birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2

Нарушение приватности при отправлении естественных нужд: Несмотря на планомерные усилия в установке перегородки туалетов, такие перегородки не обеспечивают режим приватности (с одной стороны туалет ничем не закрыт, а перегородки - невысокие). Во многих СИЗО администрация идет на уступки и позволяет на перегородке размещать занавеску. Но при контрольных проверках (в частности прокуратуры) такие занавески признаются «нарушением» и демонтируются.
3. Обращение с заключенными.

Правозащитные организации из года в год последовательно фиксируют факты пыток и жестокого обращения в следственных изоляторах при принуждении к даче показаний. Эта проблема отмечается как систематическая, источники которой связаны с активной работой в СИЗО оперативных сотрудников, представляющих интересов следствия.

В последнем докладе Фонда «В защиту прав заключенных»18 от 27 июля 2011 г. приводится множество примеров такого воздействия на заключенных. В докладе, в частности, представлена информация о избиении осужденного Д. в ФКУ ИЗ №55/3 ГУФСИН РФ по Омской области, о массовом жестоком обращении в том же СИЗО заключенных в марте 2009 года: «заключенные содержались в одном нательном белье в не отапливаемых помещениях, т.н. «стаканах», все передвижения заключенных в СИЗО должны происходить только в положении согнувшись под углом 90 градусов».

Актуальной остается практика создания специальных «пресс-хат» в СИЗО. Это камеры, где содержатся отобранные администрацией рецидивисты. В такие камеры помещают заключенных, волю которых необходимо «сломать» и принудить к признательным показаниям. Эти заключенные подвергаются истязаниями рецидивистов – с ведома и под «прикрытием» сотрудников СИЗО. Такая практика применялась в СИЗО-1 г. Иркутска, СИЗО-3 г. Омска, СИЗО-1 г. Владимира, СИЗО-1 г. Нижнего Новгорода.

Особую озабоченность вызывают случаи гибели заключенных в следственных изоляторах, в т.ч. из-за сомнительных причин такой смерти и неэффективного расследования. К примеру: гибели в 2008 году 3-х заключенных в СИЗО-1 г. Иркутска: Сергея Журавлева, Заура Гаджиева и Ильи Вахрушева.


В 2009 году в СИЗО-1 г. Москвы погибли Сергей Магницкий, позднее - Вера Трифонова.

В 2010 г. в СИЗО-1 г.Калуги из-за не оказанной вовремя медицинской помощи скончался Лаврентий Сысоев, ещё молодой человек, ВИЧ-инфицированный и больной гепатитом. В мае 2011 г. из СИЗО-1 был освобождён заключенный, который в настоящее время в тяжелом состоянии (разложение позвоночника) находится в городской больнице № 3. А ещё один в мае 2011 г. скончался в СИЗО из-за болезни. В настоящее время в больнице СИЗО-1 находится заключенный Холодняк А.А., 32 года страдающий диабетом, инсулинозависимый, которому уже 4 месяца не делают анализов крови на глюкозу, и не обеспечивают его необходимыми лекарствами, т.к.в больнице СИЗО нет.7

В случаях гибели заключенных в СИЗО, практически всегда выявляется проблема обеспечения адекватной медицинской помощи.
4. Обеспечение медицинской помощи.

В адрес правозащитников и членов общественных наблюдательных комиссий постоянно поступает сотни жалоб, связанных с неэффективностью обеспечения медицинской помощи в СИЗО. Характерные жалобы:


  • трудность в получении доступа в приеме врача (редкие и несистематические врачебные обходы камер);

  • неправильная и поверхностная диагностика состояния здоровья (в т.ч. при оценке состояния здоровья заключенного при избрании меры пресечения);

  • не обеспечение эффективного лечения (в т.ч. в ограниченном использовании лекарственных средств);

  • не реагирование на факты избиения, не оказание квалифицированной помощи.

Особую озабоченность вызывают свидетельства бездействия медицинских работников при угрожающем здоровью обращении с заключенными. Яркий тому пример – гибель Сергея Магницкого в СИЗО-1 г. Москвы.19

В качестве основной причины такой ситуации можно назвать – второстепенная в системе ФСИН, «пассивная» при принятии решений роль врача. В большинстве случаев медицинская помощь оказывает через сотрудников СИЗО, которые передают медицинскому персоналу жалобы осужденных. Также от режимных сотрудников зависит, - будет ли своевременно информирован врач в необходимости оказании помощи и освидетельствовании при избиении заключенного.


Фактически врач в СИЗО выполняет узко специализированные, а по существу – формальные функции. Тогда как, такая медицинские этические принципы определяют активную роль врача в недопущении практики жестокого обращения и в обеспечении безопасности жизни и здоровья осужденному. Такое положение способствует безнаказанности сотрудников администрации в случае неправомерного и не спровоцированного применения ими силы и спецсредств.

