birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3

http://text.tr200.biz - скачать рефераты, курсовые, дипломные работы



Тема
Уголовно-правовой анализ незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств


2008г.

Содержание
Введение

Глава 1. Объект преступления ч. 1-3 ст. 222 УК РФ

Глава 2. Объективная сторона состава преступления ч. 1-3 ст. 222 УК РФ

Глава 3. Субъект и субъективная сторона ч. 1-3 ст. 222 УК РФ

Глава 4. Незаконный сбыт газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия

Глава 5. Добровольная сдача оружия

Заключение

Список использованной литературы и источников
Введение
Действующий сегодня Уголовный кодекс РФ, в частности ст. 222 это результат развития законодательства в советском государстве.

Октябрь 1917 г. ознаменовал собой коренное изменение жизни общества в России. Старое законодательство было упразднено, "не могло быть и речи о какой-либо рецепции или преемственности старого уголовного законодательства"1. В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. говорилось о том, что буржуазные кодексы прежней эпохи пролетариат должен сдать в архивы, вооруженный народ без особых правил, без кодексов справлялся и справляется со своими угнетателями2.

В условиях разгула преступности и сопротивления свергнутых классов Советское государство вынуждено было принимать достаточно жесткие меры в отношении регулирования оборота оружия и устанавливать суровое наказание за нарушение его правил. Первоначально ответственность за незаконный оборот оружия предусматривалась декретами советской власти.

10 декабря 1918 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР издал Декрет "О сдаче оружия"3, в соответствии с которым все население и учреждения гражданского ведомства обязаны были сдать находящиеся у них все исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки. Укрывательство оружия, задержание или противодействие его сдаче наказывалось лишением свободы на срок от одного года до десяти лет.


Особое значение имела деятельность государства по борьбе с незаконным оборотом оружия в годы Великой Отечественной войны. Широкомасштабные боевые действия, оккупация немецко-фашистскими войсками ряда республик и областей Советского Союза способствовали тому, что на руках у населения оказалось значительное количество оружия. Постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 января 1942 г. № 1156 "О сдаче трофейного имущества" предписывалось всем гражданам, проживающим в освобожденных Красной Армией населенных пунктах, в течение 24 часов сдать воинским частям, органам НКВД или местным органам власти все оружие, боеприпасы и другое имущество, оставленное противником, а также имущество, принадлежавшее воинским частям Красной Армии, государственным или общественным организациям и присвоенное во время оккупации. Граждане, не выполнившие требования данного Постановления и не сдавшие в указанный срок оружие и боеприпасы, подлежали ответственности по ст. 182 УК РСФСР, в случае злостного уклонения от сдачи - по ст. 58.14 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. В соответствии с Приказом Народного комиссара юстиции СССР от 28 января 1942 г. лица, виновные в порче оружия, боеприпасов, военного имущества, а также уклоняющиеся от их сдачи, подлежали штрафу до 3000 рублей или лишению свободы на шесть месяцев. Умышленное повреждение или злостное уклонение от сдачи имущества предполагало привлечение к ответственности по ст. 58.14 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик4.

В УК РСФСР 1960 г. ответственности за незаконный оборот оружия была посвящена ст. 218, анализ содержания которой позволяет выделить ее особенности и отличия от ст. 182 УК 1926 г.:

из числа охотничьего огнестрельного оружия к предметам преступления, предусмотренного ст. 218 УК, относилось охотничье нарезное огнестрельное оружие, в то время как согласно ч. 1 ст. 182 УК 1926 г. исключалась уголовная ответственность за незаконные действия (изготовление, хранение, покупка и сбыт) с любыми видами огнестрельного охотничьего оружия;


в качестве признака объективной стороны состава преступления выступает также ношение огнестрельного (кроме гладкоствольного охотничьего) оружия;

декриминализировано хранение холодного оружия без соответствующего разрешения;

пересылка по почте или багажом взрывчатых, легковоспламеняющихся, едких веществ стала рассматриваться как самостоятельное преступление. Ответственность за пересылку взрывчатых веществ была предусмотрена ст. 217 УК, за пересылку легковоспламеняющихся и едких веществ - ст. 220 УК;

санкции за совершение рассматриваемых преступлений были значительно снижены.5

Становление демократической России потребовало принятия нового УК РФ 1996 года. Содержание статьи 222 дополнялось и изменялось в 1998, 2003(декриминализация ношения холодного оружия) и 2004 годах.

Предусмотренные в ст. 222 виды деяний в наши дни являются весьма распространенными. Данная статья предусматривает уголовную ответственность за два вида преступлений:

- незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия (за исключением гладкоствольного), его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1—3 ст. 222);

- незаконный сбыт газового, холодного оружия, в том числе метательного (ч. 4 ст. 222).

