birmaga.ru
добавить свой файл

1
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей


«Детская школа искусств №62

Первые уроки фортепианного ансамбля
Исполнитель: преподаватель

фортепиано

О.П.Завьялова

2013

пгт Краснобродский


Первые уроки фортепианного ансамбля

Николай Сергеевич Зверев, выдающийся музыкант, учитель-воспитатель, приучая к ансамблевому исполнению, давал им играть в четыре руки и на двух роялях. Питомцы с увлечением играли наизусть. Такое ансамблевое музицирование пробуждало в его ученике Сергее Рахманинове ту «волю к оркестру», то чутье симфонического «тока», которое сыграло свою роль в том, что он как бы «само собой» стал дирижером и великим пианистом.

Нередко бывавший у Рахманинова А. Ф. Гедике вспоминал: «…большего наслаждения, чем играть в четыре руки с Сергеем Васильевичем я себе представит не могу… Какое это было счастье!»

А. Кандинский

«С. В. Рахманинов»
Изучение искусства совместной игры наиболее целесообразно начинать с занятий в классе фортепианного ансамбля. В отличие от других видов совместной игры, фортепианный дуэт объединяет исполнителей одной и той же «специальности», что в значительной степени облегчает их взаимопонимание.

Этот жанр имеет свою многолетнюю историю. Одно время на концертной эстраде существовало два вида фортепианного дуэта – на одном или на двух роялях. В наше время второй вид вытеснил первый: мы не встречаем уже на эстраде пианистов, играющих в четыре руки на одном инструменте, как это бывало во времена концертирования Листа и Рубинштейна. Игра в четыре руки на одном фортепиано в настоящее время практикуется главным образом в сфере домашнего музицирования, музыкального самообразования и учебных занятий.

Фортепианный дуэт на двух роялях не случайно получил наибольшее распространение в профессиональной концертной практике. В нем преимущества ансамбля сочетаются с полной свободой партнеров, имеющих в своем распоряжении, - каждый – свой инструмент. Богатейшие возможности фортепиано, благодаря наличию двух исполнителей, двух инструментов, еще более расширяются, и это привлекло внимание многих композиторов.


Репертуар для фортепианных ансамблей можно подразделить на специально созданные оригинальные сочинения (а также концертные транскрипции) и переложения, ставящие своей целью популяризацию симфонической музыки.

Превосходные сочинения для одного фортепиано в четыре руки написали Моцарт, Шуберт, Шуман, Вебер, Равель, Рахманинов и другие крупнейшие композиторы. Но концертный репертуар для двух фортепиано в четыре руки более богат и разнообразен. Вот неполный список авторов пьес для двух фортепиано: Бах, Моцарт, Шуман, Лист, Григ, Шопен, Брамс, Сен-Санс, Дебюсси, Равель, Хиндемит, Стравинский, Пуленк, Мийо, Аренский, Танеев, Рахманинов, Прокофьев, Шостакович. Среди этих пьес мы найдем произведения различных жанров и стилей – фуги, сонаты, вариации, сюиты.

В учебном процессе все виды фортепианного ансамбля и оба раздела их репертуара (концертные пьесы и «клавирные» переложения) могут быть использованы с равным успехом. Оркестровые переложения – отличный материал для читки с листа, занятий для развития навыков быстрой ориентации в нотном тексте, для исполнения «в эскизе».

Прослушать какое-либо симфоническое произведение в концерте, по радио или в записи и проиграть его самому – вещи достаточно разные. Никакое, пусть очень внимательное и многократное, прослушивание произведения не дает такого глубокого ознакомления с ним, какое можно получить проиграв его и попытавшись найти собственную его интерпретацию. Дело не только в чисто познавательском интересе, но и в эстетической радости, которую испытывает при этом исполнитель. Струнники и духовики, играя в оркестре, участвуют в творческом воссоздании симфонических произведений. Пианисты этого лишены. И как часто им хочется самим исполнить какое-либо написанное для оркестра произведение! Проигрывание симфонической музыки в четырехручном переложении для фортепиано может до некоторой степени утолить эту исполнительскую жажду.

Оригинальные дуэтные пьесы и концертные транскрипции предназначаются для публичных выступлений и поэтому требуют тщательной и завершенной шлифовки исполнения. Изучение этих произведений помогает понять разнообразные требования ансамбля, творчески обогащает исполнителей и весьма существенно совершенствует их пианистическое мастерство.


Начнем с «азбуки» совместного исполнения. Попытаемся определить, какие элементарные навыки дуэтной игры должны быть содержанием этой «азбуки».

