birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4
OCR и форматирование Nina & Leon Dotan  (03.2004)


ldn-knigi.lib.ru   (ldn-knigi.narod.ru)      ldn-knigi@narod.ru

{Х} - Номера страниц соответствуют началу страницы в книге.

В оригинале сноски находятся в конце соответствующей страницы, здесь

- сразу за текстом!
Старая орфография изменена.


{3}
Большевики прежде всего — предатели
25 октября (7 ноября) большевики будут праздновать 10-летний юбилей захвата власти в 1917 г.

Будут они писать воспоминания, подводить итоги прошлому и в назидание своим говорить об уроках будущего. В своей монопольной прессе они, конечно, будут славословить переворот, — и в их СССР не раздастся никаких протестов против всей лжи, какую они наговорят для целей своей пропаганды.

Конечно, в самой России, где против большевиков вопиют камни, официально торжественный тон на юбилейных празднествах никого не убедит в прелестях октябрьского переворота. Но зато свободный протест против большевицкого переворо­та раздастся за границей и он дойдет до России, и его главным деятелям, прежде всего Ленину, будет воздано по заслугам. Сво­бодная пресса за границей и в настоящее время покажет всем, в каком духе впоследствии будут говорить в России о большевицких юбилеях тогда, когда страна будет свободна.
———
По поводу октябрьского юбилея я хочу напомнить о том, что всегда лежало в основе деятельности большевиков, с чего начались их успехи и без чего они никогда не совершили бы своего октябрьского переворота.

Я говорю о том, что в основе всей деятельности большевиков всегда лежало совершенно откровенное и сознательное предательство России.

Свое предательство России большевики начали еще за границей — до войны. Предавать Россию они продолжали и во время войны — сначала за границей, а потом в Петрограде — после революции — все время, до своего октябрьского переворота. Предателями России они были — и, б. м., больше, чем когда-нибудь раньше и потом, когда захватили власть в свои руки. Да, они никогда не были нe-предателями.


Об этом предательстве большевиков мы напоминаем в {4} настоящей брошюре цитатами из статей, опубликованных нами еще в России до большевицкого переворота.

О предательстве большевиков мы говорим не только потому, что оно — предательство, но и потому, что большевики, которые, как предатели, очутились во время войны в руках немцев, как их орудие, не только явились страшным несчастием для России, но и имели огромное разлагающее международное значение.

Благодаря русским большевикам, немцы в 1917 г. смогли еще надолго затянуть войну, и это потребовало новых миллионных людских жертв и принесло повсюду новые народные разорения.

При несколько более благоприятно сложившихся обстоятельствах немцы, пользуясь большевиками, могли бы добиться победы или, по крайней мере, выйти из войны не побежденными — тогда, ко­нечно, в результате войны мы видели бы на долгие годы европей­скую реакцию.

Первый контакт большевиков с немцами и первое их предательство России относится к 1912 г.

Но и до этого времени большевики, и Ленин прежде всего, как самый яркий выразитель их, давно считались предателями в своей с. – д. среде. Для партийных целей они жертвовали всем. Эта неразборчивость в средствах борьбы у большевиков была всегда. В свое время, напр., Мартов, так близко знавший самого Ленина, говорил о нем и вообще о ленинцах, как о шантажистах, клеветниках и как о людях аморальных, не брезгующих никакими средствами.

В 1912 г. в Париже из Австрии по поручение немцев приехали представители различных социалистических партий, сами в то вре­мя уже договорившиеся с австрийским правительством о совместном выступлении против России во время войны. Они предложили русским революционерам воспользоваться услугами австрийского правительства, действовавшего в данном случае с согласия немецкого Генерального Штаба. Единственно кто из русских революционеров пошел навстречу немцам, — были большевики — и прежде всего Ленин.

Ленину, по поручению немцев, предложили переехать из Па­рижа в Краков, поселиться на русско-австрийской границе и оттуда, пользуясь покровительством австрийской власти, — подготовлять в Poccии большевицкое движение на случай войны.


