birmaga.ru
добавить свой файл

1
Глава двадцать девятая.


ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ.

Эрмот.


(Kagami)
Это было странное ощущение. С одной стороны все происходящее казалось фарсом, нелепым нагромождением абсурда – так думал граф Делимор, воин, мститель и заговорщик, а с другой - это было весело и совсем не страшно, по мнению Эрмота. Поскольку этого самого мнения последнего граф Делимор уже давно не спрашивал, то его настойчивое хихиканье в собственной голове изрядно раздражало и мешало мыслить здраво. Причем настолько, что пару раз граф ловил себя на том, что здраво мыслить ему как-то совершенно не хочется. Да и ни к чему это, как-то. Вообще все было не так. Неправильно было. Как тогда, в детстве, когда страшное чудовище в Алых доспехах, уничтожившее всю его семью, вдруг оказалось внимательным и любящим отцом, не гнушавшимся отвечать на бесконечные «почему» и целовать разбитые коленки.

Поставив перед собой цель отомстить бессмертному императору, лорд Делимор – преданный слуга короны, один из лучших бойцов отряда Невидимых-в-бликах, первый кандидат на владение Алыми доспехами – неутомимо искал слабые места в системе, которой служил, и более всего - в магии доспехов. Ни о чем другом граф не помышлял. Наивный, восторженный, влюбленный и любимый студент Академии Эрмот, сын герцога Харвилла, ушел в небытие, уступив место расчетливому, хладнокровному, а порой циничному и жестокому, лорду Делимору. Придирчиво и кропотливо отбирая союзников, он, тем не менее, никому не доверял до конца, верил с оглядкой, и уж тем более не стремился раскрывать душу перед своими соратниками из подполья. Эрмот пробуждался, лишь когда Делимор засыпал. Его искренние ужас и отчаянье, боль утраты и жажда справедливости приносили утром головную боль сродни похмельной, железный привкус во рту и новый виток одержимости местью. Эти сны о предательском убийстве отца и ни в чем не повинной Кристы, о кровавых жертвоприношениях и фанатичных жрецах, о карательных экспедициях, не щадивших ни детей, ни женщин, служили тем стержнем, на котором держалось его упорство в достижении цели. Но гораздо хуже были сны о счастье, когда отец появлялся перед ним улыбающимся, а Криста нежной и страстной. Тогда, проснувшись, он подолгу не мог вспомнить, кто он, где находится и зачем живет. Эти сны приносили боль в никогда не заживающей ране на сердце. И тогда, глядя на свое отражение в зеркале, он не мог понять, кому принадлежат сияющие янтарные глаза на строгом, изуродованном шрамом лице, обрамленном белоснежными волосами, а привычная маска бесстрастия начинала дрожать и плыть, стекая расплавленным воском, обнажая черты человека, которому Делимор запретил существовать.


И вот, в одночасье все изменилось. С того момента, как вампир протянул ему руку, а лысый паренек с наивными глазами улыбнулся и вежливо поклонился, Эрмот, словно очнувшись от семи лет спячки, снова почувствовал себя живым и больше ни на минуту не покидал сознания, продолжая, тем не менее, прятаться за холодным образом лорда Делимора. Но и лорд Делимор больше не мог похвастаться прежней уверенностью в себе и отстраненностью. Власть страха перед его непревзойденным мастерством бойца, благодаря которой он всегда держал окружающих на расстоянии, почему-то совершенно не действовала на открытую, в большинстве своем дружелюбную и совершенно не геройскую компанию навязанных ему соратников. Уж сам факт того, что не он сам набирал себе команду, выводил из себя Делимора и заставлял трепетать сердце Эрмота азартом и любопытством.

Не подумайте, Эрмот, граф Делимор, лорд Империи, мастер клинка и заговорщик отнюдь не страдал раздвоением личности. Просто в нелепой реальности, в которую его занесло по воле древнего артефакта – разумного, разве что, по мнению маразматика-звездочета и наивного маркиза – истинная сущность честного и справедливого парня, увлеченного магией и преданного своим идеалам, наконец, начала сплавляться с искусственно созданной личностью бесстрастного лорда-воителя. Сам он до понимания этого пока не дошел, а потому собственные реакции на некоторые события вызывали у Делимора удивление, заставлявшее его замыкаться в себе. В то время как Эрмота тянуло задавать вопросы и принимать чью-то сторону в бесконечных спорах соратников.

