birmaga.ru
добавить свой файл

1
Суки, не дают умереть. Вот уже сутки меня куда-то тащат, вроде мозг пришел в норму и не зависает. Ноговорить все равно членораздельно издавать не могу. Благо со мной никто не пытается болтать, тащат трупик на носилках и пичкают горькой настойкой, от которой боль улетает. Да куда попал, полу-волки, рыцари, круто, если бы я был супер - человеком, магом или мессией, а я…. страх схватил за сердце, опять вырубаюсь. Пришел в себя от запаха смерти, что за черт, Там я думал, что это мое подсознание шутит, а здесь я чувствую запах. Разлепив глаза, вижу серое небо в обрамлении высоких деревьев с гигантскими листьями. С трудом поворачиваю голову и вижу несколько обезглавленных гм, толи людей, толи нет. Сейчас не разберешь, пусть будут гуманоиды. С них срезали доспехи, просто и без затей разрезая ремешки. Что чужак смотришь - это добыча. Шли за нами, думали, отвлечемся на тебя, единственного оставшегося в живых, и выведем этих скотов в железе к нашим домам. Ты на меня не зыркай, я бы тебя упокоил с нашими братьями. Похож ты на фанатика, они ради проникновения к нам и не такое пойдут. Но тебя решили оставить до особого разбирательства, живи чужак еще неделю. Веселенькое приключение, что туту скажешь, продолжаем играть в молчанку. От настойки свернулись уши в трубочку, что у собачек нет мяса. На этой мысли я услышал хруст ломаемых костей(что за нафиг), собачки решили подкрепиться. Воинов оперативно разделывали просто отрывая куски и быстро проглатывая. Мдя, ситуевина, парни, то совсем. Эй! Чужак, есть отличное мускулистое мясо, обожаю такое, годы тренировок этих разведчиков перейдут ко мне только доберусь до сердца и печени, сказала мне рожа в крови и с куском грудины в руках. Не молчи, ешь, тебе надо восстанавливаться, вдруг тебя прикажут съесть, а у тебя рук нету пора отращивать, а для этого надо хорошо питаться. Я думал, не просто матом, но еще и пытался умертвить взглядом поедателей человечины, и конечно, пришла подруга рвота, и как-то стало легче, мышцы расслабились. Но! только повернув голову, не хотел себя пачкать, хотя весь в жидких и твердых отходах, суки могли бы помыть, как рука просто с чудовищной силой зажала мне нос и стала пихать, что - то теплое с металлическим вкусом. Из глаз побежал град слез, но рефлексы делали все за меня, и так секунда за секундой я просто глотал. Чужак как тебе еда, радуйся два сердца и печень и все тебе, услышал я проваливаясь в спасительную темноту. Прекрасный сон, я вижу аббатство, что за слово, я его раньше не употреблял да же, но ведь это сон пусть будет аббатство. Абсолютно черный камень, я знаю, что он отпугивает нечисть и всяких леканов, варгов и оборотней. А я - то думал это одно и то же, проскальзывает еще одна мысль. Параллельно в голове возникают другие мысли не мои, которые принадлежат, кому-то другому. Они путают меня, голова наполняется, то детским смехом, то моментами учебы у рыцарей в замке отца. Сладким первым сексом и первым зарубленным мной человеком. Потом сознание перескакивает, и я снова вижу детство, но только в бедной крестьянской семье. Тяжелая работа, боль и пот вот, что проходит через жизнь этих, этого я да же не знаю, что думать. И как вспышка пожар и крики, яркое зарево в деревушке, где пылают абсалютно все дома. И растерянный бестолковый подросток, который вонзает серп в шею грязного в шкурах существа. Воспоминания переплетались между собой, закручиваясь в спираль, среди них стали появляться мои. Детство, школа, голова разогревалась, боль долбила, вески и как факт просто отключения сознания. Когда я осознал себя и пришел в сознание, то просто лежал с закрытыми глазами и слушал, чудесные звуки леса. Это не передаваемое чувство, легкий ветер, обдувал мое тело, проникая да же под одежду, и эти прикосновения казались мне лучшим в мире массажем. В нос лезли опьяняющие запахи прелой листвы, я да же удивился когда узнал, что это запах простых листьев, отдаваемых кислинкой с миндалем. И как удар грома по ушам, я услышал разгавор, говорящие особо не таились.


