birmaga.ru
добавить свой файл

  1 ... 4 5 6 7 8
Причинение Ожгихиным М.И. побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, Адамяну Э.Р., Петрову П.А., Мартынову А.Е.:

Из показаний потерпевшего Адамяна Э.Р. следует, что 18 июля 2006 года во время рейда на территории ДОК «Дружба» сотрудники ОМОН его отвезли к корпусу, вытолкали из машины и приказали сидеть на корточках, сложив руки за головой, находившийся с ними Ожгихин М.И. в шортах, майке и белой панаме, пнул его и сказал, что он там был. Поняв, что речь идет о драке в кафе, когда избили двух сотрудников ОМОН, он ответил, что его там не было. Тогда Ожгихин ударил его лицу, и упавшего, пинал не менее 10 раз. Его посадили в отсек для задержанных в служебный автомобиль, на его просьбу позвонить родителям, т.к. он несовершеннолетний, Ожгихин вытащил его из машины и нанес 3-4 удара по телу.

При предъявлении лица для опознания Адамян Э.Р. опознал Ожгихина М.И. , который возле автомобиля УАЗ нанес ему не менее 10 ударов по голове и животу. (т.11 л.д.137-140)

Согласно заключению эксперта №310 от 27.07.2006 года Адамяну Э.Р. причинены телесные повреждения в виде ссадин грудной клетки, области левого коленного сустава. (т.2 л.д.82-85)

Свидетель Адамян Л.А. подтвердила суду, что сын Адамян Э.Р. показывал ей Ожгихина М.И., который избивал его возле корпуса ДОК «Дружба».
Потерпевший Мартынов А.Е. в судебном заседании показал, что 18 июля 2006 года около 24 часов в кафе вместе с сотрудниками ОМОН был Ожгихин М.И., одетый в шорты, майку, на голове панама, который спросил, откуда он приехал, на его ответ - из г. Ростова, Ожгихин ударил его ногой в грудь, он упал и тот ударил его еще несколько раз, применял один раз электрошокер, возле шашлычной хотел ударить в голову, но попал в локоть.

Согласно заключению эксперта №303 от 25 июля 2006 года Мартынову А.Е. причинены телесные повреждения в виде ссадин правого плечевого сустава, в поясничной области справа. (т.3 л.д.203-205)

Свидетель Мартынова Е.В. подтвердила, что на ответ сына Мартынова А.Е., что он из г.Ростова, Ожгихин М.И. ударил его ногой в живот, на кухне бил его по спине.

При предъявлении лица для опознания Мартынова Е.В. опознала Ожгихина М.И. как человека, который вместе с другими сотрудниками ОМОН участвовал в рейде и бил ее сына Мартынова А.Е. (т.19 л.д.94-97)

По показаниям потерпевшего Петрова П.А. на береговой полосе возле кафе «Оазис» Ожгихин М.И., схватив его за уши, бил головой о гальку, спрашивая, узнает ли он его, нанес не менее 2-3 ударов.

Согласно протоколу предъявления лица для опознания Петров П.А. опознал Ожгихина М.И. , который наносил ему удары электрошокером и головой о камни. (т.11 л.д.159-165)
Свидетель Адамян Р.Э. подтвердил, что Ожгихин М.И., у которого на лице были повреждения, участвовал в избиении граждан возле моря и у автобуса кидался на родителей ребят, оскорблял женщин; сын Адамян Э.Р. рассказал, что Ожгихин вытащил его из машины и избивал.

При предъявлении лица для опознания Адамян Р.Э. опознал Ожгихина М.И., который в ночь с 18 на 19 июля 2006 года был одет в шорты, майку и панаму светлого цвета, бросался на людей, оскорблял их. (т.11 л.д.141-146)
Согласно показаний свидетеля Абушова Н.Б. на пляжной полосе возле кафе «Оазис» лежали около 20 человек, возле них были сотрудники ОМОН в масках и один человек в шортах, майке и светлой панаме, который бил кого-то из лежавших руками и ногами.
По показаниям свидетелей Чепрасова А.В., Чуприны А.Н., Алиева М.Н., Полюховича К.И. с ними на рейд в Лазаревский район 18 июля 2006 года ехал Ожгихин М.И., который был одет в шорты, майку, белую панаму, сначала в автобусе ПАЗ, затем в п.Аше пересел в автомобиль УАЗ.
Согласно протоколам осмотра места происшествия были осмотрены территория ДОК «Дружба», кафе «Оазис» с пляжной полосой возле него, находящиеся в п. Нижнее Макопсе Лазаревского района г.Сочи, а также автобус ПАЗ г/н С1222 23, автомобили УАЗ г/н Н528УС 23, г/н К0713 23, г/н К0635 23, микроавтобус УАЗ г/н К0634 23, задействованный при проведении рейда в ночь с 18 на 19 июля 2006 года в Лазаревском районе г.Сочи. (т.1 л.д.91-93, т.10 л.д.109-140, т.6 л.д.223-242)

Угроза Ожгихиным М.И. убийством Петрову П.А.:

Потерпевший Петров П.А. показал, что в ночь с 18 на 19 июля 2006 года находился на мостике у кафе «Оазис», когда в кафе забежали сотрудники ОМОН, его Королев А.В., заломив руку за спину, отвел в кафе, где сотрудники ОМОН положили на пол, несколько раз применили электрошокер в область паха, отчего его трясло, затем отвели на берег моря, где положили на камни лицом вниз. Ожгихин М.И., подбежав к нему, схватил за уши и, спрашивая, узнает ли его, стал бить головой о гальку, нанес не менее 2-3 ударов, а когда отпустил, он почувствовал сильный удар по затылку, затем Ожгихин сказал сотруднику ОМОН раздвинуть ему ноги и так как он сопротивлялся, его опять ударили в пах электрошокером. Сотрудник ОМОН загнул ему руки за спину и стал требовать, чтобы он сказал кто участвовал в драке накануне, затем повел к ребятам, лежащим рядом и требовал показать кто был. Ожгихин сказал, что если он не покажет, кто их избил, то они утопят его в море. Двое сотрудников ОМОН в масках потащили его к морю и по обстановке на береговой полосе он угрозу воспринял реально.


