birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3
n=Малколм Смит Позвольте Богу любить вас Содержание~sz=433845;pg=3;te=~cat=~t=Реферат~!~Глава вторая

СМЫСЛ ЖИЗНИ
Жить в сознании Божьей любви не является нашим выбором. Мы были сотворены для того, чтобы действовать, будучи человеческими существами, в познании того, что мы безоговорочно любимы нашим Творцом. В нашем знании и ответе на эту любовь мы можем наполнять нашу глубочайшую духовную природу и действие во всех наших взаимоотношениях с другими людьми. В этом познании Его любви к нам, мы можем найти смысл нашего существова­ния и основную цель нашей жизни.

Сотворенные быть любимыми Творцом, мы не можем жить без этой любви. Отделенные от Него, мы одиноки, проводя свои дни в поисках заместительной любви, доста­точно большой, чтобы заполнить пустоту внутри, которая была особенно сотворена для Божественной любви.

Даже когда мы находимся в близких взаимоотношениях с другим человеком или людьми, все равно существует пустота в нашей глубочайшей сущности, которая вопиет о главном во взаимоотношениях. Счастливая семейная пара также чувствуют нужду, которую не может удовлетворить ни один человек — нужду в основных взаимоотношениях, прообразом которых является земной брак. Некоторые проводят жизнь, меняя партнеров, ища окончательного и совершенного любовника.

То, что мы осознаем, так это то, что основным браком является брак с Богом, и без этого союза мы не способны начать по-настоящему любить других человеческих существ. Без жизни в любви, которую Бог задумал для нас, мы неспособны любить другое человеческое существо, как мы были предназначены любить; любые взаимоотношения могут погибнуть. В Его любви для нас все наши остальные взаимоотношения обретают жизнь и смысл.

Мы были сотворены, чтобы испытать эту Божью любовь. Многие верующие говорят, что Бог любит их, но они никогда не понимали природу этой любви, а также они не переживали эту любовь, направленную прямо в глубину их сущности. Божья любовь — это топливо, дающее нам силу изнутри, это — источник нашей глубочайшей жизни, без которого мы не можем функционировать, как личность.

Тяжело привести пример этого вида любви из нашего опыта. Святой Дух указывает нам на определенное время в нашей жизни, когда мы подходили к этому, но Он заверя­ет нас, что Божья любовь более обширна чем эта иллюстра­ция.
«Забудет ли женщина грудное дитя свое,

чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забы­ла,

то Я не забуду тебя». Исайя 49:15
Мать любит своих детей безоговорочно, не из-за того, что они красивые, приятные, хорошо себя ведут или то, что они талантливы. Она любит их просто потому, что они есть. Они живые, дышащие, маленькие человеческие существа. Она проводит с ними день и ночь. Она спит, но стоит одному из них захныкать, и она уже полностью проснулась, внимательная к их нуждам.

Она изливает свою безоговорочную любовь на своих детей через слова, глаза и руки и они начинают осознавать, что они — уникальные, не похожие ни на что личности, которые достойны любви. Будущее поведение ребенка в огромной степени зависит от любви, проявленной к ним, когда они безопасно кормились от материнской груди.

Умножьте любовь матери к ребенку в миллионы раз, и с этой удобной точки мы можем посмотреть как бы сквозь туман и наконец начать видеть образ Божьей любви к нам. Он любит нас из-за того, что мы существуем, живем и дышим, а не потому, что мы показали такое святое поведе­ние или так доблестно переносим испытания.

Когда мы открываем себя полностью для Его любви, то мы обнаруживаем свою собственную ценность и начинаем осознавать, что мы не усовершенствованные животные, но друзья и возлюбленные Божьи. Единственное основание для уважения собратьев — людей на этой планете — не в том, что они нравятся нам, но в том что мы знаем, что они, как и мы, Божьи уникальные творения и возлюблены Им.

В Его любви мы осознаем свою значительность и ценность, как личностей. Наша ценность не заключается в нас самих, но в том, что Бог возлюбил нас. Ценность великолепной картины не только в ее красоте, но и в подписи художника.

Божья любовь к нам прежде всего дает нам внутреннюю ценность и затем призывает нас и ведет к полному раскры­тию наших внутренних потенциалов, которые Он задумал для нас от начала. Знание того, что мы Божьи возлюблен­ные, вносит смысл в наше существование. Мы проживаем свою жизнь, принимая Его любовь и отвечая на нее своими делами.

