birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 59 60
ПЕЧАТАЕТСЯ


ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Пролетарии всех стран, соединяйтесь! ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС

К.МАРКС

И

Ф.ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Мосыаа-1981

К.МАРКС

И

Ф.ЭНГЕЛЬС

ТОМ

50


3KI

, 10101-243

079t02)-8l Подписное 0101010000

[V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Пятидесятый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса яв­ляется последним в серии одиннадцати дополнительных томов (40—50) второго русского издания. Данным томом в то же время завершается все это издание, которое представляет собой наи­более полную из всех осуществленных до сих пор публикаций трудов Маркса и Энгельса.

В отличие от других томов настоящего издания в пяти­десятый том входят как произведения, так и письма Маркса и Энгельса к разным лицам, относящиеся к различным периодам их жизни и деятельности с 1840 по 1895 год. Бóльшая часть документов, вошедших в том, была обнаружена уже после вы­хода предыдущих томов в результате исследовательской работы, проведенной в Советском Союзе и в других странах. Характер документов обусловил структуру тома, их расположение в трех соответствующих разделах.

Содержание первого раздела составляют первая и третья главы ранее не публиковавшейся рукописи второго варианта II тома «Капитала». Текст второй главы не публикуется здесь, так как он почти целиком, с небольшой стилистической правкой, включен Энгельсом в окончательную редакцию второго отдела («Оборот капитала») II тома «Капитала» (см. настоящее издание, т. 24, стр. 172—393).

Уровень изложения, общая композиция, обстоятельный критический разбор буржуазной экономической литературы, сам подход к предмету исследования в обеих публикуемых гла­вах заслуживают большого внимания. Содержание их позво­ляет глубже представить процесс формирования одного из


VI ПРЕДИСЛОВИИ

важнейших разделов экономического учения Маркса — теории обращения капитала. Значительную ценность имеют также замечания Маркса по другим вопросам — экскурсы в историю товарного обращения, характеристика некоторых черт эконо­мического строя и внешнеторговых связей Англии, США, России, Швейцарии, Испании, Португалии, Греции, Китая, заметки из области естествознания.

К моменту создания этой рукописи Марксом были решены фундаментальные проблемы научного исследования капита­листических производственных отношений. Предпринятая им критика буржуазной политической экономии увенчалась пре­одолением тех противоречий экономической теории Рикардо, которые завели в конечном счете в тупик и обрекли на разло­жение рикардианскую школу. Вышли в свет первый выпуск «К критике политической экономии» (1859 г.) и первый том «Капитала» (1867 г.).

В Предисловии ко второму тому «Капитала», говоря о важ­нейших научных достижениях Маркса в области политической экономии, Энгельс выделяет следующие основные моменты: открытие двойственной природы труда, заключенного в товаре; исследование отношения товара и денег, создание первой ис­черпывающей теории денег; исследование превращения денег в капитал, открытие особого товара — рабочей силы, давшее возможность согласовать взаимный обмен труда и капитала с законом определения стоимости трудом; разделение капитала на постоянный и переменный, позволившее раскрыть действи­тельный ход процесса образования прибавочной стоимости; исследование двух форм прибавочной стоимости — абсолютной и относительной — и той различной роли, которую каждая из них играла в историческом развитии капиталистического про­изводства; создание первой рациональной теории заработной платы; изложение основных черт истории капиталистического накопления и его исторических тенденций (см. настоящее изда­ние, т. 24, стр. 20—21).

На этой солидной основе Маркс с успехом продолжил дальнейшую разработку системы категорий «Капитала».


Публикуемая рукопись воссоздает картину обращения капи­тала как единства производства и обращения самовозрастаю­щей капитальной стоимости, раскрывает необходимые условия воспроизводства всего общественного капитала.

Эти условия органически связаны с рынком, со всеми его превратностями, часто непредсказуемыми и даже непостижи­мыми для самого капиталиста. Из практики он усвоил, кто соз­дает его богатства, и поэтому держит под неусыпным контролем

ПРЕДИСЛОВИЕ

VII


сферу производства, но он далеко не всегда может предвидеть их судьбу в неуправляемой сфере обращения. Маркс точно и образно характеризует эту двойственность капиталистиче­ской экономики: «Капиталист знает практически тайну при­бавочной стоимости или возрастания капитала. Это доказы­вается всем его поведением в процессе производства, его ди­кой погоней за прибавочным трудом. Однако, хотя он и не Диоскур, он ведет двойную жизнь: одну — в скрытой от по­сторонних глаз сфере производства, где он хозяин и повели­тель, другую — на открытом рынке, где он, выступая как покупатель и продавец, имеет дело с себе подобными. Эта двойная жизнь вызывает в голове капиталиста двойной ряд нервных импульсов, а потому и двойственное сознание. То, что он знает, находясь в сфере производства, того он уже не может понять в сфере обращения» (см. настоящий том, стр. 8—9).

