birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 16 17
Министерство образования Республики Беларусь


УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ»

С.А.ПИВОВАРЧИК

БЕЛОРУССКИЕ ЗЕМЛИ В СИСТЕМЕ

ФОРТИФИКАЦИОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР

(1772-1941)


Гродно 2006


М о н о г р аф и я

УДК 947.6 (1772-1941) ББК 63.3 (4Беи) П32

Рецензенты: доктор исторических наук, профессор Л. Ф. Смоленчук; доктор исторических наук, профессор В.В.Швед.

Рекомендовано Советом Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

Пивоварчик, С.А.

Белорусские земли в системе фортификационного строительства П32 Российской империи и СССР (1772-1941) : монография / С.А.Пивоварчик. - Гродно : ГрГУ, 2006. - 252 с.

ISBN 985-417-804-8

Монография лосвящена малоисследованной теме отечественной истории -
фортификационному строительству в Беларуси в период нахождения в составе Рос­
сийской империи и СССР. Рассматриваются штаны российских властей по военно-
инженерному строительству на западе империи; этапы возведения больших форти-
фикационных комплексов в Беларуси Бобруйской, Брестской и Гродненсхой крепо­
стей, анализируется система фортификационного строительства в СССР и БССР,
выделяются этапы возведения укрепленных районов в БССР, методы и формы ру­
ководства советских властей оборонным строительством и участия в нем местного
населения.

Монография адресована всем, кто интересуется военно-исторической пробле­матикой Беларуси,

Илл. 82, табл. 6, библиогр. 240 назв. i

УДК 947.6 (1722-1941) ББК 63.3 (4Бел)

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АНП - артиллерийский наблюдательный пункт. БВО - Белорусский военный округ. ВСУ - Военно-строительное управление. ГАГО - Государственный архив Гродненской области. ГАООГО - Государственный архив общественных объединений Гродненской области. ГИУ - Главное Инженерное Управление. ДОТ - долговременная огневая точка. ДОС - долговременное огневое сооружение. ЗапОВО - Западный особый военный округ. ИУ РККА - Инженерное управление Рабоче-Крестьянской Крас­ной Армии.


КНП - командный наблюдательный пункт. КП - командный пункт.

МК БК-Г - Мемориальный комплекс «Брестская-крепость герой». МП - мобилизационный план. НАРБ - Национальный архив Республики Беларусь. НИАБГ - Национальный исторический архив Беларуси в Гродно. НКО Народный Комиссариат Обороны, НП - наблюдательный пункт. ОПБ - отдельный пулеметный батальон. ОТ - огневая точка.

РВС - Революционный Военный Совет. РВСР - Революционный Военный Совет Республики. РГВА - Российский государственный военный архив. РГВИА Российский государственный военно-исторический архив. СТО - Совет Труда и Обороны СССР.

УНВСР - Управление начальника военно-строительных работ. УНР - Управление начальника работ. УНС - Управление начальника строительства. УО - узел обороны. УР - укрепленный район.

ЦАМО - Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.


ISBN 985-417-804-8

© Пивоварчнк С.А., 2006

ВВЕДЕНИЕ

Фортификация (лат. fortificatio) представляет собой одну из древнейших отраслей военно-инженерного искусства и включает теорию и практику укрепления местности. Она зародилась в глубо­кой древности, одновременно с возникновением войн, как следствие естественных закономерностей вооруженной борьбы. С тех пор фортификация развивалась последовательно с развитием челове­ческого общества, образовав бесконечное разнообразие идей и форм, постепенно оформившись в науку об укреплении.

