birmaga.ru
добавить свой файл

1
Тоска о Боге


Часть первая

Мир вам дорогие слушатели, поговорим сегодня о тоске нашей души, о тоске нашей души о Боге. То есть «Тоска о Боге». Я не знаю, обратили ли вы внимание на тот факт, что все люди что-то в этом мире ищут, что-то ищут. Это что-то невозможно точно определить. Но все имеют глубокую или сильную тоску за этим «что-то». Пока мы ещё довольно молоды, то думаем, что абсолютно точно знаем, в чём заключается это «что-то».

Одни думают, что оно заключается в великой свободе, когда в восемнадцать лет всё можешь делать, что желаешь. Другие думают, что это «что-то» заключается в том, что я могу зарабатывать собственные деньги. Могу путешествовать и позволять себе кое «что-то». Третьи опять же думают, что это «что-то» заключается в том, чтобы они могли бы приобрести профессию, о которой мечтали. А некоторые убеждены в этом «что-то», что они нашли великую любовь. Но даже если нашёл желаемую профессию, нашёл великую любовь, то, тем не менее, на определённом этапе жизни возникает такое впечатление или ощущение, что вся жизнь является великим обманом.

Всё-таки существует какое-то невысказанное обетование, о котором хотя никто и не говорил, но каждый знал и знает, что оно теперь? У некоторых возникает великая горечь, они озлобляются, и им кажется, что их жестоко обманули в каком-то обещании, которое осталось невыполненным. Другие пытаются стать реалистичными, как они это называют. Они говорят: «Ну, хорошо. В семнадцать лет мы преисполнены различными мечтами. Нам кажется, нам кажется, что небо увешено скрипками, или как там ещё гласят другие пословицы. Но теперь мы стали взрослыми, теперь мы знаем, что все эти увлечения были ничем иным, как пустыми мечтами. Мы должны просто с этим согласиться, что это «что-то», к которому каждый стремится, и за чем тоскует, вообще не существует. И теперь, из всего, что имеем, мы должны извлечь самое лучшее».

Но есть и такие, которые продолжают поиски этого «что-то». Если их второй или третий партнер не оказался желаемым, тогда этим желаемым окажется четвёртый или пятый партнер. Некоторые из таких ищущих приходят в свои пятьдесят лет ещё раз в определённый кризис. И такие часто впадают в панику. Они думают: «жизнь почти прошла, не может же всё пережитое быть целью жизни. Должно же быть ещё что-то». Тогда некоторые в свои пятьдесят лет оставляют свою семью и бросают даже свою профессию, и ищут новые приключения, чтобы сделать ещё раз всё иначе. В панике они мечутся туда-сюда, в надежде, всё же найти это «что-то». Ведь не может же быть, чтобы этого «что-то» не было.


И чтобы познать, дорогие слушатели это «что-то», мы займёмся сегодня рассмотрением двух вопросов в Библии. Первое: что же всё же является тем «что-то»? О чём тоскует душа каждого человека? Что является тем, что невозможно определить? Второе: является ли эта тоска реальной? Не гоняемся ли мы за каким-то призраком? Или же всё же существует что-то, что мы можем найти?

Рассмотрим для этого один из Псалмов Давида, который он написал в пустыне Иудейской, а именно, Псалом 62. Кто хорошо знает Ветхий Завет, тот знает, что Давид много лет скрывался от Саула и главным образом в пустыне Иудейской. Пустыне не относится к привлекательным местам. Пребывание в пустыне бывает крайне напряжённым и, скорее, безнадёжным делом. Мы хорошо могли бы понять Давида, если бы он выразил свою тоску, чтобы, наконец, достаточно напиться хорошей воды. Тоску о хорошей постели. Тоску, чтобы приобрести, наконец, покой и вести нормальную жизнь.