Ленин принял предложение немцев. Летом 1912 г. он переехал в Австрию в Краков и там до самой войны с помощью провокаторов, вроде Малиновского, стал из-за границы зани­маться развитием большевизма в России. Там у него были заседания большевицкого Ц. К., и оттуда рассылались им агенты и комиссары для пропаганды и для создания большевицких организаций.

Когда война была объявлена, немцы сейчас же дали {5} возможность Ленину, Зиновьеву, Бухарину, Троцкому и другим, для успешного развития их большевицкой пропаганды, выехать из Австрии в Швейцарию.

В Швейцарии Ленин широко вел все время войны свою циммервальдийскую пропаганду. Оттуда же с помощью немцев он в 1917 г. проезжает через Германию в Poccию и здесь делает все, чтобы разложить русскую армию. Из Poccии он в 1917 г. деятельно поддерживает свои сношения с немцами через своих товари­щей, как Ганецкий, и от них получает поддержку. С их же помощью он подготовляет свой октябрьский переворот.

Как предатель России, Ленин работает с немцами и после переворота. В марте 1918 г., когда союзники продолжали еще войну, она заключает с немцами Брест-Литовский договор, принимает в Москве их посольство и в Берлин посылает своим послом Иоффе. Он, таким образом, оказал в то время колос­сальную услугу немцам и они, пользуясь поддержкой большевиц­кого правительства, начали было в половине 1918 г. снова надеяться на свою победу над союзниками.

Но этому союзу большевиков и Ленина с правительством Вильгельма II в ноябрь 1918 г. положила конец победа союзнических армий на Западном фронте. Своих связей с немцами боль­шевики, однако, не прекратили и позднее. Они и до сих пор поддерживают друг друга в международной политике.

Таким образом, большевики до своего октября 1917 г. дошли постепенно, начиная с 1912 г., путем предательства Poccии. Из ничтожной партии, не имевшей в России никакого серьезного значения, большевики еще до войны, благодаря помощи немцев, приобрели международное значение. Еще больше значения они приобрели, благодаря также немцам, во время войны, в особенности, когда они легализировались в России и к ним из Германии приехал Ленин.

———

В день десятилетнего юбилея совершенного ими переворота, большевикам, во всяком случае, можно похвастаться своими партийными успехами. Для своей пропаганды и для организации своей партии им, действительно, удалось сделать много. В этот день они, конечно, будут вспоминать свои успехи и прославлять своих героев.

Трудно сказать, будут ли они с таким же самодовольством и с таким же энтузиазмом праздновать десятилетний юбилей своей государственной деятельности, или, может быть, все-таки признают, что после их хозяйничанья в России они теперь бесспорно находятся у разбитого корыта.

Их планы перестройки страны на новых началах потерпели полный крах, их идеи в приложении к жизни в конец {6} обанкротились, страна разорена, разорены не только буржуазия и культурные классы, разорены рабочие, обеднели деревни.

В современной рус­ской жизни не только не воплощены принципы демократии, лежащие в основе и социализма и коммунизма, но исчезли даже и те демокра­тические завоевания, которые были сделаны в Poccии при Алек­сандре III и Николае II, при Плеве и Столыпине.

Россия живет в условиях политического рабства, небывалого даже в аракчеевских военных поселениях. B грязь втоптаны все самые элементарные понятия свободы и права. Не существует ничего, даже отдаленно напоминающего и ту степень свободы печати, какая была при цар­ской цензуре. Poccия накануне дальнейшего разложения и разорения. Она потеряла свое былое международное значение.

Перед торжествующими юбилярами не могут не всплывать и воспоминания о последнем кровавом 10-летии с его небывалыми в России массовыми смертными казнями, убийствами, повсеместным народным голодом и т. д. Все это у всех на глазах. Никто об этом забыть не может.

Таким образом, ожидаемый юбилей не может не быть преж­де всего юбилеем слез, страданий, позора, — и как бы торже­ствующая большевицкая партийность не мешала изстрадавшему населению демонстративно выявить свои истинные чувства, большевики не создадут в стране никакого праздничного настроения.