В связи с проблемой жестоких обращения необходимо отметить, что в некоторых изоляторах условия содержания в дисциплинарных изоляторах (карцерах) СИЗО далеки от приемлемых. Кроме того, существует практика помещения осужденных в карцеры с превышении лимита. В таких случаях, переполненность, теснота в камере создают условия жестокого обращения, опасного для здоровья. Очевидно, что на такие условия врач учреждения должен реагировать незамедлительно, - требуя от руководителя учреждения прекращения наказания и создании надлежащих условий в содержании дисциплинарных нарушителей. В этом случае врач должен не только осознавать свою роль, но и иметь необходимые полномочия.

В системе ФСИН РФ, ни та, ни другая задача не реализована. В частности, отсутствует правило, что наказание выбирается и применяется с учетом заключения врача. «Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы», утвержденных приказом Министерства юстиции России от 14 октября 2005 г. № 189, не содержит полномочий врача по вмешательству в процесс дисциплинарного наказания или в связи с неприемлемыми условиями содержания.20

В январе 2011-го было принято Постановление правительства21, позволяющее освобождать из-под стражи подозреваемых и подследственных, страдающих смертельными заболеваниями. Оно было представлено как одна из мер, призванных смягчить систему наказаний. Принятие этого Постановления было, безусловно, спровоцировано гибелью Магнитским и Трифоновой в СИЗО «Матросская тишина». Вместе с тем, - это постановление фактически не повлияло на практику освобождения из-под стражи. И причина здесь в прежнем статусе врача. Фактически, врач не несет ответственности за халатность в неоказании помощи заключенным и за вред, причиненный неэффективным лечением. Нет ни одного случая привлечения такого врача к уголовной ответственности в случаи гибели заключенного. В то же время, врачи постоянно находятся под угрозой быть обвиненными в коррупции. Так же врач может быть подвергнут дисциплинарному наказанию, находясь в непосредственном подчинении начальнику СИЗО.22 Таким образом, врач не только не имеет стимулов быть самостоятельным в своих решениях, но и подвергается риску за отстаивание профессиональных взглядов.


В реалиях пенитенциарной системы России врач принимает решение о возможности содержания заключенного в условиях карцера под влиянием уже принятого решения администрацией учреждения. В этом случае врач не имеет возможности повлиять на принятое решение – например, в определении срока дисциплинарно наказания. Мы не знаем ни одного случая, когда врач учреждения убедил начальника учреждения ограничить срок наказания с таким доводом, что длительное содержание в изоляторе будет иметь риски в последствиях для его здоровья.

Кроме того, сами функции медицинских работников имеет неоправданные ограничения. В соответствии с правилом 44 Европейских пенитенциарных правил на врача возложена обязанность постоянной проверки пригодности пищи и санитарное состояние помещений. Однако в настоящее время эти функции отграничены и отнесены в компетенцию инспектирующих ИУ сотрудников санитарного надзора. Такие сотрудники посещают с проверками учреждения от случая к случаю, по этому не могут эффективно контролировать ситуацию.

Существует также проблема привлечения медперсонала к выполнению иных, не врачебных обязанностей. Она возникает на фоне общей перегруженности работой персонала учреждений. На медицинском пенитенциарном сайте (тематический форум медицинских работников уголовно-исполнительной системы, созданный для обсуждения вопросов пенитенциарной медицины, обмена опытом), по теме были приведены следующие высказывания:

Саратовская область, ФБУ ИЗ-64/1: «… у врача 5 дежурств в месяц по 29 часов (с 8 ч. до 13 ч следующего дня) без отсыпных, оплаты и отгулов.

Кроме этого, 4 дежурства в месяц "по сектору" - это режимная работа (обыски, исполнение обязанностей младшего инспектора и прочие репрессивные мероприятия). При этом своими должностными обязанностями заниматься некогда».23

Ограничение функций и зависимость врачей СИЗО имеют очевидно пагубные последствия. Поскольку, кроме медицинской службы СИЗО нет никаких возможностей обеспечить постоянный контроль за соблюдением санитарных норм (в т.ч. в контроле переполняемости камер).


Можно также отметить, что в большинстве СИЗО существует хронические проблемы с санитарным состояниям не только камер, но и других помещений: пищеблоков, банно-прачечных комбинатов, пекарен и т.п.24 Таким образом, без эффективного контроля нельзя ожидать улучшения общее состоянии санитарии в СИЗО.
5. Система контроля.

В соответствии со статьей 122 УИК РФ «Прокурорский надзор за соблюдением законов администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания, осуществляется Генеральным прокурором Российской Федерации и подчиненными ему прокурорами в соответствии с ФЗ «О прокуратуре РФ». В регионах созданы специализированные прокуратуры «по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях».