В результате принятия Его любви мы обретаем эмоцио­нальную полноту и завершенность, предопределенную Им для человеческих существ. Моисей пишет:
«Рано насыти милостию Твоею, и мы будем радовать­ся и веселиться во

все дни наши»

Псалом 89:14
Радость—это сопутствующий продукт нашего функци­онирования в соответствии с Божьим первоначальным замыслом, который проистекает из нашей жизни, наполнен­ной смысла и целей. Сотворенный жить в Его любви, Моисей описывает радость, как побочный эффект удовлет­ворения Его любовью.

Это конечная цель для всякого человека, то, что дей­ствительно определяет личность. Без нашего соединения с Его любовью и жизнью без Него, как без нашего источника, мы не знаем, кто мы есть.
^ Избрать настоящего себя
С момента нашего рождения, наше лицо становится центром внимания. Несмотря на то, что оно повзрослеет с годами, оно полностью сформировано при рождении и останется по-существу тем же. Наше лицо, это не только наш опознавательный признак для возлюбленных и друзей — изображение моего лица стоит на ночном столике моего отца, являясь памятью обо мне — но и так же для мира в целом. При въезде в другую страну я должен представить себя фотографией своего лица на паспорте.

Для многих людей мое лицо является тем, кто я есть. Но конечно, это не то, кто я есть, это только лицо моего физического внешнего человека. Внутри моего физического человека находится мое истинное, невидимое «я», у которого тоже есть лицо. Лицо моего внутреннего человека является сфокусированным выражением того, кем я действительно являюсь в сердце моего существа.

Это истинное лицо отличается от физической оболочки, в которой оно живет. Это лицо еще не сформировалось полностью. При рождении, наш внутренний человек не имеет черт лица или какого-либо особенного облика. Лицо нашего внутреннего человека будет создано и сформировано выборами, которые мы делаем в жизни. В основном мы будем либо пытаться определить себя независимо от Бога, или займем свое истинное место, обнаружив себя в любви нашего Творца.

Мы не обладаем контролем над нашим физическим лицом, потому что оно зависит от генетики — форма нашего носа, цвет наших глаз или кожи, положение нашего рта и форма челюсти, все они перешли к нам от наших предков. Человек не несет ответственности за форму и вид своего лица, с которым он родился! Но наше внутреннее лицо формируется нашими ответственными выборами, и самый значительный выбор — это ответ, который мы даем Богу и Его намерению для рода человеческого.
«Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к

Отцу, как только чрез Меня».

^ Иоанна 14:6
Иисус просто полностью дал ответ на каждую дилемму и мучение, которые встречает человек, когда Он сказал нам, что Он является путем возврата к Отцу. Через позна­ние Его, Иисус вводит нас в интимное отношение с нашим Творцом, Единственным, Кто может дать вечную жизнь, которая является смыслом, целью и непрестанной ра­достью.

В результате наших выборов, бесформенное лицо принимает свои вечные очертания. Избрав ответить на Божью безоговорочную любовь и быть носителем этой любви к нашим братьям-людям, мы исполняем достижение своего потенциала и становления человеком, каким Бог предназначил нам быть.

Когда мы исполняем цель нашего сотворения, то мы приносим хвалу Создателю человечества и обретаем полное удовлетворение своей души. Мы отражаем Его любовь каждой гранью нашего существа, как грани алмаза отражают гениальность гранильщика.

Во время посещения некоторых величайших кафедраль­ных соборов в Европе, я заметил, что наш гид всегда начинал их презентацию с имени архитектора и описывая его цель в особенном замысле его строения. Строения, которыми любовались все, были памятниками способнос­тям проектировщика.

Бог сконструировал нас, и когда мы функционируем в соответствии со спецификациями Его плана, то мы провоз­глашаем Его безграничную мудрость, гениальность Его любви и таким образом, обретая полноценную жизнь, воздаем Ему хвалу. Только тогда мы исполняем свою судьбу, как человеческих существ.

Человек был сотворен без приложения батареек (к некоторым электроприборам, работающим на батарейках, например магнитофонам, при покупке в магазине заводом-изготовителем не приложены батарейки, причем в паспорте написано «батарейки не прилагаются». То есть, для того, чтобы слушать магнитофон на батарейках, мы должны их специально покупать). Мы должны постоянно оставаться потребителями Божьей любви — топлива, на котором мы действуем. Без этих взаимоотношений с Богом, мы не можем функционировать.