Жизнь капитала — это движение, в котором «процессирую-щая стоимость» должна пройти как сферу производства, так и сферу обращения, принимая то одну, то другую форму. Каж­дая форма является звеном в цепи постоянного обмена веществ, кругооборота капитала.

Одна из таких функционально определенных форм — денеж­ный капитал. Капиталист, подчеркивает Маркс, не разделяет иллюзий собирателя сокровищ, не проявляет, как правило, «преднамеренного стремления держать свои деньги в виде сокровища» (там же, стр. 21). Лишь неблагоприятные обстоя­тельства рыночной конъюнктуры принуждают его смириться с временной праздностью денег. Обычно же ему свойственно стремление обратить имеющиеся накопления в овеществленный труд — в средства производства — и в «кровь мертвого труда» (там же, стр. 24), в рабочую силу, для извлечения прибавоч­ной стоимости, которая рождается в процессе производитель­ного потребления купленных товаров. Эти товары становятся, таким образом, производительным капиталом. В результате его потребления производятся новые товары. Процесс про­изводства угасает в продукте, в товарном капитале, а этот по­следний, уже впитав прибавочную стоимость, подлежит снова превращению в денежную форму.


В отличие от буржуазных экономистов Маркс не просто фиксирует формы проявления экономических отношений, а исследует их скрытое содержание, рассматривает денежный, производительный и товарный капитал как необходимые момен­ты движения стоимости, как фазы, или фигуры, того ее превра-щения, которое отвечает исконной цели капиталистического


VIII

ПРЕДИСЛОВИЕ

способа производства — наживе капиталиста за счет эксплуа­тации наемного труда.

Сцепление индивидуальных капиталов в процессе их круго­оборота и оборота образует общественный капитал, движение которого составляет суть капиталистического воспроизводства, в том числе и воспроизводства общественных отношений, а теоретический анализ этого движения — теорию воспроизвод­ства.

В данной рукописи Маркс пока еще не формулирует в окон­чательном виде условия и закономерности воспроизводства, не определяет строгие алгебраические пропорции между отдель­ными функциональными формами капитала, как и отдельными отраслями производства. Здесь отсутствуют еще знаменитые по II тому «Капитала» схемы накопления и обращения общест­венного продукта (см. настоящее издание, т. 24, стр. 576—596). Однако обилие расчетов и выкладок позволяет судить о том, насколько близко подошел он к установлению внутрихозяйст­венных зависимостей и связей. Лишь спорадически употреб­ляется понятие подразделений общественного производства — то под цифровыми обозначениями, то под словом «категория», «класс», — и реже всего фигурирует сам термин «подразде­ление». Но уже то, что Маркс последовательно подчеркивает объективную обусловленность капиталистического воспроиз­водства самой природой производительных сил и производ­ственных отношений, говорит о необходимости для его под­держания определенных форм и потоков капитала, наличия определенных денежных, товарных и людских ресурсов. Вос­производство — это взаимосвязь отдельных индивидуальных капиталов, опосредствованная воспроизводством материальных ценностей, потребительных стоимостей, в которых воплощен человеческий труд.


Непрерывность производства и обращения является необ­ходимым условием реализации и воспроизводства капитала, нарушение этого условия ведет к кризисам. Маркс подчеркивает, что экономические кризисы имеют своим источником «нездоро­вое» капиталистическое производство, свойственные ему про­тиворечия. Отсюда — бесполезность рецептов от такой болез­ни, если они затрагивают лишь сферу денежного обращения. Выступающие на поверхности недуги капиталистического хо­зяйства уходят своими корнями в систему частной собствен­ности на основные средства производства.

Непосредственно практический смысл для всех форм общест­венного производства, включая социалистическую, имеют мысли Маркса о скорости обращения, о том, насколько важно учиты-


ПРЕДИСЛОВИЕ

IX

вать бренный характер всякого товарного тела. «Если в денеж­ной форме капитальная стоимость бессмертна, то в товарной форме она подвержена всем недугам товарного тела. По про­шествии определенного времени товар ухудшается, и с умень­шением потребительной стоимости он теряет также и в меновой стоимости. После определенного момента времени товарное тело превращается в труп товара, в котором прекрасная ду­ша товара, стоимость, исчезает» (см. настоящий том, стр. 55). Отсюда вытекает необходимость сокращения времени пре­бывания капитала в товарной форме. В постановке вопроса о необходимости ускорения обращения товара формулируется фактически одно из непременных требований рационального хозяйствования, условие высокой эффективности обществен­ного производства.

