birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3
Алексейчик А. (Литва)

НЕСКОЛЬКО СЛОВ к перепечатке главы "Библиотерапия" из старого, "советского" "Руководства по психотерапии".
Есть данные, что книг духовного, религиозного содержания за последние десять лет в России издано больше, чем за 100 лет XIX века. К сожалению, не так изменилась практическая духовность в России. Кажется, люди не достигли и 10% той духовности, которая была в XIX веке, той духовности, которая передавалась по традиции, живым религиозным опытом, от человека к человеку, от верного автора, к ищущему животворящей веры читателю. Могу сказать нечто подобное и о библиотерапии.
Литературы, словесности, годной и доступной для библиотерапии, стало в сто раз больше.
Негодной, кстати — столько же. Той негодной, которая искушает, соблазняет легкими ответами на вечные, трудные вопросы. Той, которая безверие заменяет безсмыслием. Той, которая путь заменяет целью. Сегодня я, конечно, составил бы новую «Библиоаптеку», «Аптеку лечебной, целебной словесности». Но Дух главы я постарался бы оставить прежним. И это меня радует. Очевидно, в главе больше духа вечности, чем духа времени.
Да и дух времени, в котором я жил тогда и помогал жить своим пациентам, не заставляет меня сожалеть о написанном и сделанном. Наоборот, и сегодня дух того времени помогает мне проникаться духом вечности, соединяет, целит меня с прошлым и будущим.


Февраль 2005 г.
БИБЛИОТЕРАПИЯ


Вступление. Литература и искусство в наше время становятся все более мощными и перспективными средствами в психотерапии, как вследствие собственного развития, накопления ценностей, опыта, методов воздействия на человека, так и вследствие большей подготовленности современного человека к восприятию этих ценностей и воздействий все более обширным образованием и образом жизни.

Мы хотели бы в данной главе дать общие теоретические представления и описание практической работы психотерапевтического воздействия чтением, которые позволили бы каждому врачу чувствовать себя достаточно уверенным при проведении лечения.

Несмотря на малый объем нашей работы, мы хотели бы дать врачу определенную целостную систему, которую можно достаточно динамично применять в психотерапии при различных воздействиях. Думается, что отсутствие руководства по библиотерапии оправдывает наше желание.


Исторический обзор. Понимание значения и использование влияния искусства на здоровье человека мы находим на протяжении всей истории медицины. С распространением литературы и врачи, и сами пациенты начинают использовать чтение в лечебных целях: для отвлечения от тяжелых переживаний, получения информации, изменения стереотипов мышления и др.


В 1915 г. уже В. Rusch рекомендовал больным чтение. В конце XIX в. пропагандировали чтение Paul Ch. Dubois, A. Moll, Ot. Rosenbach. Термин библиотерапия впервые применил в 1916 г. Samuel Мc. Chod Crothers. В 1941 г. в медицинском словаре Dorlend уже имеется определение библиотерапии.


Во второй половине нашего века библиотерапия получает все более широкое распространение в мировой медицине. В России пользовались влиянием литературы на больных И.Е. Дядьковский, С.С. Корсаков, В.М. Бехтерев и др.


Замечательным явлением изучения и создания системы воздействия литературы на читателя, не имеющим себе равных в мировой практике, являются работы Н.А. Рубакина («Среди книг» и др.). Многое в его работах не утратило своего значения и до настоящего времени.


В советской медицине подъем интереса к библиотерапии можно отметить в последние два десятилетия. Основополагающими работами тут могут считаться работы В.Е. Рожнова (концепция эмоционально-стрессовой психотерапии), И.З. Вельвовского с сотрудниками (особенно можно отметить библиографию по библиотерапии А.М. Миллер).