Допрошенный в судебном заседании потерпевший Мартынов А.Е. подтвердил, что сотрудники ОМОН избивали лежавшего рядом Петрова П.А., а затем потащили к морю.

Аналогичные показания дала свидетель Мартынова Е.В.

Из показаний свидетелей Адамяна Р.Э., Мартыновой Е.В., Абушова Н.Б. следует, что Ожгихин М.И. находился на пляжной полосе возле кафе «Оазис» вместе с сотрудниками ОМОН в ночь с 18 на 19 июля 2006 года.

Согласно протоколов осмотра места происшествия были осмотрены территория ДОК «Дружба» и кафе «Оазис» с прилегающей пляжной полосой. (т.1 л.д.91-93, т.10 л.д.109-140)

На основании изложенного, оценив все представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о совершении подсудимыми инкриминируемых им деяний.

Виновность Езерского А.Ю. в превышении своих должностных полномочий с применением насилия и угрозой применения насилия в отношении Куадже И.Р. и Куадже Ю.Р. подтверждается показаниями потерпевших, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, они логичны и последовательны и оснований сомневаться в их правдивости, а также оговора ими Езерского А.Ю., не имеется, тем более, что ранее они знакомы не были, потерпевшие подтвердили обстоятельства преступления при очных ставках и предъявлении лиц для опознания. Кроме того, свидетельскими показаниями Тешевой Ш.О., врача- травматолога Гвашева А.К., записями в амбулаторных картах, актом судебно-медицинского освидетельствования и заключением эксперта подтверждено наличие 26.04.2005 г. у Куадже И.Р. подкожной гематомы со ссадиной за правой ушной раковиной, т.е. в месте удара Езерским А.Ю. прикладом автомата в затылок Куадже И.Р., и у суда также нет сомнений в данных показаниях и медицинских документах. Исправление в амбулаторной карте даты обращения Куадже И.Р. врач-травматолог Гвашев А.К. объяснил технической ошибкой, и основания не доверять ему отсутствуют, врач не является ни близким знакомым, ни родственником потерпевших и их матери.


Отрицание подсудимым Езерским А.Ю. своей вины суд оценивает критически как способ защиты.

Несостоятельна ссылка защиты на контузию Куадже И.Р. при службе в армии, т.к. данное обстоятельство не может являться основанием для сомнения в его психическом состоянии и правдивости показаний, тем более, что он как водитель проходит медицинское освидетельствование. Защитник, характеризуя Езерского А.Ю. , также ссылается на его тяжелую контузию в горячей точке, однако не ставит под сомнение правдивость показаний подсудимого.

Суд критически относится к показаниям сотрудников ДПС, дежуривших в тот вечер на КПМ «Магри» в части отсутствия факта применения насилия Езерским А.Ю. в отношении братьев Куадже, в судебном заседании свидетели подтвердили, что Куадже никаких действий, свидетельствующих об угрозе нападения на них или КПМ, не совершали и оснований применения к ним насилия не имелось, была формальная проверка документов, вместе с тем они слышали словесную пербранку между Куадже и сотрудниками ОМОН, прикомандированными для огневой поддержки поста, но никаких противозаконных действий Езерского не видели. Учитывая, что сотрудники ДПС также, как и подсудимый, являются работниками милиции, именно в их дежурство произошло происшествие, о котором они должны были поставить в известность свое руководство, но не сделали этого, чем допустили нарушение служебной дисциплины, суд полагает, что в их интересах отрицать факт превышения Езерским А.Ю. своих должностных полномочий на КПМ «Магри».

В подтверждение отсутствия события, указываемого Куадже, подсудимый и его защитник ссылаются на показания свидетелей Лукьяновой Т.А., которая сидела в здании поста и происходящее на улице не видела, а также свидетелей, проезжавших мимо КПМ «Магри» 25 апреля 2005 года Глазова Е.Б. - в период 21-22 часа, Отто О.Н. - в период 20-21 часа и не видевших конфликтных, либо необычных ситуаций на территории поста, однако тот факт, что свидетели не видели как Езерский А.Ю. ставил Куадже И.Р. и Куадже Ю.Р. к стене здания КПМ и применял к ним насилие, не подтверждает отсутствие события преступления, тем более, что водители Глазов и Отто проезжали мимо поста незначительное время.


Несостоятельны утверждения Езерского А.Ю. и защиты о невиновности подсудимого со ссылкой на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в результате многочисленных проверок сотрудников прокуратуры, т.к. все данные постановления отменены вышестоящим прокурором и юридической силы не имеют.

Мнение защитника Езерского А.Ю. о том, что звук передергивания затвора автомата слышен на расстоянии до 400 метров и на патроне остается след, суд не может принять во внимание, т.к. из показаний свидетелей Приходько С.А., Подгорного А.П., начальника КПМ «Магри» Фомина Е.А. следует, что обычно через территорию поста проходит большое количество автомобилей, в том числе и большегрузных, и звука затвора слышно не будет из-за постоянного шума; согласно показаний старшего инспектора-дежурного ОМОН Обловацкого С.Л. он принимает оружие у сотрудников и при досылке патрона в патронник никакого следа или царапины не останется, за 15 лет его работы такого не было.

В судебном заседании защитник, исказив показания потерпевших Куадже, утверждает об их материальной заинтересованности в обвинении Езерского А.Ю., однако в судебном заседании подсудимые, напротив, пояснили, что при принесении им Езерским извинений, они откажутся от гражданского иска, кроме того, потерпевшие с матерью Тешевой Ш.О. с апреля 2005 года добивались привлечения виновных к ответственности и фамилии Езерского А.Ю. и Петренко А.Б., которые являются сотрудниками ОМОН, им стали известны из ответов УВД и прокуратуры, при этом потерпевшие обвиняют в применении насилия только Езерского, пояснив, что Петренко стоял рядом и насилие к ним не применял.
С учетом совершения Езерским А.Ю., являющимся должностным лицом, действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с применением насилия и угрозой применения насилия, и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, суд полагает необходимым квалифицировать его действия по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

Квалифицирующий признак – п. «б» применение специальных средств подлежит исключению из обвинения Езерского А.Ю., т.к. автомат является оружием и к специальным средствам не относится.

