birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3

Население Эфиопии. Эфиопская малая раса

Оглавление

Введение

Этногенез. Древняя история, мифология и культура

Антропологический тип эфиопской расы. Место проживания

Языки

Хозяйство народов Эфиопии (середина ХХ в.)

Современная Эфиопия

Список литературы

 

Введение

Человеческие расы — исторически сложившиеся группы людей, связанные единством происхождения, которое выражается в общих наследственных морфологических и физиологических признаках, варьирующих в определенных пределах. Понятие расы имеет биологическую основу: сходство признаков мнемически обусловлено (передается по наследству) .

Широко распространено представление о делении современного человечества на три расы: "черную", "белую" и "желтую". Однако цвет кожи (различия которого зависят от количества красящего вещества—пигмента меланина) является не единственным, а в некоторых случаях и не основным признаком для разграничения рас. Антропологи используют для такого разграничения совокупность сходных признаков. Среди них: 1. Пигментация кожи (количество меланина, глубина залегания) 2. Пигментация волос 3. Форма волос (курчавость) 4. Жесткость волос 5. Пигментация глаз (темные, светлые, смешанные) 6. Развитие третичного волосяного покрова (лицо, тело) 7. Форма глаз (широкие, средние, узкие) 8. Эпикантус — верхняя складка века (перекрывание края слезного бугорка) 9. Нос (высота, длина, ширина, форма, спинка носа) 10. Рот (толстый, средний, тонкие губы) Среди рас современных людей, принадлежащих к одному виду Homosapiens, в первую очередь выделяют наиболее крупные подразделения, обычно называемые большими расами. Это европеоидная (евразийская) , монголоидная (азиатско-американская) , негроидная (африканская) и австралоидная (океанийская) . Две последних обычно объединяют в одну австрало-негроидную (экваториальную) расу.

В зоне контактов больших рас существует ряд переходных и смешанных расовых типов. Переходными обычно называют такие расы, которые сформировались в столь отдаленные времена, что теперь трудно установить, являются ли они результатом смешения двух рас или же сохраняют древние черты, существовавшие у больших расовых стволов до их расчленения. Смешанные же расовые типы образовывались не только в древности, но и в средневековье, а также в новое и новейшее время в процессе метисации. Так, переходной считают эфиопскую расу на востоке Африки, которая возникла на Африканском Роге в глубокой древности. По форме носа и строению лицевого скелета эфиопы почти не отличаются от южных европеоидов, но кожа у них почти такая же темная, как у негров. Среди негроидных черт — спиралевидные волосы, темные глаза. Европеоидные черты — узкое лицо, узкий длинный нос, средние губы.


Этногенез. Древняя история, мифология и культура

Происхождение. Этимология слова "Эфиоп". Возникновение языка. Истоки культуры. Начала религии. Правители Абиссинии. Международные отношения

Эфиопская переходная раса имеет глубокие корни в древнейшей истории и мифологии. До нашего времени дошло старинное название Эфиопии — "Абиссиния". Независимое государство Абиссиния, населенная в то время цветными христианами, считается старейшим из доисторических образований на африканской почве. Начала этого государства, впрочем, весьма темны. Предание восходит ко временам царя Соломона, и первым основателем абиссинского царства называется мифический сын Хама, по имени Куш, который поселился в Аксуме, древнейшем царском городе к западу от Адуа вТигре; по имени его, также мифического, сына Эфиопа, будто бы вся страна названа Эфиопией.

