birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 24 25
Начало формы




Конец формы

Н.В.Валентинов. Наследники Ленина



---------------------------------------------------------------

Редактор-составитель Ю. Фельштинский

Email: y.felshtinsky@verizon.net

Date: 20 Mar 2004

---------------------------------------------------------------

Редактор-составитель




Ю. Г. Фельштинский



"ТЕРРА" - "TERRA" МОСКВА 1991

ББК 66.61(2)271.3 В15

Репринтное воспроизведение издания,

выпущенного американским издательством

Chalidze Publications

Валентинов Н. В.

В15 Наследники Ленина / Ред.-сост. Ю. Г. Фельштинский. -

М.: Терра, 1991.-240 с.

В сборник Н. Валентинова - революционера-меньшевика, историка и

философа, эмигрировавшего в 1928 г. во Францию, вошли несколько статей,

объединенных общей темой, кризис в партии после смерти Ленина. Несмотря на

спорность некоторых выводов автора, в ряде случаев вызванных и его незнанием

документов, введенных в научный оборот в более поздние годы, высокая

информативность, живой стиль, неординарность подачи материала делают книгу

интересной для самого разного читателя.

При репринтном воспроизведении сохраняются орфографические и

полиграфические погрешности американского издания.

ББК 66.61 (2)271.3

Н. В. Валентинов НАСЛЕДНИКИ ЛЕНИНА

Художественный редактор А. Я. Гладышев Технический редактор И. В.

Шмелева

Подписано в печать 30.05.91. Формат 84 X 1081/32. Бумага

офсетная книжно-журнальная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 12,6. Уч.-изд. л.

12,02. Тираж 50 000 экз. Заказ No 2040. Цена 5 руб.


Ассоциация совместных предприятий международных объединений и

организаций.

Издательский центр „ТЕРРА" при участии Политиздата Москва, A-73,

Автозаводская ул., 10.

Ордена Ленина типография „Красный пролетарий". 103473, Москва,

И-473, Краснопролетарская, 16.

©О. А. Карелина, оформление 1991

ОТ РЕДАКТОРА-СОСТАВИТЕЛЯ

Николай Владиславович Вольский, писавший под псевдонимами В. Валентинов

и Е. Юрьевский, родился в 1879 г. в Моршанске. Там же закончил в 1896 г.

реальное училище, поступил в Горный институт, затем перевелся в

Технологический. В 1897-98 годах жил в Петербурге, начал заниматься там

революционной социал-демократической деятельностью, за что был арестован и

сослан в Уфу, где прожил до 1900 года, работая в железнодорожных мастерских.

В 1900-01 годах продолжил учебу в Киевском политехническом институте. Но уже

в следующем году снова был арестован на полгода за участие в демонстрации.

Срок отсидел в Бутырской тюрьме. По освобождении вернулся в Киев и в 1902-03

годах работал в "Киевской газете". Снова арестован, выпущен под Новый 1904-й

год, 31 декабря. Уехал в Женеву. Вскоре вернулся. В 1904-05 годах жил

нелегально в Харькове, затем нелегально же в Москве, до 1908 г. С 1908 по

1911 работал в "Киевской мысли" (в 1909-м на короткое время вновь

арестовывался). С 1911 по 1928 годы жил в Москве. Эмигрировал. С 1929 года

до своей смерти в 1964 году жил во Франции.

Первые статьи опубликовал в 1899 году в "Уральском вестнике", в 1903

году печатался в "Киевской газете", а в 1905 году -- в левой московской

газете "Вечерняя почта". В том же году вместе с П. П. Масловым был

редактором первой легальной социал-демократической газеты "Московская

газета". В 1905-06 годах публиковался в журнале В. А. Кожевникова "Правда".


