birmaga.ru
добавить свой файл

1 2
ОТПУСК НА ЭДЕМИИ

Два гигантских осьминога сплелись в невообразимый клубок из щупалец. Зрелище, надо сказать, было потрясающее, ибо клубок этот непрестанно шевелился, извивался и причудливо менял цвета. Происходящее на экране огромного, во всю стену, визора, установленного в баре, можно было бы назвать прекрасным и облагораживающим зрелищем. Если на минутку забыть, что между двумя монстрами происходит борьба не на жизнь, а на смерть и что победителя ожидает приз - неуклюже барахтающийся неподалёку и орущий благим матом (в те промежутки времени, когда ему удавалось вынырнуть на поверхность) человек.

Посетители бара, все как один, зачарованно уставились на экран, боясь пропустить хотя бы один кратчайший эпизод зрелища.

- А он ведь даже не пытается уплыть, видно, совсем рехнулся от страха. - Насмешливо прокомментировал поведение Жертвы высокий белокурый транквалианец с коротким чёрным как смола носом. Именно по этому носу и можно было определить, что он коренной житель Транквала - небольшой, но уютной планетки в Туманности Андромеды. Непонятно почему, но у всех людей, родившихся на Транквале, независимо от их расы, были абсолютно чёрные носы. Учёные уже пару сотен лет пытались разгадать этот феномен, но планета ревниво хранила свою последнюю тайну.

Иван внимательно посмотрел на транквалианца, сидящего рядом с ним за стойкой бара, особо отметив это презрительное, где-то даже брезгливое выражение лица говорившего. Потом он на секунду закрыл глаза и представил, что рядом с борющимися осьминогами в холодной воде барахтается не тот толстяк, которому сегодня выпало быть Жертвой, а этот надменный, уверенный в своём превосходстве транквалианец, наверняка вживую, не по визору, никогда не видавший ничего страшнее легкомысленного грандианского энтерфалопуса в своём домашнем аквариуме.

Открыв глаза, Иван философски вздохнул, потом поднял свой бокал с кваргой и в один момент осушил его.

По залу бара пронёсся бурный рокот не то одобрения, не то восторга, не то разочарования.


Иван посмотрел на экран визора. Оказалось, что пока осьминоги яростно выясняли отношения, к Жертве незаметно для них подобралась какая-то не очень большая, но черезвычайно зубастая штуковина и для начала откусила ногу.

Жертва дико завопила и замолотила руками по воде, моментально окрасившейся в алый цвет. Зубастая зверюга, проглотив ногу и, по всей видимости, по достоинству оценив её вкусовые качества, быстро ухватила оставшееся поперёк туловища и утащила в глубины, оставив на поверхности только кровавое пятно.

Увлечённые схваткой осьминоги этого совершенно не заметили.

Автоматические камеры нырнули в воду вслед за зубастой хищницей и утащенной ею Жертвой. Но особо долго снимать им было нечего. Зверюга прямо на ходу очень ловко и сноровисто перекусила пускающую кровавые пузыри Жертву пополам и заглотила куски, похоже даже не затрудняя себя попыткой пережевать их.

- Ну вот. - Разочарованно вздохнул транквалианец. - И смотреть-то было не на что. То ли дело на прошлой неделе, когда Жертву постепенно засосала прозрачная гигантская медуза, и та ещё три часа продолжала трепыхаться в её брюхе, странным образом оставаясь живой и в то же время медленно перевариваясь.

- Да уж. - Поддержал его маленький лысый китаец, непонятно с какой планеты. - Сегодня всё кончилось чересчур быстро. Помните, дней десять назад Жертву подхватила стая дельфизмеев и долго развлекалась, используя её вместо баскетбольного мяча, прежде чем разодрать на кусочки?

- Это было настоящее зрелище! - С энтузиазмом поддержал его толстый негр, пьющий пиво за столиком в центре бара. - А то ещё помните - когда Жертва попалась в объятья электрической мочалки...