Маркс несколько раз обращается к наследию пионера науч­ной теории воспроизводства Ф. Кенэ, подчеркивая его превос­ходство над целым сонмом буржуазных теоретиков в понима­нии внутреннего механизма буржуазной экономики, его «гени­альную смелость». Кенэ, пишет Маркс, «предпринял в своей «Экономической таблице» попытку при помощи нескольких линий и перекрестных штрихов подытожить и изобразить на­глядно в виде общей картины целостное движение экономики» (там же, стр. 50). Заслугой Кенэ является то, что он был первым, кто определил обращение как момент, опосредствую­щий воспроизводство, или «целостное движение экономики». Эта заслуга представлялась Марксу настолько значительной, что он приводит данную Мирабо-отцом характеристику «Эко­номической таблицы» .как такого достижения человеческого гения, которое в качестве восьмого может быть поставлено в один ряд с семью известными «чудесами света».


Похвала в адрес Кенэ, как, впрочем, и высокая оценка других выдающихся ученых, почитаемых за «всемирно-истори­ческую революционную силу» их идей (химик Лавуазье, астро­ном Лаплас, физиолог Биша, биолог Ламарк), особенно рельеф­ной и весомой представляется на фоне той негативной оценки, которой Маркс удостаивает буржуазных вульгаризаторов эко­номической науки вроде Сэя, взгляды которого, согласно Марксу, отличаются нелепостями, поверхностными выводами, тенденцией к ранжированию некритически собранного и плохо обработанного материала (там же, стр. 50).

Обстоятельный научный анализ зависимостей между про­изводством и обращением, рассмотрение движения капиталь­ной стоимости во всех связях и опосредствованиях позволяют Марксу развернуть основательную и глубокую критику мето-


X

ПРЕДИСЛОВИЕ

дологических пороков буржуазной политической экономии. Именно Маркс показал ошибочность подхода к капиталисти­ческому процессу производства с точки зрения простого про­цесса труда, вскрыл антиисторизм и метафизику взглядов бур­жуазных экономистов. В принципиально новом понимании ка­тегорий политической экономии, движущих сил и механизма функционирования капиталистической экономики обнаружили себя преимущества нового метода — материалистической диа­лектики.

Исследуя кругооборот капитала, сначала его денежную форму, ее переход в производительную, а затем в товарную форму, Маркс рассматривает различные определенности капи­тальной стоимости в диалектическом единстве. Самовозрастание капитальной стоимости в процессе ее непрерывного движения подтверждает в экономической жизни общества положения диалектического материализма о развитии. При этом Маркс указывает на тесную связь, существующую между качествен­ной определенностью предмета и его функцией, анализирует, как в кругообороте капитала с изменением функций вещь переходит в свою противоположность. «Одни и те же вещи функционируют... как товарный капитал в кругообороте одного капитала, чтобы сразу же вслед за этим функционировать как производительный капитал в кругообороте другого капитала, — пишет Маркс. — Определенности «товарного капитала», «про­изводительного капитала» и т. д. изменяются с изменением места (и соответствующей функции), которое эти вещи за­нимают в кругообороте капитальной стоимости» (см. настоя­щий том, стр. 29). В анализе кругооборота и воспроизводства капитала Маркс оперирует философскими категориями тождест­ва и различия, формы и содержания, видимости и сущности, причины и следствия и т. д.


Диалектический метод Маркса уже после появления пер­вого выпуска «К критике политической экономии» и первого тома «Капитала» встретил непонимание и вызвал нападки со стороны буржуазных и мелкобуржуазных литераторов. Име­ли место и попытки поставить знак равенства между мето­дом Маркса и идеалистической диалектикой Гегеля, упрекнуть Маркса (разумеется, с целью принижения и дискредитации) в «неизменной верности скелету гегелевской логики», объявить несостоятельной диалектику вообще. Так поступал, в частности, Е. Дюринг, который недостаток метода Маркса видел в том, что он даже в формах обращения открывал «гегелевские фигуры умозаключений». На этот выпад Маркс отвечает с замечатель­ной ясностью: «Мое отношение к диалектике Гегеля очень


ПРЕДИСЛОВИЕ

XI

просто. Гегель — мой учитель, и болтовня умничающих эпи­гонов, полагающих, что они покончили с этим выдающимся мыслителем, мне просто смешна. Однако я позволил себе от­нестись к моему учителю критически, снять с его диалектики покров мистицизма и тем самым существенно ее изменить и т. д., и т. д.» (там же, стр. 34). Это признание предвосхищает знаменитое высказывание Маркса из Послесловия ко второму изданию I тома «Капитала» (см. настоящее издание, т. 23, стр. 21). Как там, так и в данной рукописи содержится афори­стически лаконичная характеристика роли гегелевской филосо­фии как одного из теоретических источников марксизма.