Согласно статье 33 «О прокуратуре РФ» прокуратуре представлены широкие полномочия: посещать исправительные учреждения в любое время, опрашивать осужденных, знакомиться с документами и требовать объяснения от должностных лиц. Прокурор также вправе отменять дисциплинарные взыскания и освобождать заключенных от наказаний. Постановления, протесты и представления прокурора, как правило, исполняются администрацией учреждений неукоснительно. В случаях грубого нарушения законодательства (прежде всего, в организации работы исправительных учреждений) сотрудники могут быть наказаны как в уголовном, так и административном порядке, но на практике чаще всего привлекаются к дисциплинарной ответственности.

Посещение СИЗО надзирающими прокурорами проводятся в разных регионах в разной регулярности. Но на практике основные нарекания вызывают реакция инспектирующих прокуроров на жалобы – сами заключенные обращают внимание, что значительная часть письменных обращений остаются без ответа, устные заявления – практически в большинстве случаев.25 Процент «подтвердившихся» жалоб ничтожно мал и составляет 1-3%. Характерная проблема - прокуроры не проводится должного и беспристрастного расследования по жалобам осужденных о нарушениях их прав. В большинстве случаев проверки прокуратурой обоснованности предварительного задержания или дисциплинарных взысканий сводятся к оценке правильности оформления процессуальных документов.26 Во время разбирательства случаев наказания осужденного и конфликтов с администрацией, несмотря на обязанность и возможность у прокурора проводить расследование, практически никогда не предпринимаются меры по сбору, расследованию и сохранению доказательств. В тех случаях, когда показания сотрудников администрации противоречат показаниям осужденных, прокурор безоговорочно принимает версию сотрудников. Кроме того, в конфликтных ситуациях в СИЗО прокурор, как правило, не предпринимает никаких мер по обеспечению безопасности потерпевших и защиты свидетелей от давления и преследования.


Низкая эффективность работы прокуратуры обусловлена несколькими причинами. Прежде всего, тем, что полномочия прокуратуры подразумевают одновременное совмещение функций уголовного преследования и осуществления надзора . Причем первая задача является традиционной и приоритетной. Так, в СИЗО имеются отделы оперативной работы, в задачу которых входит выявление и раскрытие ранее совершенных преступлений. Прокуратура эту работу контролирует и поддерживает.

Кроме того, прокурорами не используется в работе международные стандарты и принципы, имеющие не только основополагающее значение для оценок конфликтных ситуаций, но и приоритетное значение. С учетом крайне низких результатов в защите прав заключенных, общий уровень работы прокуроров нельзя признать компетентным.

Особое значение имеет то обстоятельство, что прокуратура не признает приоритетной обязанность в контроле за нормами санитарной площади и состоянием камер при размещении осужденных в СИЗО. Точнее – эта задача рассматривается как второстепенная перед иными, - в частности по обеспечению режимных требований. Например, в 2009 году в адрес администрации ИЗ-52/1 (г. Нижний Новгород) прокуратурой было внесено предписание о замене дверных проемов в карцерах. Предписание было выполнено, - двери были заменены аналогичными, но с шириной около 50 см. Вместе с тем, в этом СИЗО остались без средств на ремонт более 10 % камер, не удовлетворяющих минимальных требованиям.27 Такой и подобные примеры выделяет еще и проблему формализма – принятия органами прокуратурой непродуманных в последствиях решений.

В 2009-10 году в значительной части СИЗО был введен запрет на использование осужденными вентиляторов, кондиционеров и телевизоров. Это вызвало жалобы заключенных, поскольку такая техника была получена заключенными законным образом, но изъята. Особенно возросло число таких жалоб в летний период, - когда при отсутствии нормальной вентиляции в камерах температура поднималась выше 40 градусов, и единственной надеждой заключенных было использование получаемых от родственников вентиляторов и кондиционеров. Запрет на использование такой техники был введен прокуратурой с обоснованием, - «борьбы с коррупцией»… С другой стороны, использование таких электроприборов в СИЗО продолжается… Администрация позволяет их использовать в исключительных случаях, рассматривая такое разрешении как «меру поощрения» в поведении заключенных (в т.ч. «в сотрудничестве со следствием»).

6. Судебная практика

Статья 2 Конвенции ООН против пыток определяет, что пытки и жестокое обращение не могут быть оправданы никакими исключительными обстоятельствами (в т. ч. материальными, а также тем доводом, что жестокое обращение «не имело избирательного характера») 28.

Ни в одном известном случае обжалования ареста, суд, принимая решение об изменении меры пресечения, не рассматривал в качестве довода и аргумента бесчеловечные условия содержания в следственном изоляторе, признанные "жестоким обращением". Такая оценка судов равно применима и для тех СИЗО, где решением Европейского суда по правам человека признан факт нарушения статьи 3 по условиям содержания.

Крайне редки случаи принятия судами решений об избрании меры пресечения, - не связанных с лишением свободы для обвиняемых или изменении такой меры пресечения.

Избрание меры пресечения, не связанное с лишением свободы.

Практика заключения под стражу по ходатайству обвинения за последние годы фактически не претерпела изменений. Суд в подавляющем большинстве случаев удовлетворяет такое ходатайство, не рассматривая и не принимая во внимание обстоятельства реальной опасности обвиняемого.

