birmaga.ru
добавить свой файл

1
Л Ю Б О В Ь


Любовь к родителям и любовь к детям, любовь к мужу и любовь к жене, любовь к братьям и к сестрам, любовь к другу и любовь к подруге, любовь к семье, любовь к Родине. Вот чего мы жаждем, и вот в чем мы нуждаемся больше всего…

Понятно, что есть и другие цели и другие переживания, которые мы стремимся достичь в жизни - увлечение учебой и магия научного исследования, возвышающее душу ощущение художественного творчества или научного открытия, азарт битвы или игры, различные чувственные и материальные удовольствия - но попробуйте только сказать, что вы не откажетесь от любого из них ради любви; скажите только, что вы не отречетесь и от всех них вместе взятых ради любви - и я снова скажу вам: что-то с вами не в порядке.

Значит, мы пришли к согласию: ни один человек с достаточно развитым интеллектом не станет отрицать, что любовь является, по крайней мере, одним из основных импульсов, управляющих поступками человека. Тогда несколько слов о любви, хорошо?

***

Спросили Иисуса и раби Акиву - при различных обстоятельствах - какое для них самое любимое место в Писании. Странно, но оба они выбрали один и тот же стих: “И возлюби ближнего своего, как самого себя” (Левит 19; 18). Вот так.

…вы с приятелем идете погулять в пустыне… вдруг он восклицает: “Черт побери! Я же забыл свою фляжку с водой!”

Вы наскоро оцениваете ситуацию и рассматриваете все возможности. Ясно одно: в твоей фляжке осталось ровно такое количество воды, которое позволит одному из вас вернуться в населенные места живым (к сожалению, в пустыне ваш сотовый телефон не работает). Вы можете разделить между собой эту воду - и тогда вы погибнете оба. Ты можешь отдать весь свой запас приятелю в порыве беспримерной самоотверженности и умереть страшной медленной смертью под палящим белым солнцем пустыни, от которого мозги поджариваются, а язык распухает. С другой стороны, ты можешь смыться, забрав всю воду с собой, и оставить товарища наедине с его жестокой участью. Как ты поступишь? Как ты поступишь?


В Талмуде упоминаются два мнения - два “юридических” разрешения этой страшной дилеммы. Одно из них принадлежит тому самому раби Акиве. Другое же приписывается некому странному персонажу, имя которого не встречается ни в одном другом месте во всей талмудической литературе: Бен Патура. Мы не будем здесь входить в тонкости арамейской этимологии…, но есть вероятность, что вторым авторитетом, высказывающим свое юридическое мнение по данному вопросу, является никто иной, как сам христианский Спаситель. Мы никогда не узнаем этого точно, но для нас здесь это и не важно… Давайте предположим, что этот Бен Патура и в самом деле Иисус, а если это и не так, то он, без сомнения, читал кое-какие из проповедей сына Девы из Вифлеема, как мы убедимся ниже1.

Тогда давайте возвратимся в пустыню. От нестерпимых лучей солнца кровь свертывается у тебя в жилах, твое горло так раскалено, что впору в нем мацу печь, но ты должен принять роковое решение. Быстрее! Бен Патура-Иисус советует следующее: поделить воду - и умереть вместе - “чтобы ни один из вас не видел смерти другого”. Раби Акива решает по-другому: ты должен взять фляжку.

Это уже становится интересным, особенно, если учесть, что оба мудреца (Иисус и раби Акива) назвали стих “И возлюби ближнего своего, как самого себя” своим самым любимым местом во всей Торе. Кто-нибудь может объяснить мне, что здесь происходит? Я могу понять точку зрения Иисуса - она в точности соответствует библейскому принципу любви к ближнему именно так же, как ты любишь себя. Решение Иисуса, таким образом, весьма логично и последовательно.

Но в чем дело с раби Акивой? Он что, впал в маразм? Неужели он забыл, что в свое время он поднял на знамя тот же стих, назвав его “великим принципом Торы”? Как он дошел до такого решения - оставь себе свою фляжку, не давай своему товарищу из нее даже капли, уходи и оставь его умирать в пустыне, как собаку - которое на первый взгляд кажется вопиющим противоречием требованию священного принципа взаимной равной любви друг к другу?


Дамы и господа, перед вами типичный случай противоположного, даже полярного, толкования Писания (в еврейской традиции это дело обычное). Иисус понимает Божественную заповедь “Возлюби ближнего своего, как самого себя” буквально. Мы можем узнать это даже безо всяких сомнительных рассуждений о соответствии между Бен Патурой и Иисусом Христом: просто из того, что все Евангелия переполнены недвусмысленными высказываниями и историями, указывающими на то, что идеал для Иисуса - а впоследствии и для всего христианства - это, по крайней мере, стараться любить всех людей одинаково.


1 В своей книге «Еврейская мудрость» р. Йосеф Телушкин приводит три мнения .