birmaga.ru
добавить свой файл

1
...Что есть красота


и почему ее обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

или огонь, мерцающий в сосуде?

Н. Заболоцкий

Что такое Наташа Ростова? Когда критики, разбирая «Войну и мир», пытались дать ей характеристику, они каждый раз оказывались в положении Пьера Безухова, которого Марья Болконская просит рассказать о Наташе. «Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос,- говорит Пьер.- Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать её. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про неё сказать».

Несмотря на свою юность и неопытность, Наташа Ростова сразу привлекает к себе внимание как искренняя и глубоко чувственная натура , в которой заложены лучшие человеческие качества: доброта, способность к самопожертвованию и состраданию, умение любить и отдавать все свои силы на то, чтобы сделать счастливой жизнь своих близких и помочь всем нуждающимся. Потребуется время, чтобы беспечная и восторженная юная девочка превратилась в Наталью Ростову – преданную и внимательную дочь, любящую и верную жену, заботливую мать. Наталья Ростова сумела сохранить свою душу чистой и любящей, способной понять чужую боль и беспрестанно совершать добрые дела.

Она чужда интеллектуальной жизни и общественных интересов, владеющих такими людьми, как Андрей и Пьер. Нельзя даже сказать, умна ли она, она «не удостаивает быть умной»,- как в той же беседе с княжной Марьей выражается Пьер. Но она удивительным образом всегда оказывает могущественное влияние на нравственную и умственную жизнь князя Андрея и Пьера. Вопросов, которые мучат этих людей, тяжких вопросов о смысле жизни, нет для неё; она не решает вопросов, и, однако, поэтому именно всем существованием своим, каждым поступком, реакцией, словом, она этот самый глубокий, значительный, сложный вопрос разрешает – просто тем, что живёт, и тем, как живёт. Она словно олицетворённый ответ на всяческие вопросы, живое их разрешение. Мы видели, как совершилась мгновенная и полная перемена мировосприятия в князе Андрее: одно только впечатление от знакомства с Наташей, даже несознанное, сделало это. «Ему и в голову не приходило, чтоб он был влюблён в Ростову; он не думал о ней; он только воображал её себе, и вследствие этого вся жизнь его представилась ему в новом свете».


Разговор о Николае и Борисе показывает различие между Наташей и Соней, способностью воспринимать и чувствовать жизнь. Наташа просто вспоминает – но нет, она не просто вспоминает; её «хорошая» память производит анализ, размежевывает по качеству разные явления и оценивает. Но этот анализ и оценка такие, что Наташа просто вспоминает, просто живёт. Для неё нет отношения к жизни, её явлениям как к объекту анализа и оценки; она узнаёт и оценивает непосредственно своей первой реакцией, непроизвольно явившимся чувством, поступком, своим участием в жизни. Воспоминание о Борисе и Николае – один из немногих примеров такого особенного Наташиного нерассудочного, прямого знания ценностей жизни.

Очаровательная, обворожительная – эти слова хотя и являются сразу, когда надо сказать о Наташе, сами по себе они всё-таки далеко не достаточны, чтобы выразить природу Наташиного очарования. Впервые перед нами Наташа предстает черноглазой и некрасивой, но необычайно живой и жизнерадостной тринадцатилетней девочкой. Ведет она себя необычайно непосредственно, чувствуя настроение других. И ничто ей не мешает в середине обеда сказать: «Мама! Какое пирожное будет?». Она знала, что это ей сойдет с рук.

Постоянно Наташа своим влиянием на людей начинает в их жизни то, что довершит двенадцатый год. Своим воздействием постоянно Наташа отрывает людей от того ложного, с чем они связаны, и постоянно она помогает, не зная о том, объединению на какой-то иной, широкой основе, постоянно такое объединение творит. Даже Бориса Друбецкого в один момент притягательная сила, исходящая от Наташи, могла оторвать от его карьеры, уже прочно поставленной. Твёрдо вначале намеренный дать Ростовым понять, что детские отношения его и Наташи не могут возобновиться, Борис, узнавая после долгой разлуки другую Наташу, уже не маленькую, чувствует, что его расчёты смешались.

В черновиках про Наташу сказано, что ей «в жизни ничто не казалось запутанным и трудным, особенно из того, что касалось её лично». Её непосредственное чувство – естественный, вольный, почти безграничный выход в любом положении, в тех самых жизненных обстоятельствах, которые так запутаны для «умных» героев «Войны и мира» - Пьера, князя Андрея. Наташа мгновенно распутывает, просветляет, сотворяет в любую минуту вокруг себя открытую, вольную атмосферу, определяемую словами: всё можно.


