birmaga.ru
добавить свой файл

1
... конец цитаты... (на конкурс ,,КУЧА МАЛА - 2008,,)


Бывает и через несколько веков...
- Дым? (и здесь, и далее, где после прямой речи нет слов автора тире следует убрать)
Будто разбился хрустальный колокольчик. Дмитрий вздрогнул. Он знал этот голос. Знал и помнил. Вот только… Не может этого быть. Потому что не может быть никогда.
Открывать глаза не хотелось совершенно. Достаточно глупые шутки кого-то из старых друзей, кто мог помнить. А откроешь глаза – стоит какой нибудь (дефис: «какой-нибудь») робот шестого класса, (убрать запятую) и чирикает из динамиков записью. При этом, естественно, преданно смотря в глаза стеклянными линзами. Да ну – к чёрту! Не буду открывать я глаза! У меня отпуск! За двадцать восемь лет первый. Я и путёвку на Землю-13 выпросил, что бы («чтобы» - слитно) никого не видеть. Планета то («планета-то» - дефис) ещё в стадии терраформирования, туристам недоступная. Но так как строится она как курорт – то климат просто отменный! И почти нет людей. Мечта отпускника.
- Дым, ты обнаглел. Совсем обнаглел! – Голос («голос» с маленькой буквы) прозвучал вновь. А вот теперь он не был похож на голос робота. Живые интонации, живая реакция. Может не шестой класс? Может даже второй? (после «может» запятая, это вводное слово)
Нехотя приоткрыв глаза, (запятая не нужна) и прикрываясь ладонью от жарких лучей, ещё не отрегулированных до нормы, Дмитрий увидел силуэт. Наверное, и, (запятая не нужна, здесь вводным является «и правда») правда, второго класса… Ээээх, поймаю шутника, да как влеплю четыре наряда вне очереди. Ну, это только Женька или Макс. Они разве что эту кличку помнят. Вот только откуда хрустальный колокольчик?
Силуэт на фоне яркого солнца двумя быстрыми шагами приблизился и сделал то, что (лучше заменить «что» на «чего») Дмитрий ну никак не ожидал от робота, путь и второго класса (перед тире запятая) – дёрнул его за нос!

Дмитрий на секунду опешил. Хвалёная реакция (здесь запятая) раскачанная внедрёнными наномеханизмами, вживлёнными биореакторами и прочим (запятая) дала серьёзный сбой. Её хватило лить (лишь) на то, что бы (чтобы - слитно) быстро поднять тело из шезлонга в вертикальное положение. Вот тут-то Дмитрий и увидел, почему сбоила реакция, (не нужна запятая) и откуда хрустальный колокольчик.

- Дым, ну ты прямо как не родной, неужели не рад видеть? – Стоявшая (с маленькой) перед ним женщина в купальнике по всем теориям любых вероятностей не должна была существовать. Она умерла лет эдак триста пятьдесят назад, а может (запятая) и больше. По идее.
Дмитрий окаменел. Все теории вынесло из головы этим хрустальным голосом, все вероятности перемешались, и он вновь почувствовал себя восемнадцатилетним мальчишкой.
- Ксюшка! – Вот (с маленькой) тут майора косморазведки, Дмитрия Коваленко, (Дмитрия Коваленко можно не выделять запятыми) прорвало. Он подскочил к этой фигуре, которую не забыл и через четыреста с лишним лет, схватил на руки и подбросил. – очень странно звучит «подскочил к фигуре».
- Ну, ты в своём репертуаре! Нет, что бы (слитно «чтобы») поцеловать старую подругу. Дым, прекрати! Я уж было подумала, что ты меня не узнал. Оказывается, не заплесневел ещё, и не всё из тебя твои наномеханоиды вытравили! – Звонкий (с маленькой) голос этой девушки Дмитрий не забыл бы никогда. Равно как и этих карих с поволокой глаз. Эти глаза свели с ума не одного мужчину. Боже мой, как ей это удалось? Ведь технологии продления жизни появились у нас гораздо позднее, чем жили мы. Это нам с командой повезло, мы попали к Сергию. Да и то вопрос ещё – повезло ли? Насколько я сейчас человек, а насколько машина и искусственно восстановленный организм?
Но сейчас Дмитрий смотрел на девушку, утопая в её глазах, и понимал – а ведь и действительно повезло. Через столько лет…
- Ну, чего истуканом стоишь? Рассказывай, давай, где шлялся, куда носило? О! – Оксанка разглядела на внутренней стороне запястья Дмитрия опознавательный знак Космотразведки (косморазведки?) – летучая мышь на фоне солнечной системы. – Так ты у нас вояка? – (убрать тире)