К первым шагам в овладении «ансамблевой техникой» можно отнести следующие разделы начального обучения: особенности посадки и педализации при четырехручном исполнении на одном фортепиано; способы достижения синхронности при взятии и снятии звука; равновесие звучания в удвоениях и аккордах, разделенных между партнерами; согласование приемов звукоизвлечения; передача голоса от партнера к партнеру; соразмерность в сочетании нескольких голосов, исполняемых разными партнерами; соблюдение общности ритмического пульса и т. п.

По мере усложнения художественных задач, расширяются и технические задачи совместной игры: преодоление трудностей полиритмии, использование особых тембральных возможностей фортепианного дуэта, педализация на двух фортепиано и т. п.

При четырехручной игре за одним роялем отличие от сольного исполнительства начинается с самой посадки, так как каждый пианист имеет в своем распоряжении только половину клавиатуры.

Партнеры должны уметь «поделить» клавиатуру и так держать локти, чтобы не мешать друг другу, особенно при сближающемся или перекрещивающемся голосоведении (один локоть под другим).

Кто из партнеров четырехручного исполнения должен педализировать? Нередко учащиеся не знают этого. Нужно объяснить, сто педализирует исполнитель партии Secondo, так как обычно она служит фундаментом (бас, гармония) мелодии, чаще всего проходящей в верхних регистрах. При этом ему необходимо очень внимательно следить за тем, что происходит в соседней партии, слушать своего товарища и учитывать его исполнительские «интересы». Это умение – слушать не только то, что сам играешь, а одновременно и то, что играет партнер, а правильнее сказать – общее звучание обеих партий, сливающихся в органически единое целое, - основа совместного исполнительства во всех его видах.

Сольное исполнение приучает пианиста к «слушанию» себя, его внимание собрано в определенном фокусе, изменить который не так легко. Недостаточно сказать ученику: «Ты не слушаешь партнера», Это приведет к раздвоению фокуса внимания, нечеткому слышанию и того и другого («я» и «он»); нужно слушать не себя, не его, а только общее звучание ансамбля (ни «я», ни «он», а «мы»). Замечание педагога – «Ты не слушаешь партнера» должно пониматься только так: «Ты не слушаешь, что у вас вместе получается».


Неумение слушать общее звучание нередко сказывается уже на самой позе пианиста: «уткнувшись» в клавиатуру, он внимательно следит за движениями своих пальцев; корпус его склонен до предела, в певучих местах он поворачивает голову, как бы прислушиваясь одним ухом к звучанию мелодии. В такой «позиции» и о своем собственном исполнении можно получить достаточно искаженное представление, не говоря уже о звучании обеих партий!

Полезно бывает предложить учащемуся, исполняющему партию Secondo, ничего не играя, только педализировать во время исполнения другим пианистом партии Primo. При этом сразу обнаруживается, насколько это непривычно и требует особого внимания и навыка. Затем следует поменять пианистов местами. И ученик, быть может, усмехавшийся при неудачах своего товарища, быстро поймет, что сам еще не владеет достаточно свободно нужной техникой.

Очень часто непрерывность четырехручного исполнения нарушается из-за отсутствия у пианистов простейших навыков переворачивания страниц и отсчета длительности пауз. Учащиеся должны установить, кому из партнеров, в зависимости от занятости рук, удобней перевернуть страницу; в случае если не оказывается свободной руки, следует определить, какой пропуск в нотном тексте окажется наименьшей потерей. Ловко и быстро в нужный момент перевернуть страницу любой рукой, продолжая играть второй, - совсем не такое простое дело, каким оно может показаться; этому тоже надо учиться не пренебрегая специальной тренировкой.

Пианисты не обладают хорошо известным оркестрантам навыком отсчета длительных пауз. Поэтому нужно объяснять участникам дуэта, что фиксировать каждый такт паузы приходится только при первом ознакомлении с нотным текстом, а в дальнейшем это совсем не является обязательным. Можно увеличить «масштаб» отсчета, отмечая четырех- или восьмитакты, но еще целесообразней пользоваться репликами, ясно представляя себе общий ход музыкального развития и структуру того отрывка, где встретились эти длительные паузы в одной из партий. Самый простой и эффективный способ преодолеть возникающее в паузах ненужное напряжение и боязнь пропустить момент вступления – проиграть звучащую у партнера музыку. Тогда пауза перестанет быть томительным ожиданием и заполнится живым музыкальным чувством.


Казалось бы, самая простая вещь – начать вместе играть. Однако точно синхронно взять два звука – не так легко, это требует большой тренировки и взаимопонимания. Нужно объяснить учащимся, чем технически обусловлен прием дирижерского замаха, ауфтакта, и как он может быть применен в данном случае пианистом. При исполнении за одним или параллельно стоящими двумя инструментами, когда руки каждого видны другому – легким движением кисти (с ясно определенной верхней точкой), кивком головы, или с помощью знака глазами в тех случаях, когда рука не видна (при расположении пианистов напротив друг друга).

