birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 4 5




УДК 82-312.9(02) ББК 84(2Рос=Рус)6-445я5 БЗЗ

Художник С. А. Григорьев

Баштовая К. Н., Иванова В. В.

БЗЗ Что выросло, то выросло: Фантастический ро­ман. — М.: «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2010. — 316 е.: ил.

ISBN 978-5-9922-0729-3

Перечислим по порядку. Из дома я сбежал? Сбежал. В Магиче­скую школу поступил? Поступил. Что еше осталось? Сбежать еще раз, теперь уже из школы, найти пропавшую принцессу вражеского государства и победить в войне? Да это ж раз плюнуть! Какие наши годы...


ISBN 978-5-9922-0729-3
УДК 82-312.9(02) ББК 84(2Рос=Рус)6-445я5

5 Баштовая К. Н., Иванова В. В., 2010 ) Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2010
Из маленьких проблем вырастают большие неприятности.

NN

^ ПРОЛОГ

, День хоть и считается символом чистоты и ясности, но иногда самые неприятные и странные вещи проис­ходят именно при свете дня, а не во мраке ночи. А еще чаще — на грани между ними. Порой безвластие гораз­до хуже, чем самая жестокая диктатура.

Да ладно, речь вообще-то не об этом. Просто когда смотришь на звездное небо, то мысли иногда приходят самые разнообразные. Даже такие, каких сам от себя не ожидаешь. Как ни странно, но именно ночью стано­вятся понятны многие вещи, которые не замечал за яростным сверканием дня. Но они не могут существо­вать друг без друга. По-настоящему ценить свет начи­наешь только после тьмы. Как и наоборот.

Вот так вот...

ГЛАВА 1

Учат в школе, учат в школе, учат в школе...

Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь... Во-первых, я. Позвольте пред­ставиться — Диран ас'Аргал гар'Тарркхан, младший сын Темнрго Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда на­правленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «вели­кого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непо­нятно.


Но так получилось, что магическая вещь предназна­чалась совсем для другого дела. И истинная цель посе­щения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «бла­гих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи.

Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил неждан­ных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевоз­можных неприятностей, что я только диву давался!

Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной им­перии работорговцев, если на данной территории по­добный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впе­чатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво.

Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно.

В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точ­ным — вообще не беспокоило.

Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадка­ми Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна.

Как сами видите — ничего выдающегося. Единст­венное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийско- го дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эль- фийско^моды, а не подругой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих.


Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учить­ся в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг...

В любом случае... теперь мы вроде как учимся. Род­ственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и... тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собира­ются, ни как с Вангаром иТаймой встретиться думают.

Еще один трудноразрешимый вопрос — Тэ. Купи­ли, значит, на свою голову животное мелкое, а оно во­зьми да и окажись девушкой заколдованной... Всю до­рогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она — даже не попрощалась. Странная де­вица, что ни говори...

И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет...

Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрени­ем остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытству­ющих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновоз­растные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже... да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?!

Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эль- фячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались.


Что же касается Ринова папы, то, в отличие от свое­го сынка, тот практически до последнего курса умуд­рялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуж­дение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традици­ям»... Дальше шло невнятное бормотание явно нецен­зурного содержания. Правда, в то время, если я прави­льно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло.

Второй неприятный инцидент случился на лекции по темной магии. Я весь такой красивый летел туда как на крыльях, искренне надеясь узнать что-то новое. Рин благоразумно следовал за мною, вперед не выбивался. Кто же знал, что преподаватель вздумает швырнуть в опоздавших довольно правдоподобной имитацией «Стрелы Тьмы»? Мол, убить не убьет, но больно будет все равно. А я не понял и ответил ему настоящим «Щи­том Хаоса». И кто ему эльфийский предок, если он не смог ничего отбить? Все же щиты темной школы, как правило, активные. В смысле строятся в соответствии с постулатом, что лучшая защита — нападение.

Позже за этот инцидент пришлось извиняться как перед преподавателем (в больничке), так и перед ректо- fflbM. Откуда же мне знать, что в школе в основном тео­ретики, поскольку боевые темные маги преподавать в Светлых землях не рвутся. Им и в империи неплохо жи­вется. Вот и поставили читать лекции того, кто разби­рается только в теории, ну и может приблизительно по­казать, как оно есть на самом деле. Да и темных магов обучают в основном на моей родине. Школа могла по­хвастаться только некромантами. В общем, меня на­стоятельно попросили «не выпендриваться» и не де­монстрировать достижения имперской боевой маги­ческой школы. Пообещал. Постараюсь, конечно, вы­полнить, а там как карта ляжет. Рефлексы — это святое. И ломать их ради пяти лет обучения... В общем, потом отец меня не поймет.


Кстати, раз уж мы заговорили о школе... Интересно, что там с той конкурентной системой, откуда злопыха­тели прибежали? Надо бы при случае узнать, что да как.

В общем, до конца лекции студиозам было нечем за­няться. Потому как компания старших магов во главе с ректором отскребала преподавателя от стеночки. По­сле такого инцидента посещение данного предмета для меня официально стало факультативным, а реально — вообще нежелательным.


— Не мог просто присесть, пропустить молнию над собой?! — мрачно поинтересовалась присутствовавшая на этом же занятии Элиа.

— Она тогда бы в Рина попала,— невинно сообщил я.

Девушка как-то стушевалась и больше с глупыми расспросами не приставала.

А то взяла себе манеру меня воспитывать. Это что она, вместо мамы мне, что ли?! Вот еще! И вообще я ее старше!

Следующим занятием стала военная и общефизиче­ская подготовка. Мальчики, значит, отдельно, девочки отдельно. Я уж было обрадовался, что хоть здесь Элиа мне нотаций читать не будет, но... мне и Рину было практически нечем заняться на этих уроках. Вот мы друг дружку и погоняли. Чуть ли не по потолку и сте­нам. Но почему-то все остальные посчитали подобное поведение пижонством. С чего бы это, а?

Тут вот стоило бы задуматься, а на кой я вообще че­рез столько земель перся в школу, если первые же два занятия показали, что учить меня фактически нечему. Увы, но мысли мои были на тот момент заняты чем-то другим. Иначе как объяснить, что я над этим так и не задумался?

К счастью, следующая пара, которую вел лично рек­тор, примирила меня с действительностью. Нас начали учить контролю силы. Ведь после того, как Царица Ночь стараниями моего предка покинула этот мир, из­менился баланс сил, а значит... И вообще я еще не до конца привык к своей властелинской сущности, а тут нате вам, магические завихрения.

Вот только под конец занятия ректор все испортил, сообщив, что студиозы первого года обучения из шко­лы не выпускаются. Никак. Продолжение его речи по­тонуло в возмущенном гомоне.


Ректор дождался, когда вопли стихнут, и чуть задум­чиво продолжил: мол, так и так, учиться вы только на­чали, а заклинания, которые вам показываются, дико

ю

сложные и ужасные. Прибьете кого-нибудь ненаро­ком, а школе отвечать. Недовольные выкрики оконча­тельно стихли — еще бы! — похвалили, по головке по­гладили...