Царицу Сабейскую легенда переносит в Абиссинию и ее сына, царя Менелика или Давида, выдает за отпрыск ее сближения с Соломоном, царем Иудейским. Во всех этих сказаниях содержится вспоминание о прежних тесных сношениях Абиссинии с противолежащим арабским материком. В первом дохристианском тысячелетии, не позднее 300 г. до Р. Х., сабейцы Йемена отправили избыток своего населения через Красное море в Абиссинию; только тогда, когда "эфиопский" язык, благодаря христианству, приобрел свою литературу, как указывает Гуго Винклер, сабейский язык был вытеснен из Абиссинии. Впоследствии дело повернулось иначе: в последние дохристианские века властители Абиссинии, в свою очередь, переступив за море, утвердились в Сабе, подчиненной в то время гимиаритам; только по временам иудеям, добившимся в конце концов господства над Сабой, удавалось освобождаться от абиссинской опеки. Но с 525 г. по Р. Х. Инмен в течение семи столетий находился под властью абиссинских вице-королей. Сходство наречия геез, считавщегося в Абиссинии и теперь священным, богослужебным языком, с гимиаритским наречием Южной Аравии весьма значительно. Из гееза, на котором писаны рукописи XIII столетия, дошедшие до нас, образовался нынешний диалект Тигре, и языки Амхары и Шоа считаются производными неизвестной уже ныне, боковой ветви гееза. Все это доказывает, что юг Красного моря всегда скорее связывал, чем разделял народы Аравии и восточной Африки.


Существование в прежнее время связи между Абиссинией и Египтом подлежит сомнению. По Геродоту, из войска царя Псамметиха 240 тыс. воинов удалились к царю эфиопов, который поселил их в своей стране. Весьма вероятно, однако, что в этом и в некоторых других случаях под древней Эфиопией следует понимать не абиссинское плоскогорье, а страну верхнего Нила; предполагаемые древние египетские памятники в Абиссинии оказались позднейшего, древнеегипетского происхождения. Гораздо вероятнее древние отношения к греческому и еврейскому культурному кругу; но нельзя утверждать, что в Абиссинии до введения христианства господствовало иудейское вероучение. Впрочем, и теперь еще в Абиссинии живет много евреев (фалаши) , и в абиссинском христианстве есть некоторые еврейские черты.

Христианство было введено в Абиссинии в IV веке нашего летосчисления, двумя пленными молодыми христианами с запада, Фрументом и Эдесием. Абиссинская церковь вступила в сношения с Коптской церковью в Египте, от патриархов которой, имеющих свое местопребывание в Каире, патриарх Абиссинии, абуна, получает свое посвящение. В первые столетия христианской эры и греческое влияние действовало на Абиссинию из тогдашней главной гавани Адулис. В это и последующее время Абиссинское царство называлось, по имени главного города, Аксумским или Аксумитским; позднее и даже до нового времени часто встречаются названия Хабаш или Хабеш. По мнению Рейниша, возможно, что это имя и даже слово Абиссиния происходит от слова habasat, означающего общество или товарищество, следовательно, намекающего на прежние торговые предприятия южных арабов. Название Хабасат, по Глазеру, встречается и в Южной Аравии и значит здесь "собиратели смолы"; сходное значение имеет и "Атиоб" (эфиопы) .

В средние века ислам начал свое вторжение в северо-восточную Африку, проникал туда все далее и далее и, наконец, в XVI веке наводнил всю Абиссинию. С тех пор христианская церковь страны отделилась от остального христианства, но, хотя и в неподвижном состоянии, удержалась до нынешнего времени. Однако, именно в периоде натиска ислама завязались сношения между абиссинскими христианами и римско-католической церковью. Тогда думали найти в Абиссинии царство первосвященника Иоанна, которое западные народы искали так долго. Желание войти в непосредственную связь с этим царством, считавшимся весьма могущественным, влияло на экспедиции, отправленные Генрихом Мореплавателем. В своих поездках в Индию португальцы, действительно, попадали в Абиссинию; иезуиты появились в стране, и в 1626 г. правитель со всем своим двором присоединился к римской церкви. Это обращение продолжалось, впрочем, недолго, — уже через шесть лет после этого католические священники были изгнаны, и с тех пор абиссинская церковь, стоящая всего ближе к греко-российской, не затрагивалась уже никакими внешними влияниями.


До половины XVIII века вся Абиссиния находилась под властью негуса негести, царя царей, который поручал управление отдельных провинций наместникам, расам. Однако, власть негуса стала постепенно ослабевать, и в 1831 году страна распалась на 3 государства — Тигре, Амхару и Шоа, к которым в позднейшее время присоединились Годжам и Каффа. Междоусобные войны все более и более разрушали сплоченность государства, и с юга набеги галласов причиняли постоянные затруднения.

