birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 3 4


аналитическая записка

Эгоист подобен давно сидящему в колодце 1


Глобальная социология, какой она видится с колокольни “высокой” политической аналитики США: о книге З.Бжезинского “Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы”. — М.: Международные отношения. 1998. (Brzezinski Z. “The Grand Chessboard. American Primacy and It’s Geostrategic Imperatives”. Basic Books.)

Есть предание, относящееся ко временам греко-персидских войн эпохи античности. Многочисленная армия и флот Персии, которая к тому времени уже подчинила многие народы и вышла к берегам Средиземного моря, нависали над цивилизацией Эллады, на первый взгляд, обладавшей гораздо меньшей мощью и контролировавшей меньшие “людские” и материальные ресурсы, чем ее потенциальный поработитель. И с началом войны кто-то из мудрых решил показать греческому войску их будущих противников такими, какие они реально есть. Войско построили на поле и перед его рядами в голом виде выпустили группу пленных персов. Как известно, хотя бы по античной скульптуре, греки в те времена особое внимание уделяли военно-прикладному телесному развитию. Когда эти люди, с детства целенаправленно занимавшиеся физической подготовкой, увидели голых персов, то они чуть не попадали со смеху, поскольку не могли представить себе, что такие хилотусы, пусть даже и собранные в многочисленное войско, могут быть опасным противником на поле боя. Последующие военные действия завершились решающей победой греков над хилотусами, претендовавшими в ту эпоху на установление безраздельного мирового господства своей державы и последующее определение облика всего мира.

Теперь перейдем к основной теме настоящей записки. Автор книги, бывший советник по национальной безопасности американского президента в 1977 — 1981 гг., консультант Центра стратегических и международных исследований2, профессор американской внешней политики в Школе современных международных исследований Пола Х.Нитце при Университете им. Джона Хопкинса в Вашингтоне, округ Колумбия (это сообщается в Аннотации). Он предпослал книге посвящение: “Моим студентам — чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня”. Как можно из этого понять, З.Бжезинский выступил, по существу, с напутствием будущим преемникам, которым еще только спустя какое-то время предстоит занять место у государственного кормила США.


Российского читателя издатели тоже не оставили без “напутствия” и поместили предисловие генерал-майора СВР (Службы внешней разведки) Ю.Г.Кобаладзе. Как сообщалось (“Правда” от 21.12.96), Юрий Кобаладзе (по крайней мере в то время) занимал должность руководителя пресс-бюро СВР. “В одном из своих интервью он категорически заявил, что не верит в существование каких-то заговоров, “жидомасонских центров, агентов влияния”. Он утверждает, что “Советский Союз развалило не ЦРУ. Мы сами его развалили””3 (там же). С учетом этого следует смотреть и на мнение Ю.Г.Кобаладзе о книге З.Бже­зин­ского. Ю.Г.Кобаладзе пишет:

“Эту книгу полезно прочитать всем, кто занимается внешней политикой, увлекается или интересуется ею. Потому что никто еще не рассказал нам проще, жестче и откровеннее об Америке как “единственной сверхдержаве” и никто еще не раскрыл столь обнаженно, какими способами удержать и упрочить ее исключительное положение. <...>

Пожалуй, может вызвать шок постановка вопроса о политике США относительно России: “Какой должна быть Россия, чтобы соответствовать интересам Америки, и что и как должна Америка для этого сделать? Ответу на этот вопрос автор посвящает специальную главу. Он называет её “черной дырой”. И, строго говоря, это странно и вовсе не отвечает тому, о чем идет речь. Ведь в астрофизике “черная дыра” — это некое тело, которое безвозвратно поглощает окружающую материю. Россия, напротив, теряет части своего “тела”. А в книге, говоря о России, З.Бжезинский формулирует двойственную проблему американской политики: каким образом оказать поддержку демократическим преобразованиям в России и ее экономическому восстановлению и в то же время “не допустить вновь возрождения евразийской империи, способной помешать американской геостратегической цели формирования более крупной евроатлантической системы, с которой в будущем Россия могла бы быть прочно и надежно связана””.

