birmaga.ru
добавить свой файл

1
" В раю, конечно, климат лучше,


Зато в аду гораздо более приятное общество."

Марк Твен
Глубоко под землёй, в том месте, до которого не доползёт ни одно насекомое, там, где нет солнечного света, музыки, а нравственность, духовность и святость считались насмешкой, находится Ад. Его называют по разному: Аментес у египтян, Тартар у греков, Геенна огненная у христиан, не суть важно. В преисподней отбывают наказание безбожники, и в этом сходятся представители многих религий. Все их преступления не пересказать, да и зачем?

Один человек попал в ад за кражи и обман честных людей. Мнил он себя мудрецом, но знакомые с ним не считались, причисляя к людям недалёким. И уже двести двадцать семь лет по земному счёту его наказывали за провинности. Но что преступнику годы, если они сливаются в вечность?

В один из нескончаемых дней жизни в бездне, повели два беса этого грешника на очередное наказание: заставляли его съесть все, что он при жизни украл. Нечестивец радовался, потому что это было одно из самых лёгких по его мнению мучений. Чертям же было скучно, ведь этой работой они занимались уже много лет. Решив передохнуть, они опустили заключённого на землю, усыпанную многовековым пеплом, а сами стали беспечно болтать, обсуждая демонов, которые постоянно помыкали ими, выбирая себе самые интересные пытки и просто унижая их. Постепенно разговор стал ещё более горячим, и один чёрт даже хотел выместить свою злость на нашем грешнике, но его спутник остановил расправу, решив поговорить с человеком, в надежде развеять скуку и забыть о злости. Да и наказать его можно в любой момент, никуда ему не деться из ада!

- Сколько ты уже здесь? Мы впервые сегодня ведём тебя в пыточную. Как величать? Меня назвали Бурсианом в честь известного демона, - хвастливо начал разговор бес, поигрывая своим хвостом и не сводя красных, горящих глаз с собеседника.

- Да не припомню сколько я здесь, все дни похожи друг на друга, - преувеличенно радостно отвечал тот, надеясь разговором отсрочить наказание. - Имя моё затерялось в памяти, здесь меня знают как Фола. А куда делись прежние мои мучители?


- Повысили их, - оскалившись прорычал другой чёрт, гневно крошащий камень в стороне. - Только все знают, что им случайно удалось найти ценный артефакт, вот их и наградили. А они всем лгали, уверяя, что обратили на них внимание за усердную работу. Как бы не так! Да они даже пытать нормально не умели, так, лишь бы по быстрому помучить! Но мы тебе покажем, что умеют настоящие черти! - он уже хотел схватить Фола, но другой чёрт, более молодой, судя по коротким рогам, начал что-то шептать ему на ухо. Вскоре оба беса замолчали и сели на большой камень, выбрав его из множества валявшихся вокруг глыб.

- А что, Фол, хотел бы ты выбраться из ада? Иль тебе тут нравится? - медленно задал вопрос Бурсиан.

- А кто не хочет? Да только как? Всем известно, что выбраться невозможно. За это могут окунуть в лаву или придумать кару похуже. Фантазия у вашего брата богатая, - с некоторым страхом сказал грешник.

- А что ты нам дашь, если мы тебя из Ада вытащим? Отпустим обратно на поверхность?

- Что?! Да всё, что вам будет угодно! У меня спрятано много денег, я всё вам отдам. Всё, всё, всё принадлежащее мне! - неистово верещал Фол, обещая то, чем он никогда не обладал, да и сейчас уже исчезнувшее в круговороте времени.

Про себя черти потирали руки, предвкушая веселье и поражаясь глупости этого простофили.

- Да, ты богат, признаю. Возьмём презренный металл и отпустим его? - спросил Бурсиан у другого беса.

- Этого мало, чтобы сбежать из места, где ты должен томиться и страдать веками. Согласен тебе помочь за небольшую услугу, в прибавку к деньгам. Много тысяч лет я здесь жарюсь и об одном жалею. Не могу я насладиться музыкой, по которой скучаю уже давно. В аду не найти никого, кто бы смог мне в этом помочь, а людей невозможно заставить играть! Можешь ли ты попросить дьявола, чтобы собрал он здесь оркестр, дабы могли мы наслаждаться мелодиями? Нас он и слушать не станет, но несомненно, ты сможешь его убедить своим даром доказывать правоту во всём, а также недюжинным умом, которым ты очаровал нас так быстро.


- Дьявола убедить? Да, эта задача мне по силам, - уверенно изрёк грешник, радуясь лёгкости поручения, а также искренне веря в свой ум и искусный язык.

- Ну что же, тогда мы проводим тебя к нему? - в один голос спросили шутники.

- Нет, я хочу узнать, как вы меня отсюда освободите! Или считаете, что нашли простака, которого легко обмануть? - гневно вопрошал Фол чертей, потрясая кулаками в их сторону и забыв свой страх перед ними. И даже тошнотворная внешность, вселявшая ужас, не могла остановить распалившегося празднослова. А насмешники кое-как сдерживали себя, готовые в любую минуту выдать своё глумливое настроение.

- Не прост ты человек. Ну, откроем тебе тайну. Тот артефакт, который нашли твои бывшие надсмотрщики, хранится пока у нас в сторожке, недалеко отсюда. Сила его заключается в том, чтобы открывать проходы между Адом и Землёй. Именно им мы и воспользуемся. Ну, а теперь ты нам веришь? Или клятвы требовать будешь?

- Уболтали. Ведите к сатане.
***

Трон повелителя Ада располагался в огромной пещере, окружённой ревущими языками пламени. На малейшее недовольство этого падшего ангела огонь откликался неистовством и был готов пожрать любого, на кого укажет владыка.

