birmaga.ru
добавить свой файл

  1 ... 2 3 4 5 6 7

Глава 2. Отто фон Бисмарк и его роль в германской истории. Объединение Германии как необходимое условие ее экономического и политического развития

2.1 Политика Бисмарка и становление системы Бисмарка

С 1871 г. вплоть до отставки (17 марта 1890 г.) фактическим правителем Германской империи был канцлер князь Отто фон Бисмарк.25

Канцлер понимал, что Германия при всей своей силе окружена страшными опасностями извне, что для нее проигрыш большой войны вследствие географических и экономических условий всегда опаснее, чем для любой другой державы и что поражение для нее может стать равносильным уничтожению великодержавности.

Вся его политика была направлена на сохранение добытого, а не на приобретение нового. Даже когда в 1875 г. он намеревался напасть на Францию, это объяснялось страхом Бисмарка перед несомненной будущей войной. Он намеренно старался сбросить со счетов все, что сколько-нибудь увеличивало вероятность войны Германии с какой-либо великой державой или коалицией держав. «Кошмар коалиций» — так определялось душевное состояние Бисмарка.

Бисмарк заключил союз с Австрией в 1879 г., союз с Италией в 1882 г. (создав этим Тройственный союз), чтобы иметь опору па случай войны с Россией или Францией. Но в 1887 г. он вступил в соглашение с Россией («Договор о перестраховании»), в котором Германия и Россия обязывались не выступать друг против друга в случае войны каждой из них с какой-либо третьей державой.

Он всячески поощрял завоевательную политику Франции в Африке и Азии, во-первых, чтобы отвлечь французов от мысли о реванше — об обратном завоевании Эльзаса и Лотарингии, а во-вторых, чтобы этим способствовать ухудшению отношений Франции с Англией и Италией. Наконец, он очень скупо и неохотно шел на создание германских колоний, чтобы, в свою очередь, не ввязываться в опасные ссоры с великой морской державой — Англией. Эта политика воздержания и осторожности требовала многих жертв, что раздражало правящие круги Германии. Но Бисмарк, уступая им, старался все же уступать как можно меньше.

Несомненно, Бисмарк был единственным выдающимся дипломатом Германской империи. Он являлся представителем прусского юнкерства и германской буржуазии в период борьбы за национальное объединение Германии, а затем за упрочение созданного им государства. Он жил и действовал в эпоху, когда империализм еще далеко не сложился.


Отличительной особенностью внешнеполитической деятельности Бисмарка был ее агрессивный характер. Когда Бисмарк видел перед собой противника, то первым движением канцлера было отыскать наиболее уязвимые его места, чтобы как можно сильнее ударить по ним. Нажим и удар были для Бисмарка средством не только побеждать врага, но и добывать себе друзей. Чтобы обеспечить верность союзника, Бисмарк всегда держал против него камень за пазухой. Если подходящего камня в его распоряжении не оказывалось, он старался запугать своих друзей всяческими мнимыми неприятностями, которые он якобы может им причинить.26

Если нажим не помогал, или при всей своей изобретательности Бисмарку не удавалось отыскать никакого средства давления или шантажа, он обращался к другому своему излюбленному приему — к подкупу, при этом чаще всего за чужой счет. Постепенно у него выработались своего рода стандарты взяток Англичан он покупал содействием в египетских финансовых делах, русских — предоставлением помощи или свободы действий в той или иной из восточных проблем, французов — поддержкой в деле захвата самых разнообразных колониальных территорий. Арсенал таких «подарков» был у Бисмарка достаточно велик

Менее охотно применял Бисмарк такой дипломатический прием, как компромисс. Это был не его стиль. Бисмарк являлся большим реалистом Он любил, когда это требовалось, толковать о монархической солидарности. Однако это не мешало ему поддерживать республиканцев во Франции, а в 1873 г. и в Испании, в противовес монархистам, поскольку тогда он считал, что республиканские правительства в этих странах, с точки зрения Германской империи, будут наиболее удобными

Бисмарк не давал простора чувствам в своей политике, но всегда старался руководствоваться исключительно расчетом. Если какое-то чувство иногда и мешало его логике, то чаще всего — гнев. Гнев и ненависть были, пожалуй, единственными эмоциями, которые порой могли отклонить канцлера с пути холодного и трезвого расчета — и то лишь на время.27


Еще одной чертой характера Бисмарка была исключительная активность. Первый канцлер Германской империи был энергичной, чрезвычайно деятельной натурой, которая буквально не знала покоя. К особенностям бисмарковской политики не принадлежала простота, несмотря, на то, что ее цель была обычно выражена с предельной ясностью Бисмарк почти всегда отчетливо знал, чего он хочет, и умел развивать поразительное напряжение воли для достижения своей цели. Шел он к ней иногда напролом, но чаще — сложными, порой запутанными, темными, всегда разнообразными и беспокойными путями