Подсудимый Ожгихин М.И. также отрицает превышение им должностных полномочий с применением насилия и угрозой применения в отношении Кафтанова В.В., утверждая, что тот сам извинился перед Шалаевым и никаких насильственных действий не было, к данным утверждениям суд относится критически как к способу защиты, его вина подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей Рассомахина М.О. и Бурлакова К.В. о том, что сотрудник ОМОН, как позже узнали Ожгихин М.И., ударил Кафтанова локтем в голову и завел за угол дома, где, как показал потерпевший, также нанес два удара локтем в голову и угрожал топориком отрезать руку, данные обстоятельства Кафтанов В.В. подтвердил при предъявлении Ожгихина ему для опознания. Справкой МУЗ г.Сочи «Городская больница №4» подтверждается обращение за медицинской помощью Кафтанова В.В., которому был поставлен диагноз: ушиб мягких тканей головы, ушиб левого локтевого сустава и оказана медицинская помощь. Согласно выводам эксперта данный диагноз не подтвержден клинической симптоматикой, вместе с тем в описательной части заключения со ссылкой на амбулаторную карту Кафтанова В.В. указана отечность в области левого локтевого сустава, т.е. объективные признаки ушиба, кроме того, на рентгенограмме от 18.07.2006 г. у него обнаружен косой перелом лучевой кости левого лучезапястного сустава, с первичной консолидацией – травма 10 дней назад, что подтверждает показания потерпевшего о том, что после удара Ожгихина он упал и повредил руку. Допрошенный в судебном заседании Мищенко В.В. показал, что при осмотре Кафтанова В.В. у того была загипсована рука, в выводах экспертизы он не указал ушибы, т.к. они не относятся к телесным повреждениям, а травм у потерпевшего не зафиксировано, перелом привлеченным к экспертизе консультантом не подтвержден.

Кроме того, под применением насилия при превышении должностных полномочий подразумевается как причинение гражданину физического вреда, т.е. побоев, причинивших физическую боль, или причинение иного вреда здоровью, так и психическое воздействие на него, которое может выражаться в угрозах физической расправы с целью подавления воли потерпевшего, обязательного условия - причинения видимых телесных повреждений для квалификации по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ не требуется.


Свидетели защиты Шалаев С.А., Грицан Е.С. отрицают применение Ожгихиным М.И. насилия к Кафтанову В.В., утверждая, что они спокойно поговорили, Кафтанов извинился, и все разъехались. Сотрудники ОМОН Суринов А.С., Ковалев М.В., Ищенко Ю.В. подтвердили данные обстоятельства, при этом показав, что не видели, чтобы Ожгихин наносил удар Кафтанову и заводил за угол дома, т.к. стояли спиной к ним.

Оценив показания данных свидетелей, суд полагает, что к ним необходимо отнестись критически в части отрицания применения Ожгихиным насилия к Кафтанову В.В., т.к. Шалаев С.А. является инициатором данного конфликта, он вместо того, чтобы обратиться в дежурную часть милиции, позвонил своему племяннику Ковалеву М.В., сотруднику ОМОН, который вместе с Ожгихиным, Суриновым, Ищенко, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, по собственной инициативе, лишь поставив дежурного ОМОН в известность, приехали разбираться с Кафтановым В.В., в связи с чем показания о том, что они не видели применения насилия, даны с целью оправдать свои незаконные действия и увести Ожгихина от уголовной ответственности. Свидетель Грицан Е.С. явился в судебное заседание по просьбе защиты и утверждает, что постоянно наблюдал за Кафтановым и Ожгихиным, который никаких противозаконных действий не совершал, вместе с тем данный свидетель не видел во дворе дома присутствовавших при конфликте Рассомахина и Бурлакова, что подтверждают все свидетели, в связи с чем его показания суд также оценивает критически.

На предварительном следствии Суринов А.С. показал, что, оглянувшись, увидел как из-за угла дома шел Кафтанов в сопровождении Ожгихина, последний предложил тому извиниться, что он и сделал, одежда Кафтанова была испачкана грязью и данные показания суд признает правдивыми, они подтверждаются показаниями потерпевшего и свидетелей Рассомахина М.О. и Бурлакова К.В. об обстоятельствах превышения Ожгихиным М.И. должностных полномочий, данные свидетели не являются заинтересованными лицами и оснований сомневаться в правдивости их и потерпевшего показаниях у суда не имеется, поводы оговора Ожгихина М.И. у них отсутствуют.


Утверждение защиты, что свидетели Рассомахин и Бурлаков не узнали Ожгихина в зале суда, что говорит о его невиновности, голословно, т.к. все участники конфликта подтверждают присутствие данных свидетелей, лишь свидетель защиты Грицан не видел их, что ставит под сомнение его нахождение во дворе дома. Также не является доказательством невиновности подсудимого заключение эксперта о причинении Шалаеву С.А. телесных повреждений Кафтановым В.В., т.к. оно подтверждает конфликт между ними.

На основании изложенного, с учетом совершения Ожгихиным М.И., являвшимся должностным лицом, действий, явно выходящих за пределы его полномочий с применением насилия и угрозой применения насилия, и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов Кафтанова В.В., суд приходит к выводу о необходимости квалификации данных действий подсудимого по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

Оценивая доказательства Ожгихиным М.И. подстрекательства к превышению должностными лицами – сотрудниками ОМОН ГУВД Краснодарского края (в г.Сочи) Королевым А.В., Зубенко В.В., Забейворота В.А., Езерским А.Ю., Петренко А.Б., Пименовым И.Д. суд полагает, что вина подсудимого доказана показаниями многочисленных потерпевших и свидетелей, находившихся в кафе «Оазис» и в ДОК «Дружба» в ночь с 16 на 17 и с 18 на 19 июля 2006 года, которые подтвердили, что после избиения двух сотрудников ОМОН, в том числе Ожгихина М.И., он угрожал приехать и разобраться, во время рейдовых мероприятий искал кто его бил, сотрудники ОМОН подводили к нему задержанных и спрашивали участвовали ли те в драке, выясняли кто бил их сотрудников, после чего избивали потерпевших, применяя бамбуковые палки и специальные средства – резиновые палки и электрошокеры. Королев А.В. опрашивал потерпевших по поводу драки накануне в кафе с участием сотрудников ОМОН, по окончанию рейда Ожгихин М.И. говорил, что он сделал то, что обещал, и вернулся. Ковалев М.В. подтвердил, что об избиении Ожгихина М.И. и Ковалева А.А. знала вся база ОМОН до проведения рейда и по показаниям Королева А.В. и.о. командира ОМОН Смирнов А.Н. говорил о необходимости проведения рейда в п.Нижнее Макопсе, где бьют их сотрудников. Со слов свидетелей Адамян подсудимые подтверждали, что это акт возмездия.