Полезно посоветовать одновременно с этим жестом обоим исполнителям взять дыхание (в самом прямом смысле – сделать вдох). Это делает начало исполнения естественным, органичным, снимает сковывающее напряжение. Выбрав соответствующее место лежащей на пюпитре пьесы (обычно вступительные такты, если при этом играют оба партнера), преподаватель может предложить учащимся несколько раз начать исполнение, сперва следуя указаниям его руки, а затем – самостоятельно. Кто в последнем случае будет давать затакт – безразлично: каждый из партнеров должен уметь это делать. Нужно очень строго отмечать малейшую неточность при неполном совпадении звуков. Редко кому сразу удается уверенно овладеть простейшим, казалось бы, умением.

Очень важно тут же обратить внимание на то, что не меньшее значение, чем синхронное начало, имеет и синхронное окончание, «снятие» звука. «Рваные», «лохматые» аккорды, в которых одни звуки длятся дольше других, загрязняют, уродуют паузу и производят самое неприятное впечатление. Кстати, можно сказать несколько слов об огромном, выразительном значении паузы. Недооценка его – весьма распространенный недостаток, особенно среди молодых исполнителей.

Синхронность возникновения отдельных звуков не исчерпывает технической задачи, партнерам необходимо добиться равновесия их звучания. Задача усложняется в случае, когда правильного равновесия нужно достичь не в отдельном аккорде, а в параллельно проходящих голосах (скажем, при октавном изложении мелодии в разных партиях). С первого же тактов исполнение в ансамбле требует от участников полной договоренности о приемах извлечения звука, к общей цели они должны идти общим путем.


Слаженность совместной игры в малом и большом, в отдельном приеме и в общем замысле – особая сфера работы, присущая ансамблевым классам. Технические затруднения возникают не только в материале каждой партии, но и при элементарной координации исполнения участников дуэта.

Разделение нотного материала на две части обычно облегчает исполнение (ведь часть всегда легче сыграть, чем целое?!), но иной раз и усложняет его. Возникает специфическая трудность: то, что может быть сыграно без всяких затруднений двумя руками одного пианиста, иной раз становится более технически сложным, если играется двумя руками двух исполнителей. Каждый из них ощущает при этом непривычную неловкость.

Мы уже говорили об умении синхронно «взять» и «снять» звук, добиться равномерного звучания в аккорде и параллельных голосах, педализировать исходя из интересов партнера и т. п.

Другие примеры элементарной техники ансамбля – передача партнерами друг другу «из рук в руки» пассажей, мелодии, аккомпанемента, контрапункта и т. д. Пианисты должны научиться «подхватывать» незаконченную фразу и передавать ее партнеру, не разрывая музыкальной ткани.

Следует сказать о динамике исполнения. Наиболее распространенный недостаток ученического исполнения – динамическое однообразие: все играется по существу mf и f. Редко слышишь на первом уроке в четырехручном ансамбле красивое piano!

Надо объяснить учащимся, что динамический диапазон четырехручного исполнения должен быть никак не уже, а шире, чем при сольной игре, так как наличие двух пианистов позволяет полней использовать клавиатуру, построить более объемные, плотные, тяжелые аккорды, использовать для достижения яркого динамического эффекта равномерное распределение силы двух человек. Конечно, фортепиано не зазвучит от этого вдвое громче, но, все-таки, некоторый результат может быть достигнут.

Очень важно добиться ясного представления ученика о градациях forte и fortissimo. рассказав об общем динамическом плане произведения, нужно определить его кульминацию и посоветовать fortissimo играть всегда «с запасом», а не «на пределе».


Что касается прозрачного pianissimo, то ведь и при четырехручном исполнительстве вполне возможно solo каждого партнера. Напомнив, что до нюанса mf есть еще много градаций: mp, p, pp и, наконец, ppp, полезно проиллюстрировать нюансы, чтобы ученики почувствовали, скольких выразительных средств они себя лишают. Но как бы хорошо педагогу не удалось это показать, сразу достичь нужных результатов не удается, да и не может удасться, так как работа над звуком - область огромного труда.

Итак, еще не начав совместного исполнения, партнеры договариваются о том, кто будет показывать вступление, каков должен быть характер звучания и каким приемом, и с какой силой будет начата пьеса.

Точно так же заблаговременно должен быть определен темп. Общность понимания и чувствования темпа – одно из первых условий ансамбля. Партнеры должны одинаково чувствовать темп, еще не начав играть. Музыка начинается уже в аутфакте и даже в короткие мгновения, ему предшествующие.

В случае несогласия партнеров им следует проиграть пьесу в соответствии с пожеланиями каждого. Можно рекомендовать при разучивании просчитать в соответствующем темпе «пустой такт». В дальнейшем это становится излишним; достаточно в ставшем уже привычным темпе дать только движение затакта.