Сатана устало сидел на троне, принимая бесконечных просителей. Каждый приходил с огромным мешком жалоб, которые мог разрешить только повелитель. Демоны, черти, духи и другие прислужники тьмы образовали огромную очередь. Где-то в самом конце стоял и Фол, который корчился от невыносимой жары, удущающего смрада и прочих "прелестей" сего места. Но вот очередь дошла до него. Окрылённый он предстал перед дьяволом, ничуть не смутившись ауры, нагнетающей на посетителей страх.

- Что тебе надо? - презрительно бросил дьявол. - Говори быстрей, или сброшу тебя в яму со змеями.

- Ваше наитемнейшество, Владыка тьмы, тот, кто вершит истинное зло, тот, кто развратит любого, ибо вы - ...

- Заткнись. Излагай, что тебе надо, - эти эпитеты говорил любой, кто приходил что-то просить. Иногда, правда, слушать было довольно забавно.


- Да, да, конечно, владыка, - подобострастно прошептал Фол, склоняясь в поклоне ещё раз. - У меня есть предложение, которое вы несомненно посчитаете выгодным для себя. Почему бы не создать в Аду симфонический оркестр? Музыка повеселит ваших чертей, да и вы развлечётесь. А то тут у вас совсем скучно, нет ничего интересного, рутина одним словом. Муки, пытки, что в этом такого? Музыка гораздо глобальней и веселей! - излагал Фол в глубокой уверенности, что этими аргументами он убедит дьявола. - Хандра и рутина заставляют думать ваших поданных о том, что в их мозги приходить не должно. А кому нужны думающие рабы?

Повисло молчание. Повелитель Ада был в растерянности. И даже хотел отправить просителя в яму к змеям, но вдруг подумалось ему, что есть в этом предложении что-то забавное. И что даже самое благое и прекрасное, то есть музыку, можно извратить, получив очередной инструмент для мучений и истязаний.

- Ты поразил меня, смертный. Я поразмышляю над твоей просьбой. Убирайся отсюда, аудиенция закончена! - и шевельнув когтистой лапой, сатана выбросил из тронного зала просителя.

Эту сцену видели два черта, к которым и послали Фола. Они ждали далеко не этого, надеясь потешиться жестокой расправой...
***

- Выполнил своё обещание я, а деньги вам отдам лишь после того, как вытащите вы меня отсюда. Ну, где катализатор, или как там его? - торжествующе сказал Фол, наслаждаясь собственной смекалкой.

- Вот он, не бойся, мы не обманываем никого и никогда, - сладко растянув пасть в улыбке, ответствовал бес, и извлек из невидимого кармана небольшой камень. Он был прозрачный, что капля воды, и казался неуместным в таком ужасном месте.

- Как им пользоваться? - чуть ли не вырвав камешек, вопрошал Фол.

- Да просто вглядись в него, и получишь свободу. Да только не забудь отдать нам деньги! Мы из ада отлучиться не сможем, так что вернись сюда потом, вместе с уплатой!

- Всенеприменно! - торопливо заявил скороговоркой смертный, радуясь возможности сбежать не заплатив. И направил взгляд в белый, неограннёный камень. И исчез в нём, потому что черти подсунули ему артефакт, который заключал любого в мире грёз. Бурсиан выменял его у одного демона. Бес, хохоча до колик, вгляделся внутрь. Там был виден Фол, который блаженно закатил глаза и стоял не двигаясь. Потом этот камешек выхватил второй чёрт, также злобно ликовавший по поводу удачного розыгрыша.


Долго бы ещё они потешались над глупостью недавнего знакомца, решившего сбежать из Ада, если бы не оркестр, что начал играть. В него дьявол набрал бесов, низших тварей, ведьм, колдунов, не подающихся описанию существ. И каждый играл на своём собственном инструменте: бубне из медвежьей шкуры, на барабанах, обтянутых человеческой кожей с костями вместо палочек, а также на черепах, заменяющих непостижимым образом трубы. И много чего было ещё.

Звуки, издаваемые этими инструментами, невозможно было перенести! Все слушавшие корчилось от ужаса, муки, боли, которую вызывала эта музыка. Грешники падали и просили другого наказания, только наказывать их было некому. Тёмные прислужники сатаны сами корчились в агонии, не в силах перенести эту муку.

Лишь владыка Преисподней был доволен, ибо измышления его разума исполнились в полной мере, и наслаждался он болью других. Решив найти того человека, которому принадлежала идея оркестра, и показать ему, как он её извратил, дьявол вызвал к себе чертей к нему приставленных. Но только появились они из-под земли, темнейший познал всю правду и разгневался, ведь провели его, ЕГО! Пытались использовать, чтобы позубоскалить, провели, выставили идею оркестра как-будто её придумал Фол! В пылу ярости хотел он бросить двух шутников в огонь, бушующий вокруг, но остыл и решил наказать их по другому, гораздо изощрённее. Заключил он их в камень, в котором обитал Фол, перед тем сказав:

- Идите туда, возьмите деньги, которые он вам должен. Разрешаю я веселиться, проматывая вместе с тем дураком то, чего на самом деле нет. Я щедр. Вы получите ещё кое-что - понимание происходящего. Вечность вас ждёт впереди. Вы подарили ему ключ к грёзам, и цена была не большой, ведь он не сделал ничего, сверх своего ума.

Так, заканчивается эта история. Глупец витает в своих мечтах, вырвавшись на свободу, а два черта, мечутся в камне, не в силах выбраться наружу. А оркестр играет и играет...