birmaga.ru
добавить свой файл

1
4 июля 1981 г. Суббота. Заместитель командира 5 аэ по ИАС майор Брагинский Л.Я. не может спокойно мимо меня пройти. По его, явно недалёким понятиям «технаря», получается, что лётчики, это вовсе не «голубая» кровь, а самые настоящие бездельники. Вот и вчера, когда пришёл в штаб, дал номера самолётов для планирования, не упустил такой возможности поиздеваться. Непростое это дело – с техника самолёта сразу на инженерную должность.


При образовании 5 аэ с Леонидом подружился сразу. Мне пришёлся по душе добрый, беззлобный офицер с еврейской хитринкой, хорошо разбирающийся в своём деле. Появился в Городне по протекции заместителя начальника училища полковника Соболева В.И., бывшего командира миргородского 831 иап. Лёша был техником командирского самолёта.

Запланировал себя на облёт АГД на МиГ-21у. Самолёт стоит на дальнем конце ЦЗТ, вдали от лишних глаз. Контролирует подготовку самолёта, на котором должен лететь заместитель командира аэ с командиром звена майором Логачёвым А.А., лично инженер. Решение, как проучить Лёху, пришло вчера, когда составлял плановую таблицу. Неожиданно для него, тихонько спрашиваю, а сам заглядываю в глаза, не испугается ли мой друг, доверится ли мне – не желает ли слетать со мной вместо Сашка, в задней кабине – в качестве «инженера на борту». Не испугался, согласился сразу. Думаю, что поступил он правильно, но опрометчиво, а мне только то и надо. Быстро напялил на него свой ППК, лично усадил в кабину, подогнал парашют и кислородную маску, подсоединил фишку радиостанции, шланг ППК. Хоть и инженер, но проинструктировал строго – трогать и нажимать только кнопку СПУ!

Пилотаж, перегрузки Леонид выдержал. Это довольно не просто для впервые летящего, и сразу на сложный пилотаж, человека, даже если и надет противоперегрузочный костюм ППК-1у. Облёт АГД состоит из комплексов фигур сложного пилотажа :

- два виража с креном 60-650 на «максимале»;

- два виража с креном 70-800 на «форсаже»;

- бочка левая;

- бочка правая;

- переворот левый – петля Нестерова – полупетля правая;

- переворот правый – боевой разворот левый;

- спираль с креном 450 до эшелона выхода из пилотажной зоны.

Весь полёт по СПУ комментировал свои действия, просил Леонида запоминать показания приборов, ошибки по крену и тангажу в показаниях АГД после каждой фигуры. Переживал за благополучный исход полёта, ведь пошёл на сознательное нарушение законов лётной службы. Вдруг потеряет сознание и навалится на ручку или обрыгает кабину. Если заложат – командир полка полковник Астрейко Г.Т. и его заместители, вся эта банда «чингачгуков», так успевшая «полюбить» меня, не преминут воспользоваться моментом для изгнания с лётной работы.


Спокойным голосом беседую с Лёшей, обращаю внимание на показания того или иного прибора, таким методом отвлекая его от действия неблагоприятных факторов полёта. Мы, лётчики, настолько к этому привычны, что просто не замечаем. Полёты для нас – обыденная работа. Мы, самолёт и небесная стихия – одно целое.

Вышел из кабины, смотрю – инженер белый, как полотно моей бабушки Евдокии. Из-под шлемофона градом катит пот – крупные такие капельки, превращающиеся в реку на подбородке… Самостоятельно подняться не может, ноги то ватные. Виновато смотрит, пока я сам открываю фонарь его кабины. Вижу, что терпел он предательский позыв изо всех сил… По моей команде двое техников в одно движение рук «вынимают» тело инженера из кабины, бегом волокут за отбойник. Стою и от души смеюсь, пока он надрывно, и смачно так рыгает. А то : ,,Что, Вы, лётчики умеете делать! Самолёт Вам подготовь, подай, посади, высади… “

Забыл на чехлах после облёта свой ППК-1у, в который предусмотрительно одел Лёшу – моментально украли… Очевидно, пошёл на замки к лётным курткам.