Однако нельзя признать ни теорию, ни практику библиотерапии достаточно разработанными. Большая часть работ, относящихся к библиотерапии — работы об искусстве вообще в его лечебном применении, о библиотеках для больных, о книжном обслуживании больного, а не о его лечении с помощью специального, дозированного чтения... Не случайно термин библиотерапия не упоминается даже в самых солидных зарубежных руководствах по психотерапии, реабилитации, психосоматической медицине (см. руководства Y.F. Garret, Norris G. Harring., G. Klumbies, S. Kratochvil, H. Strotzka, Th. von Uexkull).



Определение библиотерапии. Ее особенности. Библиотерапия — лечебное воздействие на больного с помощью чтения, литературы в целях нормализации или оптимизации его психических, а через них физиологических и биологических процессов организма.
Лечебное чтение от чтения вообще отличается своей направленностью на те или иные болезненно измененные (для их нормализации) или нормальные (для уравновешивания ими болезненных) психические процессы, состояния, свойства личности. Лечебное воздействие чтения проявляется в том, что те или иные восприятия, связанные с ними чувства, влечения, желания, мысли, усвоенные с помощью книги, восполняют недостаток собственных образов и представлений, заменяют болезненные мысли и чувства или направляют их по новому руслу, к новым целям. Таким образом, можно ослаблять или усиливать воздействие на чувства больного для установления его душевного равновесия. Преимущества библиотерапии составляют: разнообразие и богатство средств воздействия, сила впечатления, длительность, повторяемость, интимность и др.


Психотерапевтические процессы при библиотерапии. Библиотерапия несколько отличается от других методов психотерапии характером своих терапевтических процессов. Нередко терапевту приходится давать пациентам объяснения об их сути, их воздействии. И поэтому целесообразно на них остановиться. Условно можно их разделить на неспецифические и специфические.

Неспецифические процессы характеризуются широтой, универсальностью своего воздействия на всю личность и на конкретные нарушения преимущественно через всю личность, как, например, в соматической медицине действуют покой, тепло, усиленное питание, гимнастика. Это — успокоение, удовольствия и радость, чувства уверенности в себе, веры в свои возможности, удовлетворения собой, достаточно высокая общая психическая активность, постоянное психическое развитие личности. Нетрудно представить положительное влияние этих процессов на болезненные состояния. Остановимся на их особенностях при библиотерапии.


Успокоение — получение специфических, авторитетных знаний из медицинской литературы (например: Фурст Д. Невротик...), убеждающих больного, что его нарушения функциональны, типичны для невроза, не опасны для душевного и физического здоровья (например, сексуальные расстройства временами бывают у многих и обычно самостоятельно проходят).


Больного может успокаивать специально подобранная философская, публицистическая, художественная литература. По нашему опыту, например, пациентам полезно чтение произведения «Былое и думы» А. Герцена, где он описывает «...эти ранние несчастия, не оставившие никакой горечи на душе, пронесшиеся, как вешние грозы, освещая и укрепляя своими ударами молодую жизнь».


Удовольствия. Больной обычно чувствует себя отделенным от мира своей болезнью, и ему довольно трудно получить удовлетворение от хорошего романа, юмористического рассказа, детектива. Чаще всего удовольствие такой больной получит, убеждаясь в том, что он так же переживает трудности, как Николенька из «Детства, отрочества, юности» Л. Толстого, а нередко и справляется с ними лучше. Он испытывает радость, когда довольно трудная книга становится понятной и он получает за это достаточно высокую оценку врача.

Чувство уверенности в себе, вера в свои возможности у пациента часто возникает при чтении биографий, автобиографий, воспоминаний, писем выдающихся людей с интересной, но нелегкой судьбой, например, автобиографических произведений Л. Толстого («Исповедь», «Путь жизни»), Ф. Достоевского («Записки из мертвого дома», «Дневник писателя»), А. Чехова («Письма»), где он видит, что гиганты человеческого духа и мысли так же, как и он, переживали неуверенность и в некоторых областях жизни у него с ними немало общего. Подобным действием обладают публицистические статьи (о недостатках и слабостях людей), философские, драматические произведения.

