birmaga.ru
добавить свой файл

  1 2 3 4

животный строй психики, если поведение индивида подчинено инстинктам — вне зависимости от степени его отесанности культурой, в которой голые инстинкты скрываются под различными оболочками, предоставляемыми цивилизацией, порабощая разум и интуицию (т.е. теоретически возможна, хотя исторически и не состоится, цивилизация идеально телесно человеко­образ­ных и говорящих, но всё же обезьян — по существу их психической организации);


  • строй психики зомби-биоробота, если в поведении индивида над инстинктами господствуют привычки и культурно обусловленные комплексы как традиционные, так и нововведенные, подавляющие их волю, свободомыслие, интуицию, и непосредственное чувство Божьего промысла по совести;

  • строй психики демона, если индивид осознанно или бессознательно упивается своей силой воли, подчиненными воле возможностями и индивидуальной разумностью, вышедшими, по его мнению, из под диктата инстинктов и культурно обусловленных программ поведения.

    Но и это еще не всё. Индивидам, образующим общество и его подмножества, свойственно порождать коллективную психическую деятельность и эта коллективная психическая деятельность может быть в общем-то всего двух видов:

    • в одном случае к ошибкам совершенным одним индивидам статистически преобладает добавление ошибок, совершаемых другими. Ком множества их ошибок растет и угнетает общество до тех пор пока оно не сгинет под их гнетом, либо же пока оно не начнет порождать коллективную психическую деятельность второго вида;

    • во втором случае преобладает статистика, в которой ошибки, совершенные одним индивидом, устраняются и компенсируются другими, но при этом каждый заботится о том, чтобы самому совершать меньшее количество ошибок, чтобы не обременять других необходимостью устранения их последствий.

    Но кроме того индивиды могут различаться и по взаимоотношениям их индивидуальной психики с порождаемой ими коллективной. При этом индивид:


    • либо подневолен коллективной психической деятельности и тогда это — стадность даже в том случае, если в этой психической эгрегориальной стадности есть вожак, деспот над стадом — сам часть стада, подневольная стадности;

    • либо он свободный соучастник коллективной психической деятельности, но при этом по отношению к одной стадности он, возможно, выступает в качестве пастуха, будучи не свободным в каком-то ином качестве. Также следует иметь в виду, что и “стадность”, и “коллективная свобода”, в зависимости от характера информационных процессов в них, могут порождать как “лавину бедствий и ошибок”, так и некоторое безошибочное функционирование коллектива в целом.

    Это означает, что все достижения культуры как духовной, так и материальной, все теоретические знания и практические навыки (теоретически формализованные и неформализованные), освоенные индивидом, — только приданное к его строю психики.

    Иными словами, человеческое достоинство выражается не в образовании, знаниях и навыках, а в определённом строе психики. То же касается и обществ: общество людей характеризуется не достижениями его культуры в области науки, техники, магии, а определенной организацией индивидуальной и коллективной психики.

    Состоявшимися людьми являются те, чей разум в их жизненном развитии опирается на инстинкты и врожденные рефлексы, кто прислушивается к интуитивным прозрениям, различая в интуиции вообще Божье водительство, наваждения сатанизма, проявления активности коллективной психики общества и своею свободной волей строит свое поведение в ладу с Божьим промыслом, не порождая в обществе коллективную психику типа разрастающаяся лавина ошибок.

    Всем остальным дана возможность быть людьми, которую они не осуществили. Многие индивиды на протяжении всей своей жизни пребывают при одном каком-то строе их психики, но многие другие на протяжении жизни изменяют строй своей психики необратимо и неоднократно; также многочисленны и те, чей строй психики неоднократно, но обратимо изменяется даже на протяжении одного дня, а не то чтобы в течение их жизни.


    Вся эта многовариантность организации психики тех, кому Свыше дано быть людьми в предопределённом Богом смысле этого слова, — объективная данность на нынешнем этапе исторического развития, которую можно рассмотреть еще более детально, чем это сделано в настоящей работе.

    И именно с позиций признания этой объективной данности можно сказать, что общественный прогресс выражается в вытеснении в обществе одних типов организации психики другими. Соответственно этому человечество может продвигаться:


    • в направлении скотства при статистическом преобладании животного строя психики, когда человекообразных цивилизованных обезьян будут пасти биороботы, запрограммированные культурой, при господстве над теми и другими демонических личностей;

    • в направлении биороботизации, когда скотство будет беспощадно подавляться, а над массой биороботов будут, как и в первом варианте господствовать демонические личности;

    • в направлении человечности, в которой скотство, биороботизация и демонизм будут поставлены в состояние невозможности осуществления.

    Соответственно глобальная политика это деятельность в продвижении человечества к одной из этих взаимоисключающих друг друга “окончательных целей”, вне зависимости от того осуществляется эта деятельность под водительством животных инстинктов и их культурных оболочек; под водительством запрограммированности культурой; под давлением одержимости демонических личностей другими демонами; либо по свободной воле разумного человека, не глухого к Языку Жизни, в котором каждое событие имеет Свыше адресованный человеку объективный смысл, который человек способен понять субъективно как в меру свойственной ему праведности, так и в меру свойственной ему порочности. То есть человек способен выявить двойственный смысл, после чего может по своему субъективному произволу определить, какой из них ближе к объективному Добру, а какой — к объективному Злу, и вести себя соответственно тому или другому.


