birmaga.ru
добавить свой файл

1
Сашок – грибной мальчик


Во всех придуманных вселенных и реальных мирках ни один премудрый ученый сухарь не мог сказать, почему с малых лет Сашок был горазд находить грибы? Причем - везде. Может, разгадка этого ларчика в том, что они сами везде находили мальчугана?

Вполне возможно, эта странная особенность передалась Сашку от матери. В девичестве мама Женя была отмечена перстом небесным. Точнее, как нынче считают сведущие люди, в нее попала обычная шаровая молния. Разумеется, небольшая, примерно, говорят, с крупную репу. Понятное дело, что совершенно случайно. Вот сколько твердят миру: не садись на сквозняке в грозу? Много, наверное, говорят об этом, да только Женечку никто ни разу не предостерегал. Родители, старший брат сгинули в суровую годину. Разом. И осталась она седьмой водой на киселе да в чужих местах. Вот и сидела тогда юная Женя за обеденным столом с краюшку, спиной к двери. А кто ж в деревне в знойный день и во время грибного дождя свою хату закрывает на запор? Так и в тот раз двери-окна были нараспашку, естественно. И залетел небесный огненный шарик в избу. И нерешительно направился по струе воздуха прямо к Женечке, вошел, словно иголка вышивальщицы, в бедро девочки, затем стремглав выскочил через босую пятку, тут же исчезнув в подполе через щель меж досок. Никто и охнуть не успел. Пораженную молнией Женечку подняли, уложили на лавку. Думали, что померла от удара. Но девочка через час очнулась. Ожоги-раны травами соседка-знахарка промыла, наказав счастливице лечиться солнышком: мол, так раны не затянутся. Так оно и вышло. К осени Женечка уже работала на зернохранилище. А что поделаешь? Некому особо сироту кормить в лихолетье…

И сложилось так, что родился Сашок вдали от того временного пристанища мамы Жени, которая успела и повзрослеть, и перебраться ближе к граду стольному. Вот кто бы подумал, что городской мальчишка будет собирать грибы прямо здесь, в реальном каменном лесу? А тихий сорванец Сашок и тут быстро отыскал свою добычу. Ради забавы шнырял он в кустах, что под окнами росли: так детишки играли в секреты. Сашок, ковыряя землю, чтоб стеклышко с красивым фантиком спрятать, отыскал целое семейство чернушек-свинушек. Ясно дело, не боровик нашел, даже не горсть опят, но все-таки грибочки. Со временем Сашок, проверяя свои секреты, каждую неделю стал добывать чернушек, говорят, примерно на три тарелки супа хватало всякий раз. Соседи только головами качали, удивляясь везучести мальчугана. К слову сказать, остальной детворе местные свинушки-чернушки не открывались. Впрочем, как и другим, взрослым, соседям.


Однажды мама Женя повезла грибного мальчика в истинно древние и колдовские края, к своей тетушке Моте. Отшельницей старушка стала опять же по воле случая: спряталась в глухих лесах от лихих супостатов. Удивительно, но сугубо городская женщина прижилась в суровом краю на самом отшибе цивилизации. После жестоких пыток голодом тетя Мотя только в здешних ельниках обрела съестной рай, в котором природное изобилие било рогом. Местная кладовая солнца всегда была полна, и вынужденная отшельница лишь изредка пополняла ее большими мешками нездешней соли, сахара и муки всех сортов.

- Вставайте, лежебоки! - ни свет, ни заря подняла лесная бабушка понаехавшую родню. – А то все знатные грибы попрячутся. Я свою тропу уже проверила, поэтому пойдем к дальним заветным местам. Приглядела для вас хорошие грибные делянки.

