birmaga.ru
добавить свой файл

1
УДК 81’36+811.111


О.Г.Губанищева

(Новосибирский государственный педагогический университет)

ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГЕРУНДИЯ

The article dwells upon the origin of GERUND and functional convergence of VERB and NOUN.

В лингвистической литературе нередко высказывается мнение о том, что существительное и глагол связаны друг с другом отношениями "взаимного отталкивания". Подобная характеристика, по мнению Козловой Л.А., кажется вполне оправданной. Поскольку эти две части речи кардинально противопоставлены друг другу как по своей когнитивной сущности, так и по своим дискурсным функциям, будучи названиями предметов (как онтологических, так и гносеологических) с одной стороны, и названиями событий с другой, существительное и глагол представляют собой два диаметрально противоположных способа категоризации опыта [Козлова/1997: 103]. Именно по этой причине семантический рубеж между частями речи, как отмечает Е.С. Кубрякова [1978:32], проходит прежде всего между обозначением того, что характеризуется и того, как характеризуется, то есть между обозначением предмета речи и его признаков.

Столь же четко существительное и глагол противостоят друг другу в синтаксическом плане, поскольку существительное изначально призвано обозначать предмет мысли, а глагол – ее предикат. Вследствие этого они представляют собой два полюса, соединение которых и образует основу предложения, его предикативное ядро. Следует отметить, что такая четкая противопоставленность данных частей речи характерна лишь для прототипически, ядерных их представителей. Периферийные же зоны, населенные единицами со смешанной категориальной семантикой, не выявляют столь жесткой противопоставленности и служат своеобразным мостиком между данными частями речи [Козлова/1997: 104].

Прежде всего, глагол обладает стабильной периферией в лице своих неличных форм. Таким образом, глагол сближается с существительным в функциональном плане прежде всего через свои неличные формы – инфинитив и герундий. При этом герундий, представляющий дальнюю периферию, выявляет больше субстантивных свойств: сочетаемость с предлогами, притяжательными местоимениями и существительными в притяжательном падеже, а также с отрицательным местоимением no:


There was no ever trying to understand me (G. Norman)

В подобных случаях отрицательное местоимение выполняет роль детерминатива, являясь функциональным эквивалентом артикля, и герундий по сути дела находится на пересечении границ между существительным и глаголом, а потому трактуется то как неличная форма глагола, то как отглагольное существительное. Такое переплетение в нем глагольных и субстантивных качеств дает все основания утверждать, что природа герундия до сих пор остается загадкой для лингвистов. Говоря о сущности синтаксической транспозиции, Л.А. Козлова определяет ее как процесс, при котором слово реализует свою вторичную синтаксическую функцию. Для инфинитива и герундия субстантивная функция не может рассматриваться как вторичная, ибо она является их основной функцией. Как вторичная она выступает лишь по отношению к глаголу в целом, рассматриваемому в совокупности всех его форм: личных и неличных

Другое, не менее существенное различие лежит в области синтаксической семантики и заключается в том, если в процессах синтаксической транспозиции функциональный обмен происходит на уровне слова, то инфинитив и герундий способны замещать не только отдельную субстантивную лексему, но и всю пропозицию. Например:

Seeing her again was like believing in better future for Edward. (E. Malcolm)

Интересно, с точки зрения постепенного перехода ing-формы из поля притяжения существительного в поле притяжения глагола, рассмотреть пример, приведенный Кварком в своем исследовании "A Grammar of Contemporary English". Важно осознать, что между чистым существительным в предложении We found some paintings и чистым глаголом в предложении Brown painted his daughter, существует целый ряд промежуточных высказываний, заслуживающих тщательного исследования.

1. Some paintings of Brown's (ie some paintings that Brown owns)

2. Brown's paintings of his daughter (ie paintings owned by Brown, depicting his daughter but painted by someone else)


3.Browns paintings of his daughter (ie they depict his daughter and were painted by him).

4/ The painting of Brown is as skillful as that of Gainsborough (ie Brown's (a) finished product, or (b) technique of painting, or (c) action of painting.