По данным судебной практики за 2010 год в России из 165323 ходатайств органа обвинения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, - судом было удовлетворено 90 % - 148689 ходатайств. При принятии решения особо не влияет и тяжесть обвинения. Так, по обвинению в совершению преступлений по небольшой тяжести было представлено 5948 ходатайств. Удовлетворено из них – 86 % (5110 ходатайств).

Еще более показательная практика по рассмотрении судами ходатайств обвинения о продлении срока содержания под стражей: из 185891 таких ходатайств было удовлетворено 182060, т.е. 98%.29

Обжалование ареста.

Практика обжалования ареста не представлена в официальной статистике. Но по фрагментарным сведениям, суды удовлетворяют заявления в обжаловании ареста на уровне 2-3 % от числа обращений. По этой причине число таких обращений в суды незначительно...


В 2010 году в Российской Федерации законодательно была введена новая мера пресечения – домашний арест. А в январе 2011 года – принят список заболеваний, наличие которых у заключенных может приниматься судом в качестве основания для изменение меры пресечения.

Практика показывает, что эти меры фактически не изменили ситуацию.

Вот примеры из СИЗО «Матросская тишина» за 2011 год, которые разбирала журналист, член общественной наблюдательной комиссии г. Москвы Зоя Светова:

«Камера 748: Сергей Калинин (бывший начальник кредитного отдела Кредитсоюзкомбанка). Он дважды осужден по самой популярной статье Уголовного кодекса — 159, ч. 4 («мошенничество») и за годы пребывания в тюрьме стал инвалидом I группы, обезножил, срочно нуждается в операции на позвоночнике и по закону дважды имеет право на освобождение по состоянию здоровья. Калинин (бывший начальник ФСИН России) обратился к начальнику СИЗО с просьбой переслать его ходатайство об освобождении в Преображенский суд. Через десять дней пришел ответ. Вы сомневались? Ну да, конечно: «В рассмотрении отказать». Причина? Не хватает документов — справки о медицинском освидетельствовании, приговора и ряда других бумаг…

Камера 737: Наталья Гулевич (бывший гендиректор ЗАО «ГП Статус»), — маленькая, хрупкая женщина с красными от давления щеками обреченно сидит на шконке и даже не встает, когда в камеру заходит главврач больницы. Ей трудно стоять: болит спина, мешает катетер. В июне 2010 года против нее возбудили уголовное дело по мошенничеству. В декабре ее взяли под стражу. За семь месяцев заключения у Гулевич отказали почки, не работает мочевой пузырь, она не может обходиться без катетера, ей необходима операция на позвоночнике. Гулевич говорит, что, когда проходила обследование в 20-й больнице, оперативники, ведущие ее дело, там дневали и ночевали. Они следили, чтобы врачи, не дай бог, не признали, что предпринимательницу следует освободить из-под стражи по болезни. Врачи и не признали. Суд отказался изменить меру пресечения под залог или под домашний арест...30


14 июня Я.А. в СИЗО №5 Екатеринбурга скончалась тяжелобольная заключенная. По сведениям председателя ОНК Свердловской области Елены Степановой, подследственная «болела СПИДом, хроническим гастритом, циститом, анемией и вирусным гепатитом. При этом к июню у нее уже несколько недель держалась высокая температура. Врачи подтвердили у нее наличие болезней, входящих в перечень тяжелых заболеваний, которые указаны в постановлении российского правительства. Однако Октябрьский районный суд Екатеринбурга продлил срок ее содержания в СИЗО до 31 августа 2011 года».31

Случаи изменения режима единичны. Например, по СИЗО г. Мурманска известен только один факт освобождения из СИЗО в изменении меры пресечения.

Отчасти, такая практика определена самой процедурой судебного разбирательства. При разбирательства дела, суд исходит из бремени доказывания безопасного поведения заключенного со стороны защиты. Любые сомнения толкуются в пользу позиции обвинения. Фактически суд не рассматривает обстоятельства дела и характеристику обвиняемого, ограничиваясь оценкой формальных доводов «законности» ареста.

Но в качестве основной причины такой практики можно назвать статус судьи. Суд, при принятии решении, находится под бременем «корпоративной ответственности». Если суд принимает решение об освобождении обвиняемого, - судья фактически принимает на себя ответственность за добросовестное поведение освобождающегося. При этом, существует риск быть обвиненным в коррупции (точно также как с врачами СИЗО). А само решение об освобождении чаще всего может быть отменено в вышестоящем суде.

С другой стороны, в том случае если условия содержания в СИЗО причинили вред здоровью заключенного, - судья не несет никакой ответственности за принятое решение. И если такое решение вынесено в рамках предусмотренных законом норм, - никто не проводит разбирательство о причинах заключения под стражу заключенного. Таким образом, суд поставлен в заведомо пристрастное положение и мотивирован выносить решения о лишении свободы обвиняемого.