Кроме того, обстоятельства совершения преступления свидетельствуют, что именно Ожгихин М.И., используя чувство товарищества своих коллег, подстрекал их к превышению должностных полномочий в ходе проведения рейда, в результате подсудимыми, являющимися должностными лицами, были применены насилие и специальные средства к потерпевшим, что повлекло нарушение их прав и законных интересов, и данные действия Ожгихина М.И. должны быть квалифицированы по ч.4 ст.33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ.

Утверждения подсудимого и защитника, что никто из допрошенных потерпевших и свидетелей не подтверждал уговоры или просьбы Ожгихина М.И. о мести, обращенные к сотрудникам ОМОН, суд считает несостоятельными, т.к. Зубенко В.В. в ходе предварительного следствия показал, что Ожгихин, когда они на микроавтобусе УАЗ подъехали к воротам КПП ДОК «Дружба», говорил, что его беспричинно избила группа людей, среди которых был и охранник, после чего к Сердюку было применено насилие, кроме того, сами действия Ожгихина М.И. во время рейдовых мероприятий подтверждают его подстрекательство подсудимых к превышению ими должностных полномочий.

Подсудимые Пруидзе М.В., Королев А.В., Зубенко В.В., Забейворота В.А., Езерский А.Ю., Петренко А.Б., Пименов И.Д. отрицают превышение ими должностных полномочий с применением насилия, угрозой применения насилия и специальных средств, утверждая, что потерпевшие и свидетели их оговаривают.

Вместе с тем показания подсудимых противоречат друг другу, а также показаниям подсудимых Пруидзе М.В., Королева А.В., Зубенко В.В., данным в ходе предварительного следствия и оглашенным в порядке ст.281 УПК РФ.

Так, в судебном заседании все подсудимые, кроме Пруидзе М.В. отрицают использование масок в ходе рейдового мероприятия, тогда как Пруидзе пояснял, что большинство сотрудников ОМОН были в масках, в том числе Пименов И.Д., Езерский А.Ю., Петренко А.Б. и он может опознать в маске любого из бойцов по фигуре, голосу, походке, характерным движениям, манере носить маску. Несмотря на маску, скрывавшую лицо, он узнал стоявшего возле автобуса Пименова И.Д., который грубо оттолкнул Мелконяна И.А., обозвав его, при этом Пименов пытался нанести удар кому-то из родственников задержанных, но он не позволил это сделать. Когда к автобусу сопровождали Сердюка, тот стал кричать, что ни в чем не виноват, в это время Езерский нанес ему удар кулаком в грудь, Езерский был в маске, однако он его узнал, у того характерная манера ношения маски на пол лица, и на момент проведения следствия Пруидзе в этом не сомневался, поскольку подтвердил данные обстоятельства в ходе проведения очной ставки с Езерским, однако в судебном заседании Пруидзе стал утверждать, что ошибся и он не может узнать сотрудников в масках, фамилии назвал со слов следователя.


Королев А.В. в судебном заседании отрицал, что он являлся старшим экипажа микроавтобуса УАЗ, утверждая, что старшим был Алиев, а он отвечал только за безопасность движения, что поддержали в суде Езерский и Зубенко. Однако все подсудимые, дававшие показания в ходе следствия, в том числе и он сам, пояснили, что Королев А.В. был старшим экипажа и подсудимые Пименов, Петренко и Забейворота подтвердили данный факт в суде, Забейворота В.А. показал, что на момент проведения рейда он был уверен, что старшим их экипажа был Королев А.В. Кроме того, Королев А.В. на следствии утверждал, что отчитывал Забейворота, Петренко, Пименова и Езерского, которые без его команды направились на пляжную полосу, что также свидетельствует о выполнении Королевым функций руководителя экипажа. Езерский А.Ю. также пояснял, что по команде Королева А.В. бойцы их экипажа направились в кафе «Оазис» и в РОВД Пруидзе М.В. и еще кто-то из сотрудников брали у задержанных расписки, что те не имеют претензий.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого Пруидзе М.В. показал, что он являлся старшим рейдового мероприятия, решение о проведении которого в п. Нижнее Макопсе Лазаревского района им принято самостоятельно, также им была определена роль каждой группы, данные обстоятельства подтвердили сотрудники ОМОН Пичугин В.С., Мезенцев А.Н., Шаталов В.Н., Марченко В.Н., Шарун С.А. Со слов Пруидзе М.В. все действия должны были осуществляться подчиненными ему сотрудниками по его команде, однако экипаж микроавтобуса УАЗ под руководством Королева А.В. в нарушение требований не дождался их на автобусной остановке, проехал на территорию ДОК «Дружба» и первым начал проведение рейда. Также Пруидзе М.В. пояснял, что по его распоряжению задержанные были помещены в автобус, на КПП к нему обращалась Мелконян А.Н., которая просила отпустить ее несовершеннолетнего племянника, которому 13 лет, на что Пруидзе ответил, что тот будет доставлен в РОВД, т.к. находился в кафе в позднее время без сопровождения взрослых.


Данными показаниями подтверждаются пояснения допрошенных в судебном заседании потерпевших и свидетелей о непосредственном руководстве Пруидзе М.В. действиями своих подчиненных, несмотря на его отрицание этого факта в суде.

Кроме того, в ходе предварительного следствия Пруидзе М.В., Зубенко В.В. и Королев А.В. указывали на применение насилия Езерским А.Ю., Зубенко В.В., Петренко А.Б., Пименовым И.Д. к потерпевшим, что стали отрицать в судебном заседании, при этом Королев А.В. и Зубенко В.В. утверждали о применении к ним мер воздействия со стороны следователя Зиниша Ю.С. Суд данные утверждения считает несостоятельными, т.к. постановлением от 01 августа 2008 года в результате проверки заявлений Королева и Зубенко о совершении преступлений отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления.