Да, они и сами не смогут не сознавать, что им собственно не­чего праздновать в этот роковой день русской истории, и они не смогут отделаться от сознания того, что впереди у них нет и не может быть никакой надежды, чтобы, пока они существуют, страна смогла залечить нанесенные ей в продолжении последнего 10-летия раны.

Впереди у большевиков по-прежнему остается одна только надежда: ценою дальнейшего разложения страны насколько возможно дольше продолжить существование своей партии.
———

Но день 25 октября (7 ноября) для всей России — должен быть днем траура, днем тяжелых и позорных воспоминаний не для одних большевиков.

В России некому вспомнить этого дня без самых тяжелых чувств.

Этот день будут вспоминать с тяжелым чувством и все государственные течения, которые вот уже 10 лет борются с боль­шевиками и на борьбу с ними принесли столько бесчисленных жертв и ради нее пережили столько нечеловеческих страданий.

Одни, кто до революции стояли у власти, будут с тяжелым чувством вспоминать этот день не потому только, что после него они так много пережили, а потому, что они не могут не сознавать, {7} что они — одни из главных виновников торжества большевиков в Рoccии.

В их распоряжении было тогда все в России: правительственный аппарат, войско, финансы, дипломатия, многовековые государственные традиции — и тем не менее они сделали все, чтобы могли восторжествовать большевики.

К торжеству большевиков в 1917 г. они привели Россию своей близорукостью, своей политической тупостью, своим безмерным. упрямством, своим классовым эгоизмом, всей своей негосударственностью.

В самый критический момент русской истории, какой тогда переживала Россия, они с каким то легкомыслием вели страну к гибели. Их во время предостерегали, но эти самодовольные слепцы ничего не хотели видеть и ни о чем не хотели слышать.

Им не только тяжело в этот день вспоминать, как они подготовляли Россию к гибели, но им, наверное, тяжело вспомнить, как многие из них в день большевицкого переворота и в следующие за ним дни из ненависти к Временному Правительству помогали торжеству большевиков, в легкомысленной надежде затем покончить с большевиками в любое время и тогда вернуть себе власть.


Им должно быть тяжело вспоминать и о том, как потом в продолжение всего 10-летия они не сумели организовать борьбы за спасение России, когда они не хотели этой борьбы поставить выше и своего классового эгоизма и своей старой политической близорукости. Вместо этого, они только помогли большевикам перепортить все в это время.
———
С тяжелым чувством будут вспоминать день большевицкого юбилея и представители нашей демократии — прежде всего сто­ронники Временного Правительства во главе с Керенским.

Февральская и мартовская революция была огромным событиям в русской истории. Она, казалось, давала России драгоценнейшие завоевания, о которых русские люди мечтали десятилетия.

Демократы, пришедшие к власти в 1917 г., не могут не признавать, что они от прошлого получили богатое наследство. Но они упустили счастливейшую возможность от имени демократии на­писать прекраснейшие дальнейшие страницы в русской истории. Вместо этого, они только помогли большевикам перепортить все в России, что дала февральская революция, и совершить все их преступления.

Для них не будет утешением то, что, несмотря на их ошиб­ки и на преступления большевиков, из огромнейших завоеваний февральской революции в русской истории, все-таки, останется мно­гое, что впоследствии сможет развиться в настоящую демократию.

Власть оказалась в руках республиканской демократии — главным {8} образом у к. - д. и социалистов - небольшевиков.

Их восторженно встретило большинство представителей новой России. У них был еще не разрушенный весь государственный аппарат, бы­ли войска, дипломатический корпус, суд, финансы.

Но образовавшееся Временное Правительство не обнаруживало понимания важности государственности и сознания необходимости защищать ее всеми средствами.

Большевиков, среди которых скоро появился из-за границы Ленин, открыто призывавших к захвату власти свою партию, что они и выполнили скоро — в октябре, они не рассматривали, как государственных преступников, и дали им полную свободу действий.


В борьбе с анархией и большевизмом, Временное Правитель­ство не хотело опереться на всех, кто к какой бы партии ни принадлежал, но для кого дорога была Россия, кто был враг анархии, кто стоял за свободу, за право, за народную волю, за Учредительное Собрание.