Но принятие этой жизни от Бога не является автомати­ческим. Человек был сотворен по образу Божьему и помимо всего прочего, это означает, что мы не запрограм­мированы и обладаем свободой. В Творении, мы стоим в отдельном уникальном ряду, как лица, ответственные за свой выбор, единственные творения, которые должны выбрать, жить в соответствии с макетом Творца или нет, обрести истинный образ или отвергнуть Божий макет, пытаясь построить свой собственный, и остаться поддел­кой.

^ Человек должен сделать выбор, чтобы свободно ответить на любовь Творца; он должен выбрать быть любимым.

Обладание свободой будет не только означать, что мы должны сделать выбор — быть теми, кто мы есть, но это также означает свободу выбрать также и то, чем мы не являемся — независимыми от Бога, ища смысл и цель внутри нашего придуманного «я». И, таким образом, мы должны не только принять любовь Божью, но мы также должны покориться Его любви как творение, полностью зависимое от Него.

Избрав покорность Божественной любви, вы станови­тесь человеком, каким Бог задумал вас от начала. Внутреннее лицо вашего истинного «я» принимает освою вечную форму и очертание, и ваш внутренний человек начинает особенно излучать Божью любовь.
^ ...Или быть фальшивкй
Сатана пришел в райский сад с первоначальной Ложью, альтернативой того, что означает быть человеком. Он обещал человеку, что провозглашение независимости от Бога приведет к развитию, в котором человек не будет больше зависимым творением, но станет независимым богом.

В сущности, дьявол соблазнил человека стать кем-то таким, кем он не являлся, разрушить границу между Творцом и творением и попытаться ходить бок о бок с Богом, как равный Ему. Ложь возбудила человека, откры­вая новые иллюзорные горизонты, открывающие новые возможности для смысла жизни.

Адам сделал выбор — поверил Лжи, провозгласил себя независимым от своего Творца. Сделав так, он отверг Божью любовь и изгнал себя из Божьего присутствия. С этого момента, как он сделал этот выбор, его мир начал распадаться. Человечество и все творение начало медленно разрушаться.

^ Любовь Божья является топливом и энергией челове­ка. Без этой любви не существует точки соединения, и нет ничего, что будет держать людей вместе.

Общество, начиная с первой пары, начало разрушаться, потому что без сознательного понятия, что он возлюблен Богом, человек не имеет основания или основы, чтобы любить другого человека. Отделенный от Божьей любви, единственная любовь, на которую способен человек, это любовь, смешанная с эгоизмом и являющаяся ядовитой по природе. Он становится неспособным функционировать, как человеческое существо.

Как личность, отпавшая от взаимоотношений с Богом, для которых он был сотворен, человек старается компенси­ровать смысл своего существования в то время, как он строит свою жизнь на основании верования в то, что в его природе заложена самодостаточность и обладание незави­симой жизни в себе самом. Он находится в смешной и бесполезной погоне за приобретением того образа, кото­рым он не является и никогда не сможет быть! Такие выборы ввергают весь механизм его существования в хаос. Как машина, отключившаяся с заданного графика, он перестает функционировать.

Вообразите себе телевизор, наделенный личностью и свободой выбора. Затем, вообразите телевизор, выбираю­щий отклониться от своей конструкции и ищущий новое существование с придуманной целью. Он решает быть стиральной машиной! Телевизор, пытающийся обрести функции стиральной машины, постоянно расстроен, потому что смысл его существования в том, чтобы быть телевизо­ром. Следовать любым другим курсом, означает быть загнанным в смертельный коридор.

Значение телевизора в доме — это исполнять свою функцию, как телевизора. Если он ищет значения, как стиральная машина, он будет переживать волны самосом­нений и самоненависти, встречая постоянные неудачи в том, чтобы быть машиной, которой он не является.

Эта притча иллюстрирует нам, что в человеке непра­вильно. Единственное творение, которое должно выбрать быть тем, кем оно является, выбирает быть тем, кем оно не является и никогда не сможет быть. В этом выборе он лишился любви своего Бога-Творца и дрейфует в море существования. Он вечно ищет смысла, значения и чувства ценности.