Это желание и тоску Давид, конечно, имел. Но всё это было ни тем, о чём он действительно тосковал. Мы так же могли бы его хорошо понять, если бы он выразил тоску о том, чтобы скорее прекратились все эти преследования. Ведь он постоянно находился в жизненной опасности. У него было, конечно желание, чтобы вечерами спокойно пойти в кровать, чтобы не бояться, что ночью придут дозорные солдаты Саула, от которых придётся бежать и спасать свою шкуру. Конечно, и эту тоску Давид имел. Но всё это не является тем, о чём он действительно тосковал. В Псалме 62 Давид выражает то, что в действительности было его величайшей тоской. Привожу содержание этого Псалма полностью: «Псалом Давида, когда он был в пустыне Иудейской. 2 Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной, 3 чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел Тебя во святилище: 4 ибо милость Твоя лучше, нежели жизнь. Уста мои восхвалят Тебя. 5 Так благословлю Тебя в жизни моей; во имя Твое вознесу руки мои. 6 Как туком и елеем насыщается душа моя, и радостным гласом восхваляют Тебя уста мои, 7 когда я вспоминаю о Тебе на постели моей, размышляю о Тебе в [ночные] стражи, 8 ибо Ты помощь моя, и в тени крыл Твоих я возрадуюсь; 9 к Тебе прилепилась душа моя; десница Твоя поддерживает меня. 10 А те, которые ищут погибели душе моей, сойдут в преисподнюю земли; 11 Сразят их силою меча; достанутся они в добычу лисицам. 12 Царь же возвеселится о Боге, восхвален будет всякий, клянущийся Им, ибо заградятся уста говорящих неправду».


Давид тосковал о Боге. Давид знал, что то, о чём он тосковал, не является прекрасной материальной пищей и питиём, и желанием иметь удобную кровать. Не являлось так же тенистым местечком под пальмой. Но его единственной тоской была тоска о Боге. Давид говорит: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя».

Если людям сказать: «слушайте, то, о чём вы тоскуете, это «что-то», которое вы ищите. Это никто иной как Сам Господь Бог». Конечно, многие из них ответят: «нет-нет, это, должно быть, недоразумение. Я уже понял, что карьера не является этим «что-то», много денег тоже не приносит счастья и удовлетворения. И все удовольствия становятся когда-нибудь скучными. Но Бог наверняка не является тем, о чём я тоскую.

Но, в конце концов, Бог является тем, о чём... А теперь мы скажем: о Ком мы тоскуем, о Ком тоскует наша душа. И этот факт имеет простое объяснение. Мы так устроены нашим Творцом! Обратимся к 1Кор.8,6, где читаем: «но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им».

Это значит, что мы, все люди, сотворены Богом и для Бога. В Ельберфелдерской Библии, выражение «мы созданы для Бога», отмечено более точно. Там написано: «созданы в направлении чего-то». Мы сотворены в направлении для Бога. Это говорит о нашем назначении. Как рыба вне воды, или птица, которая не может летать, никогда не будут себя хорошо чувствовать, точно так и человек будет чувствовать себя без Бога, как рыба без воды. Он постоянно будет чувствовать, что ему чего-то нехватает.

Мы сотворены для Бога, в направление Бога. Корову можно выгнать на пастбище, и если она будет иметь достаточно корма, и пребывает на пастбище в покое, то ей больше ничего не требуется, она довольна. Человека ты можешь приставить к прилавку или к стойке в столовой. Там он может кушать до упаду, но он, тем не менее, недоволен. Его ты можешь вселить в прекрасный дом и положить в самую удобную кровать, и дать ему, что только его душа желает. Но ему всё равно будет чего-то нехватать. Человек сотворён так, что его душа будет тосковать о Боге.


Ауриэл Августин был одним из величайших мыслителей своего времени. Эту истину он испытал в своей собственной жизни. Он родился через 350 лет после Рождества Христова, в последней фазе Римской Империи. Его мать была христианкой, поэтому он уже в детстве познал некоторые фундаментальные Библейские истины. Но Иисуса он не принял в своё сердце тогда. Он не жил с Господом. В шестнадцать или семнадцать лет он выехал из дому для учёбы в ближайший большой город Картаго в северной Африке. Там он вёл успешную жизнь. Сравнительно рано, он познакомился с одной женщиной, с которой и жил несколько лет, как с подругой. Он совершал карьеры.