С возникновением государств защита границ стала одной из важнейших задач. Стремление государств создать для своих армий наибольшие преимущества над противником привело к идее забла­говременной инженерной подготовки территории будущих воен­ных действий. Это привело к появлению долговременной форти­фикации. Она включала главным образом заблаговременное укреп­ление местности в приграничной полосе государства, где ожида­лись первые столкновения вооруженных сил воюющих сторон. Очень часто судьба всей войны решалась в приграничных сраже­ниях, и долговременные укрепления (главным образом крепости) играли в этом значительную роль. Однако в дальнейшем этого ока­залось недостаточно. Возрастание пространственного размаха во­енных операций и их продолжительности потребовало заблаговре­менного фортификационного оборудования всех вероятных теат­ров военных действий и территории страны в целом, как в мирное, так и в военное время. Способ и характер укрепления различных стран были в непосредственной зависимости от внешнеполитичес­ких взаимоотношений и экономических возможностей этих стран. Известный историк фортификации Виктор Васильевич Яковлев отмечал также, что «фортификация, будучи, с одной стороны, от­раслью техники, а с другой - военного искусства, всегда отража-ла на себе как политическое и экономическое, так и военное состо­яние государства. Элементами этого военного состояния были численность армии и способы ее действия в бою, т.е. тактика войск. Одновременно на фортификацию большое влияние оказыва­ли и средства поражения, среди которых на первое место долж­ны быть поставлены артиллерийские» [193, с. 10].


Выполнение задач фортификации всегда было связано с боль­шими затратами времени, сил и средств. Поэтому определение спо­собов и средств обеспечения боевых действий, в частности для выполнения фортификационных задач, зачастую вызывало серьез-

ные разногласия и многочисленные споры среди специалистов во­енного дела, государственных и военных руководителей. История фортификации — история борьбы мнений, часто прямо противо­положных, о формах и способах укрепления местности. В целом, эволюция идей и форм долговременной фортификации разбивает­ся на пять периодов: 1) древний период и средневековье; 2) огне­стрельный период - с XIV по XVII вв.; 3) период XVIII в.; 4) пери­од XIX в.; 5) период XX в. [193, с. 11].

Первые фортификационные формы на территории Беларуси относятся к первому периоду и появились в раннем железном веке (VII в. до н.э. IV-V вв. н.э.), постепенно усложняясь от простых деревянных оград по краям городищ до многорядных деревянно-земляных укреплений. В средневековый период (IX - XIII вв.) с формированием и развитием городов основным видом оборонитель­ных сооружений стали рвы, валы, деревянные стены и башни (По­лоцк, Туров, Минск, Витебск и др.). В ХII в. в защите городов по­явились и первые каменные (из валунов и плинфы) стены (Грод­но). С переходом к тактике прямого штурма и осады в XIII в. сфор­мировалась новая система обороны города, основу которой состав­ляла многоярусная деревянная или каменная башня-донжон в де­ревянном замке.

Великое княжество Литовское, большую часть которого зани­мали белорусские земли, с самого начала своего формирования, ста­ло ареной жестоких битв с иноземными захватчиками. Территория Беларуси в XIV—XVII вв. была одним из самых неспокойных регио­нов Европы. Включение белорусских земель в ВКЛ способствовало расширению строительства оборонительных сооружений. Каменные и деревянные замки должны были стать надежной опорой государ­ства и основой ее обороны. В XTV в. были построены каменные зам­ки типа рыцарских кастелей в Лиде, Крево, Медниках, а в конце XIV -нач. XV вв. - многобашенные замки в Гродно, Новогрудке, Орше. К середине XVI в. на территории страны было около восьмидесяти населенных пунктов, имевших замковую систему обороны. Во вто­рой половине XVI в. с возрастанием роли огнестрельного вооруже­ния в Беларуси возникла бастейная фортификация (Геранены, Мя-дель), а затем бастионная (Заславль, Несвиж, Слуцк, Глуск, Быхов и др.) по традициям европейских фортификационных систем. Носите­лями передовых военных идей были магнаты, которые много путе­шествовали по Европе, принимали участие в европейских войнах и учились в европейских университетах, а также иностранные архи­текторы-фортификаторы, попадавшие в Беларусь разными путями.