Таким образом, суд, оценив показания подсудимых Пруидзе М.В., Королева А.В., Езерского А.Ю. и Зубенко В.В., признает правдивыми их показания в ходе предварительного следствия.
Вместе с тем суд критически оценивает показания подсудимых, данные в судебном заседании, расценивая их как способ защиты и желание уйти от соответствующей ответственности и наказания. Виновность подсудимых подтверждается показаниями 21 потерпевшего и более 30 свидетелей, находившихся на территории ДОК «Дружба» и кафе «Оазис» в п.Нижнее Макопсе Лазаревского района г.Сочи, оснований сомневаться в их правдивости не имеется, данные показания логичны и последовательны, подтверждаются исследованными в суде письменными доказательствами, частично показаниями подсудимых на предварительном следствии и свидетельскими показаниями сотрудников ОМОН. Кроме того, оснований для оговора подсудимых у потерпевших и свидетелей не имеется, они не были знакомы до проведения рейда и при даче показаний предупреждены об ответственности.

Так, в судебном заседании установлено, что руководством ОМОН – и.о. командира Смирновым А.И. 18 июля 2006 года было принято решение о проведении рейдового мероприятия в Лазаревском районе г.Сочи, организацию которого он поручил начальнику штаба Рибянцеву А.Н., при этом Смирнов А.И. лишь устно согласовал с начальником ОВД Лазаревского района г.Сочи Бражниковым С.Н. проведение в будущем рейда, не оговорив дату и место проведения мероприятий, что подтвердили суду свидетели Бражников С.Н. и его заместитель Савельев С.Д. Свидетель Жернаков В.В. показал, что план-задание по проведению профилактической операции был изготовлен после проведения рейда на следующий день по указанию Смирнова А.Н., который сказал ему что и как нужно писать, и утвердить план Рибянцевым А.Н., он составил план-задание, указал время и место рейдовых мероприятий, где произошли события в ночь с 18 на 19 июля 2006 года, расписался под планом за Пруидзе М.В. По приказу Рибянцева А.Н. после проведения инструктажа сотрудники ОМОН на автобусе ПАЗ, микроавтобусе УАЗ и трех автомобилях УАЗ выехали для проведения рейда в Лазаревский район, где Пруидзе М.В., назначенный старшим рейдового мероприятия, поставил в известность об их прибытии в район оперативного дежурного РОВД, не представив планов расстановки и проведения мероприятия. По указанию Пруидзе М.В., что подтвердили сотрудники ОМОН, все выдвинулись в район п. Нижнее Макопсе, при этом разделившись на две группы: автобус ПАЗ и микроавтобус УАЗ – со стороны ДОК «Дружба», три автомобиля УАЗ – со стороны п.Магри. Сотрудники ОМОН, находившиеся в микроавтобусе УАЗ, в том числе Королев А.В., Забейворота В.А., Зубенко В.В., Пименов И.Д., Езерский А.Е., Петренко А.Б., а также приехавший с ними Ожгихин М.И., подъехали к воротам КПП ДОК «Дружба», на территории которого, а также в кафе «Оазис», расположенном на береговой полосе п.Нижнее Макопсе, провели рейдовые мероприятия, при этом превысив свои должностные полномочия, применив к потерпевшим насилие и специальные средства – резиновые дубинки и электрошокеры, после чего без достаточных оснований, не выявив фактов административных правонарушений или уголовно-наказуемых деяний, произвели задержание находившихся там граждан по указанию Пруидзе М.В. в нарушение ст.27.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях и доставили 18 граждан, в том числе 3-х несовершеннолетних в Лазаревский РОВД, где не были составлены протоколы доставления либо задержания граждан и им не разъяснены права, Пруидзе М.В. не обеспечил оформление материала и разъяснение подчиненными ему сотрудниками задержанным их прав, в результате в книгу доставленных со слов сотрудников ОМОН были внесены только четверо граждан. В связи с отсутствием оснований для привлечения к административной ответственности все задержанные были отпущены. Данные обстоятельства подтверждены как показаниями потерпевших и свидетелей, так и заключением по материалам служебной проверки в отношении сотрудников ОМОН ГУВД Краснодарского края.

Сопоставление фактов, указываемых потерпевшими и свидетелями, и обстоятельств проведения рейда сотрудниками ОМОН, подтверждает превышение подсудимыми своих должностных полномочий с применением к потерпевшим насилия и угрозы насилия, а также специальных средств.

Утверждение подсудимых и защиты, что рейдовое мероприятие, назначенное на 18 июля 2006 года, было плановым, опровергается показаниями руководства ОМОН ГУВД Краснодарского края ( в г.Сочи) и ОВД Лазаревского района г.Сочи, в тот день в обеденное время и.о.командира Смирнов А.Н., встретив в УВД г.Сочи начальника райотдела Бражникова С.Н., разговаривали о предстоящем рейде в Лазаревском районе, однако конкретно ни даты, ни места проведения рейда не согласовывали, план мероприятия был составлен задним числом после проведения рейда, когда произошли рассматриваемые события, кроме того, в книгу распоряжений и приказов рейдовое мероприятие 18 июля 2006 года Рибянцевым А..Н. не занесено по указанию Смирнова А.Н., который сослался на договоренность с начальником РОВД, т.е. никакие документы для проведения рейда не составлялись.

По показаниям Королева А.В. 18 июля 2006 года Смирнов А.Н. говорил о необходимости проведения рейдовых мероприятий в п.Нижнее Макопсе, где избили сотрудников ОМОН, после выезда из п.Лазаревское старший рейда Пруидзе М.В. дал команду подчиненным ему сотрудникам ехать именно в п.Нижнее Макопсе, что они подтвердили суду, несмотря на отрицание данного факта подсудимым Пруидзе М.В., и с учетом показаний потерпевших и свидетелей, которые даны со слов сотрудников ОМОН, рейд на территории ДОК «Дружба» и в кафе «Оазис» был проведен в связи с избиением накануне в кафе Ожгихина М.И. и Ковалева А.А. и являлся актом возмездия. Таким образом, в судебном заседании нашел подтверждение мотив мести при совершении подсудимыми должностного преступления.