Кстати о птичках, юмористическую фантастику про пытки пришлось подарить Школьной библиоте­ке. С этой книжкой тоже произошел казус. На следую­щем за ректорским уроке политической истории пре­подаватель намекнул на способы, при помощи которых некоторые спецслужбы развязывают языки особо упрямым. То ли сам участвовал, то ли покрасоваться хотел... кто ж теперь узнает? А меня марханг за язык дернул процитировать парочку абзацев с комментария­ми и личными дополнениями.

Как оказалось, пятый этаж — это не так уж и высоко, а седлать лошадь ну совсем не обязательно. Как и от­крывать ворота, чтобы выйти. Это вполне можно сде­лать собственным телом. Или головой. Кому что бли­же. Или кому чего не жалко.

М-да, богатое воображение и ненаправленная теле­патия — страшная вещь. Я-то здесь ни при чем. У нас магия внушения практически не применяется, а вот Рину этот преподаватель не понравился еще больше, чем мне, потому как напоминал одного из воспитате­лей. Причем самого «любимого», которому от принца перепадало через два раза на третий. Поэтому иллюст­рации к моему рассказу получились просто загляденье.

Ну ладно, со мной все понятно. Темный, жуткий и прочая, прочая, прочая. Рассказать да процитировать книгу могу на раз-два, а откуда у Рина такие познания в добывании информации? Его что, тоже подобному учат? Мамочки, и это оветлые эльфы! Добрые, справед­ливые, жалостливые и милосердные. Кажется, о своих «врагах» мы не знаем очень многого. По крайней мере я.

Впрочем, преподаватель не один рвался покинуть аудиторию — в дверях класса попросту образовалась пробка из тех, кто резко пожелал выйти подышать све­жим воздухом. Остались только я, Рин да невозмутимая Элиа. Может быть, если бы это был некромантский по­ток, то народ поспокойней отнесся бы к демонстрируе­мому, но первый курс четкой специализации пока не имел.


Следующие полчаса магистр Найрен, он же ректор Магической школы (а вот интересно, учебное заведе­ние — школа, а главный — ректор, а не директор, поче­му?), посвятил исключительно мне и Рину. Честно го­воря, ничего нового я не услышал. Все стандартно и выучено практически назубок: «Диран, ты такой-ся­кой, Рин, как тебе нестыдно...» Классика жанра! Прав­да, пару раз прорывались невнятные сетования на тему преемственности мерзопакостного характера и вопро- шание богов: мол, в чем же он так сильно перед ними провинился, раз на его голову свалилось такое счастье, как мы двое.

Мы честно и благородно это все выслушали, опус­тив глазки и сверля взглядом пол. А что, очень удобная поза. Стоишь, вроде как слушаешь, а на самом деле... На самом деле можно очень многое обдумать. В частно­сти, объявление ректора, высказанное перед толпой первокурсников, а именно: никаких посещений города до начала второго курса. Нет, нормально, да?! Это что получается, я зря сюда ехал?! Старался, спешил, что аж невозможно, и все ради того, чтобы оказаться запер­тым в четырех стенах?

В общем, ректор, не дождавшись покаянных стена­ний и слезных обещаний так больше не делать, выгнал нас из кабинета.

Элиа ждала нас в коридоре. Пора было определить­ся, как же выйти из школы.

Как ни странно, но только наша троица возмутилась таким несправедливым решением, как запрет на посе­щения Соэлена. Остальные студиозы после четырех положенных занятий расползлись кто куда, не выказы­вая особого негодования. Странные они какие-то, эти будущие светлые маги. Хотя нет, вру, кажется, я видел парочку невесть как затесавшихся темных... Интерес­но, они так же, как и я, с трудом сюда пробирались или нет? Хотя в любом случае — они учатся на несколько курсов старше.

Осмотр ворот школы ни к чему хорошему не привел. Да, они чуть ли не настежь распахнуты, не спорю, вот только почему-то студиозы старших курсов легко вы­ходят туда и обратно, а для меня, Элиа и Рина словно сг&ну кто невидимую поставил. Удовольствие, я вам скажу, ниже среднего — раз за разом в это препятствие носом тыкаться.


Причем даже разобраться что к чему невозможно. Около ворот заклинания просто отказывались рабо­тать. Самое интересное — сила уходит, а результат ну­левой. Но я буду не я, если не взломаю это мархангово заклинание! И не такие у отца в кабинете видел. Другое дело, что времени было завались и возможностей тоже. Впрочем, здесь тоже спешить некуда.

Не то чтобы мне было так уж тесно в стенах школы, просто я органически не переношу, когда меня запира­ют. Это раз. Ну и два — простое любопытство. Соэлен считается одним из красивейших человеческих горо­дов, особенно Рассветная башня и Королевский парк. Говорят, что даже у эльфов такого не увидишь. Поэто­му мне как можно быстрее хотелось увидеть эти дико­винки. А еще проинспектировать все ближайшие трак­тиры.

Кому скажи засмеют! Мне семнадцать лет, а я до этого времени ни разу не гулял в трактире. Ночевка в заведении этого Шамитовадруга... какеготам... Вмеле- на не в счет. Я спать хотел, а пила там, по-моему, только Микоши. А если судить по рассказам Тери и Гила (осо­бенно Гила), то это очень весело и надолго запоминает­ся. Причем чем больше компания, тем веселей. Мне до жути хотелось попробовать так развлечься.

Ну и вообще, столица одного из «вражеских» коро­левств — как тут усидеть в четырех стенах?! А разведка, а сбор данных, а подрыв обороноспособности врага?! Нет, это я не всерьез, за подобные действия отец меня сам... ну, не убьет, конечно, но месяц в одиночной ка­мере мне будет обеспечен. Мирный договор — это вам не мург накашлял.

Короче, выйти мы не могли.

Но на фоне всех этих мелких недоразумений особо выделялось одно. А именно — кухня. Нет, я не рассчи­тывал на домашние разносолы или какие-то деликате­сы, но мясо от овощей я пока что отличаю! Однако ког­да мне суют ломоть репы, измазанный в соусе до пол­ной неузнаваемости, и с честными глазами говорят, что вот это — оленина...

Ректор еще не знает доподлинно, что такое мерзопа­костный характер. А повар не понял, что его спокойная жизнь подошла к концу. Темные обижаются редко, но уж если нас достать, то нечего потом скулить. Рин и Элиа меня поддержали двумя руками. Вернее, активно поддержал братец, а девушка хоть и скривилась, но идеи иногда подавала интересные.


Заодно можно будет вымещать разочарование от не­удач...

Нет, ну это ведь просто издевательство какое-то! Мы уже третий день подряд пытаемся выйти за эти маргу- ловы ворота. Безрезультатно! И что тут будешь делать? Мы с Рином и Элиа уже даже пытались объединить свои силы — и ничего. Невидимая стена как стояла, так и стоит. Дорогу видно, а подойти к ней... никак.

— Десять золотых, и рассказываю, как выйти в го­род,— сообщил чуть насмешливый мужской голос сза­ди, когда мы трое стояли, уставившись ненавидящим взглядом на эти проклятые ворота.

