birmaga.ru
добавить свой файл

1
Всероссийский интернет-конкурс педагогического творчества

2013 - 2014 учебный год
Номинация конкурса: Дополнительное образование детей и школьников
Музыкально-литературная гостиная, посвященная

жизни и творчеству

Сергея Васильевича Рахманинова
(сценарий)

Авторы: Осипенко Г.Б., Соколова О.В.,

преподаватели музыкально-теоретических дисциплин

МБОУ гимназии №10 города Челябинска

Здравствуйте дорогие друзья! Сегодня наша гостиная посвящена жизни и творчеству великого русского музыканта и композитора

Сергея Васильевича Рахманинова.

(Слайд 1)

«В ночи, когда уснет тревога,

И город скроется во мгле –

О, сколько музыки у Бога,

Какие звуки на земле!
Что буря жизни, если розы

Твои цветут мне и горят!

Что человеческие слезы,

Когда румянится закат!
Прими владычица вселенной,

Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба

Последней страсти кубок пенный

От недостойного раба! А. Блок
С.В. Рахманинов – явление уникальное в истории музыки. Он был равновелик в трёх ипостасях: композитора, пианиста, дирижера. Редко, когда природа с такой щедростью расточала свои дары на одного человека. (Слайд 2) Но безмерно одаренный, всесветно прославленный, богатый, счастливый в семейной жизни человек, Рахманинов был фигурой трагической.

Музыкальная одаренность как бы накапливалась в роду Рахманиновых. Абсолютный слух был наследственным достоянием Рахманинова. Прадед композитора играл прекрасно на скрипке. Дед был отличный пианист, ученик знаменитого Фильда, сочинял неплохую музыку, но человек старого закала считал, что дворянину прилично лишь любительское увлечение искусством.

(Слайд 3) И отца – Василия Аркадьевича - осенила фамильная музыкальность, но он умел лишь бросать на ветер всё, чем владел, будь то земля, капитал или ненужное дарование. Сын был из другого материала, он не расточал, а преумножал.


(Слайд 4) Родился Рахманинов в 1873г. в селе Семеново Старорусского уезда, в наследственном имении матери. Там текли его ранние безмятежные годы, пока из-за непрактичности отца имение не пошло с молотка. (Слайд 5) Дальше жизнь стала делиться между Петербургом с ненавистной консерваторией (скучным упражнениям он предпочитал быстрый лед катка) и новгородской усадьбой бабушки (Слайд 6). Весной 1885 года встал вопрос об исключении из консерватории нерадивого ученика Сергея Рахманинова. В его судьбу вмешался двоюродный брат Александр Зилоти (Слайд 7), блестящий молодой пианист. Он определил Сережу в Москву к профессору Звереву, державшему бесплатный пансион для одаренных и малоимущих консерваторских учеников. (Слайд 8)

Зверев дал прекрасную школу Рахманинову, приобщил его к хорошей музыке, но дело меж ними не могло не закончится разрывом. Рахманинов был слишком яркой индивидуальностью, чтобы вечно оставаться в роли послушного ученика. Настало время, и ему понадобилась тишина для творчества, а у Зверева день-деньской звучал рояль. Уход любимого ученика сильно обидел педагога, но он простил Рахманинову, когда услышал его дипломную работу – оперу «Алеко». Со слезами обняв его, старик подарил ему свои карманные часы, с которыми не расставался всю жизнь.

(Слайд 8) Жизнь Рахманинова бедна внешними событиями. То была жизнь профессионала высшей пробы, подчинившего все в себе и вокруг себя одной, но пламенной страсти – музыке.

Безмятежное детство отзвенело рано – с последней монетой, промотанной беспечным отцом, жизнь по чужим людям, постоянная зависимость от всех и вся унижали его гордость. Он чувствовал в себе силы творца музыки, а аплодисменты ему доставались прежде всего как пианисту и дирижеру. Рахманинов – исполнитель вечно будет затмевать Рахманинова – композитора.

Но случались в его жизни дни, залитые ликующим солнцем.