Особое место в совместном исполнительстве занимают вопросы, связанные с ритмом. Малозаметные иной раз в сольной игре ритмические недочеты, в ансамбле могут резко нарушать целостность впечатления, дезориентировать партнеров и быть причиной «аварии» при публичном выступлении. Ансамбль требует от участников уверенного, безупречного ритма; в ансамбле ритм должен обладать особым качеством: быть коллективным. Каждому музыканту присуще свое ощущение ритма – взаимопонимание и согласие достигаются далеко не сразу. При всей строгости и незыблемости общего коллективного ритма, он должен быть вполне естественным и органичным для каждого участника ансамбля.


Воспитание в учениках чувства коллективного ритма – одна из важных задач ансамблевых классов. Работа начинается с устранения индивидуальных недостатков в исполнении партнеров. Может показаться, что уроки фортепианного ансамбля в этом направлении ничем не отличаются от занятий в классе по специальности. Это совсем не так.

Наиболее распространенными недостатками учащихся являются отсутствие четкости ритма и его устойчивости. Искажения ритмического рисунка (нечеткое его исполнение) чаще всего встречаются: в пунктирном ритме, при смене шестнадцатых тридцатьвторыми и сочетании их с триолями, в условиях полиритмии, при изменении темпа, в пяти-, семидольном метре и т. п. Исправляя такого рода ошибку, возникшую лишь в одной партии, полезно привлечь к ней внимание не только «провинившегося» ученика, но и его товарища. Задача педагога усложняется, если ритмическая нечеткость распространяется на обе партии – ему приходится распутывать клубок, в котором каждая нить имеет свои узлы.

Отсутствие ритмической устойчивости часто связано со свойственной начинающим пианистам тенденцией к ускорению. Обычно это происходит при нарастании силы звучности – эмоциональное возбуждение учащает ритмический пульс; или – в стремительных пассажах, когда неопытному пианисту начинает казаться, что он скользит по наклонной плоскости; а также – в сложных для исполнения местах. Технические трудности вызывают желание возможно скорее «проскочить» опасные такты (В других случаях технические трудности могут быть причиной обратного явления – преодолевая их, ученик замедляет темп). Тенденция к ускорению может сказаться и в постепенном общем изменении темпа пьесы (что легко установить, сравнив исполнение коды с началом).

При объединении в дуэте двух пианистов, страдающих таким недостатком, «минус» на «минус» не дает, к сожалению, «плюса». Каждый из пианистов заторапливает движение, «подталкивает» партнера, возникшее accelerando развивается с неумолимостью цепной реакции и увлекает партнеров к неизбежной катастрофе. Но, как говорится, нет худа без добра. Свойственный обоим партнерам недостаток в совместной игре становится сразу заметным и очевидным для исполнителей, что, конечно, облегчает педагогу его задачу. Если же этот недостаток присущ только одному из участников, то второй оказывается верным союзником и помощником преподавателя.


Таким образом, в условиях совместных занятий возникают некоторые благоприятные возможности для исправления не только общих, но и индивидуальных погрешностей исполнения; руководитель должен этим умело воспользоваться.

Специальная задача ансамблевых классов – воспитание коллективного ритма, необходимого качества артистичного ансамблевого исполнения. Она может быть решена только путем настойчивого изучения разнохарактерных произведений и систематического развития всестороннего контакта партнеров в процессе исполнения.

Следует подчеркнуть, что допустимая на первом этапе занятий некоторая схематизация ритма в дальнейшем категорически неприемлема: ритм должен быть живым, гибким, выразительным.

Когда учащийся впервые получит удовлетворение от совместно выполненной художественной работы, почувствует радость общего порыва, объединенных усилий, взаимной поддержки, - можно считать, что занятия в классе дали принципиально важный результат. Пусть исполнение при этом еще далеко от совершенства – это не должно смущать педагога, все можно выправить дальнейшей работой. Ценно другое – преодолен рубеж, разделяющий солиста и ансамблиста, пианист почувствовал своеобразие и интерес совместного исполнительства.

Умение играть в ансамбле оказывает положительное развивающее влияние на формирование и улучшение музыкального слуха, кругозора начинающего музыканта-пианиста и является важной составляющей музыкального воспитания, позволяет научить на практике, в процессе музицирования за фортепиано реализовывать знания в сочетании с профессиональными навыками.


Список лдитературы:


  1. Вопросы фортепианной педагогики. Вып.№3, сборник статей. Изд-во «Музыка», 1971г.

  2. Сборник ансамблей для фортепиано: 1-3 классы ДМШ: учебно-методическое пособие/ в перелож. И обр. И.Зубченко._Ростов н\Д: Феникс,2008ю-71с.

  3. Тимакин Е.М. Воспитание пианиста. изд-во М., 1984г.