birmaga.ru
добавить свой файл

1
Безнадёга.

Скучная история. В общем то, в полёте ничего не случилось… и как хорошо! А вот осадок остался неприятный. Теперь, спустя годы думаю, кульминация моих воздушных приключений, была достигнута в этом полёте. Наверное, я испугался. Даже сейчас, восстанавливая в памяти детали того события, ворошить эмоциональную составляющую не хочется…

Было это в том же 1981 г, при подготовке к тем же Марам. Служил я комэской в 5 гв. Иап (Шармеллек), но целый год, пока ремонтировали аэродром, летали в Кишкуне (14 гв. Иап), где я служил до этого. Хотя какое это имеет значение?

Летаем на парные воздушные бои на Миг-23м. На заключительной атаке, при выполнении «аркана» в начале нисходящей части косой петли почувствовал упор Ручки управления самолётом в среднем положении. Тяну её на себя, чтобы выполнить атаку, а она не идёт, каменная! Выводить из крена – мёртвая. Заклинило! Вот чудеса, за всю бытность в авиации о таком не слышал!

Убрал обороты, раздвинул ноги, отодвинул шланг кислородной маски – всё чисто, а Ручка стоит! Осмотрелся, высота большая, скорость маленькая, выходить из самолёта рановато. Сунул правую ногу по борту и скольжением вывожу самолёт из перевёрнутого положения. Вывел, и тут Ручка, как ни в чём не бывало, пришла в движение. Что за наваждение? Несколько раз махал ей во все крайние положения – нормально…

А группа тем временем ушла далеко, пока разбирался с Ручкой, летел практически с обратным курсом. Но вижу всех, доложил об окончании задания и сказал лётчикам заходить на роспуск, догоню. Аэродром был рядом, догнать их сумел только на посадочном курсе перед самым аэродромом. И, заняв место ведущего, с небольшим снижением на Н=100м и V=1000 км/час кратковременно выпустил тормозные щитки, чтобы уровнять скорость.

И тут… Ручка прекратила двигаться снова!!! В голове: «Лёгкий комбез, ЗШ-3, не притянутая маска, нужна скорость 700 и высота, хотя бы 150 м!» А самолёт снижался. Я видел, что перелечу весь аэродром, а там, за ним, деревья акации…


Наступило очень неприятное состояние обречённости… в голове пусто, в душе мерзко… Досада… ведь был – же сигнал! Всё переменилось, как то посерело, время ускорилось! Как быстро улетали секунды жизни и метры высоты, решения не было… Я не успевал снизить скорость, не мог набрать высоту, но и сидеть в бездействии было невыносимо… включил Полный ФОРСАЖ!

Толчёк в спину и Ручка пошла на себя!!! Самолёт взмыл вверх…

Всё… Третьего раза не будет! Ручку клинило строго в определённом среднем положении. Поэтому, сразу создал посадочное положение, и на скорости 280 км/час, стараясь вообще шевелить ей поменьше, зашёл на посадку «с прямой» и сел.

На старте никто ничего и не понял: «С чего это он «боевой» на роспуске загнул»?

Каково же было моё удивление, когда на плёнке САРПП, прямых линий положения стабилизатора не увидел! Но те самые места нашёл быстро. Оказывается, рука у меня дрожала! На плёнке чётко отметилась мелкая «пила», на определённом уровне, ниже которого стабилизатор не отклонялся. Ручка могла отклонятся от себя и влево, как выяснилось но, «… мне туда не надо!» и в воздухе казалось, что ручку заклинило.

Причину искали долго. Открыли последний лючок в киле, открывать который никакими регламентами не предусмотрено, только на заводах. Там находится датчик углов положения стабилизатора, который вводит коррекцию в положения клиньев воздухозаборников, на числах М более 1.8! В общем, сами понимаете, на…фиг нужен! Тяга его была рассоединена, свободно болталась на шарнире, и в определённом положении ограничивала ход качалки правой половины стабилизатора, не давая ему отклонятся вниз.

Последующий анализ ситуации задал два вопроса, ответ я нашёл только на один.

Первое. Решение о включении форсажа не было решением спонтанным или отчаянным. Несмотря на эмоциональное оцепенение, мозг лихорадочно работал. (Ситуация развивалась 8 секунд, а в первый раз – 14 сек) Включением форсажа можно было добиться:

- на «действие» ответить «противодействием». Тоесть, если стопорение Ручки было вызвано торможением (что на самом деле и произошло), то дать ускорение.

- потом, просто «встряхнуть» самолёт, это тоже могло помочь.

- наконец, увеличение скорости могло вывести самолёт в горизонтальный полёт и дальше в набор высоты просто из-за устойчивости по скорости, хотя… уж очень много было скорости и мало высоты.

Было ли другое решение? Чтобы делал, если бы положение не улучшилось? Оказывается было! Немного выпустил бы крыло, градусов до 30. Самолёт наверняка начал бы «вспухать».

А вот переворачивать самолёт в перевёрнутый полёт и на отрицательной перегрузке уходить вверх, этакое радикальное спасительное решение в голову не пришло. У меня сложилось впечатление заклинивания Ручки.

Второе. О судьбе. Я смотрел на злополучную тягу и видел, сама разъединиться она не могла. Она не была подсоединена. А самолёт летал много. Тогда почему это произошло со мной? В одном полёте сразу 2 раза?

Может всё проще, соврал инженер…