Доводы подсудимых, что рейд проводился исключительно в целях противодействия терроризму и все действия сотрудников ОМОН были направлены на выявление преступников, а не установление лиц, причастных к драке с участием их коллег, опровергаются показаниями потерпевших Максимова Е.С. и Махайличенко Д.А., которые были задержаны и избиты возле корпуса детского комплекса, в котором они работали воспитателями.

В ходе проведения рейдовых мероприятий 18-19 июля 2006 года сотрудниками ОМОН, в том числе и подсудимыми Королевым А.В., Забейворота В.А., Зубенко В.В., Пименовым И.Д., Петренко А.Б., Езерским А.Ю. причинены побои и телесные повреждения потерпевшим Сердюку Н.Ю., Адамяну Э.Р., Мелконяну Г.И., Петрову П.А., Пономаренко И.Ю., Максимову Е.С., Лыжову А.В., Апостолову А.Ю., кроме того, применены электрошокеры Петренко А.Б. в отношении Пономаренко И.Ю. и Пименовым в отношении Биянова В.А., что подтверждается представленными суду доказательствами.

Кроме того, действия подсудимых и сотрудников ОМОН, участвовавших в рейде, характеризуются единством умысла, мотивов и целей, и насилие ими применялось не конкретно против данных потерпевших, а против всех граждан, находящихся на территории ДОК «Дружба», кого они считали виновниками инцидента с сотрудниками ОМОН в кафе «Оазис», в связи с чем утверждения защиты, что обвинение подсудимым необоснованно предъявляется и в отношении других потерпевших, которые не указывают на них, безосновательны.

Также суд не может согласиться с мнением подсудимых и защиты о том, что установленные заключениями эксперта телесные повреждения, имевшиеся у потерпевших, не совпадают с указанными ими в своих показаниях ударами, нанесенными подсудимыми. Многие потерпевшие были направлены к эксперту по прошествии значительного времени, кроме того, из пояснений в судебном заседании экспертов следует, что при определенных обстоятельствах после ударов телесных повреждений может и не быть, в заключениях указываются только видимые травмы и повреждения.

Незначительные разногласия в показаниях потерпевших и свидетелей, на которые указывают подсудимые и их защитники, объясняются обстановкой, в который оказались потерпевшие, так, Сердюк Н.Ю., как охранник ДОК «Дружба» находился на дежурстве, вместе с ним стояли и разговаривали Адамян Э.Р. и Михайлов И., утверждения подсудимых, что Сердюк был пьян, несостоятельны, т.к. кроме них в тот вечер Сердюка видели несколько десятков людей, в том числе и сотрудники Лазаревского РОВД, и никто не подтверждает их версию, которая имеет цель придать законность своим действиям при задержании потерпевшего. Остальные потерпевшие находились, отдыхая, либо в кафе «Оазис», либо на территории ДОК «Дружба», никаких противоправных действий не совершали и неожиданное нападение на них около 30 сотрудников ОМОН в масках, у которых были дубинки, бамбуковые палки и электрошокеры, с избиением и задержанием без законных оснований, повлияло на их эмоциональное состояние, в связи с чем потерпевшие и свидетели каждый воспринимал ситуацию по-своему, вместе с тем их показания логичны, последовательны, каждый указывает на конкретные действия сотрудников ОМОН, совершенные в отношении них. Ситуация осложнялась и тем, что многие сотрудники были в масках, закрывающих лицо, некоторые, как Петренко А.Б. и Пименов И.Д., иногда их снимали, что позволило потерпевшим и свидетелям увидеть их лица. В судебном заседании они, давая показания почти через два года после данных событий, что-то забыли или, наоборот, вспомнили, однако это не дает оснований сомневаться в их правдивости.


Вместе с тем все очевидцы происходившего в кафе «Оазис» указывали на то, что около 30 сотрудников ОМОН, лица большинства которых были в масках, ворвались в кафе и, ничего не объясняя и не требуя документы, приказали всем лечь на пол лицом вниз, затем мужчин вывели на пляжную полосу и, выясняя, кто причастен к избиению в кафе двух сотрудников, беспричинно избивали руками, ногами, резиновыми дубинками, бамбуковыми палками и применяли электрошокеры, затем всех задержанных, около 20 человек, в согнутом состоянии с заведенными за спину руками доставили в автобус ПАЗ, около него и в салоне также применяли насилие, после чего отвезли в Лазаревский РОВД.

Охранник Сердюк Н.Ю. при его избиении лиц сотрудников ОМОН не запомнил и подсудимые Забейворота В.А., Зубенко В.В., Пименов И.Д. и Езерский А.Ю. отрицают применение к нему насилия, однако их вина подтверждается как приведенными судом показаниями подсудимых, так и потерпевших и свидетелей. Кроме того, Сердюк уверенно говорит о нанесении ему первого удара водителем микроавтобуса, которым являлся Забейворота В.А. и Королев А.В. на следствии подтверждал, что тот первым вышел к охраннику, после чего его били сотрудники ОМОН, приехавшие на микроавтобусе УАЗ.

Мнение защиты, что действия подсудимых Пименова и Езерского, по мнению следствия бивших Сердюка, не конкретизированы, суд признает несостоятельными, т.к. потерпевший, которого сбили с ног сотрудники ОМОН и лежавшего избивали руками и ногами, не вглядывался в лица, запоминая их и не считал удары, как и свидетели, находившиеся рядом, в связи с чем подсудимые обоснованно обвиняются в нанесении множественных ударов.

Избиение Адамяна Э.Р. и Мелконяна Г.И. подсудимым Петренко А.Б. также подтверждается очевидцами событий, кроме того, Адамян Э.Р. уверенно указывает на него, пояснив, что Петренко в салоне микроавтобуса ударил его два раза по лицу. В ходе предварительного следствия Королев А.В. пояснял, что Петренко А.Б. с электрошокером в руке в кафе «Оазис», подойдя к Пономаренко И.Ю., которого он опрашивал по поводу драки, ударил его по затылку рукой, однако потерпевший Пономаренко И.Ю. утверждает, что Петренко А.Б. применил к нему электрошокер в область живота, в связи с чем суд критически оценивает показания Королева А.В.