Когда к ещё маленькой Наташе сватается Денисов, старая графиня сердито и насмешливо спрашивает свою дочь, что же, она влюблена в него? Наташа отвечает вдумчиво, словно прислушиваясь к себе и стараясь быть точной в ответе: нет, не влюблена… должно быть, не влюблена. Но на слова графини, что надо отказать, она говорит: «Нет, не надо… он такой милый», хотя знает, что принять предложение тоже не надо. Ответы Наташи смешны, они нарушают обычную логику, они находятся вне этой логики: заведомо несовместимое Наташе по первому её побуждению кажется, естественно совместить. Над Наташиными ответами легко посмеяться, но ведь в их наивности есть прорыв к иному состоянию человеческой жизни, которое, как Наташа своим примером доказывает, осуществимо, возможно. Наташина нелогичность в её ответах есть нарушение логики, следующей практическим неизбежностям реальных людских дел. Безотчётная, но безошибочная уверенность есть в поступках, реакциях отношении к людям Наташи.

Следующая ступень взросления – это первый бал Наташи Ростовой. Этот эпизод примечателен тем, что мы видим душу Наташи в движении: от минуты отчаяния, когда она думает: «Неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцевать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины?..», до вершины наивысшего счастья, во время танца с князем Андреем. Князь Андрей сыграл немаловажную роль в судьбе Наташи. Бал — одно из звеньев цепочки событий, повествующих о семье Ростовых. В отношении князя Андрея к Наташе нет необходимой ей непосредственности; и в минуты самые близкие внутренний мир жениха для неё остаётся закрыт, таинственен; от этого их отношения по-особому романтичны, однако всегда между ними есть отдаляющая дистанция. Князь Андрей ищет в Наташе для себя восполнения. И она не может не чувствовать.

Но как же тогда объяснить большую её ошибку, историю с Анатолем Курагиным? В одном своём письме Толстой сказал, что так же как узнаешь людей, живя с ними, так писатель узнаёт своих героев, живя с ними. Наташино увлечение Анатолем, её «измена» князю Андрею – этого мы не могли ожидать в романе, Пьер, например, с разинутым от изумления ртом выслушивающий новость и чувствующий себя неспособным совместить с нею «милое впечатление Наташи, которую он знал с детства». Однако, при всей неожиданности, разве нам кажется случай с Наташей произвольной выдумкой автора? Нет, скорее у нас обратное чувство: ощущение неизбежности, даже необходимости происходящего не оставляет нас, когда мы читаем эту историю. Толстой узнавал свою Наташу, рассказывая в романе её судьбу; и, может быть, неожиданно для самого писателя, но глубоко закономерно, неотвратимо явился в этой судьбе эпизод с Анатолем. И разве можно просто сказать, что это ошибка Наташи, разве она изменяет себе, «теряет» или «роняет» себя в случившейся с ней истории? Нет, мы чувствуем, что Наташа очень верна себе.


Толстой с волнением писал эти страницы «Войны и мира», дорожил ими и беспокоился, чтобы они были поняты. Из писем этого времени видно, какой значительной для его книги в целом ему представлялась история Наташи и Анатоля. Толстой говорил даже, что здесь «узел всего романа», или в другом письме,- «самое важное место романа – узел».

Наташа Ростова, не получившая ни малейшего нравственного образования в дому, подверженной всем искушениям собственного своего организма и беспокойной мысли, что заставляло её, ещё с детства, влюбляться направо и налево и, наконец, понудило изменить признанному своему жениху князю Болконскому в пользу красивого, бездушного и развратного адъютанта, князя Курагина.

Вот одно из открытий в людях, которые потрясают, когда читаешь Толстого: открытое в самой глубине души добродетельно-кроткой, некрасивой, видимо, не созданной для личных радостей женщины, находящей своё счастье в самоотвержении и по-христиански отвлечённо-духовной любви к другим,- открытое глубоко под всем этим желание чувственной любви, подавленное, но тем более страстное, потенциально-разрушительное, способное произвести хаос в душе.

«Не предвестие ли это в развитии содержания «Войны и мира» того хаоса, который едва не повергнет в свою пучину позднее Наташу Ростову в её истории с тем же Анатолем Курагиным? Княжна Марья, когда она в первый раз видит Анатоля, находится в затмении, подобном тому, которое потом отуманит Наташу: «Она не могла видеть его, она видела только что-то большое, яркое и прекрасное, подвинувшееся к ней, когда она вошла в комнату». Наташа обманется ложной красотой Анатоля,- но и во всём противоположная Марья Болконская способна к такому же обольщению. Не случайны у Толстого эти встречи двух очень разных его героинь с одним и тем же человеком, вносящим смуту в их жизнь, и шире - в их окружающий, им привычный, родной им, традиционный семейный уклад.