Однако, как отмечал известный исследователь белорусского военного зодчества Михаил Александрович Ткачев, под влияни­ем конкретных местных условий и давних народных традиций творчество иноземных специалистов настолько изменялось, что становилось частью местной культуры и военно-инженерного ис­кусства. Важнейшим фактором в этом явлении было постоянное участие широких слоев населения городов и деревень в военно-монументальном строительстве. Зерна новых идей европейской фортификации попадали в Беларуси на уже подготовленную по­чву, поэтому местное военное зодчество не только соответствова­ло всем требованиям фортификационной науки, но и сохраняло свой колорит и облик [163, с. 140]. Постоянные контакты с форти­фикационной культурой ближних соседей и западноевропейских стран было важной чертой военно-инженерного искусства Бела­руси вплоть до конца XVIII в.

Сыграв свою роль в обороне белорусских земель в XIV -XVIII вв., старые замки уступили место новым мощным долго­временным укреплениям с многокилометровыми линиями оборо­ны, гарнизонами регулярных войск, цитаделями и фортами, в ос­нове которых лежали все достижения фортификации предыдущих эпох. И если военно-инженерное зодчество Беларуси эпохи сред­невековья известно широкой общественности благодаря трудам в первую очередь М.А.Ткачева [162; 163; 164; 165; 166], то история фортификации 2-й пол. XVIII - 1-й пол. XX является малоизвест­ной страницей военной истории Беларуси. И это при том, что па­мятников architectura militaris этого периода в Беларуси достаточ­но: Бобруйская, Брестская, Гродненская крепости, немецкая ли­ния укреплений времен первой мировой войны, польские укреп­ления 30-х гг. вдоль советско-польской границы до 1939 г., совет­ские укрепленные районы 30-х гг. - Полоцкий, Минский, Мозырь-ский, Слуцкий, Гродненский и Брестский.

Объектом данного исследования является фортификационное строительство на белорусских землях в конце XVIII - 1-й XX в. Этот период характеризуется нахождением Беларуси в составе Рос­сийской империи, а затем СССР. Именно благодаря государствен­ной и военной политике Российской империи и СССР на террито­рии современной Республики Беларусь было возведено большое количество фортификационных объектов, которые сегодня являются непременным элементом историко-культурного ландшафта страны и вызывают большой интерес у общественности. Памятники фор­тификации, построенные по решению немецких и польских влас-


тей в Беларуси в 1916-1939 гг., представляют отдельный предмет исследования и в монографии не рассматриваются.

В характеризуемый период развития фортификации уже не строились непрерывные ограды в виде высоких каменных стен с башнями или бастионных фронтов. Появление и развитие нарез­ной артиллерии, снарядов, начиненных взрывчатыми вещества­ми огромной разрушительной силы, магазинных винтовок, пуле­метов, автоматов, отравляющих газов, танков, авиации и колос­сальное развитие военной промышленности, производящей ору­жие и боеприпасы в невиданных до этого масштабах, вызвали в то время несколько настоящих «фортификационных революций» [71, с. 5-10].

Изменения затронули в первую очередь способы обороны кре­постей. Оборону стали основывать на круговых позициях, кото­рые состояли из отдельных мощных самостоятельных опорных пунктов (фортов) и полевого заполнения в виде стрелковых око­пов. Из фортов устранялась дальнобойная артиллерия, кирпич­ные конструкции заменялись бетонными, совершенствовались позиции противоштурмового вооружения и пехоты, а также спо­собы фланкирования препятствий против штурма и промежутков между фортами. Тем не менее характер инженерной подготовки будущих театров военных действий оставался без изменений до самого начала первой мировой войны. В периоде 1800 г. по 1915 г. Россия создала развитую сеть приграничных крепостей на своей западной границе. Большая их часть располагалась на террито­рии современных Польши, Беларуси и Литвы. К 1915 г. наиболее сильными в инженерном отношении крепостями были Новогеор-гиевск, Осовец, Брест-Литовск, Гродно, Ковно. В результате бое­вых действий крепости Брест-Литовск и Гродно были оставлены без серьезного сопротивления из-за общего ухудшения положе­ния на фронте в 1915 г. и необходимости стратегического отхода российских войск.

В ходе этой войны выяснилось, что изолированные крепости при резко возросших темпах расходования боеприпасов и челове­ческих жизней не могут обороняться сколько-нибудь значительный срок. Сами форты также не вполне удовлетворяли новым условиям боя и во многих случаях просто не выдерживали обстрела сверхтя­желой артиллерии неприятеля.


