birmaga.ru
добавить свой файл

1
Мои близкие люди всегда от меня далеки.


Даже если зима и за дверью пятнадцать минус,

Если кашель не лёгкие – душу из тела вынес,

Мне никто не подаст руки.
Мои близкие люди любят меня сильней

За мои провалы. Когда уезжают, помнят,

Что я не боюсь глухих, онемевших комнат.

Просто некуда быть одней.
Мои близкие люди не знают моих тревог.

Я жалею их сердце. Я здесь ожидаю казни.

Они ждут моего приезда, как праздник.

Кто б их расстроить смог.
Мои близкие люди – маленькие вожди

Моей «правильной» жизни. Я редко бываю рядом

И прошу каждого: «Прости, но сейчас так надо.

Жди меня. Жди меня. Жди».
* * *

Он проводит рукой от плеча до ключичной ямки…

У меня с ним нечто космическое, вроде транса.

В голове играют маленькие обезьянки,

Я смотрю на него, будто слушаю иностранца.

Если я забуду всё это, как после пьянки,

То не вздумай, Боже, давать мне второго шанса.
Говорит мне серьёзно: «Мы же с тобой не дети».

Он так пахнет моей квартирой, руками, мылом..

Чашка падает и разлетается на паркете,

Где-то воет сирена, я так устала, еда остыла…

Говорит: «Я не брошу тебя ни за что на свете».

Но не носит цепочку, которую я дарила.
Если всё это завтра утром окажется сном,

Я проснусь на Северном полюсе или Крите,

И мальчишка, бегущий мимо в шубе и босиком,

Скажет мне на китайском или иврите:

«Выходи за него. Он с тобою тысячу лет знаком»,

Я пойму и заплачу. Лучше не говорите.
* * *

И когда я жалуюсь, что не осталось сил,

Я всегда против шерсти, а кто-то всю жизнь скользил,

Что играть по правилам мне явно не по карману,

Что пашу я как лошадь, а лучше никак не стану,

Что вся жизнь – мишень, а я главная у мазил,

В голове что-то щёлкает, мол, посмотри же, вот:


Светит солнце и дует ветер, трава растёт,

Льют дожди, и цветут сады, и летают бабочки,

Поля в саду смеется и лепит пасочки,

Катя рукой поглаживает живот.
Я ловлю эти дни-жемчужины и в копилку складываю насовсем.

Наши дети здоровы. Мы красивы и молоды. Живы все.

Это – счастье без примесей.
* * *

Снова холодно. Ветер над крышей стонет.

Не грусти. Будет лето. И снег растает.

Я приеду надолго. Мама моя святая,

Ангелы прячут щёки в твои ладони.
Не грусти. Мне от этого тоже печаль и мука.

Будет лето. И я надену очки и сланцы.

Ничего плохого зимою не может статься.

Твои ангелы всюду водят меня за руку.
Я приеду надолго. Писать бесконечный опус,

Есть клубнику, бродить по школе, не спать ночами.

Отмывать себя от усталости и печали.

Я приеду надолго. У ангелов будет отпуск.
Усталость.
I.

Чем взрослей и серьёзнее, тем дальше

От себя беззаботной и настоящей.

От усталости я убегала раньше

Поваляться в сухой траве.

Кто хотел обыграть, теперь нос воротит.

С парой троек – каре моего против.

Я всегда побеждаю. Ведь по колоде

В каждом моём рукаве.
Но в иллюзии отдыха нервы ноют,

И я жду, что оставят меня в покое.

Не хочу, как прежде, в ночь перед боем

Шить и латать знамён.

Не хочу ни игр, ни войны, ни риска.

А сидеть с чашкой кофе/бутылкой виски

С кем-то очень далёким и очень близким

Сколько-нибудь времён.
II.

Через тридцать лет будет поздно. Ломай, круши

И забудь, что умела прощать и простить просила.

Пусть они удивляются, мол, и откуда сила

У дикарки этой, выскочки из глуши.

По ночам ты садись на кухне и свет туши,

Вывози вагоны злобы, насмешек, ила,


Мусора из души.
Через тридцать лет ты расскажешь им, как ты шла,

Посылая в воздух проклятия, пыль и пули.

А на кухне ночью плакала, враз ссутулясь,

Как за маму, цепляясь ладонью за край стола.

Как, бывало, потом неделями не спала,

Повторяя себе: смогу - не смогу - смогу ли?

И всё смогла.
Рубеж.
Я боюсь болезней. Бесплодия или рака.

Что слова мои когда-нибудь будут признаны браком.

Что была голова горяча, а со временем охладела.

Я боюсь нищеты, одиночества, равнодушия.

Что не руки мои, а мысли меня задушат.

И агонии этой не будет вовек предела.
Я хочу верить, что ничего никому не должна вроде.

Что все можно исправить, нажав Backspace в Word'e.

Что гора высока, но спуск меня ждет пологий.

Я хочу верить, что тот, кто свыше меня ведёт,

Непременно всё знает на десять шагов вперёд,

И поэтому я спотыкаюсь, но не ломаю ноги.
Если вам показалось, что я по натуре бунтарь,

Что внутри у меня не спичка горит, а фонарь,

И энергии этой не видно конца и края, –

Вы ошиблись. Земля вращается, воздух свеж.

Я простой человек. Я шагаю за свой рубеж.

И борюсь с собой. И плачу. И побеждаю.

* * *

И смирение, и радушие –

Всё придет. Только пусть тот,

Кто мудрее меня и лучше

Просто скажет, что мы не скот

И не сборище душ заблудших.

Я же космос, а ты послушный

Врачеватель моих пустот.
Равнодушие и забвение –

Лишь итоги любой из битв.

Пусть он скажет, что мы не пленные

И что наша душа болит,

Потому что болеет Вселенная.

Ты же космос, а я смиренный

Почитатель твоих молитв.