Глава третья
^ БЕСПОЛЕЗНОСТЬ НЕЗАВИСИМОСТИ
Слово «грех» в оригинале означает «промахнуться по мишени». Человек является грешником в том, что он упустил цель своего существования, он сбился с курса и удаляется все дальше и дальше от смысла жизни. Когда мы говорим, что он промахнулся по мишени, то мы не думаем о нем, как об очень тяжело старавшемся поразить мишень и все еще к сожалению промахивающемся. Человек не является новичком в классе стрельбы из лука, который нуждается в утешении из-за того, что он постоянно прома­хивается по мишени!

Человек промахивается по мишени, потому что он отверг Божью мишень и установил свою собственную. Человек не является беднягой-мазилой, а изменником Творцу, виновным в величайшей измене, потому что старается разрушить планы Творца и поменяться с Богом местами.

То, что он подразумевает под нормальным существова­нием, в действительности, тщетная погоня за подлинно нереальной иллюзией. Он преследует цель, которой не существует и которая, поэтому, никогда не может быть достигнута.
^ Пропавшая овца
Иисус постоянно описывает человечество, как «пропав­шее». Он определял Свою миссию, что Он пришел: «... взыскать и спасти погибшее» (Луки 19:10). Одним из наиболее известных образов, который проходит как через Ветхий, так и через Новый Заветы, это образ человека, подобного пропавшей овце, которую ищет Божественный Пастырь. (Псалом 118:176; 1 Петра 2:25).

Когда Иисус сказал, что мы были пропавшими, то в основном Он не говорил о месте назначения, находящемся за пределами этой жизни. Если человек пропал навсегда, то это потому, что он прежде всего пропал в этом нынешнем земном существовании. Быть пропавшим в том смысле, в котором Иисус употребил в этом выражении, означает утратить суть того, что значит быть человеческим сущес­твом.

Отвергая Божью любовь, человек остается один и отделен от Личности, Которая является автором его образа. Он идет по жизни, осознавая огромную пустоту внутри и грызущее расстройство, зная, что не существует направления к жизни, и что нет ответа на вопрос, в чем смысл его существования. Без того, чтобы быть зависимым творением, принимающим и проявляющим Божью любовь в своей жизни, нет смысла в его существовании.

Его внутреннее лицо не развито в соответствии с замыслом. Оно остается бесформенным и лишенным черт. В сердце его потерянности звучит крик: «Кто я? Зачем я живу?» Он стоит перед задачей найти лицо своего истинного «я». Его поиски проходят на многих различных дорогах, но все они обречены на неудачу, потому что они все предполагают, что он может быть определен без и независимо от Творца. В конце каждой дороги, по которой он бежит, находится всегда возрастающее чувство бесполезности и отчаяния.

Мы не можем избежать нашей истинной судьбы — мы были сотворены, чтобы быть безоговорочно любимыми. Это дом, из которого мы потерялись. Наш Творец поместил внутри нас вечную, безграничную пустоту, которая постоянно жаждет быть безоговорочно любимой Им. Подлинность Его любви является основанием нашей внутренней ценности, вечной безопасности, смысла нашего сущес­твования и чувства главной принадлежности. До тех пор, пока мы не повернемся к Иисусу Христу, чтобы чудесным образом соединиться с Отцом, эта пустота неотступно будет двигать нами в наших непрестанных поисках любви.
^ Поиск любви там, где ее нет
Человек одинок до такой степени, что никакое другое творение не может оказать влияние на него или полностью удовлетворить. Он обнаруживает себя одиноким на перепо­лненной вечеринке, одиноким в браке. Он страстно желает быть любимым главной, бесконечной и безоговорочной любовью. Он будет метаться от одних взаимоотношений к другим, из одной кровати в другую в поисках этой неулови­мой любви, которая, как он верит, пополнит его внутрен­нюю пустоту.

Он определяет, что удовлетворение — это найти другого человека, который будет любить полностью, чье присутствие будет наполнять каждый уголок его одинокой жизни, и который придаст смысл его бесцельному сущес­твованию. Но ни один человек не может стать ответом на его одиночество, и никакая любовь между творениями не может быть заменой любви Божьей, которую он отверг.

