birmaga.ru
добавить свой файл

1
Востоковедение


________________________________________________________________

ОЛЕННЫЕ КАМНИ СИНЬЦЗЯНА КАК ИСТОЧНИК
ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ СТЕПНОЙ ЕВРАЗИИ


И. В. Астрелина

Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), расположенный на северо-западе Китая, примыкает к Евразийскому поясу степей, протянувшемуся от Черного моря до Монголии. В силу географических особенностей в различные исторические эпохи Синьцзян являлся своеобразным перекрестком межкультурных контактов, поэтому изучение данного региона представляет особый интерес для историков и археологов.

Среди многих сотен археологических памятников, обнаруженных на территории Синьцзяна, стоит отдельно выделить так называемые оленные камни. Это каменные стелы от 1 до 3,5 м высотой нескольких типов со сложной изобразительной символикой. Они лишены явных признаков антропоморфности, но, как признают практически все исследователи, представляют собой фигуру человека [1]. На поверхность камней наносился определенный набор изображений: фигуры животных, чаще всего оленей (отсюда данный вид памятников и получил свое название), предметы одежды и вооружения, украшения, различные символические знаки. Многие оленные камни обнаружены в комплексе с различными погребальными и ритуальными сооружениями.

Феноменальность этого вида памятников заключается в том, что они встречаются в большинстве районов степной полосы Евразии как на крайнем западе, так и на крайнем востоке степей. Можно с уверенностью утверждать, что в древности оленные камни были весьма распространенным явлением. Многие из них были повалены и находятся сейчас в земле, другие разбиты или многократно использованы для строительства погребальных и культовых сооружений. Тем не менее количество обнаруженных на сегодняшний день оленных камней превышает 700. Наибольшее их число сконцентрировано на территории Монголии, где их насчитывается свыше 500 [2].

В пределах Синьцзяна, по последним данным, обнаружено свыше 60 оленных камней [3]. Долгое время внимание исследователей истории и археологии этого региона привлекали лишь ханьские и более поздние памятники. Ситуация изменилась в начале 60-х гг. XX в., когда китайскими археологами были обнаружены первые синьцзянские оленные камни, в частности переделанные в статуи более позднего периода, а Исторический музей Синьцзян-Уйгурского автономного района приступил к собиранию этого вида памятников [4].


В течение второй половины 80-х и особенно в 90-е гг. СУАР стад одним из признанных лидеров в области археологии в масштабах всего Китая [5]. Было обнаружено значительное количество оленных камней, увеличились объемы публикации материалов.

Синьцзянские оленные камни распространены главным образом в районе Алтай, горной местности на западной окраине Джунгарской впадины, западных предгорьях Тяньшаня и бассейне р. Или [6]. В основном они сконцентрированы в пределах двух уездов района Алтай: Цинхэ (Чингиль) и Фуюнь (Кёктокай), в восточных районах Синьцзянского Алтая, вблизи монгольской границы. В остальных районах подобных памятников обнаружено меньше, причем они рассредоточены [7]. Обнаружение четырех новых оленных камней в уезде Бурцзинь (Бурчум) на западе района Алтай в 2000–2001 гг. позволило обозначить новый район распространения данного вида памятников [8].

Оленные камни значительно различаются между собой, иногда даже в пределах одного местонахождения. В связи с этим предпринимались и предпринимаются попытки их систематизации. В отечественной литературе утвердилась классификация оленных камней, предложенная в 1964 г. В. В. Волковым. К двум уже выделенным ранее Н. Н. Диковым типам камней он добавил третий тип. В итоге получилась следующая классификация:

I тип – общеевразийский (без изображений животных);

II тип – саяно-алтайский (с реалистическими изображениями животных);

III тип – монголо-забайкальский (с орнаментально-стилизованными изображениями оленей).

Китайские исследователи следуют этой классификации, называя при этом оленные камни со стилизованными изображениями животных «типичными», а камни без изображений животных – «атипичными». Кроме того, ведущий китайский исследователь этой темы – Ван Бо – предлагает выделить дополнительные подкатегории внутри категорий «типичных» и «атипичных» камней, используя в качестве основы для классификации форму стел и порядок расположения изображений (рис. 1, 2) [9].