Вот и теперь, едва переварив тот факт, что Звездный покер не только не является легендой, но к тому же совершенно не опасен и даже поможет им добраться до вожделенных Белых доспехов, он мучительно размышлял над тем, стоит ли ему вмешаться в очередной спор, на этот раз из-за того, нуждаются ли в помощи двое сварливых старых магов. С одной стороны, после грохота, повлекшего за собой небольшое локальное землетрясение, и воцарившейся за ним тишины он вполне разделял беспокойство маркиза Аси о состоянии здоровья почтенных старцев. Но с другой – прекрасно отдавал себе отчет в том, что уж эта-то парочка однозначно не станет прислушиваться к чьему-либо мнению, а посему вызволять их – это однозначно посадить себе на шею еще двоих никчемных командиров.


Прежде, чем он успел принять какое-то решение, в’Асилий окончательно взъярился.

- Да как вы можете! – закричал он в ответ на очередную колкую реплику драконицы, поддержанную и развитую вампиром. – Они же там, может быть, кровью истекают или умирают вообще!

И, отшвырнув с пути всех несогласных довольно внушительной воздушной волной, он кинулся к противоположной двери. Делимор на мгновение растерялся. Еще вчера этот парнишка ничего такого не умел, а сегодня использует новую для себя магию с легкостью и точностью магистра. Не совсем своевременно, но в голову воину пришла мысль, что иметь такого командира не так уж плохо, однако граф тут же вспомнил присущее серым глазам маркиза растерянно-мечтательное выражение и покачал головой. Такой командир может повести отряд только один раз – последний.

Маркиз тем временем попытался открыть дверь, а когда она не поддалась – просто щелкнул пальцами, и массивная деревянная панель рассыпалась в труху. Та же участь постигла перевернутый ореховый комод, который, собственно, и загораживал дверь. Из-под холмика опилок, смешанных с интимными предметами туалета и каким-то мелким хламом, послышался стон. Ася нагнулся и быстро, по-собачьи принялся откапывать потерпевшего. Надо сказать, после того, как молодой маг взял на себя всю ответственность и самостоятельно, ни на кого не оглядываясь, принял решение, остальные послушно потянулись за ним и принялись помогать. Под опилками обнаружился старикашка, в котором Делимор не сразу опознал хозяина башни, да и то исключительно по косичкам и вопиющему колпаку – лицо потерпевшего превратилось в один сплошной синяк. Тем временем эльф, Кида и Тим выгребли из-под обломков чего-то не столь массивного, но, несомненно, не менее убойного, тело второго волшебника. Этот тоже был без сознания, к тому же его руки и ноги изгибались под странными, явно нездоровыми углами. В’Асилий поднялся и Эрмот увидел, как побледнело его лицо. «Дог! - промелькнуло в голове у воина. – Дог здесь единственный целитель, кроме пострадавшего мага!». Не дожидаясь развязки, он понесся вверх по лестнице, чтобы позвать на помощь парнишку.


Как назло(зпт) Кевина, чтобы излишне не беспокоить, поместили недалеко от башенного кабинета – на десятом этаже. Со всей возможной скоростью преодолевая пролет за пролетом, Делимор молил всех богов, чтобы мальчишка не заснул после долгого ночного бдения у постели раненого. В уме Дога и в его способности быть полезным граф не сомневался. Надо сказать, что из всей этой безумной компании мальчик-маг единственный удостоился его искренней симпатии и даже толики восхищения. Если уважение Эрмота к маркизу было приправлено изрядной долей жалости, вампир вызывал настороженность, Лера – легкое раздражение, эльф – оторопь, а Киниада – откровенную ксенофобию, то этого мальчонку, едва взглянув в его огромные настороженные глаза, он принял сразу и всем сердцем. Угадывалось в нем что-то такое, что напоминало лорду Делимору его самого в тот переломный момент жизни, когда ничего уже нельзя было вернуть, и требовалось выбрать цель и идти к ней, не сдаваясь. Те же растерянность и боль, смешанные с решимостью.

