birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 4 5

http://text.tr200.biz - скачать рефераты, курсовые, дипломные работы


Введение
Инновационная деятельность в Уральском Федеральном округе характеризуется значительным научно-техническим потенциалом и низким по результативности показателем инновационной активности. Анализ уровня инновационной активности показывает, что только пять отраслей имеют значения данного показателя, превышающие среднюю по промышленности величину. Это медицинская промышленность (17,8 процента), химическая и нефтехимическая промышленность (17,3 процента), черная металлургия (10,5 процента), машиностроение и металлообработка (7,9 процентов) и топливная промышленность (5,3 процента).

Наибольшую долю в затратах на инновации российских предприятий составляло приобретение машин и оборудования (49 процентов). В то же время на приобретение новых технологий расходовалось только 7,7 процента всех средств, затрачиваемых на инновации. Из них на приобретение прав, патенты, лицензии, промышленные образцы и полезные модели - 0,5 процента. В общем объеме затрат предприятий на инновации подавляющую долю составляют собственные средства (84,5 процента), доля иностранных инвестиций - 7 процентов, федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации - 2,9 процента, внебюджетных фондов -3,3 процента.

Концепция создания инновационной системы в Свердловской области является основой для разработки пакета управляющей документации и плана мероприятий по государственной поддержке развития научной, научно-технической и инновационной деятельности в Свердловской области до 2010 года, обеспечивающих развитие и реализацию ее инновационного потенциала.[1]

Актуальность данной работы: научно-технический прогресс, признанный во всем мире в качестве важнейшего фактора экономического развития, все чаще и в западной, и в отечественной литературе связывается с понятием инновационного процесса. Это, как справедливо отметил американский экономист Джеймс Брайт, единственный в своем роде процесс, объединяющий науку, технику, экономику, предпринимательство и управление. Он состоит в получении новшества и простирается от зарождения идеи до ее коммерческой реализации, охватывая, таким образом, весь комплекс отношений: производства, обмена, потребления.


Существует множество форм управления инновациями на самых разных уровнях: от подразделений корпораций до государства, в целом призванного в современных условиях осуществлять специальную экономическую политику.

Как и практически всякая иная политика, она неодинакова в разных странах, хотя и подчинена одной и той же цели: стимулированию инновационной активности и развитию научно-технического потенциала.

Цель данной работы: целью контрольной работы является определение основных направлений совершенствования инновационной политики в Уральском Федеральном округе.

1. Теоретические основы совершенствования региональной политики
1.1 Понятие инноватики и роль государственного регулирования в их внедрении
Существует множество определений инноваций, однако они не так уж сильно расходятся между собой и имеют общими как минимум два пункта.

Во-первых, само слово "инновация" предполагает новизну, оригинальность. Однако при этом, как правило, речь не идет о полной новизне, об изобретении "с чистого листа". Подавляющее большинство успешных инноваций состояло в комбинировании и развитии ранее известных идей и/или в приложении этих идей к решению новой задачи. Например, изобретение микропроцессора сотрудником компании Интел Тедом Хоффом состояло в комбинировании двух ранее известных технологий - микросхем средней степени интеграции (производством которых занимался Интел) и процессора фон-Неймановской архитектуры. Сочетание этих идей дало новое качество, но принципиальная новизна и важность этого нового качества стали очевидны лишь через десятилетие.

Во-вторых, сама по себе новизна идеи (или сочетания идей) не образуют инновации. Изобретение или открытие, каким бы неожиданным и гениальным оно само по себе ни было, также не представляет собой инновации. Чтобы инновация имела практическое значение, она должна быть доведена до практического применения, как говорили в советское время - "внедрена", а успех внедрения предполагает наличие потребности во внедряемом изобретении. Успех инновации – это сочетание потребности в решении какой-то технической, экономической или организационной проблемы с одной стороны, и удачного решения этой проблемы – с другой.


При внедрении нередко оказывается, что новая либо плохо реализуема на практике (или даже вообще не реализуема), либо обладает какими-то неочевидными негативными сторонами. Таким образом, успешная инновация - это не просто новая идея или сочетание идей, это новая идея или сочетание идей, которые были опробованы на практике и продемонстрировали применимость и полезность.[10,c.7]

Вопрос об успешности инноваций тесно связан с вопросом о критериях полезности идей и практик (не только новых, но и общепринятых). В условиях рыночной экономики существует простой и поддающийся объективной проверке критерий полезности практики: способность этой практики приносить прибыль. Если практика (неважно, инновационная или общепринятая) осуществляется в условиях хорошо определенных прав собственности и не нарушает этих прав, то вред, который она может причинить третьим лицам, заведомо (и очень жестко) ограничен. С учетом этого ограничения, прибыльность практики означает, что ее результат по рыночной цене превосходит ресурсы, необходимые для этой практики, или, что то же самое, что практика использует недозагруженные (недоиспользуемые) ресурсы для удовлетворения чьей-то насущной потребности, и, в этом смысле, полезна. Таким образом, мотив получения прибыли является источником стимулов для инноваций. В нерыночных же и квазирыночных секторах столь простых как прибыль критериев успешности инноваций и стимулов для их осуществления не существует.