ЛЕТО 1890 года. (Слайд 10)

Лето первой и едва не единственной любви Рахманинова. Тамбовщина, усадьба Иванова, принадлежащая близким родственникам – Сатиным. Гостеприимный дом приютил Александра Зилоти с женой, Сергея Рахманинова. В этом доме всегда было много приезжего, молодого народа. А там, где молодость, возникает атмосфера влюбленности.


Рахманинов был влюблен во всех трех сестер Скалон сразу: в старшую Наталью, в среднюю – балетоманку Людмилу и младшую – золотоглавую Верочку. Постепенно вся любовь сконцентрировалась на Верочке. Однако дочь генерала Скалона не могла стать женой музыканта...

Спустя время, в день своей свадьбы, Верочка сожгла все письма Сергея Рахманинова, а их было более 100. Но её образ, образ того прекрасного лета, когда так сильно цвели сирени, вошли в вещество духа композитора, а следовательно и в его музыку.

Звучит романс «Сирень»

Последующая жизнь Рахманинова не была одарена ни пламенем любви, ни мощью страсти. Женился он по убеждению, что так будет лучше для жизни и творчества на Наталье Сатиной, веря в ее человеческую надежность. В этом он не обманулся. А преданной любви Натальи Александровны хватило на них обоих. После женитьбы начался самый плодотворный период его жизни.

(Слайд 11) Фамилия Рахманинова была золотыми буквами выбита на стене консерватории. Успешные концерты, известность, создаются 1-ый концерт для фортепиано, «Русская рапсодия», «Элегическое трио» памяти Чайковского. А сколько дивных романсов: «В молчании ночи тайной», «Не пой красавица» и знаменитые «Весенние воды».

Рахманинов приступает к работе над 1-й симфонией. Первое и последнее ее исполнение состоялось в Петербурге. Этого было достаточно для провала. Рецензии были уничтожающими, издевательскими, Рахманинов уничтожил партитуру симфонии.

По счастью один экземпляр сохранился. Его обнаружил в наше время Александр Гаук. Он восстановил, издал и исполнил 1 симфонию. И обнаружилась прекрасная музыка. Но Сергей Васильевич не мог заглянуть в наше время. Он оплатил свой симфонический дебют нервным срывом и последующей долгой депрессией. Разочарование в своих силах обернулось годами безмолвия. Но как раз в эту трудную пору открываются новые грани музыкального гения. Рахманинов взял в руки дирижерскую палочку. Несколько лет он работает в оперном театре Мамонтова. В это время завязывается большая дружба с Шаляпиным.


Приход нового века вдохнул свежие силы в Рахманинова. Его выздоровлению помог крупный врач- гипнотизер Даль, сын создателя толкового словаря. Композитор посвятил ему 2-ой фортепианный концерт. Это одно из самых популярных произведений Рахманинова.

В начале 1902 года весной Рахманинов написал 20 прелюдий для фортепиано. Каждая была маленьким шедевром, но все же не одна не достигла всемирной популярности прелюдии до минор.

(Слайд 12) Звучит Прелюдия.

(Слайд 13) Рахманинова всегда тянуло к земле. Он осуществляет давнюю мечту: покупает имение в Ивановке, приобретает сюда великолепный рояль «Стенвей». Этот дом часто посещали друзья Рахманинова: А.П. Чехов, Бунин, Шаляпин, Игорь Северянин.

А однажды жизнь Рахманинова украсила нежная тайна: где бы он ни выступал, везде ему преподносили букет белой сирени от неизвестной дарительницы.

(Слайд 14) И еще. У Рахманинова появилась умная, талантливая корреспондентка, предлагавшая ему тексты для романсов, которыми он нередко пользовался, а главное, пытавшаяся внушить уверенность в том, что молодая Россия знает и ценит его. А это было важно и нужно. Незнакомка подписывалась нотой «ре». Она потом призналась Рахманинову. Это была молодая поэтесса Марэтта Шагинян.

Он становится «хозяином» московской публики, хотя уже возгорелся прометеев огонь гениального Скрябина. Рахманинова избирают вице-президентом императорского Русского музыкального общества. И, при этом он много сочиняет, концертирует в России, за границей.

