birmaga.ru
добавить свой файл

1
Реформирование тарифов на воду: размер выигрыша

Фридман Алла Александровна (НИУ ВШЭ)



Введение

В большинстве стран роль частного сектора в водной индустрии невелика, что обусловлено наличием множества специфических внешних эффектов, влекущих несостоятельность рыночного механизма распределения ресурсов. Более того, в экономической теории на сегодняшний день не сложилось единого мнения относительно того, следует ли стремиться к увеличению роли частных компаний в этой отрасли: ни теоретические ([Menard, Saussier 2000], [Chakravorty, Hochman, Umetsu, Zilberman 2009]), ни эмпирические исследования не дают однозначного ответа на этот вопрос [Bel, Warner 2008].

Несмотря на отсутствие согласия относительно вопроса о дерегулировании в секторе водоснабжения и водоотведения, общепризнано, что действовавшая долгое время практика тарифного регулирования, основанная на средних издержках, является несостоятельной. Подобный подход обосновывался необходимостью покрытия издержек производителя в условиях естественной монополии. Однако такие тарифы не создают стимулов ни к минимизации издержек производства, ни к эффективному потреблению. В 1987 году ОЭСР сформулировала принципы эффективного ценообразования на водные ресурсы [OECD 1987]. Главным отличием новой системы является переход к тарифам, отражающим предельные издержки водоснабжения. Последние включают в себя такие компоненты, как текущие предельные издержки, предельные издержки транспортировки и очистки воды, плату за истощение водных ресурсов.

Несмотря на то, что вопрос о реформировании тарифов на воду стоит на повестке дня перед многими странами, существует крайне небольшое количество исследований по данной тематике ([Swallow, Marin 1988], [Renzetti 1992], [Garcia, Reinaud 2004]). Существенным недостатком исследований, посвященных реформированию тарифов на воду, является игнорирование динамического подхода. С учетом того, что некоторые водные ресурсы являются истощаемыми, учет динамики крайне важен, поскольку излишне интенсивное водопотребление может не приводить к дефициту ресурса сегодня, но неизбежно будет приближать дату его истощения, что влечет потери в виде необходимости более раннего переключения на использование более дорогих альтернативных ресурсов. Единственной работой, где явным образом учитывался эффект истощения, является исследование [Pitafi, Roumasset 2009], причем, как показали авторы, большая часть прироста благосостояния при реформировании тарифов связана именно с учетом фактора редкости.


Одной из особенностей водных ресурсов является локальность предложения. Это требует привязки тарифов к специфике имеющихся источников и влечет существенную дифференциацию платы за истощение, что делает невозможным распространение результатов, полученных для одного региона, на другие регионы. Исследования близкой проблемы, связанной с оценкой выгоды от перехода к эффективному управлению источником подземных вод, показали, что полученные оценки могут существенно варьироваться: от незначительной выгоды до величины в несколько десятков процентов [Koundouri 2004].

В данной работе рассматривается вопрос о чувствительности выгоды от реформирования тарифов к характеристикам источников водоснабжения (запас подземных вод и уровень их пополнения, стоимость ресурса-заменителя), а также к используемой в расчете ставке дисконтирования. Кроме того, в работе рассматривается вопрос о дифференциации водопользователей в терминах безвозвратного водопотребления и целесообразности перехода к дифференцированным тарифам, учитывающим это различие.

Описание модели

Анализ базируется на динамической модели эффективного управления истощаемым источником подземных вод при наличии альтернативного воспроизводимого ресурса заменителя [Фридман 2008]. Пусть первоначальный запас подземных вод составляет , а –забор воды из подземного источника в момент . Тогда безвозвратное водопотребление можно представить как , где . Если при этом запас воды пополняется естественным образом на величину в каждый момент времени, то динамика запаса описывается уравнением , причем при истощении запаса потребление подземных вод ограничено уровнем их естественного пополнения .


Объем водозабора из альтернативного неистощаемого источника в момент обозначим через , а предельные издержки – через , причем , то есть использование альтернативного источника в начальный момент времени сопряжено с более высокими предельными издержками. Тогда совокупное водопотребление в момент составит , что приносит полезность, равную . В итоге получим следующую задачу для определения оптимальной траектории водоснабжения:



Рассмотрим в качестве базы для сравнения модель близорукого поведения, в которой объемы водопотребления определяются исходя из максимизации мгновенного совокупного излишка. В этом случае водопотребление в каждый момент времени (вплоть до момента истощения подземных вод) будет одинаково и равно , где - решение уравнения , причем наличие проблемы истощения означает, что .

Эффективные тарифы до истощения запаса подземных вод должны включать две составляющие: предельные издержки () и плату за истощение. Тариф растет со временем по мере истощения ресурса (рис.1 (а).) и стабилизируется лишь после переключения на альтернативный ресурс с более высокими предельными издержками . Повышение тарифа приводит к снижению текущего водопотребления и совокупного излишка (рис. 1(б)). Если тариф не включает рентную компоненту, то водопотребление в каждый момент вплоть до истощения подземного источника будет одинаково, а затем произойдет скачкообразное повышение тарифа до уровня , что повлечет соответствующее снижение объема водоснабжения и совокупного излишка. Истощение подземных вод в этом случае произойдет раньше эффективного момента: .




Рис. 1. Тарифы и совокупный излишек при эффективном управлении и близоруком поведении

Влияние характеристик источников водных ресурсов

Заметим, что траектории водопотребления совпадают после достижения момента , то есть после истощения подземных вод. В случае небольшого запаса подземных вод момент будет близок к начальному, и в результате выигрыш от оптимального управления ресурсом будет незначителен. При очень большом запасе ресурса его теневая оценка будет близка к нулю, а потому не будет существенной разницы между водопотреблением при эффективном управлении и близоруком поведении. В результате выигрыш от перехода к оптимальному управлению будет невелик. Таким образом, выигрыш от эффективного управления зависит от запаса ресурса, но эта зависимость не является монотонной (рис.2): выигрыш мал как при очень малых, так и при очень больших запасах ресурса. Кроме того, наличие этой зависимости обусловлено истощаемостью ресурса, что, в свою очередь, зависит от уровня пополнения ресурса.