Иван молча встал, бросил на стойку плату за выпивку и быстрым шагом вышел из бара. Ему не хотелось сидеть здесь дальше и выслушивать восторженные воспоминания о кровавых убийствах жертв, осуществлявшихся ежедневно на глазах у семи миллиардов коренных жителей Эдемии и трёх миллиардов туристов, прибывающих сюда со всей Галактики.

---------------------------------------------------------------------------------------
Возможности отдохнуть на Эдемии Иван обрадовался чрезвычайно. Когда на их команду проходчиков новых миров от профсоюза пришла на две трети оплаченная путёвка, командир Нильсен не долго думая, собрал всю команду и предложил честно решить, кому она достанется. Наверное, мало какой другой начальник поступил бы таким же образом, без лишних разговоров присвоив престижную путёвку себе, но у проходчиков не было принято так поступать. Командир должен был быть абсолютно уверен в каждом члене команды на все сто процентов, ибо от любого из них в реальной ситуации на какой-нибудь свежеоткрытой неизученной планете в самый непредсказуемый момент могла зависеть жизнь, как самого командира, так и всей экспедиции. Точно так же, каждый из проходчиков должен был абсолютно доверять своему командиру. А как прикажете доверять в серьёзном деле начальнику, который жульничает в мелочах.

Дальнейшую судьбу путёвки решили очень быстро, разыграв её в венерианского дурака - старинную карточную игру, известную ещё со времён зарождения эры космонавтики, когда человечество только что выбралось с Земли, занималось освоением ближайших планет и не смело высунуть носа за пределы Солнечной системы.

Иван, в общем-то, не особо старался выиграть, но ему повезло. Именно в этом и заключалась великолепная особенность выбранной для разрешения спора игры. Здесь практически не имели значения навыки и опыт. Всё решал исключительно случай. И новичок, только что познакомившийся с правилами игры имел те же шансы выиграть, что и опытный, играющий не первый год профессионал.

В общем, так или иначе, а путёвка досталась ему - Ивану Ражнатовичу, проходчику высшего класса, в профессиональных кругах более известному как Ваня-Метеор.

Ему ещё никогда не приходилось отдыхать на таких дорогих первоклассных курортах, каковым, несомненно, являлась Эдемия, а потому он решил достойно использовать представившуюся возможность.


До этого ему мало что было известно об Эдемии. Слыхал, конечно, краем уха - мол, есть такой наикрутейший галактический курорт, вроде бы с какой-то особенной новомодной примочкой, как-то выгодно отличающей Эдемию от других высококлассных курортов, но в чём именно эта самая примочка заключается даже не подозревал. Поэтому без труда раздобыв в нуль-библиотеке рекламный мыслеролик об Эдемии, он заперся в своей каюте и, улёгшись на кровать, вставил плоский картридж с роликом в преобразователь, надел киношлем, нажал на кнопку воспроизведения и закрыл глаза.

Эдемия была такой, какой и должна была быть по понятию Ивана курортная планета высшего класса. Прибывшего сюда туриста ожидал полный набор стандартных развлечений от экваториальных пляжей со специальным кондиционированием атмосферы и искусственным поддержанием определённой температуры воды и хорошей погоды до пансионатов для лыжников на полюсах с огромными искусственными горами и самыми причудливыми маршрутами для любителей лыж. Иван сначала даже и не понял, чем же именно Эдемия отличается от прочих курортов. Но оказалось, что это было неповторимой изюминкой планеты, привлекавшей туристов именно сюда. И соответственно - этому посвящался особый раздел мыслеролика:

"Только здесь, на Эдемии вы сможете ощутить настоящий вкус риска", - многообещающе прожурчал чарующий голос ведущей за кадром, после чего светлые картинки пляжей и ласковых морских волн сменились видом на мрачные чёрные горы, которые, как оказалось, местные именно так и прозвали, не напрягая особенно фантазию.