После сытного чая на скорую руку честная, хоть и полусонная компания высыпала в туманный утренний лес. Сашок, зябко ежась, все-таки азартно взялся за тихую охоту, двигаясь в указанном направлении. Чтоб не потеряться среди тридцати трех сосен и елей, все грибники шли довольно кучно, часто перекликаясь. Конечно, взрослые приглядывали за шустрой ребятней: все-таки места глухие, незнакомые, и страшный зверь водится. Но опаснее всего было для юных грибников – это наскочить по неопытности на змеиный выводок. Потянешься за стройным семейством опят, а там затаилась коварная гадюка и ее ядовитое племя.

Но вот малолетнего Сашка такие глупости не пугали вовсе, он не боялся леса, его обитателей всех мастей, да и осторожен был не по-детски. И чутье у мальца было прямо-таки звериное. Для Сашка лесная чаща – дом родной. А эти, еще неизведанные, просторы привели его в задорный следопытский восторг. Он уже загадал, что обязательно первым найдет самый большой гриб-боровик и всех-всех удивит. Азарт охоты его захватил, он смело отрывался от компании в разные стороны. Вскоре поиск чудо-гриба вывел Сашка на укромную полянку. Мальчишка вынырнул из-под разлапистой ели и обомлел:


- Ух ты, три богатыря! Такие получше самого большого белого будут…

Сашок, споро обогнув мшистую корягу, ринулся к найденным подосиновикам, которые горделиво красовались в еще несмелых лучах утреннего солнца. При ближайшем рассмотрении грибы оказались великанчиками: средний братец едва не дотягивал Сашку до колена. Правда, в эту прекрасную пору и сам охотник был с ноготок. Присев на корточки, удачливый грибник старательно срезал подосиновики под самый корешок. Три ладных гриба с трудом поместились в лукошко: резать их пополам у Сашка не поднялась рука. Да и как хвастать богатырскими обрезками перед честной компанией, скажите на милость?! Поэтому он тихо порадовался удаче и неспешно направился вглубь ельника, где его острый глаз вроде заприметил стайку аппетитных сыроежек.

Как оказалось, пробраться к очередной россыпи лесных даров было непросто. За густыми зарослями папоротника хитро спрятался ручей, почти заваленный буреломом. Но Сашок довольно быстро отыскал поваленную ель, которая помогла перейти на другую сторону. Судя по буйному мху на бревне, в это лето здесь еще не ступала нога охотника, грибника или собирателя черники с брусникой. Выбравшись на сухое место под елками, где красноватыми шляпками дразнились сыроежки, Сашок перевел дух: все-таки это не прогулки по аллеям городского парка. Да и аукнуть надо было, чтоб не потеряться. А то в азарте он отвлекся от этой лесной забавы.

- Ау! – спокойно крикнул мальчишка в сторону, где должна была шастать его компания. – Ау!

- Ау! Ау! Ау! – также спокойно и деловито отозвалось эхо. И тишина. Даже птицы перестали чирикать, посвистывать. Только легкий скрип старых еловых ветвей уловил юный следопыт-грибник.

-Ау! Мама! Ау! – несколько нервно выкрикнул Сашок, хотя его никогда не пугало одиночество. Но в эту минуту малец почувствовал себя потерянным, забытым. Меньше всего он хотел заблудиться в такой удачливый момент, да еще с полным лукошком. Но тут к давящей тишине прибавился внезапный полумрак: невесть откуда нахлынули тучи, косматые, грозные, грозовые.


«Вот ведь невезение! – подумал Сашок. – Затянет дождь, вовсе дорогу к нужной тропе не найти будет. Да и промокну насквозь, а сушиться негде». Посетовал мальчишка на свою неосторожность, поаукал, покричал, но все без толку. За шумом мощного ливня уже ничего не было слышно. Срезав несколько пучков больших листьев папоротника, он укрылся ими как зонтиком. Для пущей надежности Сашок схоронился под недавно поваленной молнией елью, которая так ладно упала, что образовала почти естественный шалаш-навес. «Эх, задаст мне теперь мамка взбучку, - логично рассудил горе-грибник, - потерялся, как сопливый малыш из песочницы. Тоже мне следопыт Топтыгин». От разочарования и нахлынувшей досады Сашок аж проголодался вмиг, он отломил от только что найденной сыроежки кусочек шляпки, снял тонкую красноватую кожицу и смачно откусил. Свежий гриб показался ему слаще магазинной дыни, которой иногда его баловала мама. «Ну, хоть с голоду не помру, и сыроежки под рукой, а вот рядом и заросли черники вместо компота».