В «Войне и мире» очень много значат семейные объединения, принадлежность героя к «породе» Собственно Болконские или Ростовы – это больше чем семьи, это целые жизненные уклады, семьи старого типа, с патриархальной основой, старые роды со своей особой для каждого рода традицией. Курагины – третье в романе семейное объединение – лишены родовой поэзии. Их семейная близость и связь непоэтична, хотя она, несомненно, есть – инстинктивная взаимоподдержка и солидарность, своего рода круговая порука эгоизма почти что животного. Такая семейная связь не есть положительная, настоящая семейная связь, но, в сущности, её отрицание. Настоящие семьи – Ростовы, Болконские – имеют, конечно, против Курагиных на своей стороне безмерное нравственное превосходство; и всё же вторжение низменного курагинского эгоизма вызывает кризис в мир этих семей.


Наташа Ростова, конечно, в полной мере Ростова; и вместе с тем довольно верно заметил однажды князь Андрей про Ростовых, что эти славные, добрые люди составляют наилучший фон для того, чтобы на нём отделялалась Наташа. От родного ей семейного фона она отделяется благодаря своему максимализму, тому чувству полной свободы, непринуждённо вольному отношению ко всему, которое непонятно добрым патриархалам Ростовым. Мы уже это видели в разговорах Наташи с матерью; но если тогда графиня любовно и снисходительно улыбалась наивностям дочки, то позже ей станет тревожно и страшно: ей придёт однажды предчувствие , когда на её глазах Наташа, уже невеста, томится в вынужденной разлуке с князем Андреем и томление выливается в бурные порывы и странные выходки, что чего-то слишком много а Наташе и она от этого не будет счастлива. Не недостаток жизненной силы – угроза Наташиному счастью, как его способна представить себе графиня Ростова,- а избыток её, чрезмерность.

Но естественное чувство свободы, которое есть в Наташе, эти ограничения преступает, не считается с ними, оно их просто не знает. Так глубоко полюбившая Болконского, она не ограждена ничем от проникновения несовместимых с этой любовью, противоположных, но так же всецело овладевающих ею чувств». Именно так: не ограждена ничем, никакими понятиями о том, что добродетельно, что позор и стыд, какими бы они разумными и справедливыми ни казались. Наташа однажды, ещё до истории с Анатолем, задумалась о том, «что никто никак не может пронять всего, что она понимает и что в ней есть», и поставила себя рядом с Соней: «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет». В жизни сони будет, правда, критическая минута, когда она почувствует, что теряет Николая, и любовь её вырастет в страсть, стоящую «выше и правил, и добродетели, и религии»; но Соня смирится. Не то Наташа: для неё нет добродетели, которая бы закрывала путь разнообразию жизненных влияний, возникающим непроизвольно стремлениям. Так непроизвольно в ней возникло влечение к Анатолю, я для неё нет соображений приличий, добродетели и греха, даже верности любимому жениху, которые бы остановили это влечение. Она со своей безусловной искренностью пытается разобраться в себе: кого она любит? «Князя Андрея она любила – она помнила ясно, как сильно она любила его. Но Анатоля она любила тоже, это было несомненно». И в совершенном затмении Наташа не может понять, отчего же это не может быть вместе, ведь только тогда она была бы совсем счастлива.


Это катастрофически преступающее логику человеческих отношений чувство – разве она не есть продолжение нелогических детских ответов Наташи? Разве это не прежнее то же: не замуж, а так? Наташина инстинктивная и естественная для неё потребность безграничной свободы привела её теперь к катастрофе.

Поэтически Наташа и дурак Анатоль – что общего между ними? Их сближение, кажется, одна их хаотических случайностей жизни, её произвол. Однако вопреки этому «кажется» именно история Наташи и Анатоля, когда мы в не углубляемся, нам показывает, что жизнь не есть произвол случайностей.

Следуя неуклонно своему инстинкту полной свободы, Наташа неотвратимо идёт к своей катастрофе – сближения с Анатолем. И жизнь не без умысла действует, сводя Наташу и Анатоля: Наташа должна узнать, что в желании абсолютной, ничем не ограниченной личной свободы есть оборотная сторона. И чувство свободы Наташи, и безудержный эгоизм Анатоля рождаются из распада веками державшихся патриархальных «устоев», морали «доброго старого времени». Возникающая в этом процессе свобода может быть разно, противоположно направлена; Наташу притягивает именно к Анатолю, ибо в чём-то лёгкая, беззаботная и бездумная манера жить Анатоля Наташе близка и может стать для неё обаятельна, и поэтому Наташин самообман совсем не случаен; но это сближение по наружному сходству необходимо, чтобы открылась – через катастрофу – вся пропасть различия.

