У Романовой Т. хороший голос. Домой пришли за полночь, голодные и усталые. Нелля, с кровавыми мозолями шла без жалоб. Найденные золотистые крупинки оказались халькопиритом. Так закончился второй поход за золотом.

Минул год.

Прошел год, были другие походы и новые интересные находки – кости динозавров, окаменелое дерево. Но тайна золота звала пройти дорогу до конца. Самые настойчивые – Стрюков Н., Романова Т. и я в конце августа отправились по тому же маршруту. Доехав с шахтерами до шахты, мы затем совершили подземную экскурсию на электропоезде. Поезд шел довольно быстро, кое-где на стенах, от света наших коногонок сверкали мелкие кристаллы кальцита кварца. От скорости и грохота движущегося электропоезда, темноты и ощущения над собой тысячи тонн породы, было немного не по себе. Наконец поезд остановился, нам показали какой-то боковой ход. Надев рюкзаки и распрощавшись с шахтерами, мы пошли по деревянному настилу вверх. Ещё было темно, со стен капала вода, было довольно холодно. Но вот вдали показался свет и через минут 15, мы среди зеленых склонов, но уже по ту сторону хребта, прямо перед пос. Тегене. В этот раз решили подниматься через перевал Кара-Молдо. На наше счастье, на джайлоо поднимались чабаны, они на лошадях подбросили наши тяжелые рюкзаки до первых юрт за перевалом. После обеда мы уже ставили лагерь у ручья на старом месте. Утром со Стрюковым, взяв термозки, мы отправились вверх по дороге, с твердой решимостью дойти до её конца. Дорога петляет, поднимаясь все выше и выше. В одном месте, срезав путь, пошли по дну высохшего ручья. В кусках породы попадаются окаменелые кораллы. Снова выходим на дорогу. Идём медленно, сказывается высота. Гребень вершин все ближе. За очередным поворотом, впереди на дне ущелья видны отвалы выработанной породы. Через некоторое время различаем и ржавое, брошенное оборудование. Чтобы убедиться, что мы на прииске, решаем дойти до конца дороги. Немного пройдя вперед, обнаруживаем вертикальную штольню, она черным провалом уходит куда-то вглубь горы. Ещё немного и дорога кончается, дальше идет тропа. Решаем подняться на гребень, посмотреть, что за ним. Тяжело дыша, поднимаемся на седловину – и застываем в немом восхищении. Перед нами страна гор, пропасти, скалы, ущелья и всё это – до самого горизонта, с белыми облаками и синим-синим небом! На седловине ветер и холод. Прячемся от ветра за скалой, - перед нами пропасть, впереди в воздушной дымке - нагромождение скал и вершин. Обедаем.


Случайно срываю листик какого-то растения и вижу на внутренней стороне листа желтый блеск, а вот ещё, и ещё. Приглядываюсь и замечаю в порах растения мелкие кристаллики золотистого цвета. Из литературы мы знали, что грунтовые воды профильтровываются через золотоносные слои, золото растворяется и впитывается корнями растений, поднимается к листьям, и здесь концентрируется, постепенно кристаллизуясь. Срываю другой листик, вижу то же самое. Спускаемся к прииску и вот на краю отвала – полыхнуло на солнце золотистым. Мы на мгновение ощутили себя героями Джека Лондона, когда они находят самородки. Но разум взял свое – этого не может быть, а значит – это не золото. В небольших кусках породы кристаллики, примазки, жилки, все сверкают. Через лупу бинокля определяю, что кристаллы – это пирит, а вот примазки, непонятно. Набираем образцы. Ещё раз осматриваем прииск, нагруженные идем обратно.

Образцами делимся с Татьяной через два дня мы дома. В памяти осталось – дорога, перевалы, новые знакомые. Гостеприимство чабанов, вечера у костра, шум горной речки, воздух, настоянный на травах, чувство «золотой лихорадки», которые мы изведали на прииске – такое не забывается!

В 1997 году в середине августа мне снова довелось побывать на прииске. От нашего лагеря сохранились еще колышки. В горах не стало юрт. Все так же прекрасен вид с вершин. Прииск ждет своего часа. Со стороны Куруп-Сая к нему бьют прямую дорогу. Скоро здесь все изменится. Золото начнет работать на будущее Кыргызстана.

В. Киреев. г.Ташкумыр
Эко-суу
Водный туризм и перспективы его развития в Кыргызстане.
Для Кыргызской Республикой первоочередной задачей является достижение устойчивого экономического роста как основы благосостояния народа. В рамках готовящейся Стратегии Развития Страны (СРС) туризм признан одним из приоритетных направлений экономики.

С учетом тенденций развития мирового рынка выделяют 2 основных вида туризма в Кыргызстане. Одним из них является приключенческий туризм: треккинг, рафтинг, рыболовные туры, а второй вид это курортно-рекреационный туризм или отдых в пансионатах, санаториях и домах отдыха в основном на Иссык-Кульском побережье.


Выгодные гидрологические условия для рекреации выражаются в существовании, либо наличии водных незагрязненных поверхностей, с соответствующей температурой и течением, делающим возможным создание натуральных пляжей, либо плавательных бассейнов, либо вод с поверхностью, выгодных для культивирования разных видов водного туризма.

Естественные ресурсы играют огромную роль в выборе отдыхающими района отдыха и путешествия.

Сеть поверхностных вод имеет значение как с точки зрения возможности развитии водных видов спорта, рыболовства, купание на свежем воздухе, так и с точки зрения большей привлекательности самого ландшафта.

Выгодные гидрологические условия для рекреации выражаются в существовании, либо наличии водных незагрязненных поверхностей, с соответствующей температурой и течением, делающим возможным создание натуральных пляжей, либо плавательных бассейнов, либо вод с поверхностью, выгодных для культивирования разных видов водного туризма.