" Тут, в самом сердце Черных гор живут верховные жрецы секты поклонников Древней Твари. Вот уже в течение восьми веков, с тех пор, как Эдемия была открыта вторично, эти потомки первых исследователей планеты приковывают к себе внимание всей Галактики. Никому сейчас неизвестно, когда и при каких обстоятельствах попал сюда корабль, на котором прибыли их предки. Сами сектанты называют их перволюдьми и считают, что их праотцев привела на Эдемию Древняя Тварь, обитающая в Центральном океане, единственном из восьми на планете, населённом самыми жуткими и опасными монстрами, даровав заблудившимся в Глубоком Космосе странникам дивную планету, располагающую великолепными условиями для жизни и отдыха. Взамен же, по преданиям сектантов, Древняя Тварь потребовала от переселенцев, чтобы каждый день ей приносилась Жертва. Поскольку год на Эдемии длится 112 суток, соответственно ежегодно сектантам были необходимы 112 Жертв. Сперва вопрос решался очень просто - пришельцы из Космоса отлавливали для этой цели местных человекообразных обезьян и по мере надобности приносили их в жертву, бросая в воды Центрального океана на растерзание местной живности. Однако этих обезьян было не так уж много. Да и добывать их было непросто, ибо сопротивлялись они отчаянно, а при поимке спешили покончить жизнь самоубийством. Таким образом, на одну пойманную живьём обезьяну приходилось несколько сотен убитых при облавах или покончивших с собой. Да и сами поселенцы нередко несли жертвы в таких охотах, ибо из-за необыкновенной силы, хитрости и ловкости обезьян, предприятие это было далеко не безопасное. Жертва же требовалась непременно живая.


Сектанты своими систематическими охотами очень быстро сократили численность популяции обезьян до такого катастрофического минимума, что когда Эдемия была открыта вторично, местных человекообразных обезьян на ней почти что не осталось.

Люди, прибывшие на Эдемию в составе исследовательской экспедиции с Земли, сначала и не подозревали о чудовищном обычае, ибо встретили их сектанты вполне дружелюбно, не проявляя никаких признаков агрессивности.

Контакт был установлен очень быстро. С сектантами, уже ставшими к тому времени полными хозяевами планеты были заключены все соответствующие случаю договора и экспедиция уже собиралась с миром отбыть домой - на Землю, когда вдруг начали пропадать отдельные её члены.

Поиски ничего не давали, и командир экспедиции вынужден был обратиться за помощью к местным поселенцам, то есть к сектантам. Но те только сочувственно улыбались и разводили руками, объясняя, что не в силах помочь своим гостям.

Не зная, что дальше предпринять, командир вызвал с Земли боевой крейсер с усиленным подразделением космической пехоты и целой командой всевозможных экспертов, среди которых были экзобиологи, специалисты по выживанию на новых планетах, космические криминалисты, психоаналитики и прочие.

Прибывшие суперпрофессионалы рьяно взялись за дело, и вскоре тайна открылась во всём своём кошмаре.

Сначала стало известно об обычае сектантов приносить ежедневную Жертву, а потом открылось и то, что Верховный Жрец секты Древней Твари как-то решил, что прибывшие на планету люди, в качестве Жертв ничем не хуже местных обезьян. Отлавливать же и сохранять до жертвоприношения живыми их было не в пример легче, чем местных приматов. Таким образом, весьма внушительная часть экспедиции и попала в число Жертв Древней Твари - семнадцать человек из пятидесяти трёх.

Все - и сами эксперты, и члены исследовательской экспедиции, и экипажи научного космолёта и боевого крейсера были в глубоком шоке. А космодесантники, прознав об ужасном открытии, чуть было не взбунтовались и не перебили поголовно всех сектантов. Их удалось удержать от этого, только в спешном порядке подняв крейсер на орбиту планеты.


На Большом Совете Галактики было принято мудрое решение - оставить Эдемию в покое, дабы эти чёртовы сектанты варились в собственном соку, разбираясь с проблемой ежедневной Жертвы так, как получится. С планетой была полностью прервана всяческая связь, и на её поверхность запретили высаживаться, кому бы то ни было. Всё околопланетное пространство, как новогоднюю ёлку, увешали яркими предупреждающими знаками. Но, как оказалось, это не очень-то подействовало.