Всё рухнуло в революцию. (Слайд 15) Ивановские мужики в азарте экспроприации не пощадили «доброго барина». Они разграбили дом, вышвырнули из окон второго этажа любимый «Стенвей». Стон убитого рояля тяжело отозвался в душе Рахманинова… Блок говорил об умении слышать революцию. Рахманинов слышал её, создавая романс «Весенние воды». Но сейчас скорбный вой оборванных струн заглушил для него все иные звуки. Рахманинов не был ни социальным, ни стихийным революционером. Дворянин и барин, всем жизненным укладом призванный к старой России. Он все же никогда не покинул бы Родину, если б мог заниматься своим профессиональным делом, но музыкальная жизнь в России оборвалась, и никто не знал на сколько. Все деньги были вложены в Ивановку, которой не стало, а большая семья требовала немалых средств к существованию.


Когда у нас говорят об отъезде того или иного деятеля за границу после революции, непременно отыскивают политические, социальные или идейные причины, а их зачастую не было. Рахманинов даже не эмигрировал, он уехал на гастроли в Швецию (Слайд 16), куда его охотно отпустили, как отпускали подкормиться и других музыкантов - Прокофьева, Гречанинова. Луначарский смотрел на дело здраво: не умирать же с голоду людям, ничего не умеющим, кроме музицирования. Давайте и мы посмотрим здраво на обстоятельства Рахманинова, от которого зависела судьба 4-х человек. (Слайд 17) Он не мог не поехать. Гастроли затянулись. Рахманинов еще много лет высылал продуктовые посылки, деньги в Москву, оставшимся там музыкантам, да и не только музыкантам: очень помогал Игорю Северянину. Не надо забывать о том, как трудно людям строить жизнь заново. Но подросли дочери, вышли заграницей удачно замуж, и разве могли расстаться с ними родители? В общем, Рахманинов остался там, где был, и альтернативы не было. (Слайд 18)И надо отнестись к этому просто, по-человечески. Всё выше сказанное не снимает и не облегчает трагедии художника, оторванного от родной почвы. Рахманинов был слишком русским композитором, чтобы привиться к древу западного искусства.

(Слайд 19) «Уехав из России, потерял желание сочинять. Лишившись Родины, я потерял самого себя. У изгнанника, который лишился музыкальных корней, традиций, родной почвы, не остается желания творить, не остается иных утешений, кроме нерушимого безмолвия не тревожимых воспоминаний».

На западе в ту пору проявляли тягу к узкой специализации: делай оно дело, но в совершенстве. А то, что в совершенстве можно делать 3 дела, не укладывалось в сознании. Дирижерская палочка лишь раз, другой оказывалась в руках Рахманинова. Сочинял он мало и редко. Но как исполнитель, он просто «приручил», покорил западную публику.

(Слайд 20) В конце 1916 года Рахманинов едет в Америку. Там поглощалось любое искусство: самое высокое и самое низкое.


Концертировал Рахманинов изнурительно много. (Слайд 21) Времени для творчества почти не оставалось. Да, Рахманинов написал на чужбине немного, но созданное там – вершина его творчества. (Слайд 22) В последнем своем произведении «Симфонических танцах» Рахманинов достиг предела трагического пафоса, предчувствуя своим сердцем те неисчерпаемые беды, что ждут его Родину. Предчувствие не обмануло. (Слайд 23) Гитлеровская германия напала на Советскую Россию - для Рахманинова безмерно любимую, кровоточащую рану его сердца.

