birmaga.ru
добавить свой файл

1
Уважаемый суд!1

Мой подзащитный обвиняется в совершении тяжкого преступления2. За которое предусмотрено одно из самых суровых мер наказания. Вынося обвинительный приговор и тем более по тяжкому преступлению суд должен располагать4 неопровержимыми, непротиворечивыми доказательствами вины подсудимого, о чем собственно и говориться в ст.302 ч.4 УПК РФ. А какие же доказательства имеются по данному уголовному делу?5 Я позволю себе начать исследование доказательств в том порядке6, в каком они исследовались судом. Допрошенный в ходе судебного заседания потерпевший 7– дед погибшего пояснил, что его внук проживал совместно с дедом. Мальчик был послушный8, ночевал почти всегда дома, за редким исключением у своей девушки, спиртного почти не употреблял. Когда же внук пропал и отсутствовал более двух недель, это не вызвало у деда никакого беспокойства, он не сообщил в милицию, а только созвонился с несколькими знакомыми внука. Хотя он же на предварительном следствии утверждал, что внук пропал не в конце октября, а 3 или 4 ноября. Причем, замечу, что было сказано «не в начале ноября», «не в конце октября», а была названа точная дата – 3 или 4 ноября (л.д.160). Убийство же, согласно обвинительному заключению, произошло 31 октября. Почему же потерпевший поменял свои показания данные на предварительном следствии? На следствии на него никто не оказывал давления, не угрожал. Или потерпевший, выполняя, чью-то волю, пытается в суде оговорить Пименова? Кроме того, показания потерпевшего противоречат показаниям9 свидетеля Андриевского – брата убитого. Андриевский в суде утверждает, что девушки у брата не было. Где же, в таком случае, мог находиться погибший в течении двух недель, что это не вызвало подозрений у деда и у брата? Не значит ли это, что погибший был убит значительно позже 31 октября? Да и сам свидетель Андриевский поменял свои показания данные на предварительном следствии в судебном заседании. Он начинает утверждать, что его брат пил редко. На предварительном следствии говорил обратное, что брат любил выпить. Дату, когда пропал его брат, он забывает. А на предварительном следствии утверждал, что брат пропал 3 или 4 ноября. Далее свидетель в суде говорит, что не знает и времени, когда брат ушел из дома, т.к. он спал в это время. Но на предварительном следствии он называет не только дату, но и время, а именно 14 часов, именно в это время погибший уходил из дома. А перед уходом они разговаривали, и погибший сказал, что пошел гулять. Свидетель Андриевский и далее дает неправдивые показания, утверждая, что с Пименовым по телефону не общался. При этом в квартире, как говорит свидетель, кроме него и деда никого не бывает. Согласно распечаткам разговоров в период с 31 октября по 10 ноября 2004 г. Пименов трижды звонил в квартиру Андриевских, и общался как со свидетелем, так и с дедом. Своими ли словами говорят в суде потерпевший и свидетель? Почему и дед, и брат убитого скрывают, что общались по телефону с подсудимым? В свою очередь, подсудимый показывает, что он несколько раз звонил и деду и брату, говорил им, что у него был Андриевский, и что он забыл свою куртку. Почему вдруг они скрывают правду о том, что погибший ушел из дома 3 или 4 ноября. По всей вероятности, источником противоположных показаний потерпевшего и свидетеля являются иные лица, желающие, чтобы уголовное дело прошло через суд, и в отношении Пименова был вынесен обвинительный приговор10. В судебном заседании 7.12.2005 мной было сделано заявление о том, что я слышал, как следователь прокураторы Артеменко консультировала свидетелей Галкина, Федорова и Воробьева о том, какие показания надо давать в суде.


Сразу после этого при допросе в суде, Федоров меняет свои показания данные на предварительном следствии. А именно, на следствии он утверждал, что 6 ноября накануне своего дня рождения звонил и общался с погибшим и приглашал его на свой день рождения. Перепутать числа Федоров не могу, т.к. говорил, что звонил накануне своего дня рождения, 6 ноября. А день рождения 7 ноября. Таким образом, еще 6 ноября Андриевский был жив. Убийство Пименову вменяют 31 октября. Поскольку показания Федорова на предварительном следствии не укладывались в прокрустово ложе государственного обвинения и обеспечивали алиби Пименову, Федоров с подачи следователя прокуратуры отказался от своих показаний. На вопрос защиты «Почему на следствии им давались другие показания?» Федоров просто ответил, что он их не давал. Хотя в протоколе стоит его подпись. Федоров является свидетелем обвинения, и никто на следствии на него не мог оказывать давления. По всей вероятности, в тот период прокуратура еще сама не знала11, когда произошло убийство и кому вменить это преступление. Поэтому показания Федорова, потерпевшего и брата убитого были записаны на следствии так, как они сами говорили, и как было на самом деле.