Большинство литературных жанров могут вызывать высокую психическую активность, которая стимулирует нормальные и защитные психические и физиологические процессы, подавляет патологические, способствует исчезновению травмирующих переживаний.

Для примера приведем еще одну цитату из произведения «Былое и думы» А. Герцена (его свидание с Натальей Александровной), где подчеркивается сила и важность настоящего в сравнении с прошлым или будущим, довлеющими над нашими пациентами: «...такая полнота была в душе. Больше, меньше, короче, дольше, еще — все это исчезло перед полнотой настоящего...»


Значение психической активности для выздоровления хорошо может передать пациенту и статья литературного критика Л. Озерова «Вешних чувств половодье» в сборнике «Вершины». «Гроза интересовала Тютчева как обновление жизни, ее взрывчатая сила и как миг выявления сути, озарения смысла изнутри. Природа и душа соединялись, этого единения не было в минуты покоя и тишины. Гроза желанна, в грозу внутренние силы души человеческой находят выход...» «В грозу беспорядок, хаос, разлад обретает в конечном счете порядок, строй, гармонию. И природа здесь подобна душе человеческой, стремящейся от разлада и противоборства прийти к согласованности и единству». Нередко легкие жанры детектива, научной фантастики, юмора лучше активизируют пациента, чем требующая особых усилий от больного серьезная беллетристика. Облегчая работу больного, лучше рекомендовать ему конкретные книги с конкретными заданиями типа автодиагностики и тренажа: «Вы должны сравнить себя с основными героями произведения. В чем он выгодно отличается от Вас? В чем Вы? Что общего в ваших ситуациях?..» «Вы должны из этой книги выбрать мысли, афоризмы, которыми до сих пор пользовались в своей жизни, и те, которыми было бы разумнее руководствоваться, те, которыми руководствуется большинство... Сравните их... Выберите афоризмы, которыми Вы могли бы защищаться в большинстве трудных ситуаций. Научитесь превращать драматическую ситуацию в юмористическую».

Общее постоянное психическое развитие личности, стимулируя предыдущие процессы, обладает и своим особым лечебным и профилактическим действием: оно стимулирует целостность личности, тенденции к сложным компенсаторным реакциям, более творческому преодолению трудностей, спонтанности.



Такое развитие стимулируется тенденцией врача к постепенному переходу библиотерапии от научной литературы к биографической, философской, беллетристике. Пациент, таким образом, привыкает «скелет» схемы знания облекать «телом» личностных особенностей: ощущений, эмоций, влечений. Например, знакомя пациента с классификацией личности по П. Ганнушкину или А. Лазурскому, мы затем просим найти подобные типы личностей у И.С. Тургенева, А.П. Чехова.


Специфические психотерапевтические процессы в библиотерапии характеризуются более узкой, специальной направленностью на нарушения и на личность преимущественно через какой-либо один психический процесс: мышление, чувство, деятельность. Поэтому они более просты, более конкретны, легче регулируются. Это — контроль; эмоциональная переработка; тренировка; разрешение конфликта.


Контроль над психическими процессами путем усиления их повторением, воспроизведением деталей или ослабления посредством анализа, оттеснения другими воспоминаниями и эмоциями может изменять воздействие на личность как обычных, так и невротических переживаний. Контроль можно разделить на несколько степеней. Первая — понимание своей невротической симптоматики, ее субъективности, воздействия на нее гетеро- и аутопсихогенных факторов; вторая — понимание роли собственной личности в развитии болезни; третья — осознание своих истинных отношений к важнейшим жизненным проблемам.