Дог скрючился в неудобной позе и на низком пуфике, положив локти на край кровати, зарывшись в них лицом. Спит? Бесшумно преодолев расстояние от двери до мальчика, Эрмот легонько тронул его за плечо. Дог резко вскинул голову, напрягся, готовый в любой момент вскочить и держать удар, но узнав вошедшего, залился краской.

- Что?.. – тихо пробормотал он, опуская глаза и как бы ненароком отстраняясь от протянутой руки графа.

- Нужна твоя помощь. Старики передрались.

Мальчик кивнул, легко вскочил на ноги и двинулся к двери, лишь мимолетно обернувшись к Делимору, как бы приглашая следовать за собой.

Эрмот покачал головой, мельком взглянул на спящего Кевина, отметив, что лицо раненого приобрело относительно здоровый цвет, и поспешил за парнишкой. Он уже не в первый раз замечал эту настороженность Дога по отношению к себе самому, и она обижала его, но в то же время вызывала невольное уважение. Паренек вообще был замкнут и неразговорчив, хоть и вел себя по отношению ко всем ровно и доброжелательно. Лишь Леринее удалось пробиться через эту его скорлупу и, к собственному удивлению, Эрмот испытывал к ней за это благодарность, смешанную с ревностью.


На площадке лестницы Дог на мгновение застыл.

- Нужно будет попросить Асю показать направление токов силы, - пробормотал он, глядя куда-то в пространство.

- О чем ты? – не понял граф.

- О левитации, - Делимору показалось, что мальчик вздрогнул, услышав его голос, но тот, слегка повернув голову спросил: - А вы не умеете?

- Увы, - Эрмот развел руками.

Дог кивнул и, сорвавшись с места, понесся вниз по лестнице. Лорд с трудом поспевал за ним.

Картина, представшая их глазам в разгромленной комнате маркиза, вогнала Делимора в растерянность. На расчищенном в центре пространстве лежали и, похоже, мирно спали два совершенно целых на вид старых мага, а вся компания склонялась над еще одним бесчувственным телом.

- Пустите-ка меня, - леди Кида небрежно отодвинула плечиком вампира и Леру, тоже склонилась к неизвестному потерпевшему и, размахнувшись, отвесила звонкую оплеуху. Находящиеся в поле зрения ноги третьего пострадавшего дернулись. – Давно мечтала это сделать! – удовлетворенно пропела драконица и совсем уж было собралась повторить свой эксперимент, но Винсент схватил ее за руку. Киниада зашипела.

- Что случилось? – не выдержал Делимор.

- В’Ася-у апргрейднулся, - ответил за всех кот и, заметив Дога, подбежал и принялся тереться об его ноги.

Мальчик сразу подхватил его на руки, прижался щекой к мягкой шерсти, почесал за ухом. Кис блаженно зажмурился и замурлыкал на полную громкость.

- Он их исцелил? – спросил Дог у кота.

- Мр-р-р-мря-у, - невразумительно ответил Сириус, не желая отвлекаться от удовольствия.

- Ты не против, если я все же гляну?

Кис устроился поудобнее, всем своим видом демонстрируя, что свое высочайшее соизволение даст только в том случае, если Дог его не бросит, а мальчик, видно, приняв этот жест за согласие, наклонился к магам. Одной рукой бережно придерживая кота, другой провел вдоль их тел, словно ощупывая на расстоянии каждую точку в организме.


- Силен твой хозяин, - уважительно произнес он и вдруг замер, с удивлением на что-то уставившись

- Ага, щас-с-с! – обиженно прошипел Сириус и даже перестал мурлыкать. - Хозяин он мне, как же!

- Извини, друг. А что это у него на поясе? – спросил Дог, не слишком обращая внимание на кошачье раздражение.

- А! Это-у у него-у апгрейды такие! – отмахнулся кот. – Шимми ведь великий светлый мяу-маг, белый и пушистый.

Дог вдруг уткнулся лицом в пушистое кошачье тельце. Плечи его затряслись. Делимор дернулся, решив, что мальчишка из-за чего-то разрыдался. Двумя шагами преодолев разделявшее их расстояние, он наклонился к парню.

- Эй, ты в порядке? Что случилось?