Допрошенные в качестве свидетелей Галкин, Федоров и Воробьев показали, что хорошо знакомы с Пименовым. И охарактеризовали его как человека не агрессивного, даже когда Пименов был пьян. Потерпевшего они также хорошо знали и характеризуют его также как не агрессивного человека. Что исключает возможность ссоры между ними и, тем более, такого кровавого убийства. Также они показали, что им известно, что Андриевский был у Пименова, но уехал от него. Характеризуя погибшего, они говорят, что он курил. И пил, на дне рождения напевался сильно. И это – в малолетние годы. Невольно возникает вопрос, мог ли погибший, будучи 31 октября 2004 г. в сильной степени опьянения уйдя от Пименова, с кем-то еще провести несколько дней, продолжая пьянствовать? Свидетель Вельган видела, как Андриевский выходил из квартиры Пименова 31 октября после 18 часов. Согласно обвинительному заключению: после убийства Андриевского Пименов перетащил труп примерно на расстоянии 700 метров, где снял с него одежду. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы труп сильно обезображен. Итак, чтобы выйти из дома, пройти метров 300-400 до места убийства, поссориться, убить, отрезать уши и обезобразить труп, а после перетащить его метров на 700, снять с него одежду и спрятать, - потребуется очень много времени. Сколько? Следственный эксперимент не проводился. Но мне представляется. Что больше 30-40 минут. Ровно столько отсутствовал Пименов в квартире. А данное время подтверждают свидетели: Пименова – мать подсудимого, и соседи – Калайджан и Дубровская, которые показывают, что Пименов отсутствовали в квартире примерно 30-40 минут (за 15-20 минут до приезда матери он с Андриевским ушел из дома, и минут через 15-20 после приезда матери один вернулся домой). Причем, Дубровская утверждает, что именно в эти 30-40 минут (в этот отрезок времени) она встретила Пименова у подъезда. Попросила его зайти к ней в квартиру и помочь ее дочери в установке компьютерной программы. И минут 10-15 Пименов пробыл у нее. Таким образом, путем несложных подсчетов можно определить, что Пименов отсутствовал вне дома и подъезда минут 15-25, что естественно недостаточно, для того чтобы, как я уже говорил, проделать все те действия, которые вменяют Пименову. Далее все три свидетеля (Пименова, Калайджан и Дубровская), которые видели, как Пименов вернулся 31 октября около 17 часов домой, утверждают, что у подсудимого была чистая и сухая одежда. В то время как на улице моросил дождь. Кроме того, если учесть характер и локализацию телесных повреждений погибшего, а также то, что следствием Пименову вменяется то, что он перетаскивал труп, раздевая его и т.д. – нелепость обвинения проявляется сама собой. При таких телесных повреждениях вся одежда подсудимого должна была бы быть в крови и грязи. К тому же, выводы проведенной судебно-биологической экспертизы также недвусмысленно говорят2, что крови (чьей бы то ни было) на одежде Пименова не обнаружено. Все обвинение Пименова строиться на его чистосердечном признании, на допросе, проведенном сразу после этого, и протоколе проверки показаний на месте. Однако в суде Пименов заявил, что данные чистосердечные показания он давал под давлением сотрудников милиции. Также в качестве давления его, как бывшего сотрудника ГИБДД, посадили в изоляторе в общую камеру. Что является недопустимым. Суд, несмотря на возражения адвоката, допросил в судебном заседании сотрудников милиции, которые допрашивали Пименова и добавились от него несуразных, но признательных показаний. Вполне естественно, что данные сотрудники, конечно же, в суде показали, что никакого давления не оказывали. Суд не имел права в судебном заседании проводить проверку заявления Пименова о том, что на него оказывалось давление со стороны оперативных сотрудников.


Допрошенный в судебном заседании начальник криминальной милиции Кузнецов дал ложные показания, которые противоречат опять-таки материалам предварительного следствия. Так, в деле имеется ответ ОВД за подписью Кузнецова (л.д.32), из которого видно, что оперативными сотрудниками при «отработке» жилого сектора установлено: Андриевский приехал в Долгопрудный 8 или 9 ноября. В судебном заседании Кузнецов говорит, что такой ответ он давал, основываясь на показаниях Пименова. Но из содержания вышеназванного ответа следует, что Кузнецов давал ответ на показаниях Пименова. Кроме того, в материалах дела нет ни одного показания, в которых бы подсудимый говорил, что Андриевский приезжал к нему 8 или 9 ноября. Таким образом, очередной свидетель обвинения в суде дает ложные показания.

С другой стороны, если Андриевский действительно приезжал 8 или 9 ноября, становиться понятным, почему дед убитого так долго не разыскивал своего внука, поскольку внук пропал не 31 октября, а 8 или 9 ноября.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Корнилова и Маланин показали. Что знали Пименова давно. Характеризуют его с положительной стороны. Как спокойного и не агрессивного человека. Не способного на преступления и уж тем более, такого как убийство.

Учитывая все вышеизложенное, защита считает, что вина Пименова в инкриминируемом ему убийстве полностью не доказана. Имеется множество неопровержимых и последовательных свидетельских показаний12, обеспечивающих алиби моего подзащитного и доказывающих его невиновность. В то же время свидетели обвинения и потерпевший13 поменяли свои показания в судебном заседании.