- Марку! ты понимаешь, что он не наш, в нем чувствуется кровь зверя, но на том поле я бы и епископа признал братом. Ему скормили, части тел напитанные магией друидов, а толку, это бесполезный кусок мяса.-

-Успокойся Ланс, я и сам понял ошибку неделю назад, как ты думаешь, для чего мы, его заносили в горы, а не в леса. Я назвал его братом и не могу убить пусть - это и фанатик. Оставим его здесь, лес и горы решат.

- Так дело не пойдет Марку, он мертвец, без рук как он выживет! Мне все равно брат- это не наше дело, для него мы сделали, что могли.

Прекрасно вот я остаюсь, калекой непонятно где. Но чувство легкости, с которым я проснулся, меня не покидало не на миг. Я мог вскочить и взлететь на небо. Я чувствовал каждую клеточку своего тела, и все они были наполнены энергией под завязку и рвались в бой. Но диссонансом им отзывались обрубки, они дико чесались и болели с все большей и большей силой. Когда от боли у меня вырвался стон, то отрылись глаза, я обнаружил, что рядом лежит кусок мяса прожаренного и такого аппетитного, что на свое одиночество я да же не обратил внимания. После закончив, как пес, есть мясо, прижав его к дереву, осмотрелся и понял, что я в горах или предгорьях или еще где-то. Но факт был фактом высоченные сосны, росшие прямо на голых камнях. Так, поели, теперь найти воду и неделю я проживу, а там, так не думать об этом. Пойдем куда - нибудь, налево. Путь в горы нас не устраивает, потому - что нормальные герои всегда идут в обход. С трудом приняв вертикальное положение, а это очень не просто не имея хваталок. Все не так уж плохо, если мою голову посещают веселые мысли. Направившись на лево, я просто подпрыгивая и напевая веселые песни пятачка, улыбался солнцу и шел на встречу своей смерти. Через несколько дней меня начнет мучить жажда, потом будет обезвоживание и страшная смерть в голодных обмороках. Но и фиг с ним главное здесь и сейчас. Камни, то и дело, впивались в мои ступни, но мысль, если мне больно, значит, я существую, продолжала меня гнать непонятно куда. Под вечер я нашел просто чудесное место возле небольшого ручья, который стекал по крутому обрыву и срывался в низ, разбиваясь о камни белоснежной пеной. Вот я уже жив неделю или две вода есть и ладно. Мягкая трава, привила меня к самой воде, в которую я вошел, и с трудом потеревшись о дно постирал джинсы и фуфайку, в которую был одет. От всех этих процедур слетела повязка с моих обглоданных держалок. И спустя только полчаса или час я смог придти в себя от тупого рассматривания розовой кожи, которая покрывала обрубки. А вот теперь, как-то легче думалось о будущем, ведь от заражения не умру, раны не отроются. Так я еще накинул себе недельку жизни. Это была самая худшая ночь в моей жизни. Мокрый, без костра еще и в горах. Пробегав, до выхода на небо двух красавиц, красного и синего цвета я окончательно убедился, что это не Земля. Значит лучше тихонько издохнуть здесь, потому-что если это измерение Земли, что-то о жизни могло совпасть, а так ложись да помирай. Еще не хватала попасть к инквизиторам и быть допрошенным там. Плюс, я понимаю людей, странные сны, после которых я бодр и полон сил, минус рук нет, мыслей как выжить нет. Так стоя возле воды и глядя на ночных красавиц, заполняя голову бредовыми мыслями, я очнулся только, когда дневная красавица, ослепила меня, показавшись из-за гор.

О волчье солнце, освети мою охоту