Согласно Рижскому договору граница между Польшей и СССР прошла почти по линии фронта первой мировой войны. Поэтому многие из построенных немцами во время стабилизации фронта в

1916-1918 гг. фортификационных сооружений были использова­ны поляками во время строительства укреплений на границе с Со­ветским Союзом в 1936 - 193 9 гг. Кроме этого, поляки возвели еще около 500 долговременных оборонительных сооружений на линии Городище - Ганцевичи - Лунинец — Давид-Городок - Теребличи [233, s. 58-62].

Развитием идей военно-инженерного искусства стало строи­тельство в 20 — 40-е гг. укрепленных районов. Опыт первой миро­вой и гражданской войн показал, что лучшей формой военно-ин­женерной подготовки приграничной полосы является система ук­репленных районов (УР), прикрывающих важнейшие операцион­ные направления, ведущие вглубь страны. Советский Союз, утра­тивший большую часть крепостей на западной границе, построил в 1928 - 1939 гг. развитую систему укрепленных районов вдоль западной границы. На территории Беларуси таких УРов было четы­ре - Полоцкий, Минский, Мозырский, Слуцкий - с общим количе­ством построенных фортификационных объектов около 800. В 1940 г. в СССР стали интенсивно укреплять новую линию государствен­ной границы, сложившуюся после начала второй мировой войны. В Западном Особом военном округе приступили к возведению еще четырех УРов — Гродненского, Осовецкого, Замбровского, Брестс­кого, однако закончить строительство не успели - началась война. Сегодня на территории Беларуси находится примерно 150 объек­тов Гродненского и Брестского укрепленных районов, которые на­ходятся в разной степени сохранности.

После второй мировой войны в СССР новых укрепленных рай­онов практически не строили (за исключением советско-китайской границы). Новые виды вооружений сделали любые стационарные укрепления удобной мишенью для высокоточного оружия, а появ­ление ядерного оружия окончательно обессмыслило усиление за­щитной мощи долговременных фортификационных сооружений. На смену старым долговременным формам пришли быстровозво-димые сборно-разборные железобетонные и легкие броневые со­оружения, которые в большом количестве можно было быстро по­строить и хорошо замаскировать там, где этого требовала такти­ческая обстановка. К 60-м годам XX столетия долговременная фор­тификация практически полностью утратила боевое значение и перешла в разряд исторического наследия. Российская империя и СССР оставили в Беларуси большое историко-фортификационное наследие. По нашим подсчетам, в Беларуси сохранилось в различ­ном состоянии около 1000 объектов долговременной фортифика-


ции нового и новейшего времени «российского» и «советского» происхождения. Целью нашего исследования является характерис­тика основных этапов и тенденций фортификационного строитель­ства в Беларуси на протяжении времени от разделов Речи Посполи-той во 2-й пол. XVIII до начала Великой Отечественной войны. Такой хронологический период позволяет определить место и роль белорусских земель в общей системе фортификационной подготов­ки западных границ Российской империи и СССР. В этих государ­ственных объединениях белорусские земли либо были полностью лишены возможности проведения самостоятельной внутренней и внешней политики (Российская империя), либо были значительно ограничены командно-административной централизацией власти (СССР). Эти факторы позволяют отметить общность внутриполи­тического положения белорусских земель и дают основания для характеристики различных аспектов фортификационного строи­тельства «российского» и «советского» периодов как имеющих об­щие традиции.

Автор выражает искреннюю благодарность Анатолию Вапу (г.Белосток), Ивану Волкову (г.Минск), Феликсу Ворошильскому (г.Гамбург), Светлане Калюте (г.Бобруйск), Владимиру Каминско­му (г.Борисов), Алексею Ненадавцу (г.Бобруйск), Евгению Хитря-ку (г.Минск), а также дирекциям и сотрудникам Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» и Бобруйского краеведчес­кого музея за помощь в подготовке данного исследования.



следующая страница >>