Вернее, если говорить откровенно, то очень даже подействовало, но с точностью до наоборот. На планету жадной толпой ринулись всевозможные любители острых ощущений и искатели приключений со всей галактики. Они высаживались на Эдемию во всех местах и разбивали свои туристические лагеря. Наивно полагая, что наличие современного оружия спасёт их от сектантов, они глубоко ошибались, ибо тут же параллельно, с сектантами наладили прочную связь нелегальные торговцы оружием.

На планете постоянно происходили кровавые схватки, уносящие человеческие жизни. Причём в несколько десятков раз больше, чем требовалось сектантам для принесения ежедневных Жертв Древней Твари.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, но именно тогда, на счастье, в Парламенте Галактики подоспело принятие закона о разрешимых пределах индивидуального риска и Генеральному директору известной туристической фирмы "Галактик трэвел" Иитиро Анджапаридзе пришла в голову действительно гениальная мысль, которую он поспешил претворить в жизнь.

Благодаря этому на сегодняшний день планета Эдемия входит в сотню самых популярных курортов Галактики. Ежегодно здесь проводят свои отпуска почти тридцать миллиардов человек, желающих хорошо отдохнуть и при этом испытать неподдельные острые ощущения. Ибо согласно договору между руководством туристической компании и местным населением планеты (имеются в виду, конечно, сектанты, а не человекообразные обезьяны, коих на всей планете осталось несколько тысяч и они занесены в местную Красную книгу как исчезающий вид) каждый день жрецы Древней Твари отбирают согласно своим обычаям одного из туристов на роль ежедневной Жертвы.


Вероятность, что именно вы станете Жертвой чрезвычайно мала. Достаточно разделить 112 на 30000000000, чтобы вычислить индивидуальный шанс конкретного туриста стать Жертвой. Результат равен 0.0000000037 %. Неизмеримо больше людей гибнет на любой планете ежесекундно в результате несчастных случаев при неосторожном обращении с бытовой техникой и по прочим причинам. Однако этот минимальнейший процент позволяет вам ощутить неподдельный вкус настоящей опасности.

Плюс ко всему этому - ежевечернее зрелище Приношения Жертвы, транслируемое на всю планету".
---------------------------------------------------------------------------------------
Иван снял с головы киношлем, отложив его на тумбочку, стоящую рядом с кроватью.

Да, ничего не скажешь, весело нынче развлекаются толстосумы. Не просто отдыхают, а ещё и наслаждаются "ежевечерним зрелищем Приношения Жертвы".

Однако Ивана нисколько не испугала перспектива подвергнуться "минимальному риску", ибо на далёких неизученных планетах проходчики очень часто подвергались вполне реальным, и вовсе не минимальным, опасностям. Риск являлся неотъемлемой частью их жизни. И юные романтики, жаждущие острых ощущений, равно как и пресыщенные рутиной быта чудаки (попадались и такие) либо быстро обучались не искать дополнительных приключений на известную часть тела, а принимать риск, как будничное чувство, либо ещё быстрее, при первой же возможности, покидали братство проходчиков, либо... собственным примером подтверждали древнюю истину, что все мы смертны.

Так или иначе, а Иван решил использовать представившуюся возможность на полную катушку и насладиться просто первоклассным трёхнедельным отдыхом на суперкурорте. Что касается примочки с риском и "ежевечернего зрелища" - попросту игнорировать их, не его это дело.

Когда подошло время, комфортабельный галактический суперлайнер доставил его в числе прочих пассажиров на Эдемию.

---------------------------------------------------------------------------------------

Выйдя из бара, Иван направился к отелю, где остановился вчера вечером. Улица было пустынна, что не удивляло, ибо практически все туристы сейчас сидели перед экранами телевизоров, просматривая замедленный показ особо примечательных моментов жертвоприношения. Местные же были заняты своими делами. В этом туристическом городке они работали в качестве обслуживающего персонала.