    Полезно задуматься и над тем, устремленность к какой из этих окончательных целей глобальной политики Создатель поддерживает Своею святою мощью на протяжении всей истории нынешней цивилизации, а что искореняет из жизни обществ каждого из народов Земли?

    Понятно, что при движении в каждом из названных направлении может возникнуть лидер, чье культурное превосходство над остальными попутчиками, избравшими то же самое направление развития, наиболее ярко выражено.

    О культурном превосходстве США З.Бжезинский высказывался неоднократно, но не стал вдаваться в рассмотрение качественных показателей того строя психики, который статистически преобладает в США, и того, который господствует над статистически преобладающей массой, что и находит свое выражение в американской культуре.

    С этими же вопросами, которых он не заметил либо не посчитал полезным для своих студентов осветить, связан вопрос и о том, для носителей каких типов строя психики культура США оказывается “магнитно-притягательной”: человекообразных, биороботов, демонических личностей, либо тех, кто стремится к человечности?

    Хотя З.Бжезинский этих вопросов не поставил и не осветил, тем не менее в своей книге он дал на них ответ:

    “Вообще говоря, культурные изменения в США также могут оказаться неблагоприятными для постоянного применения действительно имперской власти за рубежом. Это требует высокой степени доктринальной мотивировки, соответствующих умонастроений и удовлетворения патриотических чувств. Однако доминирующая в стране культура больше тяготеет к массовым развлечениям, в которых господствуют гедонистские1 мотивы и темы ухода от социальных проблем2. Суммарный эффект этого делает все более трудной задачу создания необходимого политического консенсуса в поддержку непрерывного и иногда дорогостоящего лидирующего положения США в мире. Средства массовой информации играли в этом отношении особенно важную роль, формируя у людей сильное отвращение к любому избирательному применению силы, которое влечет за собой даже незначительные потери.


    К тому же и США, и странам Западной Европы оказалось трудно совладать с культурными последствиями социального гедонизма и резким падением в обществе центральной роли ценностей, основанных на религиозных чувствах. (В этом отношении поражают кратко изложенные в главе 1 параллели, относящиеся к упадку империй3.) Возникший в результате кризис культуры4 осложнялся распространением наркотиков5 и, особенно в США, его связью с расовыми проблемами. И наконец, темпы экономического роста уже не могут больше удовлетворять растущие материальные потребности1, которые стимулируются культурой, на первое место ставящей потребление. Не будет преувеличением утверждение, что в наиболее сознательных кругах западного общества начинает ощущаться чувство тревоги и исторического пессимизма. <…>

    Эта неуверенность усиливается получившим широкое распространение разочарованием последствиями окончания холодной войны. Вместо “нового мирового порядка”, построенного на консенсусе и гармонии2, “явления, которые, казалось бы, принадлежали прошлому”, внезапно стали будущим. Хотя этнонациональные конфликты больше, возможно, и не угрожают мировой войной, они стали угрозой миру в важных регионах земного шара. Таким образом, еще на какое-то время война, по-видимому, так и не станет устаревшим понятием3. Вследствие того что для более обеспеченных стран сдерживающим фактором являются их развитые технологические возможности саморазрушения, а также их собственные интересы, война может стать роскошью, доступной лишь бедным странам этого мира. В ближайшем будущем обедневшие4 две трети человечества не смогут руководствоваться в своих поступках ограничениями, которыми руководствуются привилегированные” (“Великая шахматная доска”, с. 250, 251).

    То есть, если это все действительно имеет место, то США следует заниматься делами внутренними: развивать свою культуру, а не посягать на переделывание остального мира сначала в провинцию, обеспечивающую безмерно растущие гедонистские (по-русски говоря: всепожирающе сладострастные) потребности метрополии США; а потом в нечто пока неопределенное, но уже называемое “новым мировым порядком”, который должен состояться “после последней мировой сверхдержавы”.


    Но далее читаем совсем другое:

    “К сожалению, до сегодняшнего дня усилия, направленные на то, чтобы четко сформулировать новую центральную и глобальную цель Соединенных Штатов после окончания холодной войны, были однобокими. Не удалось увязать потребность улучшения жизни людей5 с необходимостью сохранения центрального положения Америки в мировых делах. <…>

    Короче говоря, цель политики США должна без каких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимости закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере на период существования одного поколения, но предпочтительно на еще более длительный период времени, и необходимость создать геополитическую структуру, которая будет способна смягчать неизбежные потрясения и напряженность, вызванные социально-политическими переменами, в то же время формируя геополитическую сердцевину взаимной ответственности за управление миром без войн” (“Великая шахматная доска”, с. 253, 254).