Максимов Е.С. подтвердил в суде нанесение ему Зубенко В.В. не менее трех ударов бамбуковой палкой, Зубенко В.В. отрицая применение ими какого-либо насилия, тем не менее на следствии утверждал, что Максимова палкой бил Пименов, ехавший рядом в микроавтобусе. Кроме того, Зубенко и его защитник утверждают о нахождении его в отпуске и участие в рейде не при исполнении служебных обязанностей, однако в данный период он не был уволен и являлся должностным лицом – милиционером-бойцом ОМОН, участвуя в рейдовых мероприятиях. Также несостоятельны утверждения подсудимого и защиты о том, что после помещения в микроавтобус Сердюка он пошел пешком, в салоне автомобиля не находился и не мог ударить там потерпевшего Сердюка, по показаниям Королева А.В., когда он пошел вглубь территории ДОК «Дружба», его обогнал микроавтобус с его экипажем, кроме того, оснований оговаривать Зубенко у Сердюка не имеется. Отсутствие в заключении эксперта указаний на телесные повреждения на лице Сердюка Н.Ю. не подтверждает невиновность Забейворота В.А. и Зубенко В.В. в нанесение ему ударов в лицо, после которых видимых повреждений может не остаться.

По показаниям Мелконяна Г.И. его, лежавшего на площадке возле моста, Пименов И.Д. бил ногами по голове, наступал на голову, его удары были наиболее сильными и болезненными, они наносились с большой силой обутыми в ботинки ногами , в связи с чем суд полагает, что именно от этих ударов потерпевшему были причинены телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей головы и сотрясения головного мозга. До этого на пляжной полосе Петренко А.Б. ударил его ногой по телу, причинив боль.

Кроме того, Пименов И.Д., согласно показаний потерпевших Сердюка, Мелконяна, Лыжова и Апостолова, нанес им удары ногой и бамбуковой палкой при посадке в автобус ПАЗ, кроме них удары наносились и другим потерпевшим, которые его не опознали. Лыжова Ю.Н. подтвердила применение Пименовым к ней насилия возле автобуса, когда он оттолкнул ее в кусты, отчего она упала. Корякову О.Г. Пименов И.Д., которого она опознала в суде, толкнул в грудь, выгоняя из РОВД.

Утверждение подсудимого Королева А.В. и его защитника, что показаний потерпевшего Петрова П.А., который не проходил освидетельствование, для подтверждения его вины недостаточно, суд признает несостоятельными, т.к. основания не доверять показаниям свидетеля отсутствуют, от такого применения насилия, как заведение руки за спину, телесного повреждения не остается, но причиняется физическая боль, кроме того, прохождение освидетельствования и установление каких-либо повреждений не является обязательным условием подтверждения виновности в превышении должностных полномочий с применением насилия.
Использование сотрудниками ОМОН специальных средств -резиновых дубинок и электрошокеров, а также бамбуковых палок в судебном заседании установлено показаниями потерпевших и свидетелей, к которым применяли эти спецсредства и били палками, а также свидетелями - сотрудниками ОМОН Барабошиным И.М., Шадриным И.А. Ильиновым С.Н., Кудлаенко С.Г., Устименко А.В., подтвердившими выдачу бойцам для рейда дубинок и электрошокера. Королев А.В. пояснял, что Петренко А.Б. в кафе подошел к ним с Пономаренко И.Ю., держа электрошокер в руке. Учитывая, что бамбуковые палки и электрошокеры имеются в свободной продаже, суд приходит к выводу о том, что сотрудники ОМОН использовали личные электрошокеры и палки. Маски все сотрудники ОМОН получают с боеукладкой и, как показал Пруидзе М.В., у некоторых сотрудников их несколько. Выдача подсудимым масок в 2005 году подтверждается книгой учета маскировочного оборудования, а их использование во время рейда – показаниями потерпевших и свидетелей.

Применение электрошокеров сотрудниками ОМОН, в том числе Петренко А.Б. и Пименовым И.Д. в отношении потерпевших также подтверждается очевидцами рейдового мероприятия, заключением эксперта в отношении Мелконяна Г.И. установлены телесные повреждения в виде точечных ожогов, кроме того, свидетели подтверждали наличие и у других потерпевших следов электрошокеров, которые не были своевременно зафиксированы, из информации об электрошоковых устройствах следует, что при их применении от 0,5 до 1 секунды воздействия следует болевой спазм мышц и психологический шок, таким образом, их применение чаще всего не оставляет следов, что не отрицается экспертом, приобретаются они без специального разрешения, в связи с чем суд не согласен с мнением защиты о невиновности подсудимых со ссылкой на отсутствие следов от электрошокера на теле Пономаренко И.Ю. и Биянова В.А., а также, что подсудимые электрошокеры у дежурного ОМОН не получали.

Приходя к выводу о совершении подсудимыми должностного преступления, в ходе которого были нарушены права и законные интересы потерпевших, суд исходит из того, что в соответствии со ст.21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством и никто не может подвергаться насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Согласно ст.13 и ст.14 Закона РФ «О милиции» применение физической силы и специальных средств допускается только в исключительных случаях,

Из показаний начальника Лазаревского РОВД Бражникова С.Н. следует, что несовершеннолетние в отделение милиции могут доставляться только в исключительных случаях, когда невозможно установить их место жительства и при этом явно видно, что подросток беспризорничает или бродяжничает, в случае нарушения подростками Закона Краснодарского края они доставляются домой и передаются родителями.
Таким образом, действия подсудимых, которые во время рейдовых мероприятий 18-19 июля 2006 года применяли насилие к потерпевшим, жестоко обращались с ними и унижали их человеческое достоинство, нельзя признать законными. Сотрудники ОМОН, чтобы как-то оправдать свои действия, по прибытию в Лазаревский РОВД составили рапорты о неповиновении потерпевших и свидетелей, повторяющиеся слово в слово. Однако из показаний очевидцев событий сотрудники ОМОН не просили предъявить документы, никто им неповиновения и сопротивления не оказывал. В подтверждение данных обстоятельств не было составлено ни одного протокола доставления или задержания граждан, несмотря на то, что сотрудниками дежурной части были предоставлены бланки протоколов, лишь четверо занесены в книгу доставленных Лазаревского РОВД, причем без законных оснований, в отсутствие рапортов, и никто из задержанных не был привлечен к административной ответственности за неповиновение сотруднику милиции.