Первой отреагировала Элиа. Медленно повернув­шись, она окинула нежданного подсказчика долгим взором:


  • А не много ли?

Теперь уже и мы с Рином повернулись. Поодаль сто­ял, скрестив руки на груди, крепкий темноволосый па­рень. Кажется, он или с третьего, или с четвертого курса.

Студиоз пожал плечами.

  • В Соэлене по-любому интереснее, чем здесь. Не "хотите — торчите в школе целый год.

Мрачно фыркнув, я вытащил из кошелька пару мо­нет.

  • Остальное получишь, когда мы очутимся с другой стороны.— Не то чтобы жадность замучила, но настро­ение у меня плохое.

Парень скривился, но вместо того, чтоб возражать, перевел взгляд на моих друзей:

  • С каждого.

  • Что?!! — Крик Элиа с Рином вышел таким сла­женным.

Я даже невольно восхитился. Нет, значит, как я де­ньги трачу — так ничего, а как сами... И встретился же с такими жадными и меркантильными существами.

А старшекурсник только усмехнулся:

  • Вы же все трое хотите выйти?

Рин злобно дернул плечом и... достал четыре моне­ты. Хм, дурной пример заразителен. Хотя он что, будет и за Элиа расплачиваться? Да у нее ж самой денег фии- ры не клюют! Я как вспдмню высыпанное на кровать содержимое сумочки — дурно становится.

Парень благосклонно кивнул и заговорщицки пове­дал:


  • Ворота не пропускают учащихся первого курса.

Сможете их убедить, что вы со второго или выше,— выйдете... — Вслед за тем он растаял в воздухе.

Рин задумчиво почесал голову, чудом не растрепав косы, и тихо протянул:

  • И почему у меня такое чувство, что нас троих по­просту надули?

Я уже хотел с ним согласиться, но в этот момент...

  • Подождите,— ахнула Элиа,— нас же учат контро­лю сил. На втором курсе этого нет, а значит...

Мы торжествующе переглянулись.

Арид нашел Тира в библиотеке. Парень, воспользо­вавшись тем, что архивариус отправился искать ка­кой-то редкий свиток в глубь зала, сидел на подокон­нике, задумчиво подбрасывая на ладони небольшой водяной шар.

  • Когда будем отмечать начало последнего года обучения? — взял корна за рога лучший студиоз пятого курса.

Тир бросил короткий взгляд в окно, впитал шарик и, стряхнув с пальцев налипшие капли, пожал плечами.

  • Да хоть сегодня. Я шесть золотых заработал.

Арид только присвистнул:

  • Как???

  • Ворота,— коротко бросил его друг, словно это ко­роткое слово что-то объясняло.

Впрочем, так оно и было.

  • Ты с ума сошел,— вздохнул Арид,— Пять лет на­зад нам раскрыли эту так называемую тайну за одну мо­нету.

  • Цены растут,— фыркнул приятель.— Ничего. Сделаем все по традициям студенческого братства. Ме­сяц побьются головой об ворота, а потом покажем им тайный хо...

Договорить он не успел. За окном полыхнула вспышка яркого света, а через мгновение на наивную троицу первокурсников рухнул мужчина в алом пла­ще...

Человек, невесть как материализовавшийся перед нами, упал прямо на Элиа. Девушка придушенно писк­нула и свалилась на руки Рину. А вот кузена подхваты­вать было некому...

Наконец минут через пять и Рин, и Элиа выковыря­лись из-под этого дядьки. Самое смешное — двор, где еще пару минут назад были толпы народу, буквально обезлюдел. Нет, вот что за несправедливость? Куда это­го нежданного посетителя девать?


Наверное, я сказал это вслух. Рин, отряхнув костюм от пыли, задумчиво поинтересовался:


  • К лекарю?

  • Ты с ума сошел?! — невежливо воскликнул я, склоняясь над «подарочком». После общения с дедом у меня сильно обострились все чувства. И именно они мне во весь голос кричали, что еще немного — и этот человек не жилец,— Не успеем!

Первую помощь оказывать просто бесполезно. Пока мы будем перевязывать его раны, он кровью истечет! Здесь налицо сильное магическое истощение, обшир­ные ожоги (причем явно от колдовского огня), а неес­тественно вывернутые правая рука и правая же нога, плюс кровавая пена на губах — это о многом говорит... Как он вообще жив до сих пор?!

Причем это только те повреждения, которые можно выявить на глаз. Что творится внутри этого несчастно­го, страшно даже представить. Как и то, где он мог по­лучить такие повреждения. И, как назло, это светлый маг! Поэтому ауру надо подкачать светлой силой и не­медленно, а то бедолага помрет от истощения внутрен­них резервов. Ему просто не из чего будет восстанавли­вать собственные силы организма.

А то, что нас недоучили контролю силы... ну что ж, резерв не такой уж и большой, тут одному бы хватило, можно особо не беспокоиться. В конце концов, пере­крыть собственный канал силы всегда успею. Уж этому меня дома обучили в первую очередь.

  • Что делать? — тут же стал собранным родич.

Вот за что я его уважаю: если он сам не знает, что де­лать, то не перечит другим. И опасными эксперимента­ми он не занимался, когда надо было самому себе оста­навливать кровь из разнообразных ран.

Ну да, мой папочка в вопросах воспитания придер­живался весьма оригинального метода. Он считал, что мы должны с самого детства понимать, чем может завер­шиться та или иная шалость. Или пропущенный удар. Так что целительству нас мама сама обучала, хотя и вор­чала на отца. Жестоко? Да нет, нормально. И очень даже разумно. Особенно в нашей семейке.


  • Светлое общеисцеляющее помнишь? — уточнил я, разминая пальцы.

Рин молча кивнул и протянул мне руку. За другую неожиданно взялась Элиа.

  • Я буду давать силу,— чуть слышно обронила она.

Ладно, во имя всех богов, поехали!

  • Исса'рен эллер'маилл ирен тосса'вриит ис холь- ме'каллат! — Надеюсь, мы сможем...

Сила прокатилась штормовой волной, заставив за­скрипеть зубами, и схлынула, оставив на губах солоно­ватый привкус. Не знаю, что нам сможет дать этот пре­словутый контроль, но простое слияние энергий дово­льно болезненная штука, особенно если эти силы еще и не родственные. Что-то подобные эксперименты мне уже не нравятся.

На земле сдавленно застонал раненый, намекая, что кому-то здесь еще хуже. Так. Нечего лелеять собствен­ную боль. Живо собрали мозги в кучку, подобрали с пола увеченного и поволокли.

Я подхватил мага справа, Рин слева, и мы двину­лись. Элиа, как наименее пострадавшая, открывала пе­ред нами двери.

Самое смешное, что едва мы дотащили этого непо­движного к врачу, так в магпункте тут же нарисовался ректор, а нас, героически спасших неизвестного, чуть ли не взашей вытолкали.

Нет, ну где это видано?! Мы тут работаем, аки пчел­ки, а стоит только начаться чему-нибудь интересному, так нас сразу гонят!