В 1906-07 годах работал в редакциях социал-

демократических журналов "Наше дело" и "Дело жизни", был членом

редакции и автором статей в социал-демократических сборниках "Вопросы

момента", "Политическое положение и тактические проблемы", "Крестьянство и

социал-демократия", "В помощь рабочему", "В помощь избирателю" и пр. В 1906

году опубликовал первую свою книжку: "Крестьянство и земельная политика

социал-демократии"; в 1908 году: "Философское построение марксизма", "Э. Мах

и марксизм", "Мы еще придем". Продолжал работать в газетах. В 1907 году

печатался в газете "Столичное утро", в 1909-10 -- один из активных

сотрудников "Киевской мысли", в 1911-13 был фактическим редактором

(формально -- помощником редактора) одной из больших российских газет --

"Русского слова" .

В 1914-16 годах работал над книгой "Россия и русская культура",

рукопись которой была в 1919 году сожжена в печи вместо топлива какой-то

пожилой женщиной. В 1917 году издал книгу "Революция и аграрная программа

социалистов-революционеров". В 1917-18 годах работал в газете "Власть

народа". При советской власти, в 1922-28 годах, был заместителем

ответственного редактора органа ВСНХ "Торгово-промышленной газеты". В 1928

г. Валентинов был командирован в Париж и до 1930 года был редактором органа

советского торгпредства в Париже "Экономическая жизнь Советов" (на

французском).

Формально став эмигрантом в 1930 году, Валентинов с 1931 года активно

сотрудничает в многочисленных русских эмигрантских и западных журналах. В их

числе парижские "Современные записки", "Новая Россия" Керенского, "Русские

записки" Милюкова и М. В. Вишняка, в милюковской газете "Последние новости",

в журналах "Народная правда", "На рубеже", "Новом журнале",

"Социалистическом вестнике", "Новой России", "Мосты", в газетах


"Возрождение", "Русская мысль" и "Новое русское слово".

Наиболее известные книги Валентинова: "Встречи с Лениным", "Среди

московских символистов", "Малознакомый Ленин" (в переводе с французского) и

"Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина".

В настоящий сборник объединены несколько статей Валентинова-Вольского.

Три основные статьи книги ("Левая

оппозиция и борьба с нею", "О социализме в одной стране" и "Доктрина

правого коммунизма") написаны Валентиновым в 1958-59 годах, незадолго до

потери работоспособности. В 1960 году статья "Доктрина правого коммунизма"

была выпущена автором в виде брошюры1. В настоящем издании она

публикуется по архивной рукописи.

Все три статьи находятся в неразрывной связи с книгой воспоминаний

Валентинова "Новая экономическая политика и кризис партии после смерти

Ленина" и должны рассматриваться как ее дополнение и продолжение. В виде

приложений даются несколько небольших статей Валентинова; выдержки из его

переписки с историком Б. И. Николаевским, редактором "Социалистического

вестника" Р. Абрамовичем; письмо Н. И. Седовой-Троцкой, относящееся к 11-му

пункту пятого приложения, а также выдержки из двух писем Троцкого.

Рукописи публикуемых в этом сборнике материалов хранятся в архиве

Гуверовского института Станфордского университета (США), в коллекции Б. И.

Николаевского и публикуются с любезного разрешения администрации архива.

Архивные номера используемых материалов следующие: ящик 224, папки 4, 5 и 8;

ящик 508, папка 1 и 27; ящик 600, папка 9; ящик 223, папки 8 и 9; ящик 39,

папка 9; ящик 134, папка 6; ящик 614, папка 2; ящик 591, папка 14; ящик 609,

папка 16.

Описываемые Валентиновым события 20-х годов настолько сложны, что

оставляют место для различных интерпретаций. Не во всем можно согласиться с

автором, хотя в целом его оценки следует признать правильными. Ряд

принципиально важных вопросов нуждается, однако, в уточнениях. Так,

утверждение Валентинова будто Троцкий на Тринадцатом партийном съезде

голосовал за оставление Сталина на посту генсека, не может быть подтверждено

документально. Валентинов опирается лишь на устное свидетельство Бориса

Суварина, тогда одного из руководителей французской компартии, выступавшего

на Тринадцатом съезде с речью в защиту



1. Н. Валентинов. Доктрина правого коммунизма. 1924-26 годы в истории

советского государства. Издательство Центрального объединения политических

эмигрантов из СССР, Мюнхен, 1960.