В соответствии с должностными инструкциями подсудимые в своей деятельности должны руководствоваться Конституцией РФ, законодательством, правовыми актами и обязаны неукоснительно соблюдать законность, служебную дисциплину, правила вежливого и тактичного обращения с гражданами при исполнении служебных обязанностей и в быту.


Королев А.В. отрицает ознакомление с должностной инструкцией, ссылаясь на отсутствие его подписи, однако согласно сообщению командира ОМОН во всех должностных инструкциях сотрудников присутствуют данные требования и он не отрицает ознакомление с должностными инструкциями за прошлые годы.
Государственный обвинитель в судебном заседании отказалась от обвинения Пруидзе М.В. и Королева А.В. в бездействии при осуществлении руководства рейдовым мероприятием и экипажем соответственно, т.к. объективную сторону состава преступления составляют активные действия должностного лица, явно выходящие за пределы его полномочий.

Вместе с тем представленными суду доказательствами полностью подтверждается обвинение Пруидзе М.В. в том, что он, действуя с прямым умыслом, в нарушение должностной инструкции, с целью сокрытия совершенных подчиненными ему сотрудниками преступлений и с целью придания видимости законности их противоправных действий, в нарушение ст.27.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, фактически произвел незаконное задержание граждан, дав указание об этом, а также о доставлении задержанных в Лазаревский РОВД.

На основании изложенного с учетом превышения подсудимыми должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, их действия необходимо квалифицировать: Пруидзе М.В. по ч.1 ст.286 УК РФ как совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий; Королева А.В., Забейворота В.А., Езерского А.Ю., Зубенко В.В. каждого по п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ как совершение действий, явно выходящих за пределы их полномочий, с применением насилия; Петренко А.Б. и Пименова И.Д. каждого по п.п. «а», б» ч.3 ст.286 УК РФ как совершение действий, явно выходящих за пределы их полномочий, с применением насилия и специальных средств.

В обвинении Петренко А.Б. указана угроза применения насилия к Лыжову, однако данный квалифицирующий признак не вменяется ему в вину и подлежит исключению из обвинения.

Действия Ожгихина М.И. с учетом нанесения побоев и иных насильственных действий, повлекших физическую боль, суд полагает необходимым квалифицировать по ч.1 ст.116 УК РФ. Его вина подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, как на следствии, так и в судебном заседании.

Мнение защиты об отсутствии вины подсудимого, т.к. заключениями экспертов не подтверждаются указываемые потерпевшими побои, несостоятельно, т.к. диспозиция данной статьи предусматривает причинение физической боли, что подтверждают допрошенные очевидцы преступления.

Вместе с тем из обвинения Ожгихина М.И. следует исключить нанесение побоев Лыжову В.А., т.к. из показаний потерпевшего следует, что подсудимый нанес ему один удар, который не может квалифицироваться как побои, с объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов.
С учетом угрозы убийством Петрову П.А. действия Ожгихина также должны быть квалифицированы по ст.119 УК РФ. Виновность подсудимого также подтверждается показаниями потерпевшего о намерении Ожгихина лишить его жизни и свидетельскими показаниями Мартынова Е.В., Мартыновой Е.В., оснований сомневаться, что Петров П.А. воспринял угрозу реально, учитывая обстановку преступления и действия сотрудников ОМОН на прибрежной полосе в непосредственной близости у моря, у суда не имеется.

При назначении подсудимым вида и меры наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений: Пруидзе М.В. совершено преступление средней тяжести, Королевым А.В., Зубенко В.В., Забейворота В.А., Пименовым И.Д., Петренко А.Б. каждым совершено тяжкое преступление, Езерским А.Ю. совершены два преступления, относящиеся к категории тяжких, Ожгихиным М.И. – два тяжких преступления и два преступления небольшой тяжести; их личности, все подсудимые характеризуются положительно, находились в служебных командировках на территории Чеченской Республики и в районах Северо-Кавказского региона РФ, где принимали участие в контртеррористической операции по разоружению незаконных вооруженных формирований и в мероприятиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности, Ожгихин М.И. имеет государственную награду, суд также учитывает ходатайства в отношении подсудимых начальника ГУВД Краснодарского края, командира ОМОН, общественных организаций, депутатов, а также состояние здоровья Королева А.В., Пруидзе М.В., Езерского А.Ю., влияние наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.


Смягчающими наказание обстоятельствами в соответствии с п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ суд признает наличие малолетних детей у Пруидзе М.В., Езерского А.Ю. и Королева А.В.

Обстоятельством, отягчающим наказание, согласно п. «в» ч.1 ст.63 УК РФ, является совершение преступления подсудимыми Пруидзе М.В., Королевым А.В., Забейворота В.А., Пименовым И.Д., Езерским А.Ю., Петренко А.Б., Зубенко В.А. в составе группы.
С учетом изложенного суд полагает необходимым назначить подсудимым наказание, связанное с лишением свободы, оснований для применения ст.64, 73 УК РФ не имеется. Подсудимым Королеву А.В., Зубенко В.В., Пименову И.Д., Забейворота В.А., Петренко А.Б., Езерскому А.Ю. назначается также дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, т.к. ими совершено должностное преступление в отношении граждан с применением насилия.
Гражданские иски Куадже И.Р., Куадже Ю.Р. к Езерскому А.Ю. и Максимова Е.С. к Зубенко В.В. и Пруидзе М.В. о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению частично с учетом степени их вины, характера причиненных потерпевшим физического и морального страдания и фактических обстоятельств дела, требований разумности и справедливости. Вместе с тем исковые требования Куадже к Петренко А.Б. не подлежат удовлетворению, т.к. основанием для наступления ответственности по ст.151 ГК РФ является вина причинителя вреда, вместе с тем сами потерпевшие отрицают применение к ним насилия с стороны Петренко А.Б. Также отсутствует вина Королева А.В. и Ожгихина М.И. в причинении вреда Максимову Е.С., в связи с чем оснований для возложения на них обязанности денежной компенсации не имеется.
Вещественные доказательства подлежат возврату по принадлежности, поломанные пластмассовые стулья – уничтожению, рапорты сотрудников ОМОН и детализация телефонных переговоров – оставлению при уголовном деле.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.304, 307-309 УПК РФ, суд


<< предыдущая страница   следующая страница >>