Ответом ему послужил то ли всхлип, то ли стон, и граф с котом недоуменно переглянулись. Сириус вывернулся и боднул мальчика в плечо, но Дог лишь крепче прижал его к себе.

- Дог! – Эрмот не на шутку испугался и принялся трясти паренька за плечи.

Кис рванулся еще сильнее и выскользнул из рук мальчишки. И только тут до них дошло, что Дог смеется. Нет, хохочет, заходится в пароксизме веселья.

- Э... – недоуменно протянул граф, снова переглядываясь с не менее растерянным котом.

- Не могу-у-у-у... – простонал мальчик, - я должен кому-то об этом рассказать! Лера! Ася!

- О чем? – нахмурился Делимор.

- Нет... извините... не смогу... Вам просто не смогу... – он снова начал смеяться.

Эрмот пожал плечами и отошел в сторону. Тем более что Леринея уже спешила на зов мальчика, да и быстро оклемавшийся маркиз поднялся и тоже направлялся к нему.

- А что тут такого веселого? – недоверчиво улыбнулся Ася. – Дог, я что, неправильно их склеил?

- Нет! Нет, все правильно! Ты просто молодец! – мальчик сбился и опять расхохотался. – Извини, ты не объяснишь мне, что в вашем мире значат эти значки? – он указал на пояс Шимшигала.

- А, это знаки апгрейдов.

- Да, но каких? У тебя, например, зайчиков нет. У твоего учителя тоже совсем другие знаки, - допытывался Дог.


- Ну, извини, - развел руками маркиз, - этого я не знаю. Да и не узнаю, пока сам зайчика не получу. У нас как-то не принято выяснять, что именно они означают. Знаю только, что он считается добрым и великим волшебником. Ну, великий - потому, что зайчиков много, а почему добрый – трудно сказать. А в чем дело-то?

- Просто... – мальчик с трудом сдерживал смех, - просто... в моем мире эти зайцы ассоциируются... ну... кое с чем вполне определенным.

- С чем? – недоуменно переспросил в’Асилий.

Дог покосился на Делимора, стрельнул глазами в остальных, потом фамильярно обнял за шеи маркиза и Леру, притянул их головы к своему лицу и что-то зашептал.

- Что такое «Плей-бой»? – донесся до Эрмота вопрос Леринеи, но ответа мальчика он уже не услышал.

- Что-о-о-о-о?! – Ася отшатнулся, глаза его расширились от изумления, а потом и он и Лера дружно рассмеялись.

- Выходит, по меркам моего мира в этом его пушистость и заключается, - констатировал Дог.

- А с остальными поделиться весельем не хотите? - заинтересованно вклинилась драконша.

- Ой, извините, - Дог смутился, но смех все еще сдерживал с трудом, - леди Кида, пусть вам маркиз расскажет. Или Лера.

Ученица вампира тут же подхватила Киниаду под руку, отвела в сторонку и тихо что-то заговорила, продолжая хихикать. Через минуту хохотали уже обе, косясь на бессознательного великого мага.

- А можно я остальным?.. – поинтересовался Ася.

- Да... да, конечно... не тайна же... Мне неловко просто... – не раздумывая согласился Дог.

- Ой, да брось! Все свои! – отмахнулся маркиз, но мальчик только передернул плечами.

Делимору стало обидно. Он только что осознал, что Кида и он сам, за исключением, разве что, старых магов – единственные, к кому Дог обращается исключительно на «вы». Словно старается удержать некое расстояние, не подпускает к себе. Это было тем более больно, что теплое, немного покровительственное чувство, которое он испытывал к мальчику, грело его самого давно забытым ощущением близости и заботы. И то, что Дог отказывался принимать от него подобное отношение, словно напоминало, что он давно уже не тот, кого можно любить, кому можно довериться.


Сам удивляясь тому, что так расстроился из-за пустяка, граф молча прошел на кухню, вскипятил чайник и налил себе чай. Он грел чашку в ладонях, и суррогатное тепло кипятка поднималась по пальцам, не затрагивая душу. В прихожей послышались голоса и смех – маркиз учил Дога левитации. И Эрмот почувствовал себя чужим на этом маленьком празднике жизни, отрезанным от общего веселья. Он прекрасно понимал, что никто его не прогонит, шагни он сейчас в прихожую, что ему будут рады и, если у него хватит сил пошутить, посмеются его шуткам. Но этого ему было недостаточно. Ему хотелось думать и чувствовать, как они, радоваться пустякам накануне большого похода, радоваться малым радостям, на которые он давно перестал обращать внимание.

