birmaga.ru
добавить свой файл

1
«Новое время»


18-ое декабря 2004г.
Бьет – значит любит?

По данным Центра по правам женщин, 71 процент их подвергался насилию в семье
В феврале 1997 года Тбилиси содрогнулся от ужаса. 25-летний мужчина облил бензином свою 24-летнюю жену и поджег ее прямо в квартире. Когда в дом ворвалась полиция, было уже поздно – спасти женщину не удалось. Убийцу осудили, в тюрьме он покончил с собой. Трехлетний мальчик остался круглым сиротой.
Казалось, такая дикая история нигде и никогда повториться не может. Но нечто подобное произошло и в Ереване. К счастью, развязка была иной – спички попались мокрыми и, пока муж искал новый коробок, облитой бензином женщине удалось скрыться из дома...

Еще один подонок (иначе его не назовешь) влил своей жене в глаз серную кислоту – ему не понравилось как она на него посмотрела. Эти из ряда вон выходящие случаи осуждаются всеми, однако к повседневному домашнему или семейному насилию отношение в нашем обществе достаточно безраличное. Обычно говорят: надуманная, мол, эта темя – в армянской семье такого нет и быть не может, или это семейное дело, вторгаться в него не следует, сами разберутся...

...Ее брак начинался красиво. Он был молод, внимателен, хорошо зарабатывал. В доме, полном достатка, они жили одни. Она поплакала, когда он запретил ей ходить на лекции, а затем и вообще продолжать учебу, но смирилась, согласилась с тем, что все ее внимание отныне должно уделяться только ему. Нрав у мужа был вспыльчивый – взрывалься по любому поводу и даже без оного. Но если в первые месяцы брака еще сдерживался, руки не распускал, то потом бить ее вошло у него в привычку. Избивал за то, что не то надела, не так посмотрела, слишком долго разговаривала по телефону или осмелилась выйти на улицу... Она стеснялась говорить об этом с родными, подруг не осталось – муж отвадил всех , поделиться было не с кем... Сегодня она сама не понимает, как смогла пять лет жить в этом аду. Увидев как-то по телевизору номер телефона горячей линии Центра по правам женщин, рискнула и позвонила... Некотое время жила вместе с дочерью в убежище центра, затем подала на развод. Мужу огласка была не нужна. Как только история вышла за пределы семьи, он согласился на развод.


Анаит распорядилась своей судьбой иначе. Измученная побоями мужа, она тоже ушла из семьи и, найдя приэт в убежище, начала осваивать специальность парикмахера (плату за ее обучение взял на себя центр), но затем оставила учебу и вернулась к мужу. Сейчас жалеет он этом – муж слова не сдержат, по-прежнему пьет и бьет... В практике центра (толька за этот год в убежище приходили в себя 45 женщин и их дети – более 50 ребят) был зафиксирован один-единственный случай, когда муж действительно изменился, добровольно прошел курс лечения от алкоголизма, нашел работу и, по всем признакам, дорожит воссоединенной семьей. Тем не менее многие женщины в конечном итоге возвращаются в семьи, откуда бежали.

Но бьют не только мужья. На 17-летнюю Анну руку поднимала свекровь. Главная добытчица и кормилица, она держала членов своей семьи в ежовых руковицах – ну муж, ни сын не осмеливались ей перечить. Не выдержав издевательств свекрови и молчаливого попустительства мужа, Анна бежала. Женщина оказалась сильной и, несмотря на угрозы, решилась потребовать развод. Для того, чтобы ей вернули детей, вынуждена была отказаться от квартиры, имущества, алиментов. Живет трудно, но ни о чем не жалеет.

Иногда бьют не жен, а матерей. Именно это побудило обратиться за помощью в центр 65-летнюю Гоар. Сын избивал мать, расчитывая, что она не выдержит издевательств и уйдет, оставив им двухкомнатныю квартиру. Она чато ночевала то у соседей, то у знакомых, но в конечном итоге всегда возвращалась. Круг замыкался, и только сейчас появилась надежда разомкнуть его – дело направлено в суд, и, видимо, одна комната в соответствии с законом будет предоставлена ей. Однако финал большинства других историй не столь благополучен, как этот. Квартира принадлежала Гоар, она имела подтвержденные законом права на ее. Женщины же, пришедшие в дом родителей мужа, такими правами не обладают. Законы Республики Армения отказывают им в жилье, если квартира является собственностью свекра или свекрови, а поскольку браки в последние годы фактически не регистрируются, а значит, нет и прописки, то и обращения в суд тоже ничего не решают.


Бытует мнение, что семейное насилие стимулируется низким уровнем жизни, отсутствием образования, пещерным интеллектом. Это заблуждение. Оно процветает и в интеллигентных, и в обеспеченных семьях. Разница в том, что они, как правило, предпочитают не выносить сор из избы, в остальном ситуации схожие. Иногда жестокость даже более изощренна, и расцвету способствует безнаказанность.

Центр по правам женщин занимается проблемами домашнего насилия семь лет. Только за два последних года через психологов, юристов, социальных работников центра прошло почти шесть тысячь женщин. Но даже эта цифра не дает основания утверждать, что насилие в армянских семьях с годами растет. Возможно, просто повысилась обращаемость женщин за помощью. Но если судить по опросу, проведенному в 2001 году (были опрошены 1200 женщин), 71 процент их подвергался насилию в семье. В этом году лед наконец-то тронулся – хочется верить, что национальный план, принятый в этом году, действительно послужит улучшению положения женщин.

Но пока план начнет осуществляться, на помощь подвергшейся насилию женщине приходят в основном неправительственные, общественные организации. «Наш центр оказывает им всю необходимую психологическую и юридическию помощь, - говорит руководитель центра Сусанна Варданян, - они могут залечить раны в функционирующем у нас убещиже. Социальные работники центра подыщут им жилье и работу, направят на курсы, где женщины могут освоить профессии парикмахера, повара, бухгалтера, научаться работать с компьютером. Главная наша задача – вывести обратившуюся ка нам женщину ис депрессии, дать ей возможность прийти к какому-то решению».

...Женщины, с которыми меня познакомили в центре, соглашаясь на разговор, просили о сохранении конфиденциальности. Поэтому мы мена их изменили.