- Ксю, откуда ты? Как ты? Как ты тут оказалась? – Дмитрий практически не слушал, что (о чем) спрашивала девушка. Только всё больше и больше тонул в её глазах. И в своих воспоминаниях. Когда (на усмотрение автора, но звучит странно, может, лучше «когда» заменить на «тогда»?) нам было совсем ещё мало, (лучше заменить на тире, здесь пояснение) мне восемнадцать, ей шестнадцать. Мы были безумно влюблены друг в друга, но встречались мы лишь летом, пересекаясь у бабушки в деревне. Безумные романтичные ночи на лавочке под летними звёздами. Без клятв, без слов любви, без ничего – только мы и ночь, звёзды, небо… Держась за руки и ничего не говоря иногда часами. Так могут только влюблённые дети.

- Дым, - Девушка (с маленькой) слегка отстранилась, - дай я хоть на тебя посмотрю, за столько-то лет. Это сколько же мы не виделись то («виделись-то»)? Века четыре? – Уперев руки с безупречным маникюром в бока, Ксюша разглядывала Дмитрия. А майор стоял и от неожиданно свалившейся гостьи растерянно хлопал глазами, глядя на рыжеволосую принцессу. – слишком утяжеленная фраза, возникает ощущение, что речь идет о двух разных людях – гостье и девушке.
- Да настоящая я, настоящая, можешь пощупать! – Оксана кокетливо выставила попку, при этом хитро улыбаясь. Нет, ну это точно она! Никакой робот не сможет так скопировать моторику тела! А тело…. (и все-таки троеточие, без четвертой точки) Я помнил его наизусть, (тире или двоеточие вместо запятой, здесь уточняется, что именно помнил) каждую ложбинку, каждую впадинку, каждую родинку.
Сделав шаг вперёд, Дмитрий взял за плечи Оксану и, притянув к себе, крепко прижал к груди.
- Железный…. (троеточие, я сверялась по разным изданиям) – тихо проговорила девушка, - помнишь ещё это прозвище? – Взгляд снизу вверх этих глаз разил не хуже апперкота.
- Помню, Ксюш, помню, - так же тихо отвечал майор. Он всё помнил. И как прошла детская влюблённость и одним летом Оксана приехала с кавалером. Как съедала жгучая ревность. И как потом всё забылось через годы. Вот только в снах к нему часто приходила кареглазая девушка с пухлыми губами и курносым носиком. И не давала забыть о себе.
- Дым, ты совершенно отбился от рук. Хоть бы предложил даме выпить с дорожки! – Выгнув брови в мнимом капризе, Оксана склонила голову к плечу, вновь отстранившись.
- Прости, солдафон, - Хлопнув себя по лбу, Дмитрий поднёс к губам запястье.
- Лю, не в службу (здесь запятая) а в дружбу, можешь сообразить немного выпить? –

- Давай, Дмитрий Александрович – (лучше заменить запятой) командуй (запятая) – мгновенно отозвался крошечный динамик.

Дмитрий посмотрел на Оксанку, улыбнулся, подмигнул ей.
- БМВ давай! – (тире убрать)
- Чего??? – Удивление (с маленькой) в голосе передал даже динамик.
- Бейлис, Мартини, Виски, в равных пропорциях. Так доступнее? – (тире убрать)
- Вполне, командир! Сейчас состряпаем! Вам на двоих? – голос Лю улыбался.
- Всё-то ты знаешь, морда азиатская, конечно (запятая) на двоих! – (тире убрать)
- Дым…. Ты помнишь даже это? – Казалось, теперь растерялась Оксана. («казалось» с маленькой)
- Ксюш, я всё помню, сама ведь сказала – Железный. Только теперь ещё и в живую. – Дмитрий постучал себя по левой стороне груди. Что-то глубоко и глухо стукнуло. Пластина защищающая сердце и небольшой управляющий процессор. Такая была у всех косморазведчиков. Их мало, их беречь надо. – чтобы не вызывать противоречий можно написать одним предложением, разделив две части тире.