Прошло уже две с половиной недели с момента прибытия Ивана на Эдемию. За это время он облетел значительную часть планеты, проводя в каждом новом месте сутки, а то и пол суток. Ему хотелось испытать все виды активного и пассивного отдыха. Но сделать это за три недели, конечно же, не представлялось возможным. Однако Иван всегда исповедовал древнюю истину, гласящую, что идеал недостижим, но к нему надо стремиться.

Сегодня перед полуночью ему предстояло перенестись в другой городок, расположенный километрах в восьмистах от того, где он находился в настоящее время. Там его ожидал уже заказанный батискаф для глубоководного погружения. Завтрашний день Иван решил посвятить путешествию в глубины Южного океана Эдемии.

Размышляя о том, как он будет бороздить океанские глубины не в маленьком и тесном, лишённом элементарных удобств, однако отлично вооружённом и оснащённом для всевозможных нештатных ситуаций "водчике" (водный разведчик), коими проходчики пользовались в морях и океанах неизученных планет, а в роскошном туристическом батискафе с мягкой койкой, туалетом, холодильником, кухонным комбайном и мини баром на борту, Иван полез в карман за сигаретами. Но, уже сунув руку в карман, вспомнил, что перед тем как войти в бар, где он присутствовал при трансляции жертвоприношения, выкурил последнюю сигарету, бросив смятую пачку на мостовую, где её тут же "слизнул" выскочивший неизвестно откуда и неизвестно куда после этого шмыгнувший робот-уборщик.

Вытащив руку из кармана, Иван почесал ею нос и огляделся вокруг. Неподалёку, на углу улицы стояли рядышком два стандартных автомата для продажи сигарет. Слегка удивившись тому факту, что кто-то не поленился установить сразу два совершенно одинаковых автомата в одном месте, Иван направился к ним, одновременно выуживая старомодный кожаный кошелёк (последний писк моды - купленный здесь же на Эдемии) и доставая мелочь.


Выбрав кнопку, отвечающую за выдачу "Аромата Конопуса", довольно дорогих и приятных сигарет, Иван нажал её и опустил несколько монет в соответствующее отверстие. Однако металлического звона проваливающихся в недра агрегата монет, естественного и нормального в подобном случае не последовало. Вместо этого в автомате что-то смачно чмокнуло, а через секунду монетки вылетели из отверстия обратно, чувствительно ударив в обтянутую майкой грудь обалдевшего Ивана. Было похоже на то, как будто возмущённый автомат выплюнул их.

Иван чрезвычайно удивился такому нетрадиционному поведению машины, но вскоре ситуация прояснилась.

- Оставь меня в покое, человек. - Замогильным голосом произнёс автомат для продажи сигарет. - То, что тебе нужно находится рядом со мной.

Подобрав монетки, Иван быстро заглянул за "спину" автомата и полностью убедился в том, что его догадка верна. Там медленно раздувался и быстро опадал красный кожистый дыхательный мешок малианина.

Малиане, странная негуманоидная раса, обитающая на планете Мал в Поясе Ориона, жили замкнуто. Когда первая земная экспедиция прибыла на их планету, они сразу же пошли на контакт, проявили гостеприимство, но вежливо дали понять, что желают, чтобы их оставили в покое.

Причём очень скоро земляне убедились, что малиане вполне способны обеспечить себе этот самый покой...

В галактике систематически появлялись некие личности, мечтающие о космическом господстве. То это были чокнутые учёные с комплексом неполноценности, желающие утолить этот комплекс, завоевав галактику; то предводители пиратских банд, не довольствующиеся обычным грабежом, а мечтающие о власти; то ещё кто-нибудь... Короче - один такой властолюбец, по имени Танака Хуарец сумевший сколотить неслабый пиратский флот из пары десятков кораблей, среди которых имелся даже неизвестно как попавший в их руки боевой крейсер, узнав о новооткрытой планете Мал, решил захватить её, чтобы позже использовать как плацдарм для завоевания всей галактики.