Троцкого (речь Суварина переводил Луначарский)2. Против

версии Валентинова свидетельствуют мемуары Б. Бажанова "Записки секретаря

Сталина" (к которым в целом нужно относиться с большой осторожностью).

Вопрос о передаче текста "завещания" Ленина на Запад и связанное с этим

известное опровержение Троцкого также требуют уточнений. Как указывает один

из источников3, Троцкий в перерыве между заседаниями Тринадцатого

съезда, прогуливаясь по коридору, пересказал гостю съезда американскому

коммунисту Максу Истману текст ленинского завещания. Троцкий говорил

осторожно, чтобы другие не услышали, но обещания молчать с Истмана не взял.

Тем временем один меньшевик, работавший в секретариате А. Сольца, выкрал

текст "Завещания" Ленина и передал за границу для публикации в

меньшевистском "Социалистическом вестнике". Меньшевистский орган опубликовал

документ4, но информатор был раскрыт, и (в 1924 году)


расстрелян5. Есть основания предполагать, что текст ленинского

завещания мог быть вывезен за границу еще и X. Раковским6. И

когда Макс Истман в выпущенной им летом 1925 года на английском книге "С тех

пор как умер Ленин" цитировал из "завещания", это не должно было вызвать

никакой сенсации. Тем не менее сенсация произошла. Рассказ о завещании

Ленина из книги Истмана перепечатал журнал "Тайм". И если на публикацию

"Социалистического вестника" советское правительство решило не реагировать,

на статью "Тайма" отреагировал сам Троцкий: по поручению Политбюро он

выступил с опровержением того факта, что документ, называемый "за-



См. Архив Гуверовского института, кол. Николаевского, ящик 591,

папка 14. Письмо Н. В. Валентинова-Вольского Р. Абрамовичу от 16 нояб

ря 1959 г. 1 лист.

АГИ, кол. Николаевского, ящик 591, папка 14. Письмо Р. Абрамо

вича 11. В. Валентинову-Вольскому. Январь 1959 г. 2 листа.

Так, в архиве Троцкого в Гарвадском университете текст завеща

ния Ленина имеется именно в перепечатке из "Социалистического вестни

ка". Текст этот перепечатал для Троцкого сам Б. И. Николаевский.

См. ЛГИ, кол. Николаевского, ящик 628, папка 13. Письмо

Б. И. Николаевского Н. И. Седовой-Троцкой от 23 декабря 1950 г.

Это следует из письма Л. Троцкого Истману от 21 мая 1931 года

(Архив Макса Истмана в библиотеке Лилли Индианского университета,

США). См. также Л. Троцкий. Портреты революционеров. Сост. Ю. Фель

штинский. Изд. Чалидзе, 1988, стр. 123.

вещанием Ленина" существует и обвинил Истмана во лжи. С аналогичным

заявлением выступила в печати Крупская. Несколько позже Истман через

Суварина получил полный текст "завещания". И тогда пристыженный было Троцким


и Крупской "Тайм" в октябре 1926 года опубликовал полный текст

документа7. Такова вкратце история публикации завещания Ленина за

границей.

Со времени написания Валентиновым его статей в научный оборот было

введено много документов, которых не могло быть в распоряжении автора этого

сборника8. Некоторые из них, такие, как "Заявление 46-ти",

опубликованы были в те годы лишь в переводах. В тех случаях, когда это было

уместно, редактором-составителем давались соответствующие сноски, а цитаты

выверялись по архивным или недавно опубликованным материалам. Незнакомство

Валентинова с рядом материалов, введенных в научный оборот лишь после его

смерти, иногда приводило автора к не совсем правильным выводам. Так, в целом

справедливо называя дискуссию, начатую вокруг статьи Троцкого "Уроки

Октября" игрой в одни ворота, удивляясь молчанию Троцкого, Валентинов,

конечно же не знал, что в архиве Троцкого в Гарвардском университете лежит

написанная (но не опубликованная) статья Троцкого "Наши разногласия" --

ответ на ту критику, которой он был подвергнут9.

Эти немногочисленные примеры спорных фактических моментов в целом никак

не умаляют значения книги Валентинова и той злободневности, которую она

приобретает сегодня в связи с событиями в СССР и странах Восточной Европы.