Лишь в 1853 году один из низших чиновников в Амхаре, по имени Казаи, вновь соединил все царство и вступил на престол Абисинии под именем Феодора I. В начале управление его отличалось умеренностью, но когда многие письма и ходатайства его, обращенные к английскому правительству, оставались без ответа и внимания, он исполнился озлоблением против европейцев вообще, и насильно задержал в своей стране английского консулаи других европейцев. Когда переговоры с ними оказались бесплодными, Англия объявила ему войну, и в конце 1867 года начался один из самых достопримечательных горных походов новейшего времени. Мулы из Испании, Италии и Малой Азии, верблюды из Аравии и Египта и слоны из Индии сопровождали небольшое войско, численностью около 12 тысяч человек. Против ожидания, абиссинцы не оказали сперва почти никакого сопротивления; таким образом, английское войско, не сдерживаемое неприятелем, могло достигнуть внутренней части плоскогорья, где Феодор со своим войском думал удержаться в скалистом укреплении Магдале, считавшемся неприступным. Но когда в апреле 1867 года началась бомбардировка Магдалы, Феодор был покинут большей частью своих войск и покончил жизнь самоубийством.

Затем последовали изнурительные внутренние войны, пока Иоанн II из Тигре не вступил в 1872 году на престол. Ему удалось, несмотря на многие столкновения с египтянами и галласами и на непокорность Менелика, правителя Шоа и Каффы, удержаться на престоле долгое время, пока в 1888 году он не вступил одновременно в борьбу с итальянцами, которые тем временем появились на морском берегу, с махдистами и с Менеликом. Многочисленное войско махдистов выступило в поход против Абиссинии; абиссинцы были совершенно разбиты на равнине Дебра-Сина, и старинный городок Гондар был взят, разграблен и разрушен махдистами. 9 марта 1889 года вновь произошла битва при Галабате; победа склонялась уже на сторону абиссинцев, когда король Иоанн пал, пораженный пулей. Этим была вырвана победа у абиссинцев; тело короля было отправлено в Омдурман и выставлено там; власть халифа находилась, по-видимому, на высоте своего могущества.


Но в Абиссинии еще раз появился энергичный властелин, несомненно превосходящий своих предшественников, Менелик II из Шоа, которого итальянцы сперва охотно поддерживали, вследствие чего он еще в 1889 году мог вступить на престол Абиссинии. Впоследствии, впрочем, правление оказалось неблагоприятным для итальянцев. Раздоры и внутренние войны в Абиссинии не прекратились и при Менелике, но давно уже страна не была обширнее и замечательнее, чем теперь. На западе притязания Абиссинии доходят до Белого Нила; на юге абиссинские войска спустились с плоскогорья, опустошая страны галласов; на востоке итальянская область опять сузилась, и о протекторате Италии над Абиссинией не может быть и речи. Как справедливо замечает Карл фон Брухгаузен, "еще немного лет тому назад смеялись над притязаниями абиссинского властителя, желавшего раздвинуть свои границы до Хортума и до озер Рудольфа и Виктории, а теперь уже никто не смеется над ними. Абиссиния, — чего еще несколько десятилетий тому назад никак нельзя было предположить, — сделалась фактором в европейской политике и находится в дружественных отношениях в особенности с Францией и Россией, но также и с Англией, которая отказалась в ее пользу от части своей Сомалийской области, и, в конце концов, с Италией". Царь Менелик, родившийся в 1842 году, по рассказам знающих его лиц, был талантливым правителем, хорошо ознакомленным с политическими условиями и вне пределов своего государства. Он был высокого роста и темного цвета кожи. Возможно, поразительное возрождение Абиссинии в древности из глубокого оцепенения зависело как от самого народа, так и основана на качествах правителя и его войска.

Жизнь древних абиссинцев. Одежда. Украшения. Оружие. Жилище. Характер народа

Жизнь абиссинцев в древности с внешней стороны по некоторым чертам была сходна с жизнью арабов. Мужчины носили широкие шаровары, накидку и повязку вокруг тела, женщины — длинные рубашки и накидки, абиссинцы магометане — тюрбан и сандалии. Для настоящих абиссинцев особенно характерны были шаровары. Самое употребительное украшение у абиссинцев — шейные повязки с амулетами, а у женщин — серебряные и золотые украшения, кольца, колокольчики, щипчики, ушные розетки и т.п. В качестве оружия прежде служили фитильные ружья, как и в Аравии, копья и большие щиты из буйволовой кожи. В войнах последнего времени в руках абиссинцев находилось и современное огнестрельное оружие.