Межзвёздная полиция, узнав о планах этого потенциального диктатора из сообщения своего агента, внедрённого на один из кораблей пиратского флота, поспешила к Малу, но опоздала. Флот Хуареца уже высадил на планету десант, возглавляемый самим кандидатом в диктаторы.

Элитная флотилия межзвёздной полиции без особого труда подавила сопротивление пиратского флота на орбите Мала, после чего началась подготовка к десантированию на планету отрядов полицейского спецназа, в задачу которых входила нейтрализация пиратов, бесчинствующих на Мале, абсолютно беззащитной, как считали земляне, планете.

Однако прежде чем началась операция, с поверхности подвергшейся агрессии планеты пришёл вызов на переговоры. Адмирал Мвамба Зюдорф, командовавший полицейскими силами, поспешил в рубку связистов на флагмане и, когда занял место у экрана орбитальной связи, честно говоря, немного обалдел и решил, что его разыгрывают.

Перед ним на экране предстала главная комната здания земного посольства в единственном на всём Мале доме (выстроенном землянами на месте, отведённом для этого малианами), ибо сами аборигены обходились без каких бы-то ни было строений, существуя в полной гармонии с природой своей планеты. В этой комнате за большим столом, перемешанные как друзья в одной компании на весёлой вечеринке, сидели официальные лица земного посольства, вожаки пиратов, во главе с Хуарецом и несколько неизвестных типов, оказавшихся позже малианами, принявшими для удобства вид землян.

Хуарец, пользуясь замешательством адмирала Зюдорфа, обратился официально с просьбой к командованию флотилии поскорей забрать с поверхности планеты его и всех его бывших сообщников, ибо все они отныне отрекаются от своего позорного прошлого и теперь намерены просить Галактический Совет позволить им создать Общество добропорядочности, члены которого займутся пропагандой смирения и законопослушания во всех обжитых мирах.

И надо заметить, что все пираты Хуареца, побывавшие на Мале, в последствии действительно сдержали своё слово и стали этакими галактическими миссионерами правопорядка, с огромным прилежанием проповедовавшими свою "религию" заблудшим душам по всей галактике...


Земляне потом долго пытались добиться у малиан, как им этот фокус удался, но те дипломатично уходили от обсуждения этого вопроса, делая вид, что не понимают о чём собственно речь. Предпочитали сохранять молчание на этот счёт и бывшие пираты, подвергшиеся "моментальному перевоспитанию".

В конце концов, земляне решили, что малиан действительно лучше оставить в покое, предоставив их самим себе и ограничиться только минимальными дипломатическими отношениями.

Малиане и сами практически безвылазно сидели на своей планете. Лишь изредка их учёные покидали родину с целью изучения всевозможных процессов, происходящих вне их замкнутого мира. Так что встретить где-то в галактике малианина - было невероятным везением.

Поэтому Иван и поразился так, поняв - кто перед ним. Однако он не растерялся, ибо у любого опытного проходчика миров очень быстро вырабатывается некий иммунитет на удивление. Им так часто приходится сталкиваться с непонятным, выпадающим за рамки привычного для обычного человека мира, что это становится для них обыденным явлением.

Так что Иван, подобрав свои монетки, спокойно шагнул к настоящему автомату и там беспрепятственно получил, наконец, желанную пачку сигарет.

- Далеконько ты забрался, приятель. - Усмехнулся он, снова повернувшись к малианину. - Чего дома-то не сиделось? Вы же, вроде, не особые любители путешествий?

- Земляне, земляне. - Вздохнул фальшивый автомат. - Всё-то вам знать надо. Везде-то нос свой сунуть, к всем-то пристать с расспросами: что, да откуда, да зачем, да почему и как... Впрочем, я сейчас тоже в таком же положении, ибо вынужден заниматься изучением социальных процессов, происходящих в вашем обществе.