- Браво! – особенно громко завопил Ася.

- Я тоже! Я тоже хочу! – восторженно завизжала Леринея.

– Сейчас я переправлю Аля с Шимми наверх, потом вылечу Кевина, а потом могу и с тобой позаниматься. Дог, а на десятый этаж слабо взлететь?

- Догоняй! – совсем по-детски крикнул Дог.

Раздались одобрительные возгласы и аплодисменты всех остальных, потом по лестнице затопали сразу несколько пар ног – те, кто не умел летать, поднимались пешком. Делимор остался на первом этаже один. Чай совсем остыл, да и не хотелось его пить совершенно. А хотелось... Неожиданно оформившаяся мысль застала Эрмота врасплох. Хотелось быть нужным. Не ради великой, но абстрактной цели, не ради нажитых годами войны навыков убийцы или полководца. А себя самого. Хотелось о ком-то заботиться. Как когда-то заботился о сироте герцог Харвилл, как сам он заботился о Кристе.

Он растерялся. Лихорадочно заметался по кухне, в тайне радуясь, что никто его сейчас не видит.

- Он же не позавтракал! – застыв вдруг в самом центре просторного помещения, сообщил граф сам себе.

Делимор чувствовал себя полным идиотом и неумехой. Такие простые в походных условиях вещи, как приготовление пищи на костре и нехитрая сервировка трапезы котелком и флягой были ему, разумеется, не в новинку. Но в собственном доме он привык к услугам горничных и дворецкого и теперь панически боялся сделать что-то не так. Кое-как собрав на поднос еду и напитки, он устало опустился на стул.


- Это же всего лишь завтрак, - сказал он сам себе. – Всего лишь завтрак для мальчишки, просидевшего всю ночь у постели раненого. Какая разница?

Всю дорогу до десятого этажа он костерил себя за то, что сам вовремя не поучился у маркиза левитации. Может и не сумел бы, но хоть не было бы так обидно.

Боясь в последний момент уронить что-то с тяжелого подноса, лорд осторожно толкнул ногой дверь комнаты Кевина и сделал несколько шагов внутрь.

- Эрмот? – маркиз, развалившийся в кресле, слегка приподнялся.

- Дог не завтракал, - стараясь выглядеть как можно более равнодушным, ответил Делимор и поставил поднос на низкий столик.

- Что? – мальчишка резко отвернулся от пациента, увидел графа и залился краской. – Ну зачем вы... Не стоило беспокоиться.

- Ты, может, и сам в кухню слетишь, - отозвался маркиз, - а вот Кевину подкрепиться не помешает. Спасибо, Эрмот.

- Да нет, я... – забормотал Дог, но вдруг оборвал сам себя. – Он просыпается! – после чего склонился над кроватью.

Делимор снова почувствовал себя лишним. Он совсем уж было собрался тихо удалиться, но тут очень отчетливо прозвучал незнакомый голос:

- Ты Дог? Ты мне не снилась?

И в следующий миг руки Кевина взметнулись, обняв паренька, притягивая его к себе. Эрмот застыл, не в силах осмыслить происходящее. Дог охнул, а потом сдавленно что-то замычал и попытался отстраниться. У Делимора потемнело в глазах. Рефлексы сработали раньше, чем он сам успел что-то сообразить. Кевин вскрикнул, сломанная рука повисла плетью, и он, отпустив мальчика, как был в горизонтальном положении, так и отправился в полет к противоположной стене.

- Эрмот! – завопили на два голоса Дог и Ася, но граф не видел и не слышал ничего. В голове кровью пульсировало единственное желание убить этого извращенца. Растоптать, стереть в порошок. Так, чтобы даже памяти о нем не осталось.