Он работал учителем риторики, что в то время считалось видной и авторитетной профессией. В этом вопросе он довольно далеко продвинулся, но, тем не менее, далеко продвинулся. Он имел ощущение, что ему ещё чего-то нехватает. Тогда он познал какую-то секту, под названием «Манихея». Возможно, в настоящее время её определили бы... Я и сам не знаю, как точно сказать. Сект много сегодня. Люди этой секты обещали ему, что они имеют особые познания, особые тайны. Что они могут и его ввести во что-то более глубокое. Но всё это было не более чем блеф. Это было надувательством, поэтому он и от них отвернулся.

После этого он обратился к философии, сначала скептически. Философы иногда имеют привычку ставить всё под сомнение, под вопрос. Но ответов на эти вопросы нет. Тогда он обратился к другим философским взглядам, к Платону, к идеализму. Затем он получил сказочный шанс в своей карьере. В свои двадцать девять лет он приехал в Италию, которая в то время являлась центром мира сего. Он попадает в придворные римского императора, там он получает должность, которую сегодня можно сравнить с министром пропаганды.

Там он познакомился с христианами, которые и дали ему ответ на его вопрос. На своём тридцать втором году жизни он обратился к Господу. Эту перемену в своей жизни он сформулировал в классическом для настоящего времени выражении. Он сказал: «Господь, Ты сотворил нас для Себя, или в направлении к Себе. И наше сердце беспокойно в нас до тех пор, пока оно, Боже, не найдёт покой в Тебе».


Это истина! Это является глубокой истиной, которую поняли как Давид, так и Августин. Мы сотворены для Бога, поэтому наше сердце беспокойно в нас до тех пор, пока оно не найдёт в Господе покой. Итак, первое, что мы находим в Пс.62, это тоска о Боге. То, о чём тоскует наша душа, является ничем, или, вернее, никем иным, как Самим Богом. Оно не является какой-нибудь вещью, как бы велика и ценна она не была. Но это есть персона – Личность Самого Бога.

Другой псалмопевец подобным образом выразил эту тоску в Пс.41,2-3: « Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! 3 Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие!», и так далее.

Жажда является чем-то таким, что нам европейцам не так известна. Если мы и захотим немного пить, то мы пьём, сколько хотим. Но захотеть пить по настоящему, когда настоящая жажда полностью овладевает человеком так, что он будет думать только об одном: «пить, пить, пить...». Жажда – это именно то чувство, которое испытали эти псалмопевцы. Чувство, которое и Давид прочувствовал всем своим существом. А именно, жажду к Богу, глубокую тоску о Боге.

Вопрос, который я себе поставил при подготовке этой проповеди, гласит: откуда Давид это знал? Откуда Давид знал, что его жажда нигде не может быть утолена, как только у Самого Бога? Он же не испробовал, как Августин всё возможное. Он не искал «чего-то», пока, в конце концов, Господь не нашёл его, как Августина. Из ст.3 рассматриваемого псалма, становится ясно, откуда Давид знал, откуда он имел это понимание, что только у Бога будет утолена его жажда, его тоска: «чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел Тебя во святилище».

Время в еврейском языке нельзя иногда однозначно понимать. Поэтому существуют переводы Библий, в которых эти события переведены в настоящем времени. Но сиптуагинта и многие другие переводы говорят об этом событии в прошедшем времени. Давид говорит здесь очевидно о чём-то, что было в прошлом. Точно мы не можем сказать, что это было. Давид описывает, что он видел Бога во святилище. Что он видел Его силу и славу. Вполне возможно, что Давид был в тогдашнем святилище и Бог дал ему в этом географическом месте особое обетование. Тогда это было в скинии. И там Давид видел славу Божию.


При некоторых событиях, как например, при освящении скинии собрания, или позже, при освящении храма Соломона, слава Божия видимо, физически присутствовала. Её можно было физически видеть. Присутствовавшие там люди могли это видимо воспринять. Я не знаю, было ли что-то подобное с Давидом, или Давид, находясь во святилище, неожиданно ощутил присутствие Бога. Господь неожиданно открыл ему духовные глаза для Божией славы и Его силы.

В переносном смысле также возможно, что в значении слова «святилище», Давид имеет в виду то место, где Бог в действительности находится на небесах. Ибо и в Ветхом Завете Бог не был привязан к Своему святилищу на небесах. Очень вероятным является тот факт, и я придерживаюсь этого мнения, что нам следует исходить из того, что Небесный Отец передал Сыну Иисусу всю власть на земле и на небесах на всё время существования людей на земле.