Юрий Фельштинский

Известный американский историк Э. Карр ошибочно считал, что

именно эту вторую публикацию журнала опровергали Троцкий и

Крупская.

См., например, кн. Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-

1927. Из архива Льва Троцкого, в четырех томах. Том 1 (1923-1926).

Сост.

10. Фельштинский. Изд. Чалидзе, 1988. Ряд используемых Валентиновым

документов включен в это издание и на русском языке был опубликован


впервые.

См. там же, стр. 110-142.

ТРОЦКИСТСКАЯ ОППОЗИЦИЯ И БОРЬБА С НЕЮ

Уже с 1920 г. Ленин жаловался на постоянную мучительную головную боль.

Шестого марта 1922 г. на заседании коммунистической фракции съезда

рабочих-коммунистов он с полной откровенностью сказал, что усиливающаяся

болезнь "не дает мне возможности непосредственно участвовать в политических

делах и вовсе не позволяет мне исполнять советскую должность, на которую я

поставлен". Впрочем, добавил он, "я имею основание рассчитывать, что через

несколько недель смогу вернуться к своей непосредственной

работе"1. Надежда Ленина не осуществилась. Развиваясь толчками,

болезнь привела 26 мая 1922 г. к удару -- частичному параличу правой руки,

ноги, расстройству речи. О состоянии здоровья Ленина скрывали. Об этом знали

лишь немногие. Бюллетени о болезни Ленина были составлены туманно, из них

нельзя было предположить, что он серьезно болен. К тому же даже в ближайшем

окружении Ленина все были уверены -- Ленин "крепыш" (выражение Крупской) и

болезнь скоро осилит. Иного мнения держался Сталин. Расспрашивая врачей,

лечащих Ленина, консультируя медицинские книги, добавляя сюда всякие

сведения о давно падающем здоровье Ленина, Сталин решил, что за первым

ударом паралича последуют другие и скоро Ленин исчезнет. Прове-



1. Ленин. Сочинения. Четвертое издание, т. 33, стр. 191.

ряя свое заключение, Сталин, под видом докладов, а главным образом для

наблюдения, три раза -- 11 июля, 5 августа и 30 августа ездил в Горки, где

находился больной Ленин2. Хотя тот как будто стал выздоравливать,

Сталин своего заключения не изменил. И действительно, после кратковременного


возвращения в октябре к работе Ленина бьет 16 декабря 1922 г. второй приступ

паралича. Сталин теперь уже окончательно уверился, что "Ленину капут". В

такой грубой форме свое заключение Сталин поведал лишь некоторым членам

Политбюро. Кому -- мы этого не знаем, можно только указать, что слова

Сталина стали известны лицам, стоящим вне Политбюро, например Наркомфину

Сокольникову, его заместителю Владимирову, сестре Ленина Анне Ильинишне.

Говоря, что "Ленину капут", Сталин, разумеется, сопровождал свое заявление

соответствующими случаю выражениями

о безмерности горя, которое причиняет ему, как всем, болезнь вождя. Зная, кем был Сталин (о том более чем достаточно говорят последовавшие десятилетия его кровавого царствования) можно утверждать, что, вне всякого сомне

ния, он радовался уходу Ленина. Ведь он знал, что при Ле

нине никогда не осуществит своих затаенных желаний -- все

сделать, чтобы стать первой персоной в партии и государстве.

В соответствии с убеждением, что "Ленину капут", Сталин

и установил свое к нему отношение. Раз тот перестал быть

фактически вождем, нет надобности снабжать его особой,

часто секретной, информацией и ждать от него директив.

Крупскую, обращавшуюся к нему, как к генеральному секре

тарю партии, за этими сведениями, он третировал с такой

грубостью и издевательством, что та сочла нужным искать

защиты у Каменева и Зиновьева3. О поведении Сталина Ле

нин узнал лишь в марте 1923 г., когда решил порвать с ним

всякие личные отношения.

Кто во время болезни Ленина стал в первых рядах власти? Прежде всего

нужно указать на Сталина. Выбранный



следующая страница >>