Точно по тем же причинам практика применения альтернативных мер лишения свободы крайне ограничена и не расширяется.

Не имеют перспективы и уголовные дела, возбуждаемые по факту смерти заключенного. С одной стороны, - они проводятся теме же органами, которые принимают решения о заключение под стражу. С другой стороны, - разбирая обстоятельства смерти, - следствие всегда исходит из презумпции не виновности администрации. И если прямых улик «умысла и вины» сотрудников не имеется, - дело закрывается. Именно по причине пристрастности следствия в России практически нет случаев привлечения к ответственности должностных лиц.

Основная часть заключенных в СИЗО составляет подсудимые, которые находятся в период судебных процессов в среднем 5-6 месяцев, и подследственные. Сроки содержания таких категорий заключенных признаются чрезмерными32 и практика последних лет сохраняется без изменений…

К примеру, в СИЗО-1 г. Москвы четвертый год находится под стражей ос. К. (участник боевых действий, перенес контузию, был уволен по состоянию здоровья из органов милиции, до ареста - начальник отдела Управления по борьбе с организованной преступностью»).33
7. Выводы и оценка предпринимаемых мер.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2006 г. N 540 была утверждена целевая программа «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 - 2016 годы)». Согласно программе было предусмотрено финансирование с 2012 по 2016 годы – в создании не менее 3,1 тыс. мест, а также осуществления в период с 2017 по 2020 годы ежегодного ввода в следственных изоляторах 8,5 тыс. мест для размещения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.34 Всего за этот период планировалось провести работы по 137 следственным изоляторам.35

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р была принята Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года. Согласно планам Правительства к 2017 году предполагается строительство и ввода в эксплуатацию «26 следственных изоляторов, условия содержания в которых будут соответствовать европейским стандартам, а также реконструкция объектов действующих следственных изоляторов». Кроме того, в концепции заявлено о строительстве и реорганизации зданий тюрем, которые должны заменить 755 исправительных колоний.


Безусловно, программа и Концепция содержат грандиозные по масштабу задачи в технической реорганизации пенитенциарной системы – и прежде всего в отношении СИЗО. Отметим, что на 6 лет (с 2007 по 2012 годы) запланировано лишь 1/3 финансирование программы, тогда как на остальные 4 года (с 2013 по 2016) финансируется 2/3 программы.36

Вместе с тем, с начала исполнения программы возникали проблемы с ее исполнением, - в частности, из-за неполного финансирования. Особенно ограниченное финансирование было в 2010-11 года, - в связи с финансовым кризисом. В этой связи, есть очевидные сомнения в перспективе исполнения программы в полном объеме.

Но основную озабоченность вызывает следующие недостатки программы и Концепции:

- в них не отражены меры в ограничению переполненности СИЗО (а без решения такой проблемы невозможно рассчитывать на проведение реконструкций в СИЗО, - поскольку любые работы ограничат используемые площади камер и повлияют на их переполняемость. Что и происходит на практике…).

- не выделены приоритеты по ограничению использования и срочной реконструкции тех камер, где условия содержания не приемлемы по санитарным состоянием. (Это означает, что параллельно вводу новых камерных помещений, будут продолжаться использоваться камеры, условиях пребывании в которых можно отнести к «жестокому обращению». Что также на практики и происходит).

Таким образом, даже успешное воплощение программы отодвигает решение проблемы неприемлемых условий содержания в СИЗО до 2016 года.

Можно констатировать, что предпринимаемые Правительством России меры по реконструкции СИЗО не содержат прямой задачи в приоритетном и экстренном решении проблемы преодоления ситуации с жестоким обращением с заключенными при содержании в следственных изоляторах. Такого рода приоритет не содержатся и в ведомственных указаниях, а при отсутствии по- камерного учета содержания заключенных, - проблема сохраняет постоянную актуальность.


В качестве наглядного примера, можно представить следующую ситуацию. Указанием ФСИН России от 23.12.2009 года в региональные ГУФСИН было направлено распоряжение о перенаправлении отдельных осужденных отбывающих уголовное наказание в ИУ в пределах региона.37 Согласно указанию, в 3-х месячный период (а за время доведения указаний до ИУ, – этот срок уменьшился до 1,5 месяца) эти две категории осужденных должны быть переведены в раздельные учреждения для дальнейшего отбывания наказания. Фактически за этот период из колоний должно было быть эпатировано по России около 300 тыс. заключенных (беспрецедентная для ГУФСИН по масштабам задача). Перемещение такого объема осужденных вызвало огромные проблемы как для персонала, так и для осужденных. Но в процессе исполнения возникли предсказуемые последствия: часть осужденных не удалось перевести прямыми этапами между ИУ, кроме того, - возникли ситуации переполненности отдельных ИУ. По этим причинам возникла необходимость размещать осужденных в следственных изоляторах. Таким образом, в начале 2010 года резко возросла переполненность камер СИЗО. Реакции на эту проблему (в т.ч. со стороны Генеральной прокуратуры), не последовала…

В настоящее время используемые возможности ФСИН России в контроле за переполняемостью СИЗО весьма ограничены и основаны, прежде всего на:

- активным использованием помещений, «функционирующих в режиме следственных изоляторов», открытых при исправительных колониях. Туда направляют осужденных сразу после приговора суда;

- размещения заключенных в других (удаленных) следственных изоляторах.