В числе жилищ каменные постройки занимали выдающееся место, но, по большей части, они выстроены небрежно, так же, как и хижины, являвшиеся во многих случаях круглыми соломенными жилищами, окруженными изгородью из терновника. Церкви отличались более тщательной архитектурой, хотя часто представляли собой лишь круглые соломенные хижины, но там можно было найти и церкви, высеченные в скалах, довольно значительной величины.

Внешняя жизнь древних абиссинцев кажется скудной и малоразвитой, и характер народа не производит благоприятного впечатления. В Европе известны, по преимуществу, дурные стороны народного характера и государственной жизни абиссинцев, во всяком случае, гораздо больше, чем более выгодные черты, которые, конечно, не совсем им чужды. Правда, абиссинское христианство, в своей долгой замкнутости и глубокой неподвижности, не может производить впечатления освежающего и привлекающего к себе, но едва ли ему можно отказать в способности к дальнейшему развитию. Оно до сих пор почти заглушалось мелочной обрядностью, внешним ханжеством и символическими приемами: оно страдает и нравственными недочетами, недостаточной чистотой жизни белого и черного духовенства, общей закостенелостью, верой в колдунов и гадания. Это выражается и во внешних обрядах, содержащих много обветшалой торжественности; правда, у духовных лиц можно найти старинные книги и церковные рукописи, но знания их очень ограниченны; новые книги можно найти очень редко и общее образование находится в состоянии регресса. Но если христианская церковь в Абиссинии не обнаруживает внутреннего развития, то христианство, вообще, в последнее время все более и более приобретает почвы: ислам отступает здесь, противоположно многим другим странам Африки. Несмотря на все, христианство все же содействовало тому, что эта страна заняла несколько высшее культурное положение; последствиями христианства являются отчасти более мягкие нравы и, в особенности, отсутствие работорговли и высшее положение и неприкосновенность женщины.


Тем не менее, история Абиссинии до новейшего времени показывала, что в народе скрывается известная склонность к жестокости и зверству. У английской армии исчезло всякое сострадание к низверженному Феодору, когда стало известно, что еще за день до наступления, 350 пленных были изрублены, и сам правитель принимал в этом участие до тех пор, пока у него не устала рука. В начале XX века абиссинскими полчищами, проникавшими к югу до Огадена, даже до Бердеры на Джубе, были совершены в странах галласов страшные жестокости. "Абиссинцы из Шоа, говорит Менгес, — настоящий бич и гибель каждой страны, где они поселяются". Неопрятностью хищнических абиссинцев объяснятся и поразительно распространение холеры в странах галласов, наблюдавшееся несколько лет тому назад.

Правитель, негусь негести, царь царей, был абсолютным властелином и в глазах народа является олицетворением правительства. Негусь один был ответственен за все, за войну и мир, за хорошее и дурное положение страны. В прежнее время негусь избирался знатными лицами из какого-нибудь старинного рода. Этому порядку избрания должен быть приписан упадок царства, так как в течение 55 лет, между 1778 и 1833 гг., на престоле перебывало 22 императора, и с тех пор история Абиссинии была рядом столкновений между негусом и отдельными вице-королями и наместниками, выражавшими притязания на престол. Каждый наместник старался, по мере возможности, эксплуатировать свою провинцию, и даже таким энергичным правителям, как Феодор, который с помощью своего войска старался потопить в крови всякое сопротивление, не удавалось установить порядок и спокойствие: как только он подавлял восстание в одной части страны, оно вспыхивало вновь в другом месте. Во времена правления Менелика II Абиссиния представляла собой соединение королевств (Годжама, Шоа, Джиммы, Каффы и Валомо) и провинций с зависимыми начальниками; тем не менее, национальная сплоченность Абиссинии была довольно значительна.



следующая страница >>