Что касается внутренней политики, здесь стремления Бисмарка были также консервативны, как и в политике внешней. Сначала, вплоть до 1878 г., он вел упорную борьбу против тех политических сил, в которых видел опасность для созданной им империи, против сепаратистских течений и в южных католических странах Германии, а также на западе Пруссии в Рейнланде, и в польских провинциях Пруссии — против католического духовенства, в котором он усматривал угрозу единству империи. Эта борьба по существу не была тем, чем ее называли сторонники Бисмарка и он сам — «культуркампфом», борьбой за культуру (т.е. за светскую культуру против клерикального невежества и фанатизма). Это была по существу борьба против сепаратистских течений.

В экономическом плане Бисмарк заканчивал свое долгое правление, придерживаясь принципа соблюдения внутри империи такого экономического равновесия, которое обеспечивало бы стабильность общества.28

И все-таки, внешняя, а не внутренняя политика приковывала беспокойный взор Бисмарка. Одной из причин, приведших непосредственно к его отставке, были разногласия между канцлером и кайзером по вопросу об отношении к России.

Генерал Вальдерзее, сменивший в 1888 г. дряхлого генерала фон Мольтке на посту начальника германского генерального штаба, продолжал настаивать на превентивной войне против России. Молодой кайзер склонялся к этой точке зрения. Бисмарк считал войну против России гибельной.


Иногда в западной историографии Бисмарка изображают чуть ли не другом России. Это неверно, он был ее врагом, поскольку усматривал в ней главное препятствие для германского превосходства в Европе. Бисмарк всегда старался вредить России, стремясь втянуть ее в конфликты с Англией, Турцией, но канцлер был достаточно умен, чтобы понимать, какая огромная сила таится в русском народе. Всячески вредя России, Бисмарк старался делать это чужими руками.

Грозным предостережением звучат строки, посвященные Бисмарком проблеме русско-германской войны. «Эта война с гигантскими размерами своего театра была бы полна опасностей, — говорил Бисмарк. — Примеры Карла XII и Наполеона доказывают, что самые способные полководцы лишь с трудом выпутываются из экспедиций в Россию». И Бисмарк полагал, что война с Россией явилась бы для Германия «большим бедствием». Если бы даже военное счастье улыбнулось Германии в борьбе с Россией, то и тогда «географические условия сделали бы бесконечно трудным доведение этого успеха до конца».

Но Бисмарк шел дальше. Он не только осознавал трудности войны с Россией, но и считал если бы даже вопреки ожиданию Германии удалось добиться полного успеха в чисто военном смысле этого слова, то и тогда она не достигла бы настоящей политической победы над Россией, ибо нельзя победить русский народ. Полемизируя со сторонниками нападения на Россию, Бисмарк в 1888 г. писал: «Об этом можно было бы спорить в том случае, если бы такая война, действительно, могла привести к тому, что Россия была бы разгромлена. Но подобный результат даже и после самых блестящих побед лежит вне всякого вероятия. Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских... Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути Это неразрушимое государство русской нации сильно своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей...» Эти строки отнюдь не свидетельствуют о симпатии канцлера к России. Они говорят о другом - Бисмарк был осторожен и прозорлив.


Бисмарк в большой степени был своеобразным олицетворением союза буржуазии с юнкерством. Но по мере вызревания империалистических тенденций в экономике и политике Германии его политика все больше становилась политикой «государственного капитализма».29

Таким образом, вся политика Бисмарка была направлена на сохранение добытого, а не на приобретение нового. Он намеревался напасть на Францию, это объяснялось страхом Бисмарка перед несомненной будущей войной. Он намеренно старался сбросить со счетов все, что сколько-нибудь увеличивало вероятность войны Германии с какой-либо великой державой или коалицией держав. Бисмарк заключил союз с Австрией в 1879 г., союз с Италией в 1882 г. (создав этим Тройственный союз), чтобы иметь опору па случай войны с Россией или Францией. Но в 1887 г. он вступил в соглашение с Россией («Договор о перестраховании»), в котором Германия и Россия обязывались не выступать друг против друга в случае войны каждой из них с какой-либо третьей державой.

Он всячески поощрял завоевательную политику Франции в Африке и Азии, во-первых, чтобы отвлечь французов от мысли о реванше — об обратном завоевании Эльзаса и Лотарингии, а во-вторых, чтобы этим способствовать ухудшению отношений Франции с Англией и Италией. Отличительной особенностью внешнеполитической деятельности Бисмарка был ее агрессивный характер. Когда Бисмарк видел перед собой противника, то первым движением канцлера было отыскать наиболее уязвимые его места, чтобы как можно сильнее ударить по ним.



<< предыдущая страница   следующая страница >>