Обратимся теперь к более детальным описаниям инноваций, которые предлагаются влиятельными экономическими школами. В современную экономическую науку понятие инновации было введено Й. Шумпетером. По предложенной им классификации, инновациями являются:

-предложение нового продукта или качественных изменений в существующем продукте;

- новая (для данной индустрии) организация процесса;

- открытие нового рынка;

- разработка новых источников сырья или других исходных материалов;

- изменения в организации индустрии.

Эта классификация, в частности, положена в основу рекомендаций OECD по сбору и интерпретации статистики инноваций. Из этой классификации видно, что инновации по Шумпетеру не ограничены научно-техническими новшествами. Организационные изменения и поиск новых рынков являются инновациями. Изменения в продуктах и производственных процессах также не обязательно должны быть технологическими, чтобы быть инновационными.

Сходным образом определяет инновацию один из самых влиятельных теоретиков менеджмента прошедшего столетия, П.Ф. Друкер:

Инновация – это проявление предпринимательского духа, будь то уже существующая коммерческая организация, коммунальные услуги или замысел, рожденный дома на кухне. Для предпринимателя это способ создания новых источников прибыли или расширения потенциала уже имеющихся.

Инновационная деятельность – выполнение работ и (или) оказание услуг, направленных на:

- создание и организацию производства принципиально новой или с новыми потребительскими свойствами продукции (товаров, работ, услуг);

- создание и применение новых или модернизацию существующих способов (технологий) ее производства, распространения и использования;

-применение структурных, финансово-экономических, кадровых, информационных и иных нововведений при выпуске и сбыте продукции (товаров, работ, услуг), обеспечивающих экономию затрат или создающих условия для такой экономии.[8,c.57]

Инновация (нововведение) - конечный результат инновационной деятельности, воплощенный в виде нового или усовершенствованного продукта (технологического процесса), предназначенный для использования в хозяйственном обороте с целью достижения экономического, социального, экологического, иного полезного эффекта.

Инновационная система - совокупность эффективно взаимодействующих элементов государственных и негосударственных секторов экономики региона (субъекта Федерации), которые обеспечивают оперативное преобразование научных знаний в современные технологии, новые материалы и иную конкурентоспособную продукцию.


Инфраструктура инновационной системы - совокупность организаций любой организационно-правовой формы и формы собственности, способствующих осуществлению инновационной деятельности, включая предоставление услуг по созданию и реализации инновационной продукции. К субъектам инфраструктуры инновационной системы относятся центры трансфера технологий, инновационно-технологические центры, технопарки, бизнес-инкубаторы, центры подготовки кадров для инновационной деятельности, венчурные фонды и иное.

Субъект инновационной деятельности - организация (индивидуальный предприниматель), осуществляющая инновационную деятельность и/или реализующая инновационную продукцию.

Государственная инновационная политика – составная часть научно-технической и промышленной политики, представляющая собой совокупность целей, задач, приоритетов, социально-экономических мер, направленных на формирование условий для развития производства конкурентоспособной инновационной продукции на базе передовых достижений науки, технологии и техники и повышение доли такой продукции в структуре производства, а также создание системы продвижения и реализации продукции и услуг на отечественном и мировых рынках. Основными субъектами государственной инновационной политики области являются законодательные и исполнительные органы государственной власти.

Областная инновационная программа - комплекс закрепленных в областном законодательстве мероприятий по реализации государственной инновационной политики, согласованных по исполнителям, ресурсам и срокам выполнения.[1]
1.2 Проблемы формирования и внедрения государственной инновационной политики в регионах

В экономических исследованиях и политических рекомендациях часто встречаются рассуждения о «провалах рынка», «субоптимальных траекториях развития» и т.д. Как правило выводом из этих рассуждений является предположение о необходимости государственного вмешательства в экономические процессы. Такое предположение имеет смысл лишь при (обычно, неявном) дополнительном предположении, что государство в целом или регулирующий государственный орган имеет знания, недоступные участникам экономических процессов, что этот орган знает, как надо или, хотя бы, как лучше. Действительно, государственные эксперты зачастую владеют информацией, которая недоступна частным предпринимателям, но и частные предприниматели практически всегда владеют знаниями, которые недоступны государственным экспертам, и совершенно неочевидно, что информация экспертов более релевантна. Даже если знания экспертов более релевантны, вполне возможно, что их следует просто опубликовать, вместо того, чтобы строить на их основе планы регуляционного вмешательства в экономику.