Многие мысли, содержащиеся в тексте первой главы, имеют большое значение для уяснения исторических перемен форма-ционного порядка. В частности, Маркс обращает внимание на катастрофические последствия вторжения капиталистических производственных отношений в структуру других способов производства, на «сильнейшие и опаснейшие кризисы в эконо­мике», возникающие «при переходе от производства для соб­ственного потребления к товарному производству» (см. настоя­щий том, стр. 64), приводит соответствующие примеры и ил­люстрации. Значительный интерес представляют также рас­крытие диалектики производства и потребления в различных обществах, высказывания об исторической миссии капитализма, о роли природных условий для развития производства и т. д.


Несомненный интерес для теории общественного воспроиз­водства представляет третья глава — «Реальные условия про­цесса обращения и процесса воспроизводства».

От начала до конца изложения красной нитью проходит здесь тезис, согласно которому определяющим мотивом произ­водства капитала является производство прибавочной стои­мости. Кругооборот капитала как процесс воспроизводства подчинен этому мотиву. Он создает условия, обеспечивающие максимально возможную норму и массу прибавочной стоимости. Маркс подробно разбирает вопросы распределения и обмена в буржуазном обществе, возмещения износа постоянного капи­тала.

Шаг за шагом раскрывая ошибочность так называемой «догмы Смита», предполагающей, во-первых, исчезновение, «подобно чисто субъективной фантасмагории» (там же, стр. 105), той части стоимостного продукта, которая возмещает постоянный капитал, если рассматривать совокупный продукт не с точки зрения индивидуального капиталиста, а с общественной точки зрения; во-вторых, разложение стоимости продукта на заработ­ную плату и прибавочную стоимость, то есть сведение совокупной


XII

ПРЕДИСЛОВИЕ

стоимости продукта к вновь созданной стоимости, Маркс убе­дительно раскрывает источник этого «символа веры» буржуаз­ной политической экономии, этого заблуждения Смита и его эпигонов. Он показывает непонимание буржуазными эконо­мистами различия между конкретным трудом, создающим ту или иную особенную форму материального богатства и перено­сящим на конечный продукт созданную ранее стоимость дейст­вующих средств производства (сырья, машин и т. д.), и абст­рактным трудом, создающим стоимость продукта, а следова­тельно — непонимание различия между потребительной стоимо­стью и стоимостью. Вместе с тем Маркс изображает процесс вос­производства общественного капитала, возмещения всех частей совокупного общественного продукта как по стоимости (постоян­ный капитал, переменный капитал и прибавочная стоимость), так и по натуральной форме (предметы потребления и средства производства).


Большую ценность в публикуемой рукописи имеет исследо­вание движения денег, опосредствующих процесс воспроизвод­ства и реализации. Выясняя связь движения денег с различ­ными моментами воспроизводства индивидуального и общест­венного капитала, Маркс подвергает убедительной критике воззрения буржуазных экономистов, которые, будучи не в си­лах объяснить феномены реального обращения, пытались вый­ти из положения путем отказа от принципа эквивалентности, от закона стоимости.

Касаясь причин, обусловливающих постоянное повторение акта купли-продажи рабочей силы, Маркс показывает, что за формальным различием формул Т Д Т и Д Т Д скрывается глубокое содержательное различие. Если возвра­щение денег к капиталисту является простым следствием «тех­ники» обращения, что отражает вторая формула, то для рабо­чего возобновление этого акта возможно, лишь «если капиталист как покупатель снова проявляет инициативу, вновь поку­пает рабочую силу» (см. настоящий том, стр. 195). Таким обра­зом, рассмотрение процесса обращения в единстве с производ­ством позволяет обнаружить действительный характер обмена между рабочим и капиталистом, которые лишь с абстракт­ных позиций простого товарного обращения противостоят друг другу как якобы равноправные «продавец» и «покупатель», а тем самым — и действительный характер самого простого товарного обращения.

Маркс указывает, что для понимания воспроизводства совокупного общественного капитала и его продукта следует рассматривать движение в двух разрезах — по стоимости про-



следующая страница >>