birmaga.ru
добавить свой файл

1
Акаев Аскар Акаевич, профессор, доктор технических наук,


иностранный член РАН, академик Национальной Академии

наук Киргизской Республики, главный научный сотрудник

ИМИСС МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва.

Сарыгулов Аскар Исламович, кандидат экономических наук, Центр фундаментальных исследований процессов развития экономики

России СПбГИЭУ (Санкт-Петербургский государственный

инженерно-экономический университет), г. Санкт-Петербург.

Соколов Валентин Николаевич, профессор, доктор экономических наук, заведующий кафедрой исследования операций в экономике,

начальник Центра фундаментальных исследований процессов

развития экономики России СПбГИЭУ, г. Санкт-Петербург.
Управление экономическим развитием с помощью структурных сдвигов
В ходе развития большого цикла экономической конъюнктуры Кондратьева всегда обнаруживались острые структурные диспропорции как в рамках национальных экономик, так и в масштабах мирового капиталистического хозяйства, которые, в свою очередь, вызывали структурные кризисы и, тем самым, оказывали существенное влияние на дальнейшее экономическое развитие [1].

Структурный кризис и сопровождавшая его длительная депрессия, охватившая мировую экономику с середины 1970-х гг., стимулировали активизацию исследований эволюции структурной неустойчивости и ее влияния на экономическое развитие [2]. В результате было показано, что структурный кризис вызревает независимо от развития циклических процессов, приближая наступление экономического кризиса, сказываясь на его глубине и продолжительности. Опыт мировых экономических кризисов 1974-1976 и 1980-1982 гг. показал, что в различных странах структурный кризис примерно одинаковым образом «вплетается» в циклическое движение экономики. Причем структурный кризис в существенной мере увеличивал разрушительную силу циклических кризисов, способствовал ускоренному росту дороговизны и нарастанию неустойчивостей в сфере мирохозяйственных связей [2].


В частности, для экономики ФРГ Г. Менш показал [3], что именно структурная неустойчивость, имевшая место в 1971-1974 гг., вызвала сильный кризис производства и занятости в 1975-1976 гг. Структурный анализ Менша показал также, что и для других развитых стран в 1971-1974 гг. имела место структурная неустойчивость. Таким образом, структурный кризис 1970-х годов совпал с фазой депрессии четвертого цикла Кондратьева и вызвал глубокий мировой экономический кризис, а также сыграл роль синхронизатора очередного пятого Кондратьевского цикла в мировом масштабе. Менш открыл, что структурная неустойчивость в отдельных частях экономики идет рука об руку со структурной восприимчивостью к прорыву крупных базисных инноваций и сформулировал правило, согласно которому, «инновации преодолевают депрессию» [3]. Отсюда следует, что наилучшим временем для запуска базисных инноваций является период депрессии. Революционные технологии, лежащие в основе базисных инноваций, в свою очередь, приводят как к технологическим, так и отраслевым структурным изменениям в экономике. Поэтому Менш назвал период депрессии временем структурной перестройки.

В начале 1980-х годов (предположительно в 1982 г. [4]) стартовал пятый Кондратьевский цикл, повышательная стадия которого закончилась на переломе веков (предположительно 2005 г. [5]). На сегодня мир оказался в фазе депрессии его понижательной стадии, которая предположительно продолжится до 2017 г. Глубина кризиса 2008 года, который сравнивают с Великой депрессией 1929-1933 годов, во многом обусловлена тем, что на понижательную стадию пятого Кондратьевского цикла наложились сразу два кризисных явления – структурный и финансовый. Поэтому на этом этапе следует с высокой вероятностью предвидеть крупные экономические потрясения, поскольку набравший силу кризис на нынешних рубежах вряд ли остановится. Мир входит в затяжную полосу экономических неурядиц, как это было в 1970-х годах.

Мировой кризис резко обнажил структурные диспропорции, имеющиеся в российской экономике. Глубина и механизмы российского кризиса также непосредственно связаны со структурными особенностями. Структура российской экономики, как в отраслевом, так и технологическом отношениях, весьма далека от сбалансированной и, во многом, унаследована от советской экономики. Крупнейшим советским экономистом академиком Ю.В. Яременко в 1960-х и 1970-х годах были выявлены общие тенденции структурных изменений, долгосрочные закономерности структурных сдвигов в социалистической экономике [6]. Им отмечалось хроническое структурно-технологическое неравновесие, присущее советской экономике, которое сыграло решающую роль в ее крахе. В 1990-е годы Ю.В. Яременко сформулировал для российского правительства долгосрочную структурную политику, которая актуальна и поныне. Главным приоритетом этой политики, согласно концепции Яременко, должно было быть формирование нового мощного технологического ядра экономики на основе высокотехнологичных ресурсов ВПК и преодоление технологической несбалансированности, которая служит причиной огромных избыточных затрат всех видов ресурсов.