Противник, как ни странно, не собирался изображать из себя жертву. На ноги он вскочил мгновенно, в здоровой руке неизвестно откуда появилась шпага с богато инкрустированным эфесом. На перелом, как и положено воину, он не обращал ни малейшего внимания, сохраняя расслабленную стойку готовой к броску кобры. Делимору было все равно. На клинок Кевина он даже не взглянул, а свой достать из ножен не удосужился, продолжая наступать на молодого человека с голыми руками.


И неизвестно, чем бы все это закончилось, но Дог стрелой метнулся между ними и закрыл Кевина собой.

- Эрмот, остановись! Не надо! – граф вздрогнул и удивленно посмотрел на паренька. – Не надо! Ты же сам потом об этом пожалеешь! Он не нарочно! – Дог всхлипну и покраснел. – Он... он думал что я – девушка...

- А что – нет?! – в ужасе выдохнул Кевин.

- Ну подумаешь, поцелова-ул мальчика! – невозмутимо произнес неизвестно откуда взявшийся Сириус, обтираясь о ноги Дога. – Ася вон с вампиром целовался-у, и ничего-у...

- Пожалуйста! – прошептал паренек и, робко сделав шаг вперед, положил ладони на грудь графу.

Одной рукой прижав к себе парнишку, а другую все же утвердив на рукояти меча, Делимор впился взглядом в лицо очередного нежелательного союзника. Кевин старался не смотреть на Дога. Щеки его заливал яркий румянец, в глазах полыхали стыд и злость, но взгляд противника он встретил твердо. Если бы не бисеринки пота на лбу и чуть расширенные зрачки, невозможно было догадаться, какую боль он испытывает. И граф неожиданно для себя осознал, что драться с этим парнем рука об руку будет не так уж плохо.

- Этот мальчик, - медленно, разделяя слова, произнес Эрмот, - маг, а не воин. Но пусть ни у кого не возникает сомнений, что, если он сам не сможет за себя постоять, ему послужит мой клинок. Сделай мне одолжение, маркиз де Карабас, доведи это до сведения всех, кто находится в этой башне.

- Во-о-орк! – простонал Ася. – Ну ты вообще шуток не понимаешь! Проехали, а? Вон, Дог совсем не переживает. А Кевин, между прочим, пока даже не соображает, где находится. И теперь мне второй раз за день его лечить придется твоими молитвами!

- Так это что, ты меня вылечил? – вскинулся Кевин.

- Вылечил я, а реанимировал Дог. И хватит об этом. Иди сюда, я тебе руку починю.

- Ладно, - молодой человек опустил шпагу и, косясь на Эрмота, сделал шаг в сторону маркиза, - заодно объяснишь мне, что такое маг. И что это за мутант клетчатый.


- Сам ты-у мута-унт! – обиженно провыл кис и требовательно затеребил когтями штанину Дога.

Не выпуская мальчика, Делимор нагнулся, ловко подхватил на руки кота и решительно потащил обоих подальше от этих двух ненормальных. Его только что догнали слова Сириуса о том, что маркиз зачем-то целовался с вампиром, и злость снова ударила в голову. Но было еще что-то, что заставляло в глубине буши радоваться, дарило какое-то теплое чувство близости. Лишь после того, как Дог и кот скрылись в комнате Леринеи, недвусмысленно дав понять, что ему с ними делать нечего, Эрмот вернулся к себе и понял наконец почему, несмотря на все переживания этого утра, у него так хорошо на душе. «Ты же сам об этом пожалеешь!», - сказал Дог, и в глазах его было искреннее беспокойство за графа. А еще в этот напряженный момент он обратился к Делимору на «ты», словно ломая разделяющую их стену, которую сам же и построил.
За обедом собрались все. Не было только старых магов, но и они не заставили себя ждать. Аль влетел в кухню, обвел присутствующих сверлящим взглядом и бросил за спину чинно следующему за ним Шимшигалу:

- Кворум в наличии, можешь начинать.

Мгновенно стих звон столовых приборов, и все взгляды обратились к ректору. Великий зайценосец прокашлялся, принял картинную позу и начал речь.