Региональный анализ перспектив водного туризма в Кыргызстане. Озерный туризм на озере Иссык-Куль, как средство отдыха, укрепления здоровья и источник впечатлений, в последние годы приобретает все большую популярность. Пассажирский флот Иссык-Кульского пароходства состоит из теплоходов «Москва», «Токтогул», «Кыргызстан», выполняющих в основном туристко-экскурсионные задачи. Для отдыхающих на берегу озера сдаются в аренду небольшие яхты, плоты с целью путешествия на озере. Организация морского туризма по озеру связана с существенными трудностями. Необходимо обеспечить все условия для оздоровительного отдыха, развлечений и разносторонний комфорт, улучшить подготовку к рейсам. Кроме того, следует хорошо и обоснованно планировать маршрут с точки зрения туристов, улучшить рекламу рейсов, организовать во время рейсов необходимые специальные мероприятия.

Туризм Иссык-Кульской зоны может быть дополнен таким видом отдыха, который пока не получил развитие. Своеобразные гостиницы на воде – ботели, оснащенные комфортабельными каютами, барами, ресторанами, игровыми комплексами и соляриями привлекут множество отдыхающих в летний сезон. Передвигаясь по озеру, туристы смогут посетить многие уголки северного и южного побережья. Во время стоянок отдыхающие совершат познавательные, оздоровительные и прогулочные экскурсии в горные ущелья.


В Чуйской области, обладающей большими гидроресурсами, имеются все условия для организации спортивного сплава по горными рекам. Находящиеся на доступном расстоянии от столицы бурные реки Чу, Шамси, Кегеты, Ысык-Ата, Аламедин, Ала-Арча, Кара-Балта, при создании необходимых условий и обеспечении мер безопасности могут стать подходящими местами для проведения соревнований или просто отдыха с использованием сплава на надувных плотах и конструкциях. Горные реки Чуйской долины обладают идеальными условиями для развития горного, приключенческого и экотуризма. Беря начало с высокогорных озер и белоснежных ледников, Чуйские реки на своем пути преломляются многочисленными и многокаскадными водопадами, среди которых выделяются своей красотой Чон-Келторский водопад, Барса-Келмес высотой 30 метров.

Самым серьезным препятствием на пути туристического бизнеса в Ошской области остается не решаемость многих материально-финансовых вопросов. Мировая практика показывает, что туризм как важное направление бизнеса и, следовательно, источник дохода может развиваться только при благоприятных материально-финансовых условиях.К сожалению, похвастаться в этом отношении Ошская область не может. Отсутствуют современные средства туристической инфраструктуры (отели, кемпинги, средства связи, транспорт, высококлассные дороги, коммуникабельно-бытовые услуги), а действующие - малопригодны и малоприспособлены для удовлетворения спроса иностранных туристов.

В информационном обеспечении туризма перед Баткенской областью стоит задача приложить все усилия по поддержанию и распространению имиджа Баткена, как области, благоприятной для туризма. Важное значение для развития туризма в области имеет реконструкция автомагистралей, автомобильных дорог, ведущих к достопримечательностям области. Приключенческий туризм пользуется высоким спросом на мировом рынке. Ледник, озера, реки, являются важными возможностями Баткена для развития водного туризма и создание сети привалов и кемпингов в наиболее популярных районах.


При желании в Джалал-Абадской области можно организовать все виды туризма, даже нетрадиционные. Например, прыжки с водопадов или дайвинг – тур на озере Сары-Челек.

Нарынская область - перспективный район для развития водного туризма. Самая многоводная река не только области, но и всей республики – Нарын. Высоко в горах Тянь-Шаня берет начало и вторая крупнейшая река Кыргызстана - Чу. По днищу Ак-Сайской долины несется река Ак-Сай. Имея такой богатый потенциал водных ресурсов, можно было бы организовать в Нарынской области приключенческий экстремальный вид туризма, к которому относятся сплав на плотах и байдарках по бурным высокогорным рекам. Значительные возможности на озерах Сон-Куль и Чатыр-Куль имеются для развития рыболовного туризма. Любители рыболовной охоты могут провести здесь несколько приятных дней за рыбалкой.

Развитию водного туризма способствует наличие в стране довольно большого количества разборных байдарок различных типов и надувных судов, а также широкое развитие самодеятельного конструирования и изготовления туристских судов.

В современном спортивном водном туризме произошли качественные изменения: значительно усовершенствовалась техника управления судами благодаря освоению многих приемов водного слалома, усовершенствовались и возникли новые туристские суда, появилась принципиальная возможность делать суда с любым запасом плавучести. Значительное увлечение запаса плавучести судов и увеличение устойчивости могут сделать реальным прохождение рек с указанным уклоном и в более высокую воду, однако это будет, по- видимому, менее спортивным и более опасным.

Однако качественные изменения в водном туризме остаются достоянием ограниченного числа наиболее опытных туристов, совершающих сложенные походы. Современная техника управления

судами, новые суда недостаточно используются основной массой организованных и неорганизованных туристов, совершающих простые походы. Эти качественные изменения также слабо проникают в области с недостаточным развитием водного туризма.


Оценивая перспективы и направления развития водного туризма в ближайшие годы, можно предложить, что коренных изменений в технике и тактике туризма и средствах сплава не произойдет. Однако необходимо соответствующее повышение уровня безопасности, включая методы страховки, уточнение общей концепции безопасности, определение и принятие допускаемой степени риска. Должны продолжаться и расширяться передача достижений спортивного водного туризма в массовый туризм, вовлечение неорганизованных туристов в организованный туризм.
Молдошев К.О.,Кадыркулов А.К.

альянс «Эко-Суу»



следующая страница >>