Глава 1. Объект преступления ч. 1-3 ст. 222 УК РФ
Родовой объект комментируемого преступления составляет совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой объект преступления - общественная безопасность.

Непосредственный объект преступления - общественные отношения, определяющие порядок приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Предметами преступления, предусмотренного ч. ч. 1 - 3 ст. 222 УК РФ, как это видно из диспозиции, могут быть огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы (за исключением гражданского гладкоствольного, его основных частей и боеприпасов к нему), взрывчатые вещества или взрывные устройства.


В соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. "Об оружии"6 под оружием понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов.

К огнестрельному оружию применительно к ст. ст. 222 - 226 УК РФ относятся все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия независимо от калибра (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств").

Под боеприпасами следует понимать предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание.

К категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п. независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

Сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели, не относятся к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам (п. 4 вышеназванного Постановления).

Данное Постановление разъясняет также понятия взрывчатых веществ и взрывных устройств. Под взрывчатыми веществами согласно п. 5 Постановления следует понимать химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода воздуха.


Взрывные устройства состоят из взрывчатого вещества и приспособления для инициирования взрыва. Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам.

УК РФ устанавливает ответственность за незаконное обращение с взрывными устройствами, которые следует отграничивать от боеприпасов. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 отмечается, что под боеприпасами следует понимать предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание. Там же указывается, что к категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом, и что сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели, не относятся к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам. Под взрывными устройствами в том же документе предлагается понимать промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.).

Следует подчеркнуть, что судебная практика в отношении признания тех или иных предметов взрывными устройствами или боеприпасами противоречива. Так, например, в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2007 г. № 549-П06 указано, что К.А.В. "в июле-августе 1997 г. незаконно хранил являющиеся боеприпасами две ручные гранаты РГД-5". Иногда же суды вразрез с позицией Пленума Верховного Суда РФ, считающего гранаты боеприпасами, признают их взрывными устройствами7.


Проведенное в уголовном законе выделение взрывных устройств в качестве самостоятельного предмета преступления в том виде, как это осуществлено законодателем, Бикеев И. считает неудачным. Во-первых, они фактически подпадают под определение понятия боеприпасов. Во-вторых, хотя они и включают в себя взрывчатые вещества и средства инициирования взрыва, но никакой разницы в размере ответственности за незаконный оборот этих предметов не предусмотрено. Между тем, на наш взгляд, взрывные устройства, безусловно, более общественно опасны, чем взрывчатые вещества и другие предметы вооружения. Они позволяют осуществить взрыв с использованием дистанционного управления, с выбором подходящего времени, снизить риск обнаружения виновного и т.д. Незаконный оборот взрывных устройств должен наказываться строже, чем оборот взрывчатых веществ. Специфика данных устройств такова, что трудно предположить их законное использование частными лицами8.

Вроде бы и нет ничего страшного, если боеприпасы признали взрывными устройствами, и, наоборот, все равно действия с ними подлежат равной по размерам ответственности, например по ст. 222 УК РФ. Однако имеются примеры и иного рода. Так, в ч. 1 ст. 212 "Массовые беспорядки" УК РФ орудиями преступления названы огнестрельное оружие, взрывчатые вещества, взрывные устройства, но ничего не говорится о боеприпасах. В ч. 1 ст. 346 "Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества" УК РФ, наоборот, говорится о боеприпасах, но нет упоминания о взрывных устройствах. Поэтому отнесение предмета к той или иной категории может иметь принципиальное значение для квалификации содеянного.

Отграничивать боеприпасы от иных предметов вооружения, как представляется, допустимо по двум основным альтернативным характеристикам. Первой может выступать метаемость, а точнее, конструктивная предназначенность для поражения цели в результате метания предмета. Второй отличительной чертой можно считать взрываемость, т.е. конструктивную предназначенность для взрыва.


При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков составов преступлений, предусмотренных статьей 222 УК, необходимо установить, являются ли изъятые у него предметы оружием, его основными частями или комплектующими деталями, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, ответственность за незаконный оборот которых предусмотрена указанными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5). При этом обвинительный приговор не может быть основан на предположениях об относимости некого предмета к огнестрельному оружию.

Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам.

Не могут быть отнесены к оружию, ответственность за противоправные действия с которым предусмотрена ст. 222 УК, пневматическое оружие, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, электрошоковые устройства, предметы, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5).

Необходимо иметь в виду, что виновные лица привлекаются к административной ответственности за нарушение установленных правил ношения, изготовления, продажу или передачу пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 джоуля и калибра 4,5 миллиметра, оборот которого Законом "Об оружии" запрещен (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5).
Глава 2. Объективная сторона состава преступления ч. 1-3 ст. 222 УК РФ
Квалифицируя преступления, предусмотренные ст. 222 УК РФ, особые трудности правоприменитель испытывает при установлении содержания незаконных действий, образующих объективную сторону данного преступления.