Реального влияние ФСИН России на ограничение числа арестованных, содержащихся в СИЗО (большая часть из которых числится за судами) не имеет.38
8. Рекомендации

В качестве приоритетных и срочных мер ФСИН России необходимо:

1. Провести анализ и выборочную проверку сведений об инвентаризацию камер, полученную из регионов;


- определения лимита содержания для отдельных камер по площади камер;

- определения камер, не оборудованных минимально необходимым для содержания заключенных;

- ввести учет и обеспечить доступность информации о категориях заключенных, содержащихся в СИЗО,

2. Пересмотреть требование по категориям заключенным, подлежащим обязательному раздельному содержанию в СИЗО для минимизации числа таких категорий; с наделением права администрации учреждений отступать от таких требований в допустимых случаях.

3. Ввести отчетность по-камерному размещению заключенных на соответствие площади камер. Установить дисциплинарную ответственность за превышение лимита в размещении.

5. Ограничить использование непригодных для проживания камер, - с их использованием в исключительных случаях, с минимальной наполняемостью. Непригодные камеры исключить из лимита учреждения.

6. Внести изменение в региональные планы реконструкции СИЗО, установив приоритет в проведении ремонта камер, неудовлетворяющих минимальным необходимым требованиям в наличии:

- полноценных санузлов;

- оборудования принудительной приточно – вытяжной вентиляции;

- окон, обеспечивающие полноценный доступ дневного света;

- горячего водоснабжения;

- обеспечения приватности отхожих мест 39;

7. Вести годичный мораторий на сокращение численности сотрудников СИЗО при сокращении спецконтингента.

В качестве эффективных мер в ближайшей перспективе можно также определить следующие:

По техническим требованиям:


  • По мере налаживания контроля за наполнением камер СИЗО - привести число спальных мест в камерах к числу мест, допустимых по площади, (демонтируя, в частности) третий и второй ярус кроватей;

  • Предусмотреть плановую замену регулируемого освещения в камерах (дневного и ночного времени);
  • Укрепить плинтусу в камерах с тем, чтобы их нельзя было сломать или не приходилось демонтировать по оперативным соображениям;


  • Провести реконструкцию электросетей, для обеспечения достаточной мощности для эксплуатации бытовой техники (вентилятора, холодильника, телевизора);

  • Оборудовать прогулочные дворики малыми спортивными снарядами (турники и т.д.);

  • Провести реконструкцию (и внести в технические требования по строительству СИЗО) окон камер с тем, чтобы они могли открываться изнутри;

По санитарному контролю и медицинской помощи:

  • Ускорить принятие решения о переподчинении сотрудников медицинской службы всех СИЗО региональным медицинским отделам ФСИН.

  • Провести обучение медиков СИЗО по программе норм и критериев оценки условий содержаний заключенных, с использованием оценки Европейского суда по правам человека обстоятельств жестокого обращения с заключенными в СИЗО.

  • Возложить на медицинский персонал СИЗО обязанности постоянного контроля санитарного состояния камер и других помещений по критериям неприемлемости условий содержания, с правом запрета размещения в таких помещений заключенных.

  • Ввести порядок ежемесячных проверок проблемных по условиям содержания камер СИЗО, с замером параметров состояния воздуха (с использованием газоанализатора), освещенности (с использованием люксметра) а также влажности;

  • Установить контроль за точным соблюдением порядка обязательного и автономного осмотра врачами СИЗО поступающих в СИЗО заключенных, с правом самостоятельного составления актов освидетельствования40

  • Обеспечить информирование поступающих в СИЗО о праве получить копию акта медицинского освидетельствования; хранение копий актов о фиксировании телесных повреждений.
  • Обеспечить строгое выполнение медицинским персоналом СИЗО обязанностей проводить ежедневный покамерный обход, в круглосуточном дежурстве; наделить врачей полномочиями самостоятельно приостанавливать или прекращать дисциплинарное наказание.


  • Ввести систему ежемесячной проверки пригодности матрасов и постельного белья (с изъятием неприемлемого для использования); уточнить технические требования к качеству и устойчивости матрасов при их эксплуатации и прожарке и ввести такое требования при закупках для приобретение высококачественных матрасов, не утрачивающих пользовательских качестве после многочисленных прожарок.

  • Ввести ответственность медицинского персонала за точное и своевременное представление документов о состояния здоровья заключенных в суды при рассмотрении заявлений об изменении меры пресечения в связи с опасностью для жизни здоровья заключенного.

  • Подготовить и принять рекомендации для обеспечения врачами СИЗО комплексной оценки по перечням и стадиям заболеваний, которые являются основаниями для освобождения.

