birmaga.ru
добавить свой файл

1
………Фабрика цвета


Не так давно стал случайным свидетелем момента, как человек открывал 
только что полученный конверт с фотографиями. Надо было видеть эту 
гамму эмоций, пробегающих как цвета радуги по его лицу – от 
нетерпения, до радостного удивления и мечтательной улыбки. Часто мы не 
задумываемся и уж точно не очень-то знаем – где и как появляются на 
свет прямоугольные кусочки плотной бумаги с изображениями дорогих для 
нас моментов бытия.

    С тех пор, как Джон Гершель  в 1839 году предложил фиксировать 
фотографические отпечатки с помощью используемого и поныне 
гипосульфита соды, качество печати фотографий росло непрерывно и 
сегодня достигло того уровня, когда часто можно сказать, что «копия 
лучше оригинала». Конечно, в первую очередь, это относится к цветной 
фотографии, где важнейшую роль играет точность цветопередачи, особенно 
в портрете или интерьере.

    По-настоящему, цветная фотография нашла широкое применение после Второй Мировой войны. До этого процесс получения цветного отпечатка с трех различных негативов был столь трудоемким, что с тех пор сохранилось лишь небольшое количество художественных снимков, сделанных признанными фотомастерами. В 1938 году стали общедоступными пленки «Кодакхром» и сходная с нею «Агфаколор», разработанные почти одновременно. Но фотографы должны были возвращать отснятую пленку фирме-изготовителю, которая обрабатывала ее сложным процессом, включавшим в себя проявление, реэкспозицию, окрашивание и отбеливание всех трех светочувствительных слоев пленки.

    Настоящая революция произошла в 1950 году, когда в продаже появилась 
цветная обратимая пленка «Эктахром», разработанная Маннесом и Годовски 
(ранее в 1930 году они же предложили метод позитивного изображения на 
кинопленке). Она позволила фотографам проявлять пленку самостоятельно. Чуть позже появились пленки «Кодаколор» и «Эктаколор». Но это были 

негативные материалы, то есть пленка после проявки имела цвета, 

противоположные естественным. Поэтому при печати использовался процесс 
превращения, сходный тому, как черно-белые негативы обращаются в 
позитивные отпечатки.

    Поляроид в 1963 году выпустил пленку «Polacolor» со временем обработки 60 секунд, изобретенную Эдвином Лэндом. Кстати, Лэнд четырьмя годами ранее развенчал традиционную теорию цветного видения, доказав, что человеческий глаз видит не смесь трех цветов, а полноцветное изображение. Кульминацией изобретательного дарования Эдвина Лэнда стала его камера SC-70, появившаяся в 1973 году, которая автоматически выдает, после нажатия кнопки электронного затвора, цветной квадратный отпечаток размером три дюйма (8 см).

    Итак, что же собою представляет современная фотолаборатория? Во-первых, это качество и еще раз качество фотографий, отправляемых клиентам. Во-вторых, это массовость – за сутки могут быть обработаны тысячи пленок, напечатаны сотни тысяч фотографий. Очевидно, такое под силу лишь максимально автоматизированным системам, работающим круглосуточно и обслуживаемым квалифицированными операторами и механиками. Автоматизация и компьютерное управление процессом, кстати, дает еще одно такое важное свойство, как стабильность – однажды, будучи отлаженным, оборудование обеспечивает неизменно высокое качество, как проявленных пленок, так и конечного продукта – фотографий на бумаге.

    Путь к фотографии начинается в момент, когда фотограф, которым может быть любой из вас, сдает отснятую пленку или электронный носитель с файлами (иногда сдают другие части фотокамер, будьте внимательны!) в удобный ему пункт фото-печати. Это может быть настоящий фото-магазин или просто киоск «Фото» у метро – не важно, лишь бы приемщик верно записал пожелания клиента – на какой бумаге и какого размера печатать фотографии, когда нужно выполнить заказ – через сутки или через три часа.

    Со всего города, из десятков мест, заказы в течение дня доставляются в фотолабораторию, где первым делом происходит их разделение на две категории – фотопленки и цифровые носители. Последние отправляются к операторам цифровых машин Noritsu, о них разговор пойдет ниже, а пленки поступают в «аналоговый» отдел на оборудование Gretag Syntra Splicer, где их склеивают в длинные рулоны – по 200 штук в каждом!


