birmaga.ru
добавить свой файл

1
Русскоязычная пресса Молдовы о «Меморандуме Козака» и митинговых выступлениях в Кишиневе


Влад Мадан, Политический обозреватель
Анализ откликов русскоязычной прессы Молдовы на события, связанных с выдвижением российского проекта приднестровского урегулирования, позволяет с определенной точностью воспроизвести структуру оценок и мнений, имеющих распространение по данному поводу в русскоязычной среде. В публикациях на эту тему большинства названных изданий на протяжении последних трех недель (начиная с обнародования 17 – 18 ноября «Меморандума Козака») неизменно обыгрывался достаточно устойчивый набор установок и стереотипов, активно внедрявшихся в сознание читателей. Подобная устойчивость позволяет со значительной уверенностью фиксировать наличие определенных смысловых констант в восприятии молдавской политики в русскоязычной среде РМ – в настоящее время в нашей стране практически все печатные издания на русском языке в большей или меньшей степени ориентированы на соответствие господствующим в данной среде настроениям и запросам и достаточно точно отражают таковые в своих материалах (в отличие, к примеру, от выходившего десять лет назад русскоязычного варианта газеты «Цара»).

Из представленного ниже рассмотрения подобных «типовых» установок приходится изначально исключить анализ публикаций двух молдавских русскоязычных газет : «Молдавских ведомостей» и «Коммерсанта плюс». Несмотря на то, что эти издания так же, как и иные русскоязычные газеты, безусловно ориентированы на мнения и запросы соответствующего этнического сегмента, содержание их материалов лишь в очень ограниченной степени можно во спринимать как отражение настроений собственно молдавского русскоговорящего населения. «Молдавские ведомости», при всем уважении к высоким достоинствам этого издания и к исключительному профессионализму их главного редактора Д.Чубашенко, целенаправленно выражают мнения, пожелания и оценки лишь одного человека – Н.Андроника. «Коммерсант плюс» Р.Западинского в свою очередь лишь с предельной степенью условности можно назвать собственно «молдавским» изданием – эта газета выступает, по крайней мере в интерпретации проблем, связанных с приднестровским урегулированием, в качестве прямого рупора тираспольской администрации : при освещении многих связанных с этой тематикой вопросов «Коммерсант плюс» предпочитает давать не собственные материалы, а перепечатки сочинений приднестровского официоза «Ольвия пресс» (аналогичные случаи имели место и в отношении рассматриваемой проблемы выдвижения «Меморандума Козака»).


Практически во всех прочих русскоязычных изданиях – от правительственной «Независимой Молдовы», включая респектабельно – профессиональные «Экономическое обозрение» и «Кишиневский обозреватель» до достаточно русско – шовинистически ориентированных «Кишиневских новостей», - вполне определенно фиксируются совпадения ряда смысловых акцентов. Безусловно, нет оснований говорить о какой – либо унифицированной картине : те или иные нижепредставленные «типовые» мнения и установки могли получать более активное раскрытие в одних изданиях и более осторожно интерпретироваться (либо преимущественно обходиться вниманием) в других. СМИ, более либо полностью подконтрольные действующему руководству, в ощутимо большей степени придерживались заданного воронинской администрацией «стандарта» (к примеру, «Коммунист» в своей русскоязычной версии практически полностью избегал представления каких – либо авторских материалов и оценок по рассматриваемой теме, ограничиваясь перепечаткой официальной информации типа заявлений и интервью В.Воронина). Напротив, «мягко – оппозиционный» «Кишиневский обозреватель» помещал на своих страницах также и информацию альтернативного характера – к примеру, выдержанное в достаточно негативных в отношении российского Меморандума тонах интервью с Д.Брагишем в номере от 20 ноября. При этом следующие моменты можно с достаточно высокой определенностью выделить как в большей или меньшей степени характерные либо не вызывавшие принципиальных возражений в подавляющем большинстве русскоязычных изданий :


  • практически всеми русскоязычными изданиями была подхвачена и активно

подтверждалась идея безальтернативности решения, предлагавшегося на основе российского Меморандума. Данная установка целенаправленно выдвигалась российскими представителями, озвучивавшими эту инициативу (прежде всего самим Д.Козаком) и на первоначальном этапе после выдвижения Меморандума встречала полное согласие В.Воронина и всего действующего молдавского руководства. Особый упор в русскоязычной прессе неизменно делался на необходимости опоры на российский проект для «вывода из тупика» переговорного процесса и деятельности Совместной Конституционной Комиссии. При этом принципиальная возможность поиска какого – либо не связанного с «Меморандумом Козака» решения приднестровской проблемы либо игнорировалась, либо прямо отрицалась. В особенности подчеркивалась и тиражировалась мысль о «последнем реально представившемся шансе найти взаимоприемлемое решение», в сознание читателя более непосредственно либо более косвенно (в зависимости от политической ориентации издания и степени его склонности к русско –националистическим настроениям) внедрялась мысль о неизбежности тяжких политических последствий в случае, если этот «последний шанс» будет упущен.