Вот только повозмущаться толком нам опять-таки не дали: буквально через пару минут всех учащихся за­гнали в актовый зал. Что там они еще понапридумали? Надеюсь, это не из-за моей небольшой шалости на кух­не? Тем более, пока еще никто ничего не заметил...

Увы, но все оказалось намного хуже. Ректор обвел комнату пронзительным взором, откашлялся и загово­рил. Тихо, как бы даже себе под нос, но голос неожи­данно ясно разнесся по актовому залу, и речь его услы­шали все. Даже парочка, играющая в карты на послед­нем ряду.

— Возможно, стоило объявить это каждому курсу отдельно, но я считаю, лучше пусть будет так. С сегод­няшнего дня в Светлых землях и в Ниравиэне как части Светлых земель введено особое положение. Школу за­прещено покидать ученикам не только первого курса, но также второго и третьего. В ближайшее время будет решен вопрос о возможности досрочной аттестации и записи в действующие войска учащихся старших кур­сов. Война началась...


Я летел в сторону своей комнаты, не смотря по сто­ронам. Где-то там за спиной остались друзья, вокруг гу­дели, обсуждая услышанное, студенты, но это все было там. А здесь... Демоны меня возьми, вместе с этим ши­лом! Все произошедшее в Храме ясно показало, что если война и начнется, то развяжем ее не мы, не тем­ные. Но раз в Светлых землях введено военное положе­ние, значит... Значит, вмешалась третья сторона.

А раз так... Мы ведь практически не заключали ни­каких военных союзов. Темная империя тоже стоит под угрозой нападения! Я должен был быть дома, должен был! Какого маргула я вообще сбежал?!

Я должен. Ну и что с того, что мне всего семнад­цать?! Восемнадцать будет через пару недель. И вообще я уже Властелин. Вон ни Тери, ни Гил до сих пор По­священия не прошли.

Я должен быть дома!!! Вместо этого я торчу в школе непонятно зачем и теперь вообще выйти не смогу. Марха-а-а-а-а-анг!!! Главное, какая сволочь посмела?!

Повинуясь резкому жесту, дверь оглушительно хлопнула, отрезая меня от внешнего мира. Сумка поле­тела на стол, а из нее я извлек перстень Хранителя. Все регалии, полагающиеся мне как принцу правящего дома и полноправному Властелину, в школе пришлось снять. Во-первых, это вроде как тайна (угу, именно что вроде как!), а во-вторых, просто неудобно таскать на себе столько всего. Правда, тайна эта несколько дутая. С одной стороны, на представлении были многие, но, с другой — ментальной магии еще никто не отменял. Так что всем немагам и слабым магам память аккуратно подчистили сразу же после всех тех сенсационных за­явлений. Как сказал отец (а сработал дядюшка): «Не стоит афишировать подобные мелочи. Дураков на све­те хватает».

Нуда, полезет какой-нибудь борец со злом, и дока­зывай, что ты всего лишь защищался. Да и в политиче­ском плане не самый хороший расклад. Вроде бы уче­ник и в то же время — ценный заложник. Впрочем, это только малость. Вообще-то нахождение отпрыска Тем­ного Властелина на Светлых землях — это такой повод для дипломатических драк, что лучше сразу все зате­реть. Мол, не было никого, приснилось вам все.


Правда, на сильных магов подобное заклинание не подействовало, но с ними отдельно поговорили. И Ри- нов папочка, и мой. И убедительно попросили молчать. Те согласились, но вот приходивший на вступительное мероприятие «глава оппозиции»... ну не внушает он мне никакого доверия!

Кстати, о Магическом универсуме. Кажется, имен­но так называлось то заведение. Что случилось? Где обещанные пакости и прочие проявления недружелю­бия? Или они решили не связываться? В общем-то с их стороны это на редкость умный поступок. Не стоит Спориться с правителями. Особенно той страны, на территории которой обитаешь.

При чем тут я? Да все очень просто. Тронут меня — тут же влезет Рин как родственник. Да и Миритиль нам не посторонний. А отказывать князю Дубравы в мел­кой просьбе наказать зарвавшегося учителя местный герцог не станет. Да и в более крупной тоже. Правитель эльфов является Главой Светлого Совета, так что одно­му из членов Совета просто нет смысла идти против. Тем более что ничего страшного или недопустимого тот не просит. Просто восстанавливает справедли­вость, так сказать.

А может, они еще не оклемались от нанесенного удара? Кто их знает. В общем, ну их, буду я еще о вся­ких... существах помнить. Мне и без того есть чем заня­ться.


  • Отец?! — мысленно позвал я, скользя вдоль связи Хранителя с остальными перстнями.

  • Ди? — удивился папочка,— Что случилось?

Рассказывать пришлось бы долго, так что я просто

сбросил все вместе. И услышанное от ректора, и свои размышления на эту тему. На той стороне струны на время замолчали, а затем пришел отголосок мысли: «Значит, они с двух сторон...»

Что?!! Это получается, я прав?! Напали не только на светлых? Желание оказаться дома окрепло и преврати­лось в навязчивую потребность. Правда, такого запаса времени, что было потрачено на путь сюда, у меня нет. Но если отец откроет мне портал, то это займет всего пару минут. Где маргулы носят Шамита с его кристал­лом вызова?!


  • Проведи меня к се...

  • Ты остаешься в школе! — рявкнул в ответ отец.

У меня не было даже сил удивиться.

  • Это еще почему?

  • Диран, это не игрушки! — отрубил отец.— Ты правильно сказал, что маг ты не из последних. А у нас сейчас срабатывает хорошо если одно заклинание из трех! Тебе необходимо выяснить все, что знают об этом светлые, и обучить наших магов,— бросил он напосле­док и оборвал связь.

Врет же! Нет, ну как есть — врет! Ни за что не пове­рю, что у нас уже не решили проблему с этим магиче­ским перестраиванием и сопутствующими ему явлени­ями. Но и не возмутишься. Приказ есть приказ. Если что и вдолбил отец в наши упрямые головы, так это по­виновение старшим. Хотя бы иногда.

Маргул с ним! Останусь здесь! Тем более что узнать побольше и наработать опыт стоит.

Следует признать, что темная магия появилась позд­нее светлой и нам есть чему у них поучиться. Другое дело, что не всегда хочется признавать подобное, но сейчас не до игр в перетягивание одеяла. А вот когда на- втыкаем злобному агрессору, тогда и будем меряться, кто круче.

Кроме того, мне была поставлена вполне конкрет­ная цель вместо обычного «запрещаю!». А значит, есть варианты. Например, быстренько найти необходимую информацию и свалить подальше. Вернее, поближе к дому. Или выяснить, что какая-то книга спрятана во вполне знакомых местах... конечно, вот так сразу вда­ваться в подобные измышления не стоит. Родовая честь есть родовая честь. К тому же мне просто не хо­чется обманывать отца. Но если что — сам портал по­строю. Кстати, о порталах...

  • Диран! — В комнату влетел запыхавшийся Рин.— Ты что творишь?!

  • А? — Я поднял недоумевающий взгляд на кузена, с трудом оторвавшись от свитка с расписанием предме­тов.