- Вот видишь. - Иван подмигнул малианину. - Сам хорош, Варвара любопытная, а меня коришь.

- Между нами большая разница. - Возразил его собеседник. - Я выполняю свой долг учёного, не испытывая при этом любопытства, вы же суёте свой нос в мои дела, движимые исключительно этим пагубным чувством. Из-за него и вы, конкретно, здесь, на этой планете оказались; из-за него и в беду попали. Так что можете сами убедиться, что я не преувеличиваю пагубность любопытства.


- В беду? - Иван с иронией покосился на малианина. - Я никакой беды не наблюдаю. Или ты называешь несчастьем мою случайную встречу с тобой? Однако, уверяю тебя, что я вполне в состоянии стойко перенести плевок мелочью, полученный от фальшивого автомата для продажи сигарет.

- Да-да. - Согласился малианин. - Прошу прощения, я всё время забываю, что вы, люди, лишены многих чувств, которыми наделены мы, малиане. - Так что ты ничего не знаешь.

- О чём именно я ничего не знаю? Выражайся точнее. - Нахмурился Иван, не обращая внимания на то, что малианин уже перешёл на «ты».

- Неважно. - Малианин в несколько секунд изменил свой облик, став похожим на обычный туристический флайер. - Прости, мне некогда дискутировать с тобой.

Прежде чем Иван успел что-то сказать, флайер-малианин взмыл вверх и исчез за крышами домов.

- Некогда ему. – Проворчал недовольно себе под нос Иван, неизвестно почему встревоженный этим коротким разговором с малианином. - А торчать тут, на пустынной улице, изображая из себя сигаретный автомат ему было когда.

Он распечатал пачку "Аромата Конопуса", закурил и зашагал в направлении своего отеля. Некоторое время он ещё размышлял о встрече с малианином и его странных словах, но вскоре это перестало занимать его. Куда более приятные мысли о предстоящем погружении в глубины океана вытеснили из сознания эти размышления.
---------------------------------------------------------------------------------------
Утром Иван проснулся хорошо выспавшимся и готовым к дальнейшему активному отдыху.

Он быстро привёл себя в порядок, насладился лёгким, но весьма искусно приготовленным завтраком, поданным в номер методом нуль-транспортировки сразу же после того, как Иван передал в ресторан отеля по мыслефону заказ, оделся, повесил на плечо собранную ещё перед сном сумку и вышел из номера.

Размышляя о предстоящем перелёте, он спустился на первый этаж отеля и подошёл к стойке портье, чтобы выписаться и расплатиться за проживание.


Портье, местный, разумеется, но явно имевший в числе своих предков земных африканцев, о чём свидетельствовал не только тёмный цвет кожи, но и толстые негритянские губы, был занят просматриванием каких-то бумаг и имел несколько взъерошенный вид. Однако вышколен был, само собой, хорошо и, услышав, что кто-то подошёл к стойке, тут же поднял лицо с уже приклеенной на него дежурной счастливой улыбкой.

Увидев Ивана, он, казалось, малость стушевался, и в глазах его мелькнуло странное выражение, похожее на испуг. Иван даже автоматически обернулся, чтобы глянуть – что такое за его спиной напугало портье, не он же сам – с чего это его, обычного туриста, должен пугаться этот малый, повидавший на своём веку, надо полагать, немало самых разных туристов. Однако за спиной ничего необычного не было, а когда Иван повернулся обратно, на лице портье уже не было никаких посторонних симптомов – только искреннее дружелюбие и желание угодить.


  1. Я уезжаю и хочу расплатиться. – Иван сунул руку в карман и достал кошелёк с наличными и кредитками. – Сколько там с меня?

  2. Да-да, конечно. – Закивал головой портье. – Однако, уважаемый гость, у дирекции нашей гостиницы возникли некоторые вопросы к вам. Ведь вы – Иван Ражнатович?