Девушка провела гладкой и мягкой ладонью по груди Дмитрия, в том месте, куда он себя постучал. И снова воспоминания хлынули из запертых комнат мозга. Как встретились случайно через двенадцать лет после детства. И как вспыхнул огонь. Пламя, в котором они едва не сгорели. Вспомнились бессонные ночи, полные страсти. И чувство, будто способен обнять весь мир и расцеловать его за эту встречу. Но что-то пошло тогда не так. Она была увлечена карьерой, а он был… Да никем он тогда ещё не был. А потом грянуло… Не до любви было. Первый Солнечный Флот, доброволец. Эскадрилья экспериментальных истребителей. Первый, (не нужна запятая) и последний бой с Армадой. Если бы не появился тогда Сергий – до сих пор никто не знает, что бы тогда случилось. И каким был бы исход битвы. А уж моей группы точно не было бы. Нас и так тогда осталось из тринадцати только шестеро. Восемьдесят лет на корабле у Сергия, он нас латал и подшивал, в полном анабиозе. Ничего не помню. А дальше – возвращение на Землю. И пошло-поехало. Работа, служба, дальние командировки. Разведка, одним словом.

Забылось всё, (не нужна запятая) из прошлой жизни. Все (запятая) кто оставался на Земле (запятая) – умерли, пока я к ней долетел. Только чуть позже появились технологии (запятая) способные продолжать человеческую жизнь до бесконечности. Забылась и любовь. И ни разу не приснилась. Ни разу. Не позволял я себе такой роскоши. А тут такое…. (троеточие, без четвертой точки)
Оксана почувствовала перемены в Дмитрии. Отодвинулась и пристально посмотрела в глаза. А его начинало потряхивать. Он выпрямился, (не нужна запятая) и уставился поверх её головы. Эта глупая привычка, прятать глаза. От всех. Не нужно никому видеть, что в них творится. Не («ни») к чему это.
- Коктейль заказывали? – невысокий, коренастый Лю с ловкостью профессионального официанта держал поднос с шейкером, парой бокалов и ведёрком со льдом.
- Ты чего долго так? – Дмитрий был рад появившемуся так вовремя другу. Майор не боялся ничего уже в этой жизни, но стоявшая перед ним девушка повергала его в трепет. Будто душу выворачивало наизнанку, когда он смотрел на неё.

Незаметно, за разговорами и общими воспоминаниями (либо здесь поставить запятую, либо убрать запятые в этом предложении вообще) закончился шейкер с коктейлем.
- Дмитрий Александрович, вас вызывают. (вместо точки запятая)Тихим (с маленькой) голосом отозвался интерком на руке. С извиняющейся улыбкой, (не нужна запятая) майор переключился на внутреннюю связь. Посидел с отстранённым видом пол минуты. Оксана, сидя в шезлонге, покачивая бокалом в руке, внимательно смотрела на Дмитрия. Такой же. Ни капельки не изменился. Всё тот же Железный Дым. Непробиваемый, самый добрый и нежный в мире. Страшный в гневе и безумный в любви. Вот только что с тобой сделали все эти годы? Что в душе осталось?
- Ну, вот и всё, Ксю, закончился мой отпуск. Вызывают. Дела неотложные. – (не надо тире)

- Димка, ты же знаешь, как я не люблю, когда меня так называют. (запятая вместо точки)Девушка (с маленькой) сморщила носик. – Ну ладно, тебе можно! Да и мне пора уже, скоро корабль отходит. – (не надо тире)


Они стояли друг напротив друга, на морском берегу молодой, ещё не совсем родившейся планеты. Люди, потерявшие друг друга четыреста лет назад. И не знали, что говорить друг другу. – Здесь слишком много повторов «друг другу»
- Вобщем (раздельно), пошёл я… - Не (с маленькой) найдя ничего лучшего, Дмитрий быстро чмокнул в щёку девушку, (перенести после «и») и не давая ни себе (запятая) ни ей ни единого шанса, развернулся и быстрыми шагами пошёл к глайдеру.