Я проповедь об этом написал и уже сказал эту проповедь: « Власть, которую Отец передал Сыну» на всё время существования людей на земле, чтобы исполнить Божий план спасения людей. Поэтому Иисус открывался людям в Ветхом Завете в самых различных ситуациях и образах. Поэтому вполне вероятно, что Господь Иисус открывался и Давиду, так же, как Он открывался Аврааму и давал ему Свои обетования. И на эту тему я написал проповедь «Иегова – имя откровения Иисуса в Ветхом Завете».

Учтите, дорогие слушатели, везде, где в русской Библии в Ветхом Завете стоит «Господь», там, в еврейском оригинале читается «Иегова». А это есть Имя откровения Иисуса в Ветхом Завете. И Отец Ему всё доверил, всю власть. Всю власть над людьми. Тем более, это вероятно, так как Давид является прекрасным прообразом Иисуса на время благодати. Однако, обратимся снова к размышлениям Давида, о чём читаем в Пс.26,4-5: «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его, 5 ибо Он укрыл бы меня в скинии Своей в день бедствия, скрыл бы меня в потаенном месте селения Своего, вознес бы меня на скалу».


В этом Псалме Давид высказывает желание, чтобы ему пребывать в доме Господа, который Святой Дух представляет нам одновременно и храмом и скинией. Нельзя полагать, что Давид пожелал пожизненно жить в Божьем храме. Потому что он не мог постоянно там жить, он также не думал, что в дни бедствия Господь укроет его в храме, что он спрячется во Святая Святых, и никто его не найдёт. Под святилищем, наверняка, имеется ввиду то место, где находится Господь. По этому поводу напоминаю обстоятельства откровения Господа Иисуса Иисусу Навину перед переходом через Иордан. В И. Нав. читаем: «Вождь воинства Господня сказал Иисусу: сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, свято. Иисус так и сделал» (Смотри также в Исх.3,5 и Д.Ап.7,33).

Моисею Господь также открылся огнём в кустарнике. А Иисусу Навину Он открылся в образе человека, как и Аврааму. При откровении Моисею и Иисусу Навину, Господь Иисус, как-бы переносит место Своего пребывания на небесах, то есть святилища, на землю к людям. А желание Давида заключается в том, что он хочет пребывать в присутствии Господа. Первое, что нам в Пс.62 бросается в глаза, это – тоска Давида о Боге. Второе, что нам в Пс.62 бросается в глаза, это то, что он видел что-то от Божией Славы. И это зрелище, очевидно, настолько охватило все его чувства, что его позитивно потрясло.

И мы, дети Божии, уже в земной жизни можем видеть Божию Славу. Например, в Пс.18 говорится: « Небеса проповедуют славу Божию»... Небеса! Проповедуют Славу Божию... «и о делах рук Его вещает твердь».

Это значит, что звёздное небо проповедует кое-что о Божией Славе. Прекрасный закат солнца проповедует кое-что о Божией Славе. Смех малого ребёнка тоже проповедует кое-что о Божией Славе. Но это ещё не значит, что во всех этих явлениях мы действительно видим Божию Славу. Вполне может быть, что я весь день слышу детский смех, и каждое утро вижу восход солнца, но ничего от Божией Славы не воспринимаю. Чтобы видеть эту Божию Славу, я нуждаюсь в открытых Господом для этого, духовных глазах. Чтобы во всех явлениях природы, я мог воспринять и осознать Божию славу. Например, в Иак.1,17 Святой Дух информирует нас о том, что «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов».


Всё прекрасное в этом мире, всё действительно доброе, нисходит от Бога и указывает на Бога. Во всяком случае, Августин установил существенное различие. Я считаю и принимаю за прекрасное размышление и решение. Он сказал: «Все эти вещи мы используем лишь постольку, чтобы достичь нечто иное». И мы с вами, дети Божии, используем эти вещи. Это значит, что я кушаю, не ради этой пищи, но, чтобы утолить свой голод. Я хожу гулять не ради самой прогулки, а ради того, чтобы подышать свежим воздухом, возбудить кровообращение, укрепить мускулы, чтобы не так сильно прибавлять в весе, чтобы оставаться более подвижным. При прогулке можно также молиться и размышлять о Господе, или иметь общение со своим партнёром.