Подкатегория

Изображение

Характерные особенности

А



Лицевая и обратная поверхности камней широкие, боковые – узкие. Снизу доверху лицевая поверхность таких стел покрыта изображениями оленей, как бы следующих друг за другом. У оленей клювовидные морды, нередко у верхнего оленя голова повернута вниз, либо он весь расположен мордой вниз. В верхней части камней, как правило, изображен круг

Подкатегория

Изображение

Характерные особенности

В



Отличается от камней подкатегории А по форме: ширина граней примерно одинакова, стелы имеют плоскую вершину

С



Стелы неправильной формы, подвергнуты минимальной обработке. Олени не «следуют» друг за другом

Рис. 1. «Типичные» оленные камни (со стилизованными изображениями животных)

Оленных камней без изображений животных в Синьцзяне обнаружено намного больше, чем стел со стилизованными изображениями (соотношение около 3,5 : 1). К оленным камням саяно-алтайского типа с реалистическими изображениями животных китайские ученые относят только одну стелу. Российские исследователи сходятся во мнении с А. В. Вареновым, утверждающим, что эта стела причислена к оленным камням ошибочно и имеет значительно более раннюю датировку, чем основная масса оленных камней, она, возможно, была переиспользована в скифское и / или древнетюркское время [10].


Подкатегория

Изображение

Характерные особенности

А




Камни этой подкатегории в сечении близки к прямоугольнику. Обычно на поверхности широкой стороны камня изображены круги, на узкую сторону нанесены параллельные наклонные линии

В




На этих камнях нет следов обработки. Тем не менее на них также можно выделить две широкие и две узкие стороны (очевидно, для их изготовления использовались глыбы подходящей формы). На узкую сторону, как правило, наносились круги, а параллельные наклонные линии – на широкую сторону. Также на этих оленных камнях можно увидеть изображения мечей

С




Камни неправильной формы. В качестве сырья для их изготовления использовалась каменная плита, которая незначительно обрабатывалась. Как правило, в их верхней части есть круги, но нет изображений ни ожерелий, ни параллельных наклонных линий, ни оружия. В районе пояса тонкой линией обозначен кушак

Рис. 2. «Атипичные» оленные камни (без изображений животных)

Вероятно, что различные типы оленных камней не синхронны. Однако единой точки зрения на датировку этого вида памятников у специалистов нет. Одни из них рассматривают оленные камни со стилизованными изображениями животных как наиболее ранние (рубеж II–I тыс. до н. э.), другие – как наиболее поздние (V в. до н. э.). Схожая ситуация с оленными камнями без изображений животных. Не исключено и параллельное существование двух традиций, что могло быть обсусловлено социальной дифференциацией [11].


Значительная часть стилизованных изображений животных на оленных камнях, в том числе на синьцзянских, относится к скифо-сибирскому звериному стилю, который является одним из определяющих признаков принадлежности к так называемой скифской культуре (имеются в виду не «геродотовы» скифы, а историко-культурная общность индоевропейцев, распространившаяся в Евразии в I тыс. до н. э). Кроме того, с данной общностью связывают и традицию антропоморфных каменных стел в степях Евразии. В связи с этим вопрос о генезисе оленных камней является весьма актуальным как в свете дискуссий о месте происхождения изобразительной традиции «звериного стиля», так и в полемике о «прародине скифов».

Как возможные центры зарождения «звериного стиля» в первую очередь называются Передняя и Центральная Азия, Е. Е. Кузьмина отдельно выделяет Бактрию [12]. В качестве основных концепций, предлагаемых участниками полемики о зарождении скифской традиции антропоморфных стел, можно выделить центральноазиатскую, полицентрическую и европейскую гипотезы.

Сторонники гипотезы центральноазиатского происхождения традиции (т. е. из района Монголии – Внутренней Монголии – Восточного Туркестана) настаивают на существовании в этих районах в эпоху энеолита и ранней бронзы антропоморфной скульптуры, а также усматривают в изображениях на артефактах той же эпохи (найденных в тех же районах) элементы образов формирующегося звериного стиля [13].

Ряд исследователей заявляет о выделении так называемой культуры оленных камней, локализованной преимущественно в Центральной Азии [14]. По мнению некоторых из них, позднее часть носителей этой культуры под воздействием каких-либо факторов продвинулась в причерноморские степи [15].