Он исследует лица тех, от кого он требует любви, спрашивая себя мил ли он им. Является ли он таким, каким они хотят его видеть? Он будет носить любую маску, которая понравится им, так долго, сколько они будут улыбаться, принимать, утверждать и любить его.

Боясь, что он будет оставлен нелюбимым и одиноким, он хитро старается контролировать любовь, приходящую от других. Он будет дарить нежеланные дары в виде вещей и своего времени для того, чтобы вызвать признательность, благодарность и возможно любовь от тех, кому он дает. Он употребляет вину, чтобы заставить других любить и заботиться о нем.

Мы страстно желаем прилепиться к кому-нибудь безгранично более сильному и величественному, чем мы сами. Мы стремимся любить кого-нибудь, могущего проглотить нас целиком и в то же самое время, ввести нас в нашу собственную уникальность и индивидуальность мы жаждем любви, которая сможет вызвать и придать форму нашему внутреннему лицу, чтобы мы могли стать подлин­ной личностью.

Мы хотим быть любимыми (безумной) любовью, которая упорно возвращается в самую душу нашего возлюбленного, чтобы быть всегда в их мыслях, всегда недостижимыми и желанными. Мы стремимся быть любимыми, потому что мы живые, и достойны любви просто потому, кто мы есть, — но мы не знаем, кто мы есть. Мы ужасаемся от того, что если бы кто-нибудь знал, кем мы в действительности являемся, то они бы не любили и не смогли бы любить нас.

Мы заменяем Божественную любовь, для которой мы были сотворены, любовью наших собратьев людей. Мы ищем знамение, ценность и смысл своей жизни в их улыбке, хвале к утверждении.

Наша жизнь засорена любовниками, друзьями и знаме­нитыми личностями, которые были неспособны дать Божью любовь. Они были оставлены в прошлом в то время, как мы бросились вперед, гоняясь за иллюзией, что мы сможем найти Божественную любовь в человеке — творении.

Мы соединяемся в клубы, общества, церкви, и что-ни­будь еще, надеясь, что мы найдем принадлежность и приня­тие, к которому стремится наше внутреннее «я». Мы осматриваем позиции, которые мы достигли и роли, которые мы играем в обществе, чтобы придать значение и смысл нашему существованию. Но все это является бледной подделкой под любовь Божью, которой мы должны были соединиться с нашим Творцом, который есть наша жизнь и судьба.

^ Человек переопределяет жизнь
Божий первоначальный план для рода человеческого состоял в том, чтобы познание нашей индивидуальности и чувства ценности, а также наше последующее поведение происходили из факта, что Он безоговорочно любит нас. Но наше убеждение и погоня за независимостью перевернули эту последовательность заявлением, что мы любимы из-за того, кем мы являемся и как мы действуем. Грех означает, что мы полностью промахнулись по мишени и перевернули весь процесс.

^ Мы стараемся и много раз требуем любви в ответ на наше старание.

В первоначальном замысле наше внутреннее лицо должно было принять форму и очертания в ответ на безоговорочную любовь, которая объемлет нас. В нашей потерян­ности мы берем мел и выводим очертания на нашем внутреннем лице, создавая поддельного «я», надеясь представить себя такой личностью, которую другие будут любить и уважать.

Для различных групп и ситуаций мы представляем различное лицо на каждый случай. Мы пытаемся заставить других любить и принимать нас ради личности, в которую мы играем, но которой мы не являемся на самом деле.

Таким странным становится это стремление к любви, что мы даже вкладываем мел в руки кого-нибудь другого и позволяем им рисовать наше внутреннее лицо. Мы позво­ляем им делать нас такими, какой, по их мнению, является приятная личность.

Мы избираем зависимость от манипуляции окружаю­щих нас людей в тщетной надежде, что мы найдем исполне­ние и удовлетворение в их принятии. Таким образом, наше внутреннее лицо становится покрытым театральным гримом! Мы рисуем одно лицо для дома, другое для офиса и даже другое для церкви.

Лицо, которое было создано для того, чтобы формиро­ваться в своей индивидуальности Божьей любовью и чтобы через эту уникальность быть отражением Его образа любви теперь приняло уродливый образ. Оно наполнено отраже­нием других людей, их мнениями о том, каким оно должно быть, копиями других с отпечатками их пальцев. А лицо истинного «я» остается бесформенным и возможные черты лица, которые может произвести только Божья любовь, остаются неоткрытыми.