    В последнем цитированном абзаце следует обратить внимание на то, что приоритетность целей: 1) мировое господство США, 2) создание геополитической структуры управления всем миром без войн (что подразумевает отсутствие причин для взаимной неприязни между народами), — обратная той, которую З.Бжезинский провозгласил в цитированном и ранее разобранном нами по смыслу абзаце “Введения”: 1) создать готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с фундаментальными интересами человечества, 2) мировое господство США в переходном периоде в качестве гаранта осуществления фундаментальных интересов человечества.

    Как было показано ранее, эти цели не всегда совпадают. Но при тех проблемах, с которым столкнулся сам Запад и США, в частности, в своем развитии на основе свойственных им культуры, в которой выражается статистическое преобладание и господство над обществом определенных не человечных типов строя психики, действительное существование которых признает и сам З.Бжезинский, иерархия целей политики США, провозглашенная им же в последнем из цитированных нами абзаце (на последней странице книги), это подавление фундаментальных интересов человечества ради ненасытного сладострастия и честолюбия демонизированной “элиты” США.


    Политика — это одна из разновидностей управления. А как известно из теории управления, осуществление управления в отношении не определенных целей, при не определенной иерархии их значимости, несовместимости одновременно поставленных целей объективно невозможно. Этому критерию доктрина, изложенная З.Бжезинским, не удовлетворяет. В случае же управления по умолчанию, т.е. на основе “само собой разумения” целей и средств их достижения, которое не требует соблюдения этого принципа, неизбежны непредсказуемые последствия, обесценивающие даже достигнутые результаты (как это имело место в случае Директивы СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г., осуществление основных положений которой 18 — 23 августа 1991 г., поставило перед США еще более тяжелые проблемы) вплоть до полной их неприемлемости (это то, что на Западе иногда называют “эффектом обезьяньей лапы”). Это происходит потому, что умолчания (“само собой разумения”) и оглашения (прямые определения) в практике их осуществления в силу разных объективных и субъективных причин взаимно подавляют друг друга, а кроме того в общественной жизни вызывают явления, являющиеся результатом их взаимодействия.

    То же касается и варианта, если рассматриваемая книга З.Бжезинского принадлежит тому потоку информации, посредством которого истинные заправилы США морочат головы той части толпы, которая проявляет интерес к политике и для своего психического комфорта нуждается в некотором достаточно правдоподобном объяснении текущих событий и их взаимосвязи с официально провозглашенной идеологической доктриной государства и выражающей её политической стратегией. Сами же заправилы в этом случае опираются на доктрину, предназначенную для весьма узкого круга посвященных и более соответствующую реальным событиям в мире, но которую невозможно огласить в обществе в её истинном виде без того, чтобы не вызвать бессмысленного бунта против своего господства либо, что еще более опасно для заправил, не пробудить к деятельности осмысленное свободолюбие избравших в качестве будущего человечность.


    Если последнее имеет место, то утаиваемая доктрина осуществления политики и доктрины, оглашаемые для “вразумления” толпы в целом и её субстрат (подразде­ле­ний), неизбежно в каких-то своих аспектах противоречат одна другой. Поскольку толпа и её субстраты самоуправляются на основе коллективного сознательного и бессознательного, порождаемого входящими в них индивидами, то в тех аспектах общественной жизни, где быстродействие структур посвященных в истинную доктрину оказывается недостаточным, структуры утрачивают компетентность. В обществе же усиливаются явления, подрывающие основы существования его сложившейся организации, по мере того как толпа выходит из под управления иерархии структур взаимного большого и малого обмана, возглавляемыми посвященными в истинную мерзость.

    Процессы потери управления такого рода могут протекать скрытно, а явно проявиться — внезапно только в каких-то обстоятельствах как неожиданное поведение толпы, влекомой её коллективным сознательным и бессознательным.

    Таков объективно был внутренний механизм государственного крушения СССР, такой же внутренний механизм имеется и в США, и он уже “тикает”…

    Сами проблемы в жизни общества являются следствием правдоподобной лжи перед тем целенаправленно распространявшейся в толпе под видом идеологических, экономических доктрин и доктрин политической деятельности государства. Для того, чтобы ничего подобного в обществе не происходило, действительная доктрина организации его самоуправления должна быть такой, чтобы её можно было огласить в обществе прямо, минуя всевозможные “трансформаторы”, по выходе из которых она приобретает благообразие и нравственную привлекательность, оставаясь в практической политике источником бед и мерзостей.

    То есть с какой точки зрения ни смотри, доктрина осуществления международной политики США, изложенная З.Бжезинским в рассматриваемой книге, представляет опасность для самих США по причине названной апостолом Иаковом: “Человек с двоящимися мыслями не твёрд во всех путях своих”, поскольку то же относится и к обществам.

    Конечно, можно попытаться, как видится З.Бжезинскому, реализовать открытую возможность попущения Божье в отношении отставших от США (с их точки зрения) народов, но безопаснее — как для самих США, так и для всех прочих стран — этого не делать, пока сами США в их исторически сложившемся виде не утратили свой ранг на “шахматной доске” не Евразии, а земного мира в целом:


  • << предыдущая страница   следующая страница >>