Определение понятий "приобретение", "передача", "сбыт", "хранение", «перевозка» и "ношение" действующее уголовное законодательство не содержит. Поэтому их толкование осуществляется теорией уголовного права и судебной практикой.


Ношение и хранение оружия являются длящимися преступлениями и характеризуются непрерывным осуществлением состава9. Они начинаются с момента незаконного завладения оружием и длятся до наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления.

Одни ученые под незаконным хранением понимают сокрытие предмета преступления от органа власти в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих сохранность10. Представляется, что данная точка зрения не совсем верная. Считаем, что незаконное хранение оружия не всегда связано с сокрытием. Лицо, например, может демонстрировать оружие, вывесить его на стену. Кроме того, сокрытие именно от органа власти не может выступать в качестве обязательного признака для квалификации действий лица как хранения.

Другие авторы под незаконным хранением предлагают понимать владение оружием и сокрытие их в помещении, тайниках, а также иных местах, обеспечивающих сохранность11. Данная точка зрения не бесспорна. Преступное деяние в виде хранения авторы характеризуют двумя принципиально различными глаголами: "владение" и "сокрытие", при этом содержание владения не уточняется. Вместе с тем владение включает осуществление множества действий, в том числе выходящих и перекрывающих собственно сокрытие, тем более хранение. Так, ношение и передача также связаны с владением.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 12 марта 2002 г. № 5 О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" разъясняет, что незаконное хранение - это сокрытие предметов в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность12.

Принимая во внимание юридическое содержание рассматриваемого действия, а также учитывая лексическое значение термина "хранение"13, считаем необходимым уточнить, что хранение заключается в сбережении и недвижимости предмета вооружения, которое может осуществляться в форме как действия, так и бездействия.


Под ношением теория уголовного права понимает случаи, когда оружие находилось при виновном14. Однако оружие может находиться при виновном в том числе при осуществлении его перевозки. Следовательно, данное определение слишком общее и не позволяет отграничивать формы осуществления незаконных действий.

Согласно другой позиции незаконное ношение понимается как перемещение предмета преступления при себе либо в переносимых предметах или транспортных средствах, обеспечивающее постоянную и быструю возможность их использования по прямому назначению15. Однако, если отталкиваться от данной позиции для того, чтобы квалифицировать действия лица как ношение, следует доказать, что размещение предмета преступления позволяло его "постоянно" и "быстро" использовать по прямому назначению. Вместе с тем включение понятий "постоянство" и "быстрота" в нормативное определение недопустимо, поскольку данные понятия являются оценочными. Например, возникает вопрос: ношение оружия в кобуре под одеждой обеспечивает постоянную и быструю возможность использования пистолета по прямому назначению или нет? Тем более полагаем необоснованным определять состав ношения предметов вооружения через "возможность их использования по прямому назначению".

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 отражено, что под незаконным ношением следует понимать нахождение предмета вооружения в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноску в сумке, портфеле и т.п. предметах (п. 11). Вследствие этого как ношение следует также квалифицировать, например, нахождение оружия у лежачего больного. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ ношением будет признаваться и действие лица, связанное с разовым перемещением.

Ношение может обозначать действие, совершающееся не за один прием или не в одном направлении. Таким образом, ношение - это систематическое перемещение предмета лицом за счет личных физических усилий. Только систематическое перемещение предмета вооружения за счет личных физических усилий может быть определено как ношение. Однократное перемещение предмета преступления охватывается таким действием, как приобретение.


Под незаконной перевозкой в соответствии п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ понимается перемещение на любом виде транспорта, но не при обвиняемом. Вместе с тем возникают вопросы о том, как квалифицировать действия лица, если предмет вооружения находился на теле обвиняемого, в сумке и т.п. предметах, в каком-либо транспортном средстве.

Согласно устоявшейся позиции разграничение перевозки и ношения должно проходить по местоположению предмета вооружения: если при лице, то деяние следует квалифицировать как ношение, если в салоне транспортного средства - это перевозка. Представляется, что местоположение предметов вооружения - недостаточный критерий для разграничения незаконных действий.

По нашему мнению, принципиальное значение в этом случае имеют способ перемещения: за счет личных физических усилий или посредством использования транспортного средства, а также установление субъективной стороны, т.е. выяснение умысла, направленности сознания. В связи с этим в случае, когда лицо осуществляло перемещение оружия при использовании транспортного средства и умысел был направлен именно на перемещение, то содеянное независимо от местонахождения оружия следует квалифицировать как перевозку.

Еще один спорный момент квалификации - это отграничение перевозки предметов вооружения от хранения. В данном случае представляется, что это должно определяться в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, места нахождения предмета вооружения и других обстоятельств дела.