  • Активно продвигался постоянно воспроизводимый Д.Козаком и иными

российскими представителями, и на первоначальном этапе с готовностью принятый официальным молдавскими руководством стереотип : наличие в положениях российского Меморандума реальной основы взаимовыгодного компромисса, максимальный сбалансированный учет интересов и требований сторон в этих положениях. Практически ни одно из отслеживаемых изданий в своих авторских материалах не акцентировало внимание на том самоочевидном факте, что предлагавшееся в Меморандуме «согласование» интересов Молдовы и Приднестровья носило выраженный характер «компромисса в пользу Тирасполя». Полностью был обойден вниманием тот факт, что «уступки» молдавской стороне, предусматривавшиеся российскими инициативами, носили преимущественно формально – декларативный характер и затрагивали в основном лишь словесное оформление предлагавшихся к принятию положений (типа отказа от отстаиваемого Тирасполем термина «конфедерация»). Получение предполагаемыми «Субъектами» Федерации всей полноты суверенных прав при максимальном ограничении полномочий федерального Центра и практически полном бесправии «федеральной территории» также замалчивалось по сути всеми русскоязычными изданиями.

Одновременно интенсивно популяризовались демагогические заявления Д.Козака об «отказе от положений о равносубъектности», о не-упоминании в Меморандуме необходимости проведения военно – гарантийной операции по выдвигавшемуся ранее московскому сценарию. Активно воспроизводились рассуждения о «принятии молдавских требований по поводу асимметричной федерации» - без фиксирования того момента, что в Меморандуме данная асимметрия предусматривается не в пользу федерального Центра, а в пользу регионов. Таким образом по сути вся русскоязычная пресса Молдовы в большей или меньшей степени, более или менее прямо и целенаправленно выступила проводником усилий кремлевского руководства по введению в заблуждение молдавской стороны относительно реального содержания и направленности положений Меморандума и ожидаемых последствий реализации таковых.


  • при преимущественном отсутствии в русскоязычной прессе Молдовы каких –

либо заметных попыток дать более обстоятельный анализ текста российского Меморандума с точки зрения соответствия его положений национальным интересам Молдовы практически все названные издания с готовностью приняли идею достаточной приемлемости этого документа для нашей страны. Активно продвигалось утверждение о том, что именно российский проект может выступать продуктивной основой для дальнейшей работы СКК и именно заложенные в представленном документе «конституционные основы» смогут надежно гарантировать устойчивое и долгосрочное сохранение единства, независимости и территориальной целостности «объединенной» Молдовы. Особое внимание при этом уделялось укоренению представлений, в соответствии с которыми именно содержание Меморандума создает условия для обеспечения политической стабильности, межэтнического мира и согласия и устойчивого развития нашей страны. Одновременно в большинстве русскоязычных изданий в более или менее резкой форме отвергались заявления представителей патриотических сил Молдовы о том, что реализация «Меморандума Козака» неизбежно приведет к окончательному распаду РМ либо к превращению ее в российский протекторат.

  • В качестве практически не подлежащей оспариванию истины по сути всеми

русскоязычными изданиями преподносилась мысль об искренней заинтересованности России в поиске оптимального решения приднестровской проблемы, о стремлении Москвы добиться урегулирования на основе сохранения единства и целостности Молдовы. При этом либо замалчивались, либо решительно отвергались (в случае акцентировки подобных проблем патриотическими кругами страны) моменты, свидетельствующие о преследовании Россией в рассматриваемой ситуации своих корыстных имперских целей, сопряженных с грубым попранием суверенитета и независимости РМ, ее национальных интересов. Имела место исключительно интенсивная медиатизация «посреднических усилий» Д.Козака, целенаправленно формировался образ российского руководства как некого «спасителя» Молдовы от последствий кризиса 1992 г. и территориального распада. Достаточно определенно прослеживается стремление большинства русскоязычных изданий противопоставить «благотворные» для приднестровского урегулирования усилия российской дипломатии «деструктивному вмешательству» западных партнеров Молдовы, «воспрепятствовавших» ожидавшемуся 25 ноября подписанию «Меморандума Козака».