Родственник оценил отсутствующее выражение, поселившееся на моем лице, потер невесть когда поя­вившуюся шишку на лбу и сдавленно помянул всех темных до седьмого колена. Чем они ему не угодили? Неужели пирожки в детстве отбирали?


Ладно, свиток отложим в сторону.


  • Ты на уроки идешь? — отрешенно поинтересо­вался я, вставая с кровати.

Интересно, выдадут мне в библиотеке нужные кни­ги или придется играть в «отбирайку»? Не думаю, что литература, касающаяся скрытых техник и возможно­стей слияния энергий, находится в общем доступе. Это же какие перспективы раскрываются перед магом, ко­торому в общем-то плевать на «цвет» силы. Черпай от­куда душе угодно, и столько, сколько влезет. А еще не­плохо бы почитать про векторные направляющие и основы комбинации.

Рин молча закатил глаза к потолку и, тяжело вздох­нув, посторонился, пропуская меня в коридор. Он тоже оказался в похожей ситуации. Его отец оказался столь же категоричен. И есть еще один момент. Эльфы, до того как вернутся из своего путешествия, считаются несовершеннолетними. Так что князь на вполне закон­ных основаниях оставил сына в школе.

Это не помешало светлому родичу приклеиться ко мне. С одной стороны, он не верит, что я останусь в стороне, а с другой — вроде как продолжает обучение.

И даже под присмотром взрослого. Я-то в отличие от него уже официально совершеннолетний, так как могу самостоятельно менять ипостась. А что годами не вы­шел... ну, так получилось.

С недавних пор перемещаемся мы по коридорам именно в такой последовательности. Я прокладываю и расчищаю путь, а он прикрывает спину. Иначе рискуем никуда не попасть. Все-таки врожденное воспитание не позволяет родственнику молча отодвинуть особо приставучую девушку в сторону или нахально оттоп­тать ей ноги.

Кстати, о девушках, надо не забыть прихватить Элиа.

Угу, кажется, не один я резко засобирался. Только меня остановил отец, и теперь придется играть ту же роль, но только для темной. Пыль стояла не просто столбом, а целой колоннадой из храма Доргия.

  • И куда мы собираемся? — ехидно поинтересовал­ся я, подпирая плечом косяк.
  • А разве ты не...— Элиа удивленно застыла на мес­те, осматривая мою экипировку.


Ну да, одет, не для путешествия, фолиант под мыш­кой, тугая трубка скатанных свитков за поясом и вооб­ще... Мальчик-ботаник готов к обучению.

  • Я какразтакида, а вот ты явно нет,—передразнил ее я,— Скоро урок начнется, а ты еще не собрана.

  • Какие уроки?! — едва не взвыла она.— Рин,— пе­ревела она взгляд на эльфа,— ну хоть ты ему скажи!

Ха, нашла, кому.

  • По-моему, Диран прав,— спокойно ответил тот.

  • Элиа, пошли,— Я настойчиво потянул девушку за собою.

Она некоторое время пристально смотрела на мое лицо, а затем молча сгребла со стола свитки и отправи­лась за нами. Не знаю, что она разглядела на моей фи­зиономии, но больше вопросов не последовало.

В аудитории царил хаос. Студиозусы метались, бур­но обсуждали последние известия и рвались грудью встать на защиту отечества. Причем каждый из них мнил себя чуть ли не Такиреном. Рассказать бы им, чем все тогда закончилось, так ведь не поверят. Националь­ный герой, как-никак. А для нас именно что никак.

Естественно, на фоне всей этой истерии невозмути­мые рожи нашей троицы выделялись, как дуб в пусты­не. Разумеется, подобное поведение не осталось неза­меченным местными бурными (я бы даже сказал — буйными) патриотами. Сперва это выражалось в недо­вольных взглядах, затем — в перешептывании за спи­ной. Под конец от особо нетерпеливой группки (уже провозгласившей себя то ли Обществом спасения, то ли Содружеством утопления) отделился представитель и решительно направился к нам.

  • А вы разве не собираетесь положить свои жизни на алтарь отечества, идти на защиту земель от коварно­го врага? — патетично провозгласил он, сверля нас пла­менным взором.

М-да... я бы непременно устрашился, если бы не пытался сдержать рвущийся наружу смех: пафос у этого детища Такирена вылился в визгливый фальцет, а вме­сто внушающего трепет взора обнаружились выпучен­ные, как у оголодавшей совы, глаза. Все это вкупе с по­тугой на внушительную позу не вызывало ничего кроме хохота.


  • Не-а,— затолкав рвущийся наружу смех как мож­но глубже, ответил я.

Аудитория настороженно замерла. Но, прежде чем она взорвалась негодующими криками, я успел доба­вить:

  • Предпочитаю положить на алтарь отечества как можно больше жизней врагов. Главное — сдержать не­здоровое хихиканье и не уточнять, что отечества у нас разные.

К моему удивлению, случилось невиданное — при­сутствующие задумались!

— И не могли бы вы не мешать нам учиться? — внес свою «медную монетку» Рин, оторвав ленивый взгляд от книги,— Или вы хотите погибнуть, перепутав на поле боя «Огненный Шар» и «Лесную молнию»?

Уел... Даже я их иногда путаю. Выглядят они практи­чески одинаково, а вот защищаться от них надо по-раз- ному.

Парламентер позорно бежал с поля боя, теряя зна­мена и достоинство. Зато пришедший вскоре препода­ватель непритворно удивился царящей тишине и рве­нию, с которым знания у него буквально выдирали. Ну что ж, первый шаг сделан. Теперь надо разобраться с библиотекой.

Необходимые мне книги выдали без вопросов. Правда, по основам слияния ничего не нашлось, а вот по векторным направлениям и комбинированию кое-что обнаружилось. Это были учебники, первый том для третьего курса, а второй — для пятого. Кроме того, пришлось искать дополнительную литературу исключительно по названию. Понять, что же на самом деле находится в книге, можно будет позже.

Единственное, что записали их в личный список, который заводился на каждого студента и велся все то время, пока оный учился в школе. С одной стороны, это не очень хорошо. Просто потому, что я бы не хотел разглашать, какие именно книги мне нужны. Можно было бы тихо навесить метки вызова на нужные тома и, оказавшись в своей комнате, призвать меченые пред­меты. Но я не стал этого делать. Во-первых, в само кни­гохранилище нас не пустили, а во-вторых, не думаю, что ректор спокойно отнесется к такому самоуправст­ву. Привлекать же лишнее внимание особенно сейчас не хотелось. А с другой — могло быть и хуже. Напри­мер, выдача книг только по личному распоряжению преподавателя или еще какие-нибудь заморочки. Дру­зья внимательно изучили корешки книг, оценили их количество, переглянулись и решительно направились за мной. Видимо, отставать в деле поглощения книж­ной премудрости им не хотелось.


Правда, подобный энтузиазм почему-то не понра­вился ректору. Не знаю, догадался он или просто пере­страховывался, но ненавязчивое внимание стало ощу­щаться. Ну и пусть. Все равно решение я уже принял...