А внезапно налетевший ливень не унимался, разразилась нешуточная гроза, молнии хитроумно жалили самые высокие ели в округе. Гром бахал так, что все сотрясалось. Сашок от страха и тотальной дрожи леса и сам забился в ознобе. Ему одновременно было и холодно и жарко. Мальчик даже не понял, как затихла буря. Он очнулся от резко наступившей тишины и осторожного сияния у ближайших валунов, которые до грозы ничем необычным не отличались. Ну, лежали себе веками и лежали, ни трава, ни грибы на них не росли: камни же! Теперь Сашок как истинный следопыт отметил: какие там опята, даже мха не было на валунах! Между тем непонятное свечение усилилось. Мальчику казалось, что один из камней вдруг раскалился, но не докрасна, а до нежной синевы, словно это горит газовая горелка на кухне.

- Чудеса, как пить дать, волшебный каменюка, - едва слышно пробормотал Сашок. – Может, от грозы загорелся? Чудо природы, мама про такое рассказывала…

Однако в следующий момент огненный валун будто распахнулся, и на подсохшую траву плавно ступил невысокий человек в просторном плаще. Мальчишка почему-то не сомневался, что это был сказочный старик, хотя его лицо скрывал глубоко надвинутый капюшон. Фигура призрака застыла в пяти шагах от светящегося камня. Человек-видение уверенно сжимал в правой руке свиток. Когда сияние сникло, а фигура обрела более явную плоть, пожилой мужчина неторопливо, но ловко развернул нечто похожее на карту, сверился с ней. По крайней мере, так виделось юному следопыту-грибнику из своего укрытия. Затем призрачный странник, подняв с земли сухую ветку, начал ею чертить сложные знаки в воздухе. После его размахиваний засветились все грибы по соседству, даже которые росли на деревьях. Через мгновение сияние осыпалось, словно волшебная пыль разом осела. «Он, что, так грибы в лесу засеял? Или специальное колдовское удобрение распылил? – терялся в догадках обычно сообразительный Сашок. – Как бы меня в царевну-лягушку он не превратил, как я же потом такой покажусь мамке? Прибьет!». От этой мысли малец плотнее вжался в разлапистые еловые ветки и сидел так, пока не затекли ноги.


Когда юный и отважный следопыт осторожно выглянул из своего случайного укрытия, то загадочного старика в странном плаще и след простыл. Сашок специально потрогал ранее сиявший валун – он был прохладным на ощупь. Пацан внимательно осмотрел мох, траву: все казалось обычным, нетронутым, как и заведено в диком лесу. Только в том месте, где колдун-призрак рассматривал свиток, валялась сухая ветка. Рядом лежал свежесобранный боровик, малыш-крыпыш. Оброненная ветка была как стрелка, которая указывает направление. Сашок глянул в подсказанную сторону. В тени не очень густого ельника светился древесный гриб, еще дальше – другой. Похоже, цепочка грибков-светлячков продолжалась еще и еще. Бережно подняв подарки – и ветку, и боровик - Сашок как-то по-старчески вздохнул, благодарно оглянулся на волшебные камни, запоминая чудесное место, и степенно засеменил на заветные огоньки. Еще до сумерек заплутавший следопыт благополучно вышел на тропу, ведущую в деревеньку мамкиной тети Моти.

…Эх, и досталось горе-следопыту от мамы Жени прямо на этой самой дорожке. Только подосиновики-богатыри да боровик-великанчик спасли грибного мальчика от полной головомойки и серьезной расправы. Никто, даже мама и ее тетя Мотя, не верил, что в обычном лесу такое чудо можно найти в первый же день.