Организация работы администрации СИЗО:

  • Для СИЗО, испытывающих хроническую проблему переполненности ввести порядок представления оперативных сводок об обеспечении лимита СИЗО в местные управления УВД и суды;

  • Установить порядок постоянного контроля, а также привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности ответственных сотрудников СИЗО за незаконное нахождение в СИЗО заключенных (без надлежащих документов),

  • Упорядочить требования по продуктам питания, разрешенным к передачи от родственников заключенных (с учетом сезонности и условий для хранения продуктов в СИЗО (при наличии холодильников). Не допускать исключения из числа передаваемых продуктов питания, исходя из интересов организаций, производящих торговое обслуживание СИЗО. Ввести альтернативные услуги в доставке заключенных продуктов питания и вещей через коммерческие организации.
  • Обеспечить полноценное целевое бюджетное финансирование СИЗО в расходах на приобретение санитарно-гигиенических и письменных принадлежностей, одеждой и обувью по сезону, представление которых гарантировано национальным законодательством для заключенных СИЗО, а также приобретение чистящих и дезинфицирующих средств для уборки камер.


  • Обеспечить реализацию религиозных потребностей религиозных меньшинств в периодическом пересмотре распорядка для заключенных, с участием представителей конфессий, посещающих СИЗО.

  • Отменить ограничения по использованию в СИЗО холодильников (особенно для больных заключенных, которым необходимы свежие фрукты, овощи, молочные продукты), вентиляторов и кондиционеров (в летнее время), а также телевизоров.




  • Провести плановую замену металлических сеток (решеток) на кроватях деревянным настилами.

Проект обзора подготовлен Сергеем Шимоволосом, координатор программ Penal Reform International, членом Экспертного Совета при Уполномоченном в Российской Федерации.

Рекомендации по независимому обзору разработаны на экспертной встрече 12 августа 2011 г., прошедшей в г. Барнаул (Алтайский край) с участием национальных экспертов:

  • Бабушкин Андрей, - председатель комитета «За гражданские права», зам. председателя ОНК г. Москвы.

  • Альперн Людмила, - член ОНК г. Москвы, директор Центра содействия реформе уголовного правосудия;

  • Базунов Валерий – зам. начальника Управления государственной защиты прав человека Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ;

  • Гефтер Валентин, - директор института прав человека, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ;

  • Куперман Марк, - Председатель ОНК Сахалинской области;

  • Маланкин Александр, - вед. консультант отдела защиты прав человека в местах принудительного содержания Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ;

  • Марголина Татьяна, - Уполномоченный по правам человека в Пермском крае;

  • Таганкина Нина, - директор Московской Хельсинской группы;

  • Шнитке Владимир, - председатель ОНК г. Санкт-Петербурга,

1 Общественные наблюдательные комиссии сформированы в 57 регионах России после принятия 18 июня 2008 года Федерального закона №76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». В состав комиссии входят представители общественных организаций. Члены комиссии имеют право посещать с проверками, в частности следственные изоляторы, разбирать жалобы заключенных и получать информацию, связанную с вопросами обеспечения их прав.


2 Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы Александра Александровича Реймера на коллегии ФСИН 25 февраля 2011 года

3 http://www.fsin.su/structure/inspector/iao/statistika/index.php?sphrase_id=61541.

4 За этот период было открыто 3 СИЗО.

5 Переучет метража по таким камерам начат только в 2010 году.

6 РИА Новости, 29.06.2011. «Прокуроры выявили многочисленные нарушения в сизо «Матросская Тишина»». http://www.vedomosti.ru/politics/news/1306920/prokurory_vyyavili_mnogochislennye_narusheniya_v_sizo?

7 ФКУ СИЗО 1 УФСИН РФ по Мурманской области. Информация по состоянию на 20 июля 2011. Член ОНК И. Пойкачева

8 камера № 104 ФКУ ИЗ 40\1. содержатся 2 иностранных гражданина, задержанных для экстрадиции в Республику Казахстан и в Украину. Отчет по посещению ИЗ г. Калуги, июль 2011 г. член ОНК Л. Элье.

9 Посещение СИЗО членами Ростовской ОНК, 25 января 2011 года.

10 Отчет о проверке СИЗО-1 Членами общественной наблюдательной комиссии Свердловской области Шаклейном В.А. и Башковым В.А. от 31.12.2010 г.

11 «Адвокатская палата Санкт-Петербурга (АП) создала рабочую группу, которая займется изучением проблемы доступа защитников к своим клиентам, находящимся в следственных изоляторах города. Юристы утверждают, что им приходится по ночам дежурить у СИЗО «Кресты», чтобы с утра попасть на встречу с подзащитным, или же терять почти целый день в очереди, попадая к клиенту только в конце рабочего дня». «Адвокаты жалуются на очередь в тюрьму». Газета "Коммерсантъ С-Петербург", №138 (4678), 29.07.2011

12 Отчет о посещении ФБУ ИЗ-47/4 УФСИН г. С. -Петербург от 02 февраля 2011 г. Заместитель председателя ОНК Ю.А.Рыбаков.