5. Brown's deft painting of his daughter is a delight to watch (ie it is a delight to watch while Brown deftly paints his daughter)

6. Brown's deftly painting his daughter is a delight to watch (= 4 c, 5 in meaning)

7. I dislike brown's painting his daughter (ie I dislike either (a) the fact or (b) the way Brown does it)

8. I dislike Brown painting his daughter (=7a)

9. I watched Brown painting his daughter (ie: either I watched Brown as he painted or I watched the process of Brown('s) painting his daughter

10. Brown deftly painting his daughter is a delight to watch (= 4c, 5)

11. Painting his daughter, Brown noticed that his hand was shaking (ie while he was painting)

12. Brown painting his daughter that day, I decided to go for a walk (ie since Brown was painting)

13. The man painting the girl is Brown (ie who is painting)

14. The silently painting man is Brown (ie who is silently painting)

15. He is painting his daughter.

В пунктах 1, 2 и 3 мы можем заменить paintings на pictures or photographs; таким образом, это обычное конкретное исчисляемое существительное, производное от глагола paint путем словообразования. Кварк определяет такие формы как девербативы.

В пунктах 4 и 5 painting также является существительным, судя по определенному артиклю в п.4, и не только по существительному в притяжательном падеже в п. 5, но и по прилагательному, определяющему его (сравни с наречием deftly в п. 6). Но это - абстрактное собирательное существительное, которое можно образовать от любого глагола с помощью добавления суффикса –ing, вставляя предлог of перед существительным (или сочетанием с существительным), соответствущим субъекту предложения при невыраженном объекте:


Brown paints the painting of Brown,

Или перед номинативным словосочетание, соответствующим объекту при его выраженности:

They polish the furniture their polishing of the furniture


Кварк в дальнейшем именует такие существительные отглагольными.

Здесь важно указать на минимум три варианта семантической интерпретации выражения the painting of Brown: a picture representing Brown; Brown's work or skill as a painter; and the process of painting Brown by someone else, а также на невозможность замены слова painting в п.п. 4 и 5 словом picture or photograph.

В пунктах 6 и 7 используется имя собственное в притяжательном падеже Brown's, однако вместо прилагательного deft в п. 5 мы имеем наречие deftly, а вместо of-конструкции – прямое дополнение, как и в случае с личной формой глагола в п. 15. Традиционно, такому смешению номинативных и глагольных функций дано название "герундий", тогда как в пунктах 8-15 мы имеем дело с причастием I. Такое традиционное различие делается независимо от того, проявляет ли структура с ing-формой номинативную функцию в пунктах 8 и 9, аналогично герундию в пунктах 6 и 7, или адвербиальную функцию в пунктах 11 и 12, где герундий не встречается; то есть в тех случаях, где невозможно употребление определяющего в притяжательном падеже:

.* Brown's painting his daughter that day, I decided to go for a walk.

Кварк в своем исследовании приходит к выводу об омонимичности форм причастия I и герундия, и вслед за многими зарубежными и отечественными лингвистами упрощает терминологию, именуя ing-формы в пунктах 6-15 причастиями (participles), не упуская из виду сложность различных словосочетаний с причастиями по мере продвижения к "наиболее глагольному" концу в пункте 15. Аналогичной точки зрения придерживается и Ю.Д.Апресян, предлагая в категорию ing-форм английского языка включать отглагольное существительное, герундий и причастие I.


Обратимся к вопросу о происхождении герундия и проследим путь его становления в диахроническом аспекте. Латинская грамматика, как заложившая основы грамматик современных европейских языков, трактует герундий как форму отглагольного существительного, обозначающую действие как процесс. Герундий употребляется в значении косвенных падежей инфинитива; он изменяется только по формам единственного числа, не имеет именительного падежа и беспредложного винительного падежа, роль которых в предложении может играть инфинитив в качестве подлежащего или прямого дополнения. Многие авторы работ об английском герундии – одни в большей, другие в меньшей степени – соглашаются с тем, что английский герундий берет свое начало от отглагольного существительного. Исследование памятников различных периодов истории происхождения герундия следует искать в отглагольном существительном.