- Уважаемые дамы и господа, будущие герои, спасители целой галактики! Как вы все знаете, сейчас вы находитесь очень далеко от обреченного универсума вообще и от своих родных миров в частности. И, разумеется, при подобном положении дел борьба с Темным властелином оказывается крайне затруднительной. Поскольку путешествие между мирами в собственной телесной оболочке требует редких магических навыков, и далеко не каждый маг способен обучить им любого из вас, я, как представитель местной магической власти и добра в целом, - на этих словах Шимми привычным жестом потер зайцев на поясе, и по рядам слушателей прокатились смешки. Ректор недоуменно покосился на маркиза и его соратников, а Делимор пожалел, что так и не выяснил причину бурного веселья всей компании. Великий волшебник, слегка сбитый с толку снова кашлянул и продолжил: - Так вот, я, премудрый Шимшигал, ректор Магической академии, вижу лишь один выход из создавшейся ситуации. Необходимыми навыками вас может снабдить лишь великий черный маг Велиал, владелец Звездного казино. Для этого вам, маркиз в’Асилий де Карабас, придется сыграть в Звездный покер и выиграть.


- А почему это-у именно Ася-у должен? – презрительно фыркнул Сириус. – Я-у тоже могу.

- Сам кашу заварил, сам пускай и голову в петлю сует! – проворчал Аль, но как-то неуверенно.

- Дело в том, - охотно принялся пояснять Шимми, - что подобные навыки можно передать только магу. Скажите, лорд Делимор, вы хорошо играете в покер?

- Неплохо, - пожал плечами Эрмот, удивившись, что вопрос был адресован именно ему.

- Вот именно, - покачал головой премудрый маг, - всего лишь неплохо. К тому же вы уже давно не занимаетесь магией, насколько мне известно. Что касается вас, молодой человек, - он кивнул Догу, - и вас, леди Леринея, то я не думаю, что из вас тоже получатся достойные игроки. Остальные же имеют к магии лишь опосредованное отношение и никак не смогут выиграть для всех именно этот приз. Так что, остается наш бывший чемпион по покеру среди маркизов...

- Не врау-л что ли-у? – искренне удивился Сыр, но Шимми не обратил на него внимания.

- ... и будущий великий маг в’Асилий де Карабас. Сейчас, дамы и господа, я проведу небольшой инструктаж, после чего вы все отправитесь в Звездное казино.

- Еще чего! – вскинулся вдруг Винсент. – Еще по всяким злачным местам я свою ученицу не таскал! Да Рол мне за такое башку открутит и правильно сделает!

Леринея задохнулась от возмущения.

- Вот именно! – поддержал вампира граф. – С нами, между прочим, дети! Догу и Тиму тоже там делать совершенно нечего.

Возмущенные взгляды обоих мальчишек его не тронули. До Тима Эрмоту особого дела не было, да и странные способности заставляли здорово сомневаться на его счет. Не просто был Тим, ох не прост. Тут впору задуматься, как бы от этого паренька проблем не получить, вместо помощи. Но вот защитить Дога от тлетворного влияния игорного заведения он посчитал своим долгом.

- Увы, господа, придется с этим смириться. Присутствие всех членов команды является необходимым условием при соответствующем замагичивании. И если... простите, когда маркиз выиграет, вы все должны быть там, на встрече с Велиалом. Однако должен вас предупредить. Поскольку именно мне приде... хм... выпала честь... – тут Шимми злобно стрельнул глазами в звездочета, - стать вашим поручителем, я убедительно прошу никого, кроме маркиза не играть. За Звездный стол вас и так не пустят, я могу представить туда лишь одного игрока, но в казино и без него много соблазнов. Особенно – подчеркиваю! – особенно прошу держаться подальше от игровых автоматов, или как их называют в Звездном казино, одноруких ифритов, - Аль почему-то захихикал, и Ректор заскрипел зубами, но тут же патетически продолжил: - Эти огненные бестии подчиняются лишь самому Велиалу. Поверьте, не стоит с ними связываться. Я вам это рекомендую в силу своего опыта и знаний, как старший товарищ, в общем.

- Что-то я не слышала, что ифриты бывают однорукими, - пропела Киниада, ехидно улыбаясь ректору. – Правда, кажется, знаю, чем может быть занята у них одна рука.

Шимшигал покраснел и наградил злобным взглядом уже драконицу.

- Ну что ж! – поспешил он сменить тему. – Заканчивайте трапезу и поднимайтесь в башенный кабинет. Не стоит терять время двром. Ведь Темный властелин не дремлет!