13 Например, в ФБУ ИЗ-22/1 «Доклад по итогам осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания в Алтайском крае в 2010 году». 03 февраля 2011 г.

14 Например, в камерах 175, 160 15 отделения («Большой спец») ИЗ-52/1 г. Н. Новгорода применяется только дежурное освещение. Отчет о проверке членов Нижегородской ОНК.

15 По жалобам заключенных длительность содержания в сборных отделениях может составлять до 9 часов.

16 например, у иностранных граждан такой возможности нет: их родственники живут далеко за границей, и помочь не могут.

17 Установлен запрет, например, на фрукты, овощи, молочные продукты, для остальных продуктов требуется сертификат на продукцию от производителя.

18«Полтора года пенитенциарной «реформы»: пытки продолжаются». (на примере учреждений уголовно-исполнительной системы Владимирской, Иркутской, Калининградской, Кемеровской, Кировской, Омской, Орловской областей И Приморского края) Предварительный доклад Фонда «В защиту прав заключенных». 27 июля 2011 г.

19 “Report of the Public Oversight Commission for Human Rights observance in Moscow detention centers review of the conditions of the detention of Sergei Magnitsky in the pre-trial detention centers of the city of Moscow. http://www.onk-ru.info/?p=7225

20 Более того, прослеживается и ухудшение законодательства. Если в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений в 2001 года такое ограничение было: «К осужденным … могут применяться … меры взыскания, если их исполнение не противоречит медицинским показаниям», то в новых правилах внутреннего распорядка, утвержденных в 2005 году, эта норма исключена.


21 «Правила медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений,», утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2011 г. № 3

22 В настоящее время в 3-х регионах России, в порядке эксперимента, медицинский персонал СИЗО и других мест лишения свободы переподчинен напрямую медицинскому управлению Регионального ФСИН. О результатах такого эксперимента пока данных нет, но сами врачи оценивают такую перспективу позитивно.

23 Медицинский пенитенциарный сайт (http://lepila.tyurem.net/topic328.html).

24 Проблема неубранных и грязных помещений связана с отсутствием в штатных расписаниях СИЗО уборщиков, а также тем обстоятельством, что СИЗО не обеспечивается чистящими и моющими средствами для уборки камер самими заключенными..

25 Положение заключенных в современной России. Доклад и тематические статьи: Информация и жалобы, МХГ, 2003 год
  1. 26 Такой контроль также проводится поверхностно. В частности, - значительная часть протоколов о задержании не содержит необходимых данных о времени и месте фактического задержания, об основаниях и мотивах задержания. Доклад о ситуации в изоляторах временного содержания России, Московская Хельсинская группа, 2011 г.,


27 Из материалов проверок ИЗ-52/1 г. Нижнего Новгорода членами ОНК, 2010 г.

28 Решение Европейского суда по правам человека по делу «Калашников против Российской Федерации» от 15 июля 2002 г.

29 Отдел обеспечения формирования информационных ресурсов Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за 2010 г.

30 Зоя Светова. «Новое время» № 20 от 13 июля 2011 года, http://www.newtimes.ru/articles/detail/40433/


31 «В СИЗО Екатеринбурга скончалась тяжелобольная заключенная». «Новый Регион – Екатеринбург», 09.07.11

32 Данные прокуратуры Калужской области по проверке СИЗО: В срок свыше установленного УПК РФ расследовано более 30 процентов уголовных дел. Андрей ВОЛКОВ, старший прокурор отдела прокуратуры области".калужская областная газета "Весть" за 29.07.2011 г.

33 «Справка по проверке соблюдения прав человека в деятельности СИЗО № 99/ 1 ФСИН России» от 05.01.11. Члены ОНК г. Москвы Борщев В.В., Бабушкин А.В., Волкова Л.В.

34 До 2016 года был предусмотрен объем финансирования Программы за счет средств федерального бюджета в 77860,1142 млн. рублей с учетом прогноза цен на соответствующие годы, в том числе на капитальные вложения - 77860,1142 млн. рублей.

35 Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2009 г. N 1090 «О внесении изменений в целевую программу «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 - 2016 годы)».

36 ФЦП "Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 - 2016 годы)". http://фсин.рф/activity/fcp/FCP%20Razvitie%20UIS%202007-2016/

37 Указание было обосновано постановлением Пленума Верховного суда от 12.11.2001 года, определяющего необходимость раздельного содержания впервые осужденных к лишению свободы от рецидивистов.

38 Единственным исключением составляет изменение практики применения ареста для несовершеннолетних, - число таких подследственных в СИЗО уменьшилось за последние 3 года примерно в 2 раза.


39 за образец можно взять СИЗО № 4 г. Москвы.

40 Во исполнении п.п. 23-27 совместного приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. 640/190



<< предыдущая страница