    Далее рулоны, называемые batch-ами, оператор увозит на проявку в фильм-процессоре Selexxa, который имеет в длину около 8 м. и начинается с абсолютно темной комнаты, где и происходит загрузка пленок для начала процесса проявки. Этот фильм-процессор способен за 10 минут обработать один batch: 200 пленок будут проявлены, зафиксированы и высушены. Готовые пленки автоматически наматываются на катушки.
    Оператор извлекает их и переносит на Syntra Printer той же шведской марки Gretag. Это удивительная машина, способная экспонировать три тысячи (!) фотографий каждые десять минут. Пленка заправляется и движется по фильмовой части, а навстречу ей в нижней части машины из специального контейнера движется рулон с бумагой. На другом конце машины пленка наматывается на катушку, а экспонированная бумага попадает в другой контейнер и там сматывается в рулон.

    Наступает время напечатать фотографии, процесс этот происходит в Paper-процессоре, машине длиною не менее 10 метров. На одном конце процессора расположена темная комната, где оператор извлекает рулон с бумагой и заряжает его в машину. Далее бумага обрабатывается по процессу RA-100, и на выходе получается рулон с напечатанными фотографиями. Рулон с пленкой помещают в упаковочную машину online-Sleever, где пленка, как в чулок, закатывается в специальный пластиковый конверт, предохраняющий от пыли и царапин.

    На предпоследнем этапе рулон с готовыми фотографиями и пленку на катушке необходимо разделить на заказы. Происходит это на небольшой машине Selexxa cutter. Она по специальной перфорации сама определяет, где кончается один заказ и начинается другой, и режет именно в этом месте – полная автоматизация. Пленка делится на отрезки (стрипы) по 4 кадра – так ее удобнее хранить. Тут же лежат те самые конверты, в которых заказы поступили от клиентов. Теперь остается лишь положить в них готовые фотографии и проявленную пленку, а сделать это не сложно, поскольку последовательность заказов на пленке и бумаге в точности совпадает с порядком, в котором уложены конверты. На заключительном этапе конверты с выполненными заказами передаются диспетчеру, который организует их отправку из лаборатории по местам назначения.


    Я лично очень давно не снимал на пленку, а вот «цифрой» пользуюсь регулярно, поэтому мой путь, а точнее, путь моих файлов, лежит в «цифровой» отдел лаборатории. Здесь установлены машины Noritsu QSS-3203 Digital, стоимостью с комплектом дополнительного оборудования около ста сорока тысяч евро каждая. Компьютер анализирует файл с фотографией или рисунком и управляет лазером, который засвечивает бумагу Kodak. Печать проходит по процессу RA-4, размер получаемого отпечатка до 30х90 см. Первая готовая фотография появляется спустя 4,5 минуты с момента начала печати, а производительность машины равна 1400 отпечатков в час.
Конечно, предварительно необходимо скопировать файлы с клиентского носителя, ввести размер отпечатка, число копий и тип бумаги. Если необходима коррекция по цвету или размерам изображения, это необходимо указывать в заказе. Несмотря на цифровое назначение этого комплекса, пленка тоже не остается persona non grata – с помощью высокоскоростного сканера Noritsu изображение с пленки переводится в цифровой вид, после чего его при необходимости можно откорректировать с помощью фирменного программного обеспечения Noritsu и полученный файл точно так же отправить на «лазерную» печать.

    Главное преимущество Noritsu и других подобных машин не только высочайшее качество, но и возможность индивидуальных настроек (каналов) для постоянных заказчиков. Это очень удобно – приходите в подходящее для вас время в лабораторию, передаете оператору диск или карту памяти с файлами, а все ваши предпочтения для печати сохранены в памяти комплекса с прошлого визита – вы получаете желаемый результат в минимальное время и можете сами контролировать процесс, ну разве не мечта фотографа?

    Мне настолько понравилось в лаборатории, что теперь я вряд ли смогу отказаться от удовольствия видеть лично, как моменты жизни из неосязаемых нулей и единиц превращаются в яркие, одушевленные и незабываемые фотографии.