Прошу суд вынести в отношении моего подзащитного Пименова оправдательный приговор в соответствии со ст.302 ч.2 п.214 УПК РФ, поскольку подсудимый не причастен к совершению преступления.

Я горжусь тем1, что приехал в этот город в качестве гостя вашего выдающего мэра, который символизирует во всем мире дух борьбы Западного Берлина. И я горжусь2 тем, что посетил Федеративную республику с вашим выдающимся Канцлером, который в течение очень многих лет проводил в Германии политику демократии и свободы, и пр ибыл сюда в компании генерала Клея, который находится в этом городе в моменты острых кризисов3 и приедет сюда снова, если это когда-либо будет необходимо. Две тысячи лет крылатой фразой было


«Я - гражданин Рима». Сегодня, в свободном мире4, это должно звучать так: «Я – Берлинец». Есть много людей в мире5, которые действительно не понимают, или только говорят, что не понимают, что является самой большой проблемой6 между свободным миром и коммунистическим миром. Пусть они приедут в Берлин. Есть такие7, которые говорят, что коммунизм – идея будущего. Пусть они приедут в Берлин. И есть такие8, которые говорят, что и в Европе, в любом другом месте мы можем сотрудничать с коммунистами. Пусть они приедут в Берлин. И есть даже те9, которые заявляют, что да, коммунизм является системой зла10, но это не мешает нам сотрудничать с коммунистами в сфере экономики. Пусть они приедут в Берлин. В свободе таится немало трудностей11и демократия не идеальна, но мы никогда не построили бы стену для того13,

Чтобы удерживать наших людей и препятствовать им уйти от нас. От имени своих соотечественников, которые живут за тысячи миль отсюда на другой стороне Атлантики, я хочу сказать, что они очень гордятся вами. Я не знаю больше никакого другого города, который находился в осаде в течение 18 лет и который продолжал бы жить с такой живучестью и силой. При том, что эта стена является наиболее очевидной и зримой демонстрацией неудач коммунистической системы13, весь мир видит, что мы не рады тому, что это происходит. Эта стена, как сказал наш мэр, - преступление не только против истории, но и преступление против человечества, которое разделило семьи, разделило мужей и жен, братьев и сестер, и продолжает делить людей, которые желают объединения. Пока одному немцу из четырех отказывают в элементарных правах свободных людей, в праве сделать выбор, реальный, длительный мир в Европе никогда не наступит. Через 18 лет мира и честного труда14 поколение немцев заслужило право быть свободными, включая право объединить своими семьи и свою нацию. Вы живете в хорошо защищенном острове свободы15, но ваша жизнь – часть общей жизни. Поэтому, поскольку я заканчиваю, позвольте мне попросить вас поднять ваши глаза16 за пределы опасностей сегодняшнего дня к надеждам дня завтрашнего, за пределы свободы только города Берлина или вашей страны Германии к свободе везде, за пределы этой страны ко дню, когда настанет справедливый мир, за пределы ваши и наши – ко всему человечеству.


Свобода неделима, и когда один человек порабощен, все люди не свободны. Когда все станут свободными, тогда мы увидим, что к этому городу будут присоединяться и эта страна, и этот большой континент Европа в мирном и полном надежд земном шаре. Когда этот день, наконец, наступит, как это случится, люди Западного Берлина будут иметь все основания для гордости: вы жили на самой линии фронта в течение почти двух десятилетий. Все свободные люди17, где бы они не жили, - граждане Западного Берлина. Поэтому я, как свободный человек18, с гордостью заявляю: «Я – Берлинец!»19.

Дорогие товарищи и друзья!

Трудно выразить словами чувство великой скорби1, которое переживают в эти дни наша партия и народы нашей страны, все прогрессивное человечество. Не стало Сталина – великого соратника2 и гениального продолжателя дела Ленина3. Ушел от нас человек, самый близкий и родной всем советским4 людям, миллионам трудящихся всего мира5. Вся жизнь и деятельность Великого Сталина является вдохновляющим примером верности ленинизму6, примером самоотверженного служения рабочему классу и всему трудовому народу7, делу освобождения трудящихся от гнета и эксплуатации8. Великий Ленин основал нашу партию, привел ее к победе пролетарской революции. Вместе с Великим Лениным его гениальный соратник Сталин9 укреплял большевистскую партию и создавал первое в мире социалистическое государство. После смерти Ленина Сталин почти тридцать лет вел нашу партию и страну по ленинскому пути10. Сталин отстоял ленинизм от многочисленных врагов, развил и обогатил учение Ленина в новых исторических условиях. Мудрое руководство11 Великого Сталина обеспечило нашему народу построение социализма в СССР и всемирно – историческую победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. Великий зодчий коммунизма12, гениальный вождь13, наш родной Сталин12 вооружил нашу партию и народ величественной программой строительства коммунизма. Товарищи! Неутолима боль14 в наших сердцах, неимоверно тяжела утрата15, но и под этой тяжестью не согнется стальная воля Коммунистическая партии16, не поколеблется ее единство и твердая решимость17 в борьбе за коммунизм.