Англо-австралийский экономист К. Кларк в 1930-е годы впервые провел всесторонний структурный анализ капиталистической экономики и эмпирическим путем установил наличие взаимозависимостей между отраслевой (продуктово-технологической) структурой хозяйства, его институциональной структурой и общим темпом экономического роста [7]. Кларк построил долговременный прогноз экономического развития капитализма на послевоенный период, согласно которому до начала 1970-х годов должна была протекать повышательная стадия большого Кондратьевского цикла. Следует отметить, что прогноз Кларка во многом сбылся.

Продолжая указанные исследования, на основе анализа отраслевых структурных изменений в экономиках 10 развитых стран ОЭСР [8], мы обнаружили закономерности, связывающие долговременные отраслевые структурные сдвиги с экономическим ростом [9], которая позволяет строить аналитическую модель для долгосрочного прогнозирования экономического развития [10]. Аналогично, анализируя технологическую структуру экономики, которая, согласно недавно принятой Европейским Союзом классификации производственных структур относительно уровня технологического [11], определяется технологической структурой обрабатывающих отраслей промышленности, мы установили, что имеет место также оптимальная технологическая структура для развитых экономик. В результате мы сформулировали эмпирические правила для определения сбалансированной (оптимальной) отраслевой и технологической структуры развитой рыночной экономики [9]. Что касается структуры экономики России, то она очень далека от сбалансированной отраслевой и технологической структуры развитых стран [9]. Это говорит о необходимости быстрой и коренной структурной реформы российской экономики.

Задача эффективного управления экономической системой предполагает, с одной стороны, умение предвидеть каким будет новое равновесие (сбалансированное состояние) при тех или иных структурных сдвигах, а с другой стороны, уверенно вести систему в это новое состояние устойчивого равновесия. Устойчивость функционирования и развития экономической системы является ее важнейшей характеристикой, поддержание которой составляет суть одного из основных требований управления ими [10].


В докладе будут представлены аналитические соотношения, описывающие зависимость динамики ВВП от отраслевой и технологической структурных сдвигов, алгоритмы управления этими сдвигами в целях оптимизации структуры экономики и максимизации темпов роста.

Выводы

1. Для экономик развитых стран ОЭСР на ближайшую перспективу имеет место оптимальная структура как отраслевая, так и технологическая. Оптимальная сбалансированная отраслевая структура определяется средними значениями долей основных отраслей в ВВП на 2003-2005 гг. предшествующие началу нынешнего кризиса. Основу оптимальной отраслевой структуры составляют обрабатывающие отрасли промышленности (~20%), сектор финансов (~25%) и сфера услуг (~22%). В свою очередь основное ядро обрабатывающих отраслей промышленности состоит из высокотехнологичных (~20%) и средневысокотехнологичных (~30%) . Мы называем это «правилом одной пятой и половины».

2. Для развитых экономик стран ОЭСР существует определенная зависимость между отраслевыми структурными сдвигами и динамкой ВВП, которая позволяет получить простейшие формулы как для прогнозирования динамики ВВП по предполагаемым структурным сдвигам, а также алгоритм управления экономическим развитием, чтобы привести ее к желательной целевой структуре. Аналогичные зависимости получены также для технологических структурных сдвигов, которые допускают процедуру оптимизации.

2. России требуется активная структурная политика. Депрессия лучший период для того, чтобы заложить требуемые тенденции отраслевых и технологических структурных сдвигов. Стратегической целью структурно-технологической политики является переход к качественно новой сбалансированной структуре экономики. С одной стороны, это предполагает формирование высокоразвитого потребительского сектора на отечественной технологической основе, а с другой – восстановление структурно-технологической сбалансированности российской экономики. Одной их самых важных задач российской экономики должно стать массовое производство конкурентоспособных товаров длительного пользования. Ликвидация технологического отставания должна быть главным предметом программы структурно перестройки.

Список литературы


  1. Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. – М.: Международные отношения, 1989.- 272 с.

  2. Энтов Р. //Мировая экономика и международные отношения, 1987, №11, с. 109-114.

  3. Mensch G. // Kondratieff Waves. Warfare and World Security. – T.C. Deveras (Ed.). – IOS Press, 2006, p. 80-90.

  4. Ван Дейн Я. // Вопросы экономики, 1992, №10, с. 79-80.

  5. Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. – Дубна: «Феникс+», 2006. – 448 с.

  6. Яременко Ю.В. Приоритеты структурной политики и опыт реформ. – М.: Наука, 1999. – 414 с.

  7. Clark C. The Conditions of Economic Progress. – London, “Macmillan & co LTD”, 1957.

  8. OECD (Organization of economic cooperation and development). StatExtracts http://stats.oecd.org/wbos/Index.aspx

  9. Акаев А., Михайлушкин А., Сарыгулов А., Соколов В. // Экономическая политика, 2009, №2, с. 116-127.

  10. Акаев А.А., Сарыгулов А.И., Соколов В.Н., Управление динамикой экономического развития с помощью структурных сдвигов // ДАН, 2009, том 429, №2, с. 168-173.

  11. European Commission: Towards a European Research Area Science, Technology and Innovation – Key Figures, 2007, p.106