  • менее активно, однако достаточно определенно в русскоязычной прессе

формировался образ тираспольской администрации, «проявившей готовность к диалогу и компромиссу» и занявшей «конструктивную позицию» в отношении российских инициатив и возможностей достижения окончательного соглашения на основе «Меморандума Козака». Характерно, что любые проявления негативизма, критические публикации в отношении И.Смирнова и его окружения, достаточно характерные для предшествующего периода (не только в правительственной «Независимой Молдове», но и в радикально – русофильских «Кишиневских новостях») как по команде исчезают со страниц русскоязычных изданий после выраженной на первоначальном этапе достаточно благожелательной позиции В.Воронина по поводу российских инициатив. Не менее примечательна достаточно выраженная эйфория в соответствующей прессе, наблюдавшаяся в период между обнародованием «Меморандума Козака» и его отклонением Президентом Ворониным по поводу предпринятых Кишиневом и Тирасполем «мер укрепления взаимного доверия» - отказ от ведения «телефонной войны», иных взаимных ограничений.

  • заметное место в русскоязычной прессе заняло тиражирование абсурдных

заявлений Д.Козака относительно того, что предлагавшийся им Меморандум мог бы создать наиболее благоприятные условия для продвижения задач европейской интеграции Молдовы. Возражения по поводу того, что предложенный Россией документ создавал формы и условия, полностью и навсегда исключающие даже теоретическую возможность сближения Молдовы с ЕС и иными европейскими структурами, либо игнорировались, либо отвергались, при этом немаловажная смысловая значимость придавалась продвижению тезиса, что патриотические силы Молдовы в своих выступлениях против Меморандума как раз якобы подрывали евроинтеграционные усилия кишиневского руководства. В ряде русскоязычных изданий подчеркивалось, что митинговые выступления демократических сил Молдовы против российского Меморандума и действий официальных властей РМ «дестабилизирует обстановку в стране», вследствие чего может произойти «отпугивание иностранных инвесторов».


  • В оценках событий, связанных с отклонением В.Ворониным российского

Меморандума и постановкой им задачи разработки «молдавского» варианта подобного проекта русскоязычная пресса достаточно согласованно продолжает популяризовать саму идею федерализации страны. При этом ряд изданий акцентируют возможность достаточной близости «молдавского варианта» известному российскому проекту, по крайней мере не отвергается вероятность того, что именно «Меморандум Козака» должен быть взят за основу подготавливаемого официальным Кишиневом решения. В некоторых русскоязычных изданиях подобные утверждения озвучены с достаточной радикальностью – так, «Кишиневские новости» поместили интервью с вице – спикером Парламента РМ В.Мишиным, в котором он, бесстыдно извращая содержание российского Меморандума, пытается доказать согражданам полное отсутствие в проекте Д.Козака каких – либо угроз для независимости и целостности Молдовы.

  • митинговые выступления демократических сил Молдовы по поводу

российского Меморандума русскоязычная пресса достаточно согласованно интерпретирует как экстремистские проявления, наносящие серьезный ущерб как перспективам приднестровского урегулирования и внешнеполитическому положению страны, так и общественной стабильности и согласию. Особенный негативизм большинства русскоязычных изданий вызывают выступления манифестантов, непосредственно направленные против той роли, которую пытается играть Россия в ситуации, связанной с выдвижением «Меморандума Козака». При этом достаточно некорректно выступления против имперских планов и политики РФ в Молдове интерпретируются как проявления «русофобии», как проявления этнической непримиримости и провоцирование межэтнической розни в нашей стране. С различной степенью целенаправленности и определенности большинство русскоязычных изданий (в особенности при освещении известного заседания Парламента, на котором от руководителей силовых структур депутаты – коммунисты потребовали ужесточения мер в отношении митингующих) на основе отмеченных оценок кишиневских митингов как проявлений экстремизма делает заключение о необходимости жестких карательных мер в отношении оппозиционных сил.