Не знаю, стоит ли об этом говорить, но есть у нас одна фамильная черта. В широко доступных источни­ках она зовется целеустремленностью. А дома — по­просту упертостью. Если кто-то из нашей семейки по­ставит перед собой цель, то даже Хребет не остановит упрямца. Он его просто под корень сроет, но своего до­бьется. Пусть даже не сразу, пусть не с первой попытки, но получит то, чего хочет.

Помимо этого я стал замечать за собой еще одну странность. Мне перестали перечить. Нет, не то чтобы я везде и всеми командовал, а они отбивались руками и ногами, но... Теперь, стоит мне высказать даже не при­каз, а пожелание, как вокруг молча его выполняют. И не возмущаются! Это греет душу, но в то же время как-то неуютно.

Отец как-то рассказывал об этом Тери, когда тот в очередной раз смылся куда-то воевать. Мол, это проис­ходит из-за того, что Властелины немного подавляют находящихся рядом. Сущность у нас такая, властная. Да и кровь божества не последнее дело. Не то чтобы пришел папочка под город, попросил: «Будьте так лю­безны, сдайтесь, пожалуйста!» — и ему тут же открыли ворота. Это, конечно, бред полнейший, такого нет и быть не может. Хотя если придет со всей армией — не только откроют, но и ковровую дорожку постелят.

Но это мелочи. Так вот, при личном общении с представителями клана гар'Таркхан воля собеседника несколько подавляется. И отказать нам просто невоз­можно. Но так происходит, только если мы «давим», как говорит отец. То есть настаиваем, требуем (хотя бы просто внутренне) чего-то. Правда, получается это не всегда, да и если просто общаемся — то это свойство от­сутствует как таковое.

Впрочем, наверное, именно так и становятся Влас­телинами... Эх, и почему дед так не вовремя ушел? Да, ему, конечно, там лучше, но кто мне теперь все расска­жет?!


Глупо признаваться, но я по нему скучал...

...Тар-керранг' Эрваль ил д'Ис всегда считал, что Ве­ликий император не только мудр, но и дальновиден. Впрочем, мнение это никогда никем и не оспарива­лось. Самоубийц в армии не находилось. Да и не в ар­мии тоже.

На памяти тар-керранга было как минимум четыре случая, когда за теми, кто осмелился косо глянуть на правителя Благоземья, являлась пятерка адептов Кро­ви. Никого из бедняг больше никогда не видели. Поэ­тому сановники даже думать старались осторожно и с оглядкой.

С другой стороны, такой масштабной военной кам­пании они еще не знали. Уже давно под дланью импе­ратора лежала вся земля Благоземья. А здесь целый но­вый материк. Хотя несколько дней назад проскользнул среди министров слух, что когда-то это была их родина, с которой коварные враги выгнали их предков. Но тут у думающего человека могла возникнуть уйма вопросов. Ответы на которые не радуют.

А где-то в другой точке высадился корпус тар-кер­ранга Галлита. Ну и как не сказать о славных адептах Крови, денно и нощно заботящихся о благе подданных императора. С каждым корпусом шло не менее десяти звеньев. Но кто знает, сколько их было на самом деле?

Так вот, этот... хм... несомненно великих достоинств верный слуга императора Галлит каждый вечер хвас­тался своими победами. Хотя на его месте лучше про­молчать, нежели заговаривать о подобном. Можно по­думать, что Эрваль не знает, кому на самом деле при­надлежат тактические решения, которые приводили тар-керранга к победам.

Единственным несомненным достоинством Галли- та являлась его абсолютная и даже какая-то извращен­ная верность императору и адептам. Точнее — адептам, а потом уже всем остальным, в том числе и императору. Хотя на словах... о, поговорить коллега тар-керранг умел, да еще как.

Интересно, а если бы не было амулетов Крови, при помощи которых все командование могло общаться между собой, как бы этот говорун хвастался? Гонцов бы слал? Да половина армии тогда бы в гонцах ходила. По­скольку задействовать своих людей в подобном деле Эрваль не стал бы.


А так приходилось постоянно терпеть ежевечерние восхваления и пустопорожние разговоры. Откажешься их слушать — и может возникнуть вопрос о благона­дежности отказавшегося.

На данный момент достижения Галлита были «про­сто огромны». Выражались они в нескольких брошен­ных деревнях, которые воинство заняло, не встретив никакого сопротивления. Правда, в них почему-то на­шелся немалый запас вина. Хорошего вина. Из-за чего однодневный отдых растянулся дня на три. Эрваля по­добное положение дел сильно насторожило.

А еще больше удивило поведение адептов. Неужели даже они не задумались, почему происходит именно так? Но вроде бы нет, «кровные» тоже были заинтере­сованы в остановке, что-то они там решили исследо­вать и проверить. Правда, когда увидели, чем занимает­ся все войско... лечить от похмелья никто не стал.

Войска же Эрваля уже в первый день наткнулись на местную заставу или какое-то подобное укрепление. После чего выяснилось, что хоть на этой земле и нет адептов, но все равно местное население может пре­поднести сюрприз. Смертельный.

Воины императора сперва недоуменно смотрели на фигуру в балахоне, машущую руками на стене укрепле­ния. А когда земля под ними вздыбилась от взрыва, то недоумение быстро сменилось паникой.

Потом со стен полетели молнии, огненные шары и просто горящие стрелы.

О том, что на новом (или старом, как посмотреть) ма­терике применяется магия, столь отличная от классиче­ской магии Крови, тар-керранга предупредили. С одной стороны, это было хорошо — получалось, здесь никто не знал о том, как применяется магия захватчиков. А с другой... Они сами оказались мало подготовленными к борьбе с новыми стихиями.

Тар-керранг срочно распорядился послать за адеп­тами. Тем потребовалось почти полчаса, чтобы провес­ти ритуал «Познания Крови» и подавить вражеский огонь. Стоила же эта задержка наступающим очень до­рого.

Взять живьем никого не удалось. Когда передовые отряды вошли в захваченную крепость и рассредоточи­лись по ней, последний из защитников в самоубийст­венном порыве взорвал ее. Эрваль не мог понять, как это произошло, но мощное каменное укрепление не­много приподнялось над землей и с пробирающим до костей гулом ухнуло вниз, погребая под собой неосто­рожных захватчиков.


Хотя в масштабе корпуса потери и выглядели незна­чительными, но тар-керрангу стало не по себе. Да, ка­кие-то сведения были предоставлены, но если исхо­дить из них, то здесь их не ждало практически никакого сопротивления. Реальность же несколько отличалась от первоначальных планов.

Нет, никто не укоряет адептов — Великий импера­тор упаси обвинять их в каких-то просчетах, но...Чест­но и откровенно Эрвалю здесь не нравилось. Он просто не верил в те радужные картины, которые рисовали по­сланцы императора. Хотя бы просто потому, что не ста­рался поставить противника ниже себя. А сам он за свою землю сражался бы ожесточенно.

Темный Властелин Аргал ас'Даргат гар'Таркхан склонился над картой земель Темной империи, рассте­ленной на столе. Война не то чтобы не застала его врас­плох. Скорее оказалась вполне логичным завершением и объяснением многих непонятных моментов. Сейчас уже становилось ясно, для чего надо было провоциро­вать бунт в провинциях и сеять расовую рознь.