Рис. 2. Выигрыш от эффективного управления (по сравнению с близоруким поведением)

Наконец, существенное значение имеет и стоимость неистощаемого ресурса-заменителя. Более высокая стоимость заменителя увеличивает ценность истощаемых подземных вод, повышая выигрыш от перехода к эффективному управлению этим ресурсом: 50%-ное удорожание ресурса-заменителя: может приводить к более чем двукратному росту выигрыша от эффективного управления.
Роль ставки дисконтирования

Подсчитывая величину выигрыша от перехода к эффективному управлению ресурсами, мы принимаем во внимание не только изменение благосостояния в текущий момент времени, но и в будущем, причем будущие эффекты учитываются с дисконтом. В результате получаемый выигрыш существенно зависит от используемой в расчетах ставки дисконтирования. На рис.3 представлены оценки выигрыша для трех вариантов ставки дисконтирования в случае значительного запаса ресурса. Как мы видим, повышение ставки дисконтирования в этом случае снижает выигрыш от перехода к эффективным тарифам.




Рис. 3. Влияние ставки дисконтирования на выигрыш от перехода к эффективному управлению при большом запасе ресурса

Однако если рассматривать ситуации с малым запасом ресурса, то повышение ставки дисконтирования может, напротив, снижать выигрыш от эффективного управления. Это объясняется тем, что в этом случае ресурс быстро истощается (даже при оптимальном управлении) и экономика переходит в стационарное состояние. Однако переход к эффективному управлению требует роста текущих тарифов, что немедленно снижает общественное благосостояние. При этом в случае более высокой ставки текущий тариф возрастет не так сильно, и при очень низком запасе этот эффект оказывается доминирующим. Таким образом, большой разброс ставок дисконтирования, используемых в разных эмпирических исследованиях, (ставки варьируются от 1% до 10% [Koundouri 2004]) может оказывать существенное влияние на полученные авторами результаты.
Дифференциация водопользователей

В рассмотренной выше модели все водопользователи предполагались однородными и были представлены репрезентативным потребителем. В действительности агенты могут различаться, причем не только предпочтениями, но и способами водопотребления, что влечет различие в уровнях возвратных вод и, соответственно, должно находить отражение в тарифных ставках [Фридман 2009]. Однако установление различных тарифов для разных групп водопользователей сопряжено с дополнительными издержками. Целесообразность введения подобной дифференциации зависит от того, насколько велик выигрыш общества от учета различий между секторами в тарифах на воду.

Рассмотрим две (одинаковые по численности) группы водопользователей, которые различаются лишь уровнем безвозвратного водопотребления. Для этого введем в рассмотрение коэффициент дифференциации водопользователей, который равен нулю при отсутствии дифференциации и достигает 100%, когда уровень безвозвратного водопотребления одной группы в два раза превышает аналогичный показатель для другой.




Рис. 4. Выигрыш от перехода к эффективным тарифам с учетом дифференциации.

Как видно из рис. 4, при достаточно большом запасе ресурса учет дифференциации позволит увеличить выигрыш от перехода к эффективным тарифам примерно на четверть по сравнению с вариантом введения универсальных тарифов. Однако если запас ресурса очень мал, то выигрыш от учета дифференциации может составлять до 75% выигрыша от перехода к универсальным тарифам. Таким образом, при наличии существенных различий в уровнях безвозвратного водопотребления агентов с одной стороны и актуальности проблемы истощения водных ресурсов региона, с другой стороны, введение дифференцированных тарифов может принести существенный прирост общественного благосостояния.
Литература

Фридман А.А. Реформирование тарифной политики на услуги водоснабжения: сравнительный анализ // Экономический журнал ВШЭ. 2008. т. 12. № 4. C. 471-487.

Фридман А.А. Эффективное ценообразование на водные ресурсы при неоднородности потребителей // Экономика и математические методы. 2009. Т. 45. № 4. С. 3-15.

Bel G., Warner M.E. Does Privatization of Solid Waste and Water Services Reduce Costs? A Review of Empirical Studies // Resources, Conservation and Recycling. 2008. Vol. 52. P. 1337–1348.

Chakravorty U., Hochman E., Umetsu Ch., Zilberman D. Water Allocation under Distribution Losses: Comparing alternative institutions// Journal of Economic Dynamics and Control. 2009. Vol. 33. N 2. P. 463-476.


Garcia S., Reinaud A. Estimating the Benefits of Efficient Water Pricing in France// Resource and Energy Economics. 2004. Vol. 26. P. 1-25.

Koundouri P. Current Issues in the Economics of Groundwater Resource Management// Journal of Economic Surveys. 2004. Vol. 18. N 5. P. 703-740.

Menard C., Saussier S. Contractual Choice and Performance. The Case of Water Supply in France// Revue d’Économie Industrielle. 2000. Vol. 92. N 2-3. P. 385-404.

OECD. Pricing of Water Services, Paris, 1987.

Pitafi B.A., Roumasset J.A. Pareto-Improving Water Management over Space and Time: The Honolulu Case // American Journal of Agricultural Economics. 2009. Vol. 91. N1. P.138–153

Renzetti S. Evaluating the Welfare Effects of Reforming Municipal Water Prices// Journal of Environmental Economics and Management. 1992. Vol.22. P. 147-163.