Наташе в присутствии Анатоля «приятно, но почему-то тесно и тяжело, она испытывает удовольствие, и волнение, и вместе страх от отсутствия преграды стыдливости между нею и этим человеком. Наташин свободный инстинкт, такой человечный, её здоровый, естественный эгоизм, развиваясь до крайних последствий, подходит к какой-то грани, где нет уже чувства нравственного оправдания и нельзя уже «знать, что хорошо, что дурно, что разумно и что безумно», смыкается всё же, хотя бы на время, с эгоизмом другого толка – разрушительным, аморальным – и эту свободу может принять за ту, что свойственна ей самой, может спутать ту и другую свободу. В какой-то момент Наташа не понимает уже, почему нельзя быть ей вместе с обоими – и Болконским и Анатолем: вот крайний предел неограниченного развития её естественного вольного чувства,- такое желание, которое уже неестественно, нарушает как раз естественное в человеческих отношениях.


Сквозь хаос случайных переплетений выступает закон, справедливость жизни. Наташа чутко его исполняет, будучи только лишь верной себе, своим возникающим вольно желаниям и влечениям. В них нет произвола, в этих желаниях; таково Наташино чувство свободы, её эгоизм.

Судьба совершается не только в истории с Анатолем: она уже свершается до всякого Анатоля, когда Наташа переживает вынужденную разлуку в деревне. В этих главах романа особенно много счастливых картин: Наташа Ростова, мучимая самым избытком физических и нравственных сил, является на охоту за волками, переживает все её ощущения и проводит часть вечера в доме простака-помещика Илагина , угощающего её всем богатством своего ещё не тронутого русского житья-бытья, дворней, составляющей одно лицо с барином, балалайкой , которая странно потрясает образованный слух гостей, и наконец своей русской песней, которая вызывает у них слёзы. Наташа Ростова устраивает переодевания на масленице и, захватив переряженных подруг, горничных, встречных и поперечных, в бешеной скачке на тройках мчится ночью, при луне, мимо леса, вдоль снежной пустыни к своей родственнице и соседке по имению. Тут и без развития отразилась вся русская природа вместе с упоительными народными, племенными потехами и мотивами, которые лучше всех других заглушают, обманывают, целят страдания даже и образованной русской души. Счастливые сцены дышат предчувствием надвигающейся катастрофы, готовят ее.

В «минуты роковые» истории, на фоне зарева оставленной горящей Москвы встретились вновь Наташа Ростова и раненный на Бородинском поле, умирающий князь Андрей. Почему нас всегда так волнует эта сцена, когда мы читаем «Войну и мир»? Потому что значительность этой встречи двух людей, которые любят, неотделима от значительности минуты, в которую она происходит. Надо ведь было случиться, чтобы коляска с Болконским попала вместе с подводами Ростовых , на которых везут раненых, и таким образом Наташа и князь Андрей, не зная о том, ехали из Москвы рядом друг с другом. «Какая судьба!» - скажет, когда узнает об этом, Пьер. Судьба, кажется, сводит Наташу и Андрея в результате случайного совпадения.


Мы читаем на этих страницах «Войны и мира» о той судьбе, что не задана человеческой жизни извне или свыше, но которая тем не менее изнутри человеческой жизни ее регулирует, направляет. Внутренними источниками человеческой жизни занят художник Толстой; и он нам показывает, как в людских отношениях, которые всегда стихийно и случайно слагаются, продвигаются скрыто необходимость, цель, назначение. Скрыто – ибо в жизни, которая в романе предшествует двенадцатому году, эти глубокие двигатели заслонены снаружи интригой, своеволием, стремящимся себя утвердить как закон. Наташа Ростова, мы знаем, повиновалась чувству необходимости в своих отношениях с женихом, в истории с Анатолем; но со стороны Анатоля была интрига вполне,- во всяком случае, произвела свой разрушительный результат. Жизненная справедливость осуществлялась скрыто, запутанно, по виду, по форме все было одной лишь несправедливостью, разрушением, злом и несчастьем; для князя Андрея в случившемся есть только эта одна сторона. В сущности отношений людей, по Толстому, скрывается их судьба; судьба Наташи и князя Андрея, которая их развела,- неокончательная, здесь справедливость неполная, перепутанная с несправедливостью и обидой. Новая встреча должна случиться не затем, чтобы что-то исправить – исправить, вернуть ничего нельзя,- но чтобы восполнить, прояснить отношения двух этих людей и чтобы вознаграждена была, до того как ей кончиться, трагически высокая жизнь Болконского. Какое счастье, что он перед смертью свиделся с вами, скажет впоследствии Пьер Наташе.