Жадно вслушивался и вчитывался он в скупые строки военной информации. Красная армия вела оборонительные бои и отходила: отступление шло по всему фронту. Победа под Москвой вселила надежду, но затем пошло все хуже и хуже. Немцы прорвались к Кавказу. И вот тут Рахманинов объявляет своему импресарио, что весь сбор с гала-концерта в «Карнеги холл» он отдает в пользу «Красной Армии» (Слайд 24), и просит указать об этом в афише и поместить туда же призыв к честным американцам делом помочь русскому союзнику. Импресарио взвился как ужаленный. Деловые круги не хотят помогать России. Рахманинову следует понять это и не совать драгоценные руки пианиста в политическую грязь. Сергей Васильевич отметил, что сумеет сохранить руки чистыми, но постарается сломать позорное невмешательство в схватку, от которой зависит судьба стольких людей. (Слайд 25) Импресарио говорил, что Рахманинов погубит карьеру, но тот ответил, что настоящий труд в его жизни только сейчас и начинается. Концерт едва не провалился. По счастью в зале сидели не только политиканы и ненавистники Советской власти. Были там Томас Манн, Ремарк, Синклер Льюис, Артур Рубинштейн, Горовец. Они устроили овацию Рахманинову за его искусство и за его мужество. Сотни тысяч писем приходили Рахманинову со всех концов Америки. Во многих были вложены крупные чеки и просто крупные купюры. В фонд помощи Красной Армии пошли теплые вещи, продуктовые посылки, табак, медикаменты.

А Рахманинов все и играл благотворительные концерты в фонд помощи Родной стране. (Слайд 26)


На концерте в Медиссон-гарден, сыграв на бис прелюдию до минор, Рахманинов не смог встать из-за рояля. Тщетно отталкивался он руками от табуретки. Скрюченный непереносимой болью позвоночник не давал возможности распрямиться. Уже давно поселилась в нем эта боль. Напрасно врачи предписывали покой, несовместимый с концертной деятельностью. Рахманинов знал, что будет играть до последнего. Охваченный восторгом зал не замечал мучений музыканта, но за кулисами почуяли недоброе и дали занавес. К Рахманинову кинулись люди, помогли распрямиться. «Носилки!» - крикнул кто-то, Рахманинов останови всех властным жестом:

- Я должен поблагодарить публику и попрощаться. – Сергей Васильевич, стиснув зубы от боли, вышел к рампе и поклонился на три стороны.

Когда его несли к машине, он посмотрел на свои руки, большие, прекрасные, измученные бесконечными кровоизлияниями в кончиках пальцев, трещинами, нежные и мягкие руки, доставившие столько высокой радости людям, и прошептал: «Милые мои руки, бедные мои руки, прощайте».

Судьба сделала последний подарок умирающему от рака позвоночника Рахманинову. Он дожил до разгрома шестой армии Паулюса, дожил до того великого наступления, которое завершится взятием Берлина.

(Слайд 27) Могила Рахманинова с русским крестом – на чужбине, на русском кладбище в Нью-Йорке. И все же тот далекий, осенний день, когда в переполненном и клокочущем разноречивыми чувствами «Карнеги-холл» его рояль заиграл для победы Советской Армии, он выполнил завет умирающего Шаляпина – вернуться.
(Слайд 28)

В тиши ночной аккорд печальный

Тревожит мир души моей,

Как будто отголосок дальний

Былого счастья, лучших дней.
Опять тоска, опять стремленье,

И страсть, и скорбь проснулась вновь,

Опять нет веры в сновиденья,

Опять мучительна любовь.
О, если б вам в отчизне дальней

Случайно как-нибудь, во сне,

Раздался мой аккорд печальный –


Вы вспомянули б обо мне.
И не любя, но сострадая,

Подумали б, как в поздний час,

Под скорбный звук изнемогая,

Я в тайне думаю о вас. Н.П. Огарев

Звучит Вокализ Рахманинова.
Пройдут века. Но жизнь и творчество великого Рахманинова навсегда займут достойное место в сердцах миллионов людей. (Слайд 29)

Звучат следующие произведения Рахманинова в исполнении учащихся и педагогов школы:


  1. Пьеса-фантазия

  2. романс «Островок»

  3. романс «Сирень»

  4. Полишинель

  5. Романс «О, не грусти»

  6. Прелюдия до минор

  7. Вокализ.


Список источников:
1. «Воспоминания о Рахманинове» в двух томах. Издание пятое, дополненное. Редакция З.Апетян.: М., «Музыка», 1988

2. С.В.Рахманинов. Альбом. Издание второе. Сост. Е.Рудакова. Редакция А.Кандинского : М., «Музыка», 1988

3. http://www.rachmaninov.tmb.ru/tvor.html

4. http://senar.ru