  3. Само собой. – Подтвердил Иван, несколько удивлённый. – Я – это я, и отрицать этого ни в коем разе не собираюсь. А что за проблемы?

  4. О, нет-нет. Никаких проблем. – С фальшивым, на этот раз, испугом замахал на него руками портье. – Просто небольшие формальности. Это не займёт у вас много времени. Лишь несколько минут.

Иван пристально глянул в глаза своего собеседника. Не нравилось ему это почему-то. Было какое-то предчувствие, знакомое по работе. Та самая интуиция, наличие которой у определённых людей было научно доказано ещё в XXI веке. Однако, так или иначе – надо встретиться с этим самым начальством, иначе – как узнаешь – что у них там произошло, чем им он, Иван Ражнатович, не угодил.


  1. Хорошо, мужик, где твоё начальство? – Кивнул, улыбаясь, Иван. – Поговорим, коли им так уж это надо.

Портье сделал приглашающий жест, указывая на небольшую кабинку нуль-транспортировки за своей спиной.

  1. Сюда, пожалуйста. Вы попадёте прямо в приёмную директора – там вас уже ждут.

Иван закинул на плечо ремень сумки и шагнул за стойку к портье. Секунду поколебавшись, он зашёл в кабинку и нажал большую синюю единственную кнопку.

Нуль-транспортировка, как всегда, сработала мгновенно, но неожиданно Иван оказался в облаке какого-то непонятного полупрозрачного газа. Это ещё что за новости?!

Он сам ещё ничего не понял, но его тело, наученное богатым опытом экстремальных ситуаций уже начало действовать само. Правый кулак тут же врезался в стенку кабинки – по кнопке. Однако та не сработала. Дыхание Иван автоматически задержал, не зная – что это за газ и стоит ли его вдыхать.

Поняв, что кнопка не действует, он попытался открыть дверь и выскочить из кабинки. Однако дверь была закрыта снаружи. Да что за дела тут творятся?!! Когда это к нуль-кабинам начали приделывать наружные запоры? Иван уже хотел поднатужиться и высадить дверь мощным ударом ноги, но почувствовал, что быстро слабеет.

«Какой-то сонный газ, причём действует через поры кожи…», - успел подумать он, прежде чем его сознание провалилось в черноту…
----------- --------------- ------------- -------------- --------------- ------------ ---------

В глазах замельтешили какие-то весёлые разноцветные пятна, похоже, затеявшие друг с другом увлекательную игру в догонялки, причём всё это безобразие сопровождалось неизвестно откуда звучавшей легкомысленной мелодией. К Ивану медленно начало возвращаться сознание. «Приходит в себя», - услышал он негромкий голос, идущий откуда-то сверху. Сделав определённое усилие, он разомкнул веки, но тут же зажмурился снова, ибо для успевших отвыкнуть от света глаз, окружающая действительность показалась нестерпимо яркой.


Переждав пару секунд, он повторил попытку, но на этот раз осторожней, приоткрывая глаза медленно, давая им возможность заново привыкнуть к свету.

Над ним склонились два человека, одежды которых разительно отличались по цвету. На одном был традиционный белоснежный костюм медика, коим он, несомненно, и являлся, а на другом – абсолютно чёрный балахон с капюшоном и длинными рукавами, оставляющими открытыми только кисти рук.

Увидев этот балахон, Иван сразу понял всё…

В его мозгу за какую-то долю секунды пронеслось сразу несколько картин, виденных им прежде: фрагмент рекламного мыслеролика, рассказывающий о жрецах секты Древней Твари, носящих именно такие одежды, встреча с малианином и его предупреждение насчет беды, сцена пожирания очередной Жертвы зубастой штуковиной, виденная им накануне по теле трансляции. Все части мозаики сложились в единое целое и Иван осознал, что с ним приключилось и какая участь ожидает его. Не дав волне страха захлестнуть сознание, он, как всегда делал это в многочисленных экстремальных ситуациях, выпадавших на его долю, сконцентрировался на определённой мысли –


следующая страница >>