Если эти соображения верны, то наиболее высокие темпы инновационого развития и экономического роста должны наблюдаться там и тогда, где государство воздерживается от прямого вмешательства в экономические процессы и предоставляет свободу предпринимательской инициативе.

Речь, разумеется, не идет о полном устранении государства. Продуктивное функционирование рыночных механизмов нуждается в обеспечении прав собственности и соблюдения контрактов.

Если эти условия будут нарушены, успешным предпринимателем (получателем наивысшей прибыли) может оказаться не тот, кому удалось найти недоиспользуемый ресурс, а тот, кому удалось найти ресурс "плохо лежащий", недостаточно защищенный. Таким образом, несоблюдающиеся права собственности не столько подавляют инновацию, сколько перенаправляют ее в неконструктивное русло, порождая явления, которые социологи называют «силовым» и «политическим предпринимательством», то есть, попросту говоря, преступность и коррупцию (в действительности, точное определение «силового предпринимателя» в социологии не совсем соответствует определению преступника в уголовном кодексе, но степень перекрытия этих понятий все-таки очень высока). Впрочем, главная угроза инновационой активности в таких условиях состоит даже не в этом, а в том, что в этих условиях оказываются невыгодны (а иногда и просто невозможны) инвестиции, особенно долгосрочные.

Действительно, инвестиция делается в расчете на будущее повышение производительности и будущие прибыли. Но в условиях, когда прибыльное предприятие может быть отобрано "силовыми предпринимателями", инвестиции оказываются неприемлемо рискованными. Кроме того, становятся неясны источники первоначального накопления. Накопить деньги самостоятельно предприниматель не может по той же самой причине - накопления могут быть у него отобраны прежде, чем он сможет их проинвестировать. Кредитно-финансовый рынок в условиях несоблюдающихся контрактов нормально функционировать также не может; опять-таки, если предприятие отберут, то расплачиваться по кредиту будет нечем. Эти же факторы снижают привлекательность страны и региона для прямых иностранных инвестиций. [11,c.112]


Многие политики по ряду причин не удовлетворяются работой свободного рынка и предлагают комплексы мер, нацеленные на ускорение и стимулирование инновационной активности. Про некоторые из этих мер утверждается, что они также благоприятны для предпринимательской активности, про другие признается, что они направлены на стимулирование инновационной, но не предпринимательской деятельности.

Существует и такая проблема, как инвестиции в «человеческий капитал». Сложно привести возражения против вложения средств в образование, так чтобы они не прозвучали как отрицание образования и культуры как таковых, поэтому мало кто оспаривает это направление деятельности. Однако из материала предыдущих разделов должен быть ясен основной недостаток этой политики с точки зрения цели поддержки инноваций. Действительно, в ходе формального образования человек получает формализованное научное и техническое знание, которое, при всей его ценности, не является ни необходимым, ни достаточным условием инновационной деятельности. Это относится как к научному и техническому образованию, так – и даже в большей степени – ко входящему сейчас в моду «бизнес-образованию». Большинство успешных инноваторов – как владельцев предприятий, так и наемных работников – не заканчивали никаких специальных курсов по инновациям.

Другая проблема «инвестиций в человеческий капитал» состоит в том, что обычно речь идет о невозвратных вложениях, субсидировании или финансировании, но не инвестициях. Основной доход от этой инвестиции, если он и образуется, достается самому объекту инвестирования, самому человеку. Конечно, если в результате образования человек становится успешным изобретателем, крупным ученым или просто продуктивным наемным работником, это создает «положительные экстерналии», которые и можно считать отдачей от инвестиций в него. Но часто этого не происходит. Например, получивший хорошее специальное образование человек может уехать за рубеж, и получится, что вместо «человеческого капитала» мы профинансировали «утечку мозгов». Особенно острый характер эта проблема приобретает при инвестициях в человеческий капитал на региональном уровне – ведь большинство российских граждан гораздо спокойнее относятся к межрегиональным переездам, чем к эмиграции.


Многие политики осознают эту проблему, но осознают также и то, что возможные меры по ее решению совершенно неприемлемы с политической, а зачастую и с этической точки зрения. Действительно, все более или менее эффективные способы взыскать с человека «возврат на инвестиции» в его образование выглядят до неприличия похоже на такие милые и продуктивные институты, как крепостное право или кабальный договор.[13,c.45]



следующая страница >>