- Командир, хочешь, правду тебе скажу? – Лю, андроид класса люкс ноль, имеющий паспорт разумного существа, друг и верный товарищ майора (запятая) хоть и умел врать, но не любил этого дела.
- Валяй, правда – дело хорошее… - Дмитрий хотел казаться весёлым и расслабленным, но отчего-то не получалось. Мысли возвращались к фигурке, оставшейся на песчаном пляже.
- Ну, во-первых – вопрос: почему Дым? – Голос Лю не выдавал никаких эмоций, уж что что («что-что»), а контролировать себя он умел.
- Ей хотелось называть меня как-то по особенному («по-особенному», дефис). Вот и придумала. Давно это было. Очень давно. Давай свое, во-вторых (запятую убрать, «во-вторых» заключить в кавычки). (вместо точки запятая) - Дмитрий тяжело выдохнул, будто знал, что сейчас скажет Лю.
- Во-вторых, командир, объясни, как человек с такой интуицией (запятая) как ты (лучше заменит на «как у тебя»), не видит самых простых и объективных вещей? Значит, говорю честно и прямо – командир, ты дурак! Причём полный! Объяснять почему? – Лю развернулся от штурвала и глянул на майора.
- Не нужно… - Дмитрий с совершенно каменным лицом доставал из-под сиденья небольшой пакет с аварийным антигравом. – А что начальству скажешь? (не надо тире)

- Дим, дело плёвое, мы с Джесом вдвоём за пару недель сами управимся. А начальству скажу, что, во-первых, у тебя отпуск ещё, а во-вторых – что просто сбежал. Кстати, её корабль отходит через полчаса, координаты я тебе на интерком уже сбросил. (не надо тире)

- Во-первых, во-вторых (запятая) – передразнил Лю майор (точка)открывай (с большой) аварийку. – (читабельней было бы убрать тире и перенести последующую часть на новый абзац) Дмитрий собрался и подтянулся. Лю без колебаний нажал кнопку (запятая) и под командиром открылся люк, куда тот и ухнул со свистом. Китаец хмыкнул, (двоеточие вместо запятой) «пижон». Но (запятая) подумав, решил, что не прав. За командиром такого не водилось. Если он что-то делал, значит, был уверен, что делает правильно. Ну да что ему станется? Хоть и скорость околозвуковая, и антиграв слабенький. Железный. Лю вновь хмыкнул и лёг на курс.

Оксана шла по новенькой взлётке. До корабля оставалось метров двести. Воздух задрожал, засвистел (запятая) и она, не успев опомниться, как (убрать «как») оказалась в чьих-то объятьях.
- Сволочь ты (запятая) Дым… - только и смогла выдавить из себя девушка, как тут же уткнулась в широкую грудь, обтянутую кителем цвета хаки. («не успела произнести девушка, как», «едва успела…, как» либо «только и смогла выдавить из себя девушка – и тут же»)
- Знаю, Ксю. Знаю. Вот только я без тебя больше не могу. Что хочешь со мной делай. (не надо тире)
- Знаешь, сколько я за кораблём Сергия по галактике гонялась, когда узнала, что ты там? Двадцать лет! И сколько его уговаривала его (здесь нужна запятая. И дважды повторяется «его») что бы («чтобы» слитно) вместе с тобой в анабиоз он меня засунул! Димка… Мы с тобой тогда расстались непонятно почему. И времени не нашлось на объяснения. Я тебя уже тут искала, отлавливала. Но ты же неуловимый, вечно шатаешься у края вселенной. Знал бы ты, чего мне стоило выяснить, куда ты в отпуск улетел, и выбить разрешение на посадку на недостроенной планете! А ты вообще заметил, что я рыжая? Я тоже помню, что ты любил, когда я рыжая! Я тоже всё помню! – (не надо тире)

- Заметил. Я не просто любил, я и сейчас люблю. Котёнок ты мой кареглазый, что же мы делали то («делали-то» через дефис) столько лет порознь? (не надо тире)

- Дурак ты, Коваленко. Вот всегда нравились умные мужчины, а влюбилась в дурака! (не надо тире)
- Знаю, Дружева, знаю, что дурак. Только поздно переделывать.- (не надо тире)
Дмитрий прижал ещё сильнее к себе Оксану. Она подняла голову и глянула (заглянула?) ему в глаза.
- Димка, ты меня любишь? – (не надо тире)
- Люблю… - Радостно (с маленькой) и в то же время обречённо выдохнул Железный майор.
- Дым, получится? – (не надо тире)
- Ксю, получится… Точно тебе говорю! Просто выбора у нас уже просто нет. (не надо тире)

Да, если тебя за день дважды называют дураком, причём один раз близкий друг, а второй – самая прекрасная женщина во вселенной – надо бы задуматься.
© 2008 Неизвестный

*** жирным и курсором отмечены фразы, которые требуют доработки, на мой взгляд