Согласно исследованиям М.А. Гуткиной, в древнеанглийский и среднеанглийский периоды отглагольное существительное выступает в различных синтаксических функциях со всеми присущими ему определителями. Уже в древнеанглийский период наблюдаются случаи. когда отглагольное существительное в обстоятельственной функции употребляется наряду с инфинитивом, как однородные члены предложения, соединенные союзом and. Такое употребление отглагольного существительного способствовало его вербализации, так как к этому времени инфинитив уже находился в системе глагола и управлял существительным в винительном падеже. В среднеанглийский период прослеживается дальнейший постепенный процесс вербализации отглагольного существительного. По мнению М.А. Гуткиной, кроме указанного, целый ряд факторов способствовал возникновению и развитию герундия Основными из них можно считать следующие:

1) возможность смешения отглагольного существительного с причастием I , ввиду их фонетической тождественности в среднеанглийский период и их частого употребления в одинаковых синтаксических функциях;

2) возможность смешения отглагольного существительного с инфинитивом, вытекающим из того, что в среднеанглийский период склоняемый инфинитив на enne мог иногда принимать окончание –ung (e), -ing (e), и, таким образом, совпадал по форме с отглагольным существительным ;


3) разложение в среднеанглийский период древнеанглийских сложных слов, состоящих из основы существительного + отглагольное существительное на ung (e), -ing (e), первая часть которых легко воспринималась как дополнение ко второй.

Отглагольное существительное в функции подлежащего могло смешиваться с причастием I, выступающим в функции постпозитивного определения к определяемому существительному в именительном падеже (And when the schip seylinge was ended… И когда путешествие корабля было окончено …); а в функции предикативного члена также сближалось с причастием I в составе простого сказуемого, состоящего из глагола ben и причастия I. (Syngynge he was or floytynge al the day …Он пел или играл на флейте весь день).

Отглагольное существительное встречается в составном именном сказуемом наряду с инфинитивом. Некоторые лингвисты (Кох, Моссе, Блюме и другие) считают, что смешение отглагольного существительного и инфинитива в среднеанглийский период было вызвано наличием у инфинитива окончаний enne, -ende, -inge. Так Моссе отмечает появление флексии инфинитива ende вместоenne в период 960-1200 г.г., а Блюме обращает внимание на обилие форм инфинитива на yng (e), -ing (e) в переводе Библии.

Однако М.А. Гуткина считает такие формы контаминированными формами отглагольного существительного и инфинитива, причем одной из причин их контаминации (кроме употребления в однородном синтаксическом положении и изменений окончания склоняемого инфинитива) является, по-видимому близость их значения, поскольку оба они выражают действие: отглагольное существительное – как субстанцию, инфинитив – как процесс.

Контаминация отглагольного существительного и инфинитива оказала влияние на развитие первого в сторону глагольности: с течением времени отглагольное существительное воспринимает от инфинитива способность сочетаться с прямым дополнением и иметь при себе обстоятельство, выраженное наречием. Однако в то же время оно сохраняет при себе определители, характерные для существительного (определенный или неопределенный артикль; местоимения: указательные, притяжательные, неопределенные, вопросительные, отрицательные; кроме того отглагольное существительное может определяться прилагательным, числительным, причастием I, существительным в родительном падеже и инфинитивом). Так появляется форма, в которой сочетаются признаки отглагольного существительного и некоторые признаки современного герундия и которая, таким образом, может рассматриваться как переходная от отглагольного существительного к герундию.


В функции дополнения могло происходить смешение отглагольного существительного с причастием I, в тех случаях, когда первое сочеталось с беспредложным препозитивным дополнением, выраженным существительным во множественном числе или в винительном падеже единственного числа (… som tyme men heren voys of folkand Cokkes crowiynge. … Иногда слышатся голоса людей и крик петухов).

В результате этого смешения причастие I заимствовало у отглагольного существительного окончание ing, а отглагольное существительное приобрело некоторые глагольные качества (способность управлять существительным в винительном падеже и определяться наречием).

Отглагольное существительное в функции обстоятельства встречается только в сочетании с предлогом. Причем наличие предлога – это единственное, что отличает отглагольное существительное от причастия I в этой синтаксической функции.

Переходные формы от отглагольного существительногго к герундию впервые появляются в первой половине XIII века и употребляются в различных синтаксических функциях:

- в функции подлежащего: the thurnyng for ever of that syght. Es the mast payne in helle dyght … вечное желание этого зрелища является самым большим наказанием в аду;

- в функции дополнения: …neuerpeles they noy thus mikil both to the ministring, and the receying hem … Тем не менее, они много беспокоились как об оказании помощи, так и о приеме их …;

- в функции обстоятельства: the thred payn es a maner of exil … with-outen any tyrning agayn. Третья мука – изгнание … без возвращения обратно.