Внутренняя боль от чувства непривлекательности, мысли о том, что тебя никто не хочет, безнадежный поиск любви, которая единственная дает смысл жизни, все это побуждает человека сделать еще один шаг вниз — отвер­нуться от творения к сотворенному, к вещам сотворенным: наркотикам, химикалиям, алкоголю, пище, сексу, одежде, бесконечным пустым часам перед телевизором.

В отчаянии, он пытается найти свой смысл в вымышлен­ных характерах из мыльных опер и кино, в поисках некото­рого возбуждения для своей скучной жизни, в успехе безымянного характера в игровом шоу. Он заявил, что нет смысла жить, что никто не подтверждает его ценность и не любит его за то, кем он является. В результате, он покидает планету в забвении от наркотиков своего выбора.

Толпы людей проводят всю жизнь в таком презренном состоянии. Они умирают, даже не став настоящими, целыми личностями. Они опустились до этого состояния внутренней смерти, веря, что это лучшее, на что они могут надеяться. Они бредут по жизни призраками настоящего человечества и думают, что это нормально!

Когда я был пастором в Нью-Йорке, я часто брал с собой нескольких молодых людей из церкви и служил в Пенсильвании. В кристально чистом воздухе гор и глубо­кой тишине ночи, они становились беспокойными и встре­воженными. Они жаловались, что что-то было не так. Все было слишком тихо, и воздух пах чуждо!

Они думали, что постоянный крик движущихся и злых людей — это нормально. Они так полностью приспособи­лись к перезагруженному воздуху, что они боялись вдыхать воздух, незаполненный химикалиями, могущими отравить их!

Человечество приспособилось к спокойствию ада отделения от Божьей любви и не осознает, что то, что оно считает нормальным, в действительности — ночь долины смерти. Иисус пришел принести воскресение тем, кто был мертв внутри, пришел, чтобы дать им новый вид существо­вания. Жизнь, которую мы принимаем от Него, является жизнью, для которой мы были первоначально сотворены— замысел, являющийся судьбой каждого человека.
^ Человек переопределяет Бога
Как только человек отвергает истину о том, что Бог любит его безгранично, безоговорочной любовью, то он сотворил ужасающего монстра в качестве своего божества. Бог, который знает абсолютно все о нас, имеет всю силу и безграничную мудрость, чтобы довести до конца Свои планы — но который Один любит нас с условием, что наша жизнь достаточно хороша, чтобы заслужить Его любовь — это является основным объектом страха.

Человек съеживается от страха перед образом Бога, сотворенного им, потому что он знает, что не заслужил любви. Он думал о Боге по своему собственному образу, такого, Кто любит с условием. Если мы удовлетворяем стандартам красоты и исполнения, тогда мы достойны быть любимыми. Из этого ужасного извращения Божьего харак­тера родилась религия со всеми правилами поведения, которые могут произвести жизнь достаточно хорошую, чтобы заслужить Его любовь.

Неизменно терпя неудачу придерживаться правил, человек пресмыкается перед ужасом, который он называет Богом. Он делает обещания типа: «Дай другой шанс...». Но он возвращается, умоляя о прощении за то, что нарушил свое обещание в очередной раз, за то, что делает абсолютно обратное тому, что он намеревался сделать.

Человек верит Лжи о том, что он может независимо от Бога угодить Ему. Что с достаточным количеством усилий и посвящения он произведет жизнь, которая заработает Божью любовь, одобрение и внимание.

Слабое удовлетворение, которое он ищет, находится в чувстве исполнения, которое он бы получил, если бы только он мог любить Бога достаточно, - цель, которую он никогда не достигнет. Все его обещания и посвящения ведут только к отчаянию. Человек убегает от чудовищного идола-бога — даже несмотря на то, что он говорит, будто он желает Его!

Почему такое большое количество людей интенсивно следующих религиозным правилам, заканчивают в сексу­альном грехе? Потому что они голодны до основной любви, которую их религии не только не удается удовлетворить, но и через свою смертельность, подбрасывает топливо в топку неотвратимости.

Религиозные правила никогда не приносят удовлетворе­ния! Человек не был сотворен для того, чтобы соблюдать список правил перед Судьей и Законодателем, но чтобы быть захваченным в объятия Бесконечной Любви, отвечать послушной верой и любовью.


<< предыдущая страница   следующая страница >>