Под перевозкой следует понимать перемещение предмета при помощи использования транспортного средства. Незаконная перевозка считается оконченным преступлением с момента начала перемещения. Это обосновывается тем, что умыслом виновного при перевозке всегда охватывается факт перемещения предмета вооружения посредством использования транспортных средств.

Значительный интерес представляет рассмотрение таких видов действий, как сбыт и передача.


В УК РСФСР 1960 г. не разграничивались указанные понятия. Сбыт определялся как передача оружия другим лицам16. В отличие от прежнего законодательства ч. 1 ст. 222 УК РФ различает незаконные передачу и сбыт. Однако действующее законодательство не содержит такого определения, как сбыт. В Федеральном законе "Об оружии" используются термины: торговля (ст. 18), продажа (ст. ст. 19, 21) и передача (ст. 19).

По разграничению понятий передачи и сбыта в юридической литературе высказываются разные суждения. Одни авторы под незаконной передачей понимает случаи, прямо указанные в законодательстве как передача либо совершенные в нарушение установленных правил передачи (передачи для хранения, проверки, экспертизы, сертификации и т.д.)17. Представляется, что такой подход необоснован: в этом случае все действия, не подпадающие под передачу, являются сбытом. Не можем согласиться с точкой зрения других авторов, полагающих, что передача оружия предполагает действия посредника при отчуждении (продаже и др. операциях) оружия его собственником, а равно передача оружия самим собственником в чужое владение (например, для хранения, во временное пользование)18. Квалификация действий как передача только в случае их осуществления исключительно через посредника вызывает вопросы. В то же время аргументы такого решения авторы не приводят. Третьи авторы предлагают различать передачу и сбыт предметов вооружения по критерию времени, на которое осуществляется их переход: если на постоянное время - это сбыт19.

Мнение этих авторов соответствует высказанной Пленумом Верховного Суда РФ позиции, который рекомендовал под незаконной передачей понимать незаконное предоставление для временного использования (абз. 6 п. 11), а под незаконным сбытом - безвозвратное (в отличие от незаконной передачи) отчуждение в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной) (абз. 7 п. 11).


Вместе с тем использование в качестве критерия времени, на которое передается предмет вооружения, представляется недостаточно обоснованным. Считаем необходимым исходить из юридического содержания действий по передаче и сбыту. В связи с этим представляется под передачей понимать вручение во владение предмета вооружения конкретному установленному лицу; под сбытом следует понимать отчуждение в собственность любого и неопределенного лица предмета вооружения в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной).

Спорным вопросом при квалификации действий являются случаи распространения и подбрасывания оружия. Исходя из предложенного понимания, считаем, что указанные действия следует квалифицировать как сбыт.

Деяния в форме сбыта и передачи являются оконченными с момента фактического отчуждения или вручения предмета вооружения.20

Приобретение оружия состоит в получении предметов в постоянное или временное владение, возмездно или безвозмездно. Причем выражаться оно может в разных способах: путем покупки, мены, получения в дар, вознаграждения за услугу, в уплату долга, в присвоении найденного и т.п. (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5). Ранее спорным моментом квалификации являлось решение вопроса о форме деяния в случае присвоения найденного предмета вооружения. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ этот вопрос решен однозначно: присвоение найденного предмета вооружения является незаконным приобретением. Полагаем, что преступление в виде незаконного приобретения является оконченным с момента получения предмета преступления приобретателем. При этом в случае, когда по не зависящим от приобретателя обстоятельствам, процесс приобретения прерван, действия лица следует квалифицировать как покушение на приобретение предмета вооружения.

Необходимо учитывать, что ответственность по статье 222 УК наступает за незаконный оборот, хищение либо вымогательство не только годного к функциональному использованию, но и неисправного, а также учебного оружия, если 1) оно содержало пригодные для использования комплектующие детали или 2) если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5).


Состав преступления, является формальным, то есть преступление считается оконченным с момента совершения действий, образующих его объективную сторону, независимо от времени наступления преступных последствий.

Поскольку совершение любого из указанных в диспозиции действий образует оконченный состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 222 УК, действия лица, которое незаконно приобрело, хранило, перевозило и носило боеприпасы, а затем пыталось их сбыть, квалифицируются по ч. 1 ст. 222 УК. В данном случае дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 222 УК не требуется21.

Как оконченное преступление по ст. 222 УК квалифицируются незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение одной либо нескольких основных частей огнестрельного оружия.

Не является уголовно наказуемым оборот комплектующих деталей и составных частей оружия и патронов, осуществляемый в ходе производственного процесса между смежными предприятиями, занимающимися производством оружия для поставок государственным военизированным организациям или его изготовлением и поставками только для экспорта с соблюдением правил, установленных статьей 16 Федерального закона "Об оружии" (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 № 5).



следующая страница >>