Концепция полицентрического происхождения культур скифского облика и распространения присущих им характерных черт от локальных центров к периферии впервые была сформулирована М. П. Грязновым и поддержана многими исследователями. Сторонники европейской гипотезы, в первую очередь Н. Л. Членова, настаивают на существовании пути с Северного Кавказа через Синьцзян в Монголию [16].


Характерно, что даже наиболее активные сторонники центральноазиатской гипотезы не исключают воздействия западных импульсов на формирование культур, оказавших «позднее влияние на традиции каменных антропоморфных стел европейских скифов» [17]. Это, как и многое из изложенного выше свидетельствует о крайне непростом характере культурного обмена между народами Евразийского пояса степей в I тыс. до н. э.i


i1. Членова Н. Л. Северный Кавказ – Синьцзян – Монголия («общеевразийские» оленные камни // Центральная Азия. Источники, история, культура: Тез. докл. конф., посвящен. 80-летию Е. А. Давидович и Б. А. Литвинского. М.: Изд-во Ин-та востоковед. РАН, 2003. С. 162. 

2. Савинов Д. Г. Оленные камни в культуре кочевников Евразии.
СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1994. С. 4.


3. Сюй Юйфань, Ван Бо. Исследование каменных изваяний и оленных камней уезда Бурцзинь // Синьцзян вэньу. 2002. № 1–2. С. 50.
4. Ван Бо. Обзор оленных камней Синьцзяна // Каогусюэ цзикань. 1995. № 9. С. 239–260; Ван Бо, Ци Сяошань. Сычоу чжи лу цаоюань шижэнь яньцзю [Исследование степных каменных изваяний на Шелковом пути]. Урумчи: Синьцзянь жэньминь чубаньшэ, 1996. С 261.

5. Молодин В. И., Комиссаров В. А. Соотношение древних культур Восточного Туркестана и Сибири: (К историографии проблемы) // Восток–Россия–Запад: Исторические и культурологические исследования. М.: Памятники исторической мысли, 2001. С. 278.

6. Сюй Юйфан, Ван Бо. Исследование… С. 50.

7. Ван Бо, Ци Сяошань. Сычоу… С. 266.

8. Сюй Юйфан, Ван Бо. Исследование… С. 38–50; Ковалев А. А. Каменные изваяния Черного Иртыша (еще раз о джунгарской прародине скифов) // Скифы. Хазары. Славяне. Древняя Русь: Междунар. науч. конф., посв. 100-летию со дня рождения проф. Михаила Илларионовича Артамонова: Тез. докл. СПб., 1998. С. 25–26; Ковалев А. А. Древнейшие датированные памятники скифо-сибирского звериного стиля (тип Наньшаньгэнь) // Древние культуры Центральной Азии и Санкт-Петербурга: Материалы Всерос. науч. конф., посв. 70-летию со дня рождения Александра Даниловича Грача. СПб., 1998. С. 125–126; Варенов А. В. К вопросу об истоках изобразительной традиции оленных камней монголо-забайкальского стиля // История и культура Востока Азии: Материалы междунар. науч. конф. (г. Новосибирск, 9–11 декабря 2002 г.). Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2002. Т. 2. С. 43.


9. Ван Бо, Ци Сяошань. Сычоу… С. 262–266.

10. Bapeнов A. В. Южносибирские культуры эпохи ранней и поздней бронзы в Восточном Туркестане // Гуманитарные науки в Сибири. Сер.: археология и этнография. 1998. № 3. С. 68.

11. Савинов Д. Г. Оленные камни… С. 18–20.

13. Ковалев А. А. Каменные изваяния…; Ковалев А. А. Древнейшие датированные памятники…; Варенов А. В. К вопросу об истоках…

14. Ковалев А. А. Древнейшие датированные памятники… С. 123; Добжанский В. Н. К вопросу о хронологии и культурной принадлежности оленных камней Монголии // Скифо-сибирский мир. Искусство и идеология. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1987. С. 100–101; Худяков Ю. С. Херексуры и оленные камни // Археология, этнография и антропология Монголии. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1987. С. 155–157.

15. Добжанский В. Н. К вопросу о хронологии… С. 100–101.

16. Членова Н. Л. Северный Кавказ… С. 163.

Научные руководители – акад. В. И. Молодин,
канд ист. наук, доц. С. А. Комиссаров