Может, в других местах подобные методы себя бы вполне оправдали, только Властелины очень ревниво относились к своей собственности, коей почитали все земли и население на них. Конечно, подобное отноше­ние не разглашалось. Да и какая разница, что именно двигало ими. Главное, что на землях царил мир и поря­док, а о расовых спорах никто и не вспоминал.

Так что выявленные потуги были быстро пресечены. Но Аргал не мог понять, кому же это выгодно? Светлые просто не потянут столь масштабный план. Да, один-два города, расположенных на границе,— это вполне объяс­нимо. Но вся Темная сторона?! Надорвутся.

А теперь эти корабли. Хм, интересно... неужели ста­рые легенды не врут? Тогда их ждет много сюрпризов. И не сказать бы, что приятных. Кажется, ответы на се­годняшние вопросы надо искать в прошлом. Хорошо, что вся их семейка отличается трепетной любовью к книгам. Эх, не за тем сюда светлые ходят, не за тем. Что там артефакты? Знали бы они, какая библиотека спря­тана в недрах Кардмора, удавились бы на святых дубах эльфов.


Властелины поколение за поколением собирали старинные фолианты. Если поискать, то можно найти даже те, которые описывают события, произошедшие до Пришествия Царицы.

Насколько Темный Властелин помнил, заселение Благоземья относилось именно к тому периоду. Поче­му именно Благоземье? Да просто потому, что подоб­ных знамен не было ни у одного существующего в Ала- рии государства. Конечно, можно предположить, что где-то далеко, на запаДе материка расположилось ка­кое-нибудь маленькое, никому не известное королев­ство. Но откуда у карликовой державы столько войск?

Кстати, о войсках.


  • Райнар!

Казалось бы, никого нет, так к кому обращаться? Но в ответ на призыв из теней, сгустившихся в комнате, плавно выступила долговязая фигура.

  • Вы звали меня, повелитель? — склонился в по­клоне вызванный.

Мало кто знал, что Властелинам служат еще и тене­вики. Эта раса была настолько малочисленна и закры­та, что о них слышало очень мало людей. Да и то боль­ше сказки и домыслы. На самом деле они избрали сво­им местом обитания Таркрим, приняв руку Властели­нов в обмен на защиту. С тех пор один из них постоянно занимал пост главы Теневой службы. Имен­но теневики занимались сбором информации, отсле­живали шпионов и держали правителей империи в кур­се многих дел. Даже неугомонные принцы ничего об этом не знали. Вот когда придет время...

  • Райнар, в империи не должно остаться ни одного чужеземного лазутчика. Я хочу, чтобы вражеские командиры стали глухи и слепы. Проследи за этим.

— Будет исполнено, повелитель,— тихо ответила фигура, делая шаг назад и растворяясь в тенях.

Хвала Доргию, одной проблемой меньше. Вернее — двумя. Не так давно удалось уговорить младшего оста­ться в школе.

Нет, Аргал не собирался до конца дней прятать Ди- рана от жизни, но мальчишке в последнее время слиш­ком много всего досталось. Одно только досрочное По­священие чего стоит. До сих пор чешуя на хребте ды­бом. Пусть немного пообвыкнется, а там, глядишь, и в штаб взять можно будет. Но это потом, а пока... Пока Диран как был ребенком, так им и остался. Пара льсти­вых фраз типа: «Ты же уже взрослый. Уже умный. Раз­берись!» — и чадо, веря, что оно самое умное, смелое, сильное и могущественное, будет отсиживаться в безо­пасных землях. В Соэлен вражеские войска по-любому не скоро дойдут.


А пока хватит Теренса и Гилберта. Тоже мне, вели­кие полководцы! Ежедневно в битву рвутся. А кто под стенами Тирана торчал неизвестно сколько времени? Нет, пусть учатся воевать правильно. Не по правилам, а именно правильно. Когда врагу не дается ни одного шанса.

Хватит, и так сыновья за материнской юбкой маргул знает сколько прятались. А воевать надо с наименьши­ми потерями со своей стороны! Надо помнить, что под твоей рукой не безликие фигуры, а живые существа. Да, это сложно, но кто сказал, что будет легко?

Тем более что сейчас не до шуток и игр в «великих и могучих». Этот враг не знает, что темных надо бояться и трепетать перед ними. И что если у тебя нет пятикрат­ного превосходства, то соваться в их земли вообще не стоит. Придется все же рассказать этим залетным пти­цам, кто здесь самый главный.

Хорошо, что о приближении чужой эскадры они уз­нали заранее. Всегда нелишне прикормить парочку пиратских капитанов, чтобы они служили глазами и уша­ми темных на море. Это позволило подготовиться и срочно переселить людей из прибрежной зоны в глубь страны. До Кардмора враг дойти не должен. А значит, надо делать все, чтоб и не дошел.

План обороны предполагал, что первый сильный удар они нанесут по чужакам, когда будут двигаться че­рез Хребет. Драконьим штурмовым полкам под защитой сильных магов будет несложно основательно умень­шить количество противников. А когда они спустятся...

Самое главное — надо усилить гарнизоны на грани­це с орками. Если еще и эти решат пощипать империю, то малой кровью не обойдешься. Да, они отобьются, но какой ценой? Надо подумать, может, нанести упрежда­ющий удар по Степи? Чтобы не мешали разбираться с пришельцами. А там и извиниться можно будет. Может быть.


  • Ар? — неожиданно раздался магический вызов.

Князь? Ему-то что надо?!
  • Мир? — удивленно откликнулся Властелин.— Что случилось?


  • Нам надо поговорить,— потребовал эльфийский родственник.— Открывай портал.

Ну, если уж Мир требует... Стационарный портал был замаскирован под ковер кентаврийской работы. Так что уже через пару мгновений на его ворс ступил эльфийский князь.

  • Изучаешь? — поинтересовался он, кивая на рас­стеленную карту.

  • На нас напали,— криво улыбнулся Аргал.

  • Значит, и на вас тоже... — задумчиво отозвался Миритиль, склонив голову.

  • Тоже?..— Темный Властелин покатал слово на языке. Оно пахло кровью, болью и смертью,— Значит, точек высадки несколько.

Если не больше.

  • Они не справятся,— даже не пытался скрыть оче­видного светлый.

, — Ты поможешь? Пока я не разберусь тут? — Эти двое, хоть и были официально непримиримыми врага­ми, понимали друг друга с полуслова.

  • Что мне еще остается? — криво ухмыльнулся эльф.— Кстати, ты уже знаешь, кто это?

I — Я думаю, что это ушедшие перед Пришествием. Те, кто использовал магию Крови. ^

  • Зна-а-ешь,— задумчиво протянул князь, потирая подбородок,— я иногда думаю, а есть ли что-то, что ты не здаешь?

  • Ну... — в тон ему ответил Аргал,— например, ре­цепт «Серебряной лозы». Не просветишь?

— Два золотника сахара, четыре сорта виногра... М-маргул, что я несу! Нашел о чем спрашивать! И во­обще это секрет рода!