Лишь одно является самоцелью, это наш Господь. Поэтому Августин и говорит: «Наслажденье можно иметь только по отношению к Богу». Зачитаю по этому поводу один стих из И.Навина, который это подтверждает, о чём Господь желает, о чём Он нас просит, И.Нав.1,8, который все знают: «Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно».

Только Он – является самоцелью, только Бог. Собственно, только Бог является целью всех наших стремлений. Один человек сформулировал своё признание веры и наслаждение Богом следующим выражением: «Человек предназначен для вечного прославления Бога и для наслаждения Им». Если мы судорожно держимся за те вещи, в которых мы нуждаемся, если наш желудок становится нашим Богом, как мы читаем в пос.Фил.3,19: «их бог – чрево», тогда мы в нашей жизни промахнёмся. Это точно. Тогда в своей жизни мы придём в заблуждение.

Но если мы найдём Господа, то найдём свою настоящую жизнь. Кто в своей жизни, как Давид, вкусил кое-что от этой Божьей Славы, тот, наверняка, будет иметь ещё большую жажду к этой Славе. По этому поводу мы, например, читаем об ап. Павле в пос.Фил.3,7-8, это выражение очень характерно: «Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. 8 Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа».


Апостол Павел говорил, что всё, кроме Христа, является для него тщетою, ущербом. Является сором, по сравнению с превосходством познания Христа. Павел непомерно много познал во Христе и наслаждался в общении с Ним. Он кое-что видел из Божией Славы. Эта виденная Божия Слава настолько его наполняла, что всё остальное, что для него было преимуществом, он стал почитать за сор, так как оно утратило смысл для него. Его мысли и стремления можно выразить так: долой всё, что мне мешает всем существом служить Господу. Я хочу только одного: больше познать Иисуса и больше постигать или воспринять Его. Только это является моим единственным страстным желанием, познать Иисуса. Познать Слово Божие, Иисус является Словом Божиим. Приведу для этого ещё пример из Ос.6,6, где Святой Дух нам говорит: «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений».

В другой проповеди я это объясню, почему именно с жертвой всесожжения это сравнивается. Из сообщения 2Кор.12,7-10 мы познаём, что ап. Павел длительное время вёл борьбу с жалом в плоти, которое Господь допустил. Мы не можем точно сказать, что это было. Но, во всяком случае, это было что-то очень неприятное. Из этого места Писания мы также поняли ответ Господа на просьбу Павла – убрать это жало, Господь говорит: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи".

А за этим следует поразительная реакция Павла, как читаем во 2Кор.12,9-10: « И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен».

Именно это кажется детям Божиим невероятным. Павел говорит: «если это сблизит меня с Иисусом, если при этом я больше познаю о Божией силе и славе, тогда я готов претерпеть все болезни, заключение, обиды, нужды, гонения и притеснения. Я ко всему этому благодушествую и буду этим хвалиться! Но это же, действительно, невероятно для нас! Я должен откровенно заявить, я – лично! Что я не могу так сказать. Я не мечтаю об этом. И Павел, безусловно, не мечтал о побоях и о тюрьмах. Но он сказал: «если именно это является путём, чтобы больше видеть Божью Славу, то я охотно пойду таким путём. Так как в этом случае, я буду иметь огромный выигрыш.


В этом примере с апостолом Павлом мы замечаем, что значит хотя бы кое-что познать или испытать о Божьей силе и о Божьей славе. Павел был настолько исполнен результатом этого испытания Господом, что он заметил. Ради этого стоит всё претерпеть, чтобы больше познать и испытать Божью славу. Стоит ещё и ещё раз побитым плетями, или даже камнями. Ещё раз быть заключённым в тюрьму, ещё раз претерпеть кораблекрушение. Всё это стоит претерпеть!

На этом сегодня закончим, продолжим в следующий раз.



Тоска о Боге-1, (Sehnsucht-1)