Наряду с отглагольным существительным и переходной формой в памятниках среднеанглийского периода, начиная с XIV века, появляется еще одна форма на ing, отличающаяся от двух предыдущих целым рядом признаков: она не имеет категории числа, выступает во всех синтаксических функциях существительного, но из всех определителей последнего сочетается только с притяжательным местоимением и с существительным в родительном падеже; из признаков глагола она обладает способностью сочетаться с беспредложным дополнением и обстоятельством. Для этой формы характерны все синтаксические признаки современного герундия. Однако она не имеет ни категории времени, ни категории залога.


Начиная с середины XIV века частота употребления герундия непрерывно возрастает, в то время как употребление отглагольного существительного и переходной формы идет на убыль, что наглядно отражено в нижеприведенной таблице, которую приводит М.А. Гуткина в своем исследовании:

Век

Частотность на 100 стр.

Относительная частотность, %




Отглагольное существительное

Переходная форма

Герундий

Отглагольное существительное

Переходная форма

Герундий

XIV

103

3

2

95

3

2

XV

116

11

32

73

7

20

XVI

74

6

42

61

5

34

XVII

34

5

42

43


6

51

XVIII

30

2

65

31

2

67

Вербализация герундия сопровождается возрастанием его предикативности. Уже в этот ранний период своего развития герундий выражает действие в предикативном герундиальном обороте, который состоит из герундия и слова, называющего производителя действия, выраженного герундием.

В новоанглийский период дальнейшая вербализация герундия идет по линии развития глагольных категорий времени и залога. Немаловажную роль в становлении категории залога у герундия сыграло и то, что уже в конце XV - начале XVI в.в. появилась категория страдательного залога у причастия I, совпадающего с герундием по форме сочетаемости и некоторым функциям.

В этот же период происходит становление у герундия категории времени, которая развивается по тем же направлениям, что и у причастия I и инфинитива, т.е. по линии противопоставления форм, выражающих предшествование, формам, выражающим одновременность. Последнее значение закрепляется за старыми синтетическими формами герундия, тогда как для передачи значения предшествования развивается новая, аналитическая форма, построенная по модели соответствующих форм причастия и инфинитива.

На протяжении всего XVI века перфектный герундий встречается редко, и только в форме действительного залога: 'T will weep for having wearied you.

Более широкое распространение аналитические формы герундия получают в XVII –XVIII в.в. Как показало исследование, появление в XVIII веке перфектного герундия страдательного залога продолжает развитие аналитических форм герундия; After having been already prejudged unheard by two Houses of Parliament, I should not have declined the strictest examination.


Система категорий и структура аналитических форм герундия данного периода совпадают с системой категорий и форм герундия в современной английском языке.

Хочется добавить, что в современном английском языке вербализация герундия еще усиливается за счет возникновения сходных с новыми формами причастий I в Continuous особые формы герундия being + -ing, употребляемые с предлогом вне синтаксического комплекса для обозначения действия в конкретный момент в прошлом или в момент речи. Например; I've missed endless buses through not being standing at the bus stop when they arrived; That's what comes of Martin being teaching again. Наряду с упоминаемым в грамматиках расщепленным инфинитивом типа It makes me sick to even think about it (E. Hemingway) есть расщепленный герундий. Например : The Reagan administration has tried to ease the tensions by publicly downplaying trade differences with the allies (Moscow News) [Вейхман/2001:60].

Подводя итог вышесказанному, хочется отметить, что герундий, оставаясь до настоящего времени загадкой для лингвистов, является ярким примером того, что классифицирующая деятельность человека осуществляется не по какому-либо одному параметру, но по многим. Можно предположить, что именно эта сложность и комплексность создают гибкость и огромный информационный потенциал языковой системы, которая тем не менее сохраняет свою целостность и единство.
Список использованной литературы


  1. Вейхман, Г.А. Новое в английской грамматике. М., 2001.

  2. Гуткина, М.А. Отглагольное существительное и развитие герундия в английском языке. Дис. …канд. филол. наук/Лениградский гос. пед.ин-т им. А.И.Герцена. Ленинград, 1967.

  3. Козлова, Л.А.. Проблемы функционального сближения частей речи в современном английском языке. Барнаул, 1997
  4. Кубрякова, Е.С. . Части речи в ономасиологическом освещении. М., 1976.

  5. Quirk, R., Greenbaum. S., Leech, G., Svartnik, J A Grammar of Contemporary English. London and New York, 1972.


* Примеры из древнеанглийского и среднеанглийского периодов взяты у Гуткиной М.А