Видеть то, что таится в душе человека под игрою страстей, под всеми формами себялюбия, своекрыстия, животных влечений,- вот на что великий мастер Толстой. Очень жалки, очень неразумны и безобразны увлечения и похождения таких людей, как Пьер Безухов и Наташа Ростова; но мы видим, что за всем тем у этих людей золотые сердца, и ни на минуту не усомнится, что там, где бы дело шло о самопожертвовании, где нужно было бы беззаветное сочувствие доброму и прекрасному, в этих сердцах нашёлся бы полный отзыв, полная готовность. Душевная красота этих двух лиц поразительна. Пьер – взрослый ребёнок, с огромным телом и с страшною чувственностью, как дитя непрактичный и неразумный, соединяет в себе детскую чистоту и нежность души с умом наивным, но по тому самому высоким, с характером, которому всё неблагородное не только чуждо, но даже и непонятно. Этот человек, как дети, ничего не боится и не знает за собою зла. Наташа – девушка, одарённая такой полнотою душевной жизни, что (по выражению Безухова) она не удостаивает быть умною, т. е. не имеет ни времени, ни расположения переводить эту жизнь в отвлечённые формы мысли. Безмерная полнота жизни вовлекает её в страшную ошибку, в безумную страсть к Курагину,- ошибку, искупаемую потом тяжкими страданиями. Пьер и Наташа – люди, которых, по самой их натуре. Должны постигать в жизни ошибки и разочарования.


Наташа живет честно, душой. Пусть она ошибается, путается, начинает и бросает, главное – она вечно борется, вечно беспокойна. «Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа… Но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных»

Безусловно, Наташа Ростова – любимая героиня писателя. Ей он уделяет несравненно больше внимания, чем кому бы то ни было, рисуя ее портрет, описывая чувства, переживания, так живо отражающиеся на её лице.

Любимая героиня Толстого наделена прекрасной душой – трепетной , сострадающей, глубокой.

Почему же именно Наташа стала любимой героиней Толстого?

Мне кажется, это потому, что Наташа очень близка Толстому по характеру. В ней мы можем увидеть многие качества, черты характера, присущие Л. Н. Толстому. Но он наделил ее не только своими чертами характера (наверное, сам не осознавая этого), он вложил в нее еще и все то, чему хотел бы научиться, что хотел бы перенять, воплотил в ней все лучшие, в его понимании, качества человека.

Очень эмоционально описывает Толстой смену настроений своей любимой героини. Он наблюдает за выражением ее лица в разных ситуациях, за выражением глаз — они то "любопытные", то "вызывающие и несколько насмешливые", то "умоляющие", то "отчаянно-оживленные", за улыбкой героини — то "задумчивой", то "торжественной", то "успокоительной". И даже в сравнении с красавицей Элен, обладающей улыбкой как "застывшей лицемерной маской", Наташа поистине непревзойденная красавица.

Но как бы жизнь ни испытывала характер героини, все равно все главные свои достоинства, которые так ценит в ней Толстой, Наташа не утратила, а, пройдя через все жизненные испытания, обогатила свой духовный мир, стала еще более сильной и мужественной.

Несмотря на большие перемены во внешности ("она пополнела и поширела, так что трудно было узнать в этой сильной матери прежнюю тонкую, подвижную Наташу..."). Наташа осталась все такой же доброй, нежной, отзывчивой, самоотверженной. Но в ней стало больше рассудительности. Наташа теперь посвятила свою жизнь воспитанию детей. Она отдавала всю энергию, всю любовь им и своему мужу — Пьеру Безухову.


Толстой гордится своей героиней, гордится ее умением любить, ее добротой, самопожертвованием для блага других, ее умом, ее женственностью.

Наташа Ростова — пример, достойный подражания. Мне кажется, что любой человек мог бы многому поучиться у Наташи Ростовой. Она пример для каждой девушки, ищущей свой путь в жизни. Слишком быстротечна жизнь, чтобы учиться только на своем опыте. Опыт героев классических произведений бесценен. А особенно, если это такая героиня, как Наташа.

Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №5.

Любимая героиня Л. Н. Толстого.

Выполнила ученица 10Б класса

Сибгатова Наталья.

Проверил учитель русского языка и

литературы высшей квалификационной

категории Порцева О. С.

Ижевск 2009