  • Объединение усилий различных оппозиционных кругов Молдовы в

противостоянии планам реализации российского Меморандума достаточно согласованно интерпретируется практически всеми русскоязычными изданиями как своего рода «подчинение» всех оппозиционных сил ХДНП и ее лидеру Ю.Рошке. Постоянно акцентируется мысль о том, что имевшие место согласованные выступления в реальности соответствуют лишь интересам и задачам этого политического формирования, что оппозиционеры лишь «помогают фронтистам» и выступают при них в качестве некой вспомогательной силы. С подобной подачей митинговых событий тесно связан активно распространяемый в русскоязычных газетах тезис о принципиально «унионистском» характере прошедших выступлений, о продвижении манифестантами интересов Румынии и задач воссоединения с ней Молдовы. На основании этого манифестанты обвиняются в разрушительной для независимой государственности РМ деятельности, оппозиция представляется в качестве «врагов воссоединения страны», стремящихся к окончательной утрате Молдовой Приднестровского региона с целью облегчения задач молдо-румынской интеграции.

  • активно проводится высказанная В.Ворониным идея о том, что выступления

оппозиции не имеют под собой реальной основы и не преследуют какой – либо позитивной цели : продолжение митингов после отказа Президента РМ подписать «Меморандум Козака» оценивается как проявление политических амбиций, в осуществлении которых оппозиция якобы не стремится решить официально заявленные задачи, а лишь использует ситуацию вокруг российского Меморандума как повод для дестабилизации обстановки и осуществления своих узкопартийных интересов. Данное утверждение большинством русскоязычных изданий используется как отправная точка в усилиях дискредитировать антикоммунистическую оппозицию как таковую : в некоторых газетах предпринимаются интенсивные попытки установить знак равенства между антикоммунизмом молдавских оппозиционеров и «унионизмом», враждебностью молдавской государственности.


  • На фоне достаточно «дежурных» обвинений в отношении ХДНП и Ю.Рошки

предметом особенно активной враждебной критики в русскоязычной прессе (исключая в определенной мере близкий к Д.Брагишу «Кишиневский обозреватель») оказался Альянс «Наша Молдова» и его руководство. В особенности подобный негативизм проявился при освещении последних заседаний Парламента, в частности тех из них, на которых рассматривался вопрос об отстранении Л.Гуцу от руководства одной из парламентских комиссий. Неизменно проводилась мысль о том, что парламентарии, представляющие АНМ (как и депутаты от ХДНП) грубо пренебрегают своими обязанностями и в угоду своим амбициям занимаются непродуктивными политическими акциями. Постоянно воспроизводятся обвинения оппозиции не только в антигосударственной, подрывающей национальные интересы Молдовы деятельности, но и в откровенно антиобщественной активности, граничащей с прямым нарушением уголовного законодательства. Так, с непосредственной подачи В.Воронина большинство русскоязычных изданий устроило широкомасштабную истерику по поводу отмеченного участия в манифестациях школьников и студентов.

  • в ряде соответствующих изданий достаточно недвусмысленно содержатся

намеки на возможность репрессивных мер со стороны российского руководства в отношении Молдовы вследствие отказа ее властей принимать «Меморандум Козака». Так, активно обсуждаются на страницах некоторых газет вероятные негативные последствия уже ограниченной с 1 декабря подачи газа в Молдову российским «Газпромом», практически все русскоязычные издания в той или иной форме нагнетают обстановку ожидания различного рода «санкций» со стороны РФ. Одновременно интенсивно популяризуются «дружественные» шаги России, к примеру, поставки зерна в Молдову, подобные факты обыгрываются как свидетельство «предпочтительности» для нашей страны «традиционных связей» с Москвой.
  • Безусловно, в условиях постоянно воспроизводимых молдавским руководством

заверений относительно своих планов европейской интеграции и своей готовности полностью переориентировать страну, все сферы ее политики и жизнедеятельности на выполнение задач присоединения к ЕС русскоязычные издания (исключая вышеназванные полностью неподконтрольные воронинской администрации – типа «Коммерсант плюс») лишены реальной возможности выступать с прямыми нападками на западные круги, «помешавшие» подписанию Меморандума. При этом почти всеми отслеживаемыми СМИ применяется своего рола прием «косвенной речи» : негативные оценки действий заинтересованных западных сил, данные Д.Козаком, И.Ивановым и другими российскими функционерами, активно распространяются и выделяются в русскоязычной прессе Молдовы. На фоне того, что на этапе подготовки к подписанию Меморандума те же издания старательно создавали названным российским политикам (в особенности Д.Козаку) имидж «благодетелей» и «спасителей» Молдовы, подобное активное воспроизведение их злобных нападок на Запад (включая руководство ОБСЕ) может вполне восприниматься как определенным образом завуалированное выражение собственной позиции тиражирующих выпады кремлевских политиков газет.