Во всех степенях контроля особое значение имеют медицинские, научные, научно-популярные книги из области психиатрии и медицинской психологии (Д. Фурст, С. Консторум, Э. Кречмер, П. Ганнушкин, А. Кемпински, В. Рожнов и М. Рожнова, К. Обуховский, К. Имелинский и др.). Во вторых и третьих степенях очень большое значение может иметь современная беллетристика. Мы можем, например, рекомендовать произведения таких авторов, как В. Лихоносов («Тоска — кручина»: «Я вечно куда-то рвусь и заранее воображаю свою жизнь там, в тридевятом царстве. И воображение у меня сильнее жизни». «Мир явился мне невыносимо прекрасным потому, что он был выдуман мною». «В нашем возрасте за месяц может случиться такое, чего не воротишь за целую жизнь»); Г. Матевосян («Оранжевый табун»: «...я хочу каким-нибудь образом завязать новую мировую войну и средь шума ее и дыма потихоньку незаметно истребить, прикончить остатки армян... но почему же люди своей добротой не предотвратят все мои страшные действия?»); В. Потанин («Пристань»: «Так вот в чем правда — в моей слабости, и я не хочу ее сбросить, я защищаю ее, под ней прячусь»). Такие переживания героев произведений дают пациентам возможность отождествить себя с ними, понять многие личностные особенности, осознать свои ошибки. Литература тут дает больному ту возможность, которую не может дать даже опытный психотерапевт в силу своей загруженности: основательно, не торопясь, в интимной обстановке узнать, понять, научиться анализировать и, следовательно, контролировать свою симптоматику.



Эмоциональная переработка. Суть ее — способность пациента проявляя личные эмоции сравнивать их с эмоциями других людей при поддержке и коррекции со стороны врача. Это позволяет больному научиться наиболее оптимальным реакциям и действиям, помогает избегать слишком бурных, слабых или извращенных эмоциональных реакций. Литература в этом случае дает возможность сделать это с таким же эффектом, как и проведение функциональных тренировок, групповой терапии, организовать которые более сложно. Например, средних лет мужчина с излишней психастенической порядочностью, старательностью, из-за которой страдает сам и его ближние, находя у А.П. Чехова безжалостную честность доктора Львова, убеждается, что нередко непрактичность, праздность способствует углублению чувства жизни, что «ненужное» доставляет большее удовольствие, чем необходимое.


Тренировка. Суть ее в том, чтобы пациент старался как можно чаще чувствовать, желать, думать, делать то, что ему дается с трудом. Таким образом тренируются, укрепляются нормальные психические процессы и вытесняются патологические. При библиотерапии это осуществляется «проигрыванием» в воображении диалогов, поведения альтернативного по сравнению с действующими лицами произведения, учитывая свои особенности: меньший опыт, храбрость и др. Это может быть «разговор» с врачом-психиатром, сексологом после прочтения С. Консторума, К. Имелинского, при подобном «разговоре» с близким человеком это может быть рассказ о своих неудачах в духе рассказов М. Зощенко или автобиографии Б. Нушича и М. Твена.


Это могут быть попытки подобно А. Фету приравнивать единственное мгновение к вечности. «Фет... мечтал добиться такого звучания слова, чтобы оно ощущалось не как знак смысла, а как знак чувства, чтобы оно передавало музыкальный настрой души, состояние духа». В одном из его стихотворений «...при 15 подлежащих ни одного сказуемого!»

Разрешение конфликта. Это своеобразный синтез контроля, эмоциональной переработки и умения, полученного в результате тренировки, — в применении к конкретной жизненной ситуации. После прочтения пациентом книги терапевт спрашивает пациента, как, по его мнению, преодолевал бы его трудности автор этой книги или главный герой. Врач может поставить перед больным, например, такую задачу: «В течение ближайшей недели Вы должны решать конфликты в духе... Постарайтесь, чтобы поводов к конфликтам у Вас было достаточно...» Или предложить подумать над вопросами: «Чем все-таки образ действия... лучше Вашего? А что Вас не устраивает в таком образе действия? Какие отрицательные последствия чаще всего вызывало Ваше поведение прежде и теперь? Как можно усовершенствовать это поведение? Как бы справились с этими трудностями литературные герои В. Лихоносова, В. Потанина, Ю. Нагибина?..


следующая страница >>