  • Ну я ж должен был попытаться выведать! В конце концов, темный я или нет?

Эльф только фыркнул:

  • Ладно, вернемся к делу: скажи лучше, с чего ты так решил?

— В хрониках написано,— пожал плечами Власте­лин.

— Так вот кто упер их под самым моим носом! — притворно возмутился эльф.

Впрочем, уже через мгновение оба весело рассмея­лись. Только если прислушаться, то в этом смехе ясно проскальзывали тревожные нотки. Предстояло вое­вать. Воевать всерьез. И кто знает, что случится уже завтра?..


  • Не останешься на обед? — поинтересовался тем­ный.

— Нет, мне пора назад, выбивать пыль из Мастеров Меча. Кажется, они порядком заржавели... Передавай привет Кристе.

— До встречи,— кивнул в ответ Аргал, открывая портал.

Предстоит еще много дел, но когда есть кто-то, гото­вый разделить с тобой тяжесть решения, то становится легче.

...Правитель Ниравиэнэ, Рион эн'Грай, находился в гневе и растерянности. Слова Вангара о том, что необ­ходимо готовиться к войне, оказались... Да можно ска­зать, пророческими! На страну напал враг. Причем не­ведомый, негаданный. Одно дело, если бы это были темные. Тогда все просто. Поднял армию, послал со­ветников с вопросом: а в чем же, собственно, дело?

Но здесь — просто подлое нападение. В смысле, без официального объявления войны. Причем его при­дворный маг, приходившийся ректору школы близким другом, был твердо уверен, что это не проделки тем­ных. Он вообще заявил, что с их стороны пять лет спо­койной жизни гарантировано. Откуда такие сроки и почему вообще возник такой разговор, правителю было непонятно.

Впрочем, что темные не собираются нападать, Рио- ну еще старший брат сказал, а теперь... Теперь имеется неведомый враг, нагло разрушающий укрепления и за­хватывающий земли. Придется собирать Большой Со­вет правителей всех Светлых земель (по хорошему сче­ту — тот же самый Объединенный Совет Светлых зе­мель). Но кто ж виноват, если к словам команды никто не прислушался?!

Различались эти Советы только количеством пред­ставителей. Некоторые из светлых королевств не вхо­дили в Большой Совет и вообще считали себя незави­симыми от всех и вся. Но поскольку беда общая, то и присутствовать должны все.

Да, на Объединенном Совете выслушали членов команды, присутствовавших при новой попытке при­гласить в эти земли Царицу Ночь. Да, на Совете узнали, что виновен в таком приглашении не какой-нибудь темный, а самый что ни на есть светлый эльф. Да, поня­ли, что он с кем-то связан и просто не может действо­вать сам... Но этот Совет ни к чему в итоге не привел! Объединяться для того, чтобы дать отпор неизвестному и, вполне возможно, попросту несуществующему вра­гу, не захотели. И вот результат... Пора собирать Боль­шой Совет. На этот раз видно, что слова членов коман­ды — не выдумка (хотя в принципе герцог и так в этом не сомневался).


Да, надо не забыть послать приглашение и эльфам, хотя они игнорируют подобные мероприятия уже по­следние лет пятьсот — семьсот. А не пошлешь — оби­дятся и цены на свои товары задерут до небес.

Как же иногда правителю хотелось плюнуть на все это болото, именуемое политикой, и уехать куда-ни­будь на пару лет. Но нет, дела, словно тяжеленные цепи, висли на руках, цеплялись за ноги. Приходилось стискивать зубы и волочить этот груз дальше...

Кроме того, если верить донесению, в стане врага имеются маги неведомой школы. Так что точно опре­делить способ противостояния им невозможно. «Надо больше данных»,— виновато пожимал плечами при­дворный маг. А где их возьмешь? Это же надо посылать людей, и кто знает, вернутся они или нет.

Доргий, ну как же не вовремя эта война!

Правитель нервно мерил шагами кабинет, изредка косясь на висящую на стене карту. Да, картина выри­совывалась неутешительная. Врага надо было оста­навливать уже сейчас, если не хочешь через месяц уви­деть его под стенами столицы. Маргул, но как они умудрились незамеченными пробраться в центр Свет­лых земель? И вообще что им стоило взять в своем по­ходе чуть больше на юг, восток или север? В крайнем случае — чуть западнее! На Карагнат или Тиилансу бы напали... Уже одной головной болью было бы меньше! А теперь... «Завтра же,— пообещал он себе,— завтра же проведу Совет!» Дальше тянуть уже просто невозмож­но.

Приняв решение, эн'Грай направился в тронный зал, но на пороге столкнулся со своим придворным ма­гом. Тот имел несколько растерянный и ошарашенный вид.


  • Торкес? — удивленно окликнул его герцог.— Что произошло?

  • Эльфы, ваша светлость,— невнятно ответил тот.

  • Что — эльфы? — внутренне кривясь от досады, переспросил правитель.
  • Эльфы прибыли. Ждут вас.— Кажется, маг был не на шутку огорошен, так как мог изъясняться только ко­роткими и отрывистыми фразами.


Рион опешил. Не успел он послать даже магическо­го гонца, как остроухие сами приехали в столицу! Что же произошло? Или он чего-то не знает?

Отстранив с дороги все еще не пришедшего в себя мага, герцог направился к эльфийской делегации. И здесь его ждал второй удар. Ибо прибыл Светлый князь собственной персоной. Да не один, а в окруже­нии Мастеров Меча.

  • Приветствую царственного собрата в своем доме,— склонил голову эн'Грай.

  • Чистого неба, герцог,— ответил легким кивком эльф.— Не поймите меня превратно, но сейчас не до этикета. Где мы можем поговорить?

Герцог с трудом сдержался, чтобы не начать заика­ться. Всегда флегматичные и напыщенные эльфы рази­тельно переменились. Сейчас они больше походили на охотящихся хищников. Настороженные, собранные, готовые в любой момент атаковать противника. Да и этот разговор... Кажется, обнаруженный противник — это не самое плохое, что могло случиться за сегодняш­ний день. Доргий, ну за что прогневался ты на детей своих?!

— Прошу следовать за мной,— кивнул эн'Грай, с трудом удерживая невозмутимое выражение лица. То­лько голос предательски подрагивал.

Князь молча кивнул и зашагал следом за герцогом в его кабинет. Кажется, богам надоело наблюдать за вя­лой возней местных обитателей, и они решили расше­велить это стоячее болото, кинув туда здоровенный бу­лыжник. Только как бы брызги от подобного «подарка» не долетели до них самих.

"А пока двум представителям правящих домов было что обсудить перед всеобщим Советом. Тем более что Светлый князь был решительно намерен ознакомить с его прохождением и Аргала. Хватит этих пресловутых розней. Подраться друг с другом можно тогда, когда за­хватчик будет выкинут туда, откуда пришел. Что бы ни говорили, но Властелины — прирожденные воины. Зная же их манеру ведения войны, можно было даже рассчитывать на победу.

Правда, какой ценой она им достанется — это уже другая тема для разговора...

Вот только беседы с глазу на глаз так и не вышло.



следующая страница >>