Оно боялось опасности только справа и закрывало глаза на то, что делалось большевиками и теми, кто, не будучи сам большевиком, считал их своими товарищами и работал на них. Большеви­ков поддерживало не только Временное Правительство, но и вообще демократические слои общества, демократы, — как напр., поддерживал Раковского Короленко.

Ленин, Зиновьев, Троцкий действовали на свободе, и временные аресты некоторых из них только помогали им развивать свою деятельность.

Очень многие из тогдашних сторонников Временного Правительства лишь только за несколько дней или, может быть, за несколько часов до большевицкого переворота устами Керенского в Предпарламенте определенно заявили, что Ленин — государствен­ный преступник. Но и после большевицкого переворота, все эти 10 лет они, все-таки, не ставили на первом плане борьбу с большеви­ками, а, наоборот, оказывали им огромную помощь в борьбе, ко­торую вели с ними Колчак, Деникин, Врангель.

Но даже и теперь, после 10 лет тягчайших испытаний, многие из демократов, по-видимому, все еще как следует, до конца, не поняли своих ошибок, совершенных в 1917 г. в отношении к большевикам. По крайней мере, мы еще не слышали их признания в этом, а без признания нет надежды, что они отделались от своих тогдашних ошибок.
———

Итак, предстоит позорный юбилей 25 октября. Но большевицкие юбиляры, какие бы они ни пускали фейерверки во время своего празднества и какие бы громкие слова не произноси­ли, в глазах всей небольшевицкой России останутся прежде всего преступниками — предателями, провокаторами, палачами. Такими они войдут и в историю.

{9} Мы хотели бы надеяться, что нынешний большевицкий юбилей для всех антибольшевиков выявит полное банкротство большевиков, и против них общим фронтом начнут борьбу все государственные антибольшевицкие силы.


Гнилость большевицкой власти в настоящее время выяснилась, как никогда раньше. В России пропадает страх перед ними и вера в их жизненность. Вне России на них начинают смотреть, как на общих непримиримых врагов. В самой России против них поднимает голову мститель. Он идет на решительную борь­бу с ними, как революционер, знакомый с лучшими традициями предшествующих революционных партий и прежде всего партии На­родной Воли.

Пусть же 10-летний юбилей октябрьского переворота будет концом большевицкой власти!

Юбилей предательства.
... Начиная с нынешнего 1927 года, большевики намерены праздновать многочисленные десятилетние юбилеи своих подвигов и своих удач.

3-го (16) апреля они уже отпраздновали первый из этих десятилетних юбилеев — день приезда Ленина в Россию во время войны через Германию с разрешения Вильгельма II и его Генерального Штаба.

Скоро — 25 октября (7 ноября) — они будут праздновать 10-летний юбилей захвата ими, с помощью немцев, власти в России, а, затем, в 1928 году, — 10-ти летний юбилей заключенного с немца­ми мира в Брест - Литовске, ими же самими названного «похабным».

Юбилей 3-го апреля большевики праздновали, правда, довольно кисло. Празднуя его, они не могли не чувствовать необходимости о многом умалчивать и во многом оправдывать главного «героя» за этот его подвиг.

В их рассказах (Ф. Платен «Ленин из эмиграции в Россию». Март 1917 г. С предисловием Н. К. Крупской)., посвященных приезду Ленина, говорилось больше всего о восторгах петербургских большевиков, встречавших в Петербурге Ленина, но умалчивалось и то, что вместе с пе­тербургскими большевиками от приезда Ленина в большом востор­ге были немцы с их Генеральным Штабом, и то, что тогда, повсю­ду в России (конечно, кроме большевицких кругов) для Ленина и его товарищей не было другого названия, как предатели.
ОДИН ИЗ ОЧЕРЕДНЫХ БОЛЬШЕВИЦКИХ ЮБИЛЕЕВ.

К началу 1917 года в Швейцарии скопилось много русских политических эмигрантов - пораженцев. Они все время войны вели кампанию против союзников, а некоторые из них определенно сочувствовали и помогали немцам.


следующая страница >>