Свое предисловие Ю.Г.Кобаладзе завершает так:

Разумеется, концепции многополярного мира чужды Бжезинскому по самой его природе. И тем более интересно, что свою книгу он заключает разделом, который назван: “После последней мировой сверхдержавы”. Да, автор признает, что США — первая и последняя глобальная сверхдержава. Что наступит время, когда “мировой политике непременно станет все больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства”. А может быть, такое время уже наступает?

Конец “холодной войны” значительно осложнил позицию США как лидера “свободного мира”. Книга З.Бжезинского, одного из кузнецов американской внешней политики, — это поиск новой стратегии мирового господства США. Слон в посудной лавке старается разбить как можно меньше тарелок”.

Является ли Россия “черной дырой”, как определил её роль З.Бжезинский, или же прав Ю.Г.Кобаладзе, изумившийся такой заморской оценке? — ответ на этот вопрос позволит ответить и на другой вопрос, к которому пришли и З.Бжезинский, и Ю.Г.Кобаладзе: “Что будет после последней мировой державы?” Или еще более точно: “Глобальная ли политика США сформирует облик того будущего мирового устройства, которое наступит “после последней мировой державы”, либо будущее общемировое устройство поставит США в состояние невозможности дальнейшего существования в их исторически сложившемся к настоящему времени виде?”

Для ответа на эти вопросы, какое бы раздражение ни вызывали взгляды, выраженные З.Бжезинским в его книге, прежде всего, не следует становиться на иждивенчески-лицемерную точку зрения деморализованного холодной войной генерал-майора внешней разведки. Его слова: “никто еще не рассказал нам проще, жестче и откровеннее об Америке как “единственной сверхдержаве” и никто еще не раскрыл столь обнаженно, какими способами удержать и упрочить ее исключительное положение”, — следствие либо его полного служебного несоответствия, либо откровенное лицемерие.

По своему служебному положению он обязан был знать содержание многих документов, в которых ясно выражено отношение заправил США и их консультантов к СССР и России. В частности, Директива СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 года так прямо и называлась “Наши цели в отношении России”. От книги З.Бжезинского она отличается еще большей откровенностью, поскольку предназначалась не для благонамеренных идеалистов, не видевших реальной политической практики, из числа студенческой молодежи, а для уже состоявшихся руководителей американской государственности, прошедших тщательнейший отбор как в публичной политике, так и в системе интер-нацистских масонских лож — внутреннем скелете демократической по-западному государственности, о чем постоянно забывают.


Фрагменты этой директивы ниже цитируются по книге Н.Н.Яковлева1 “ЦРУ против СССР” (М.: Политиздат. 1985. С. 38 — 40, выборочно):

“Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:

а) Свести до минимума мощь Москвы;

б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России.

...Мы не связаны определенным сроком для достижения своих целей в мирное время.

...Мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несем хоть какую-нибудь ответственность за эти события (курсив наш при цитировании: США несут вину, коли отказались принять на себя заботу и ответственность)… Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события... Как правительство, мы не несем ответственности за внутренние условия в России...

...Нашей целью во время мира не является свержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые не прийдутся им по вкусу. Возможно, что оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует со всей силой подчеркнуть — это их, а не наше дело...

...Речь идет прежде всего о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля.


...Не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим.

...Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей нынешней советской территорией, то мы должны потребовать:

а) выполнение чисто военных условий (сдача вооружений, эвакуация ключевых районов и т.д.) с тем, чтобы надолго обеспечить военную беспомощность;

б) выполнение условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость от внешнего мира.

...Другими словами, мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:

а) не имел большой военной мощи;

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;

г) не установил ничего похожего на железный занавес.

В случае, если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и дружбу к нам, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом. Но мы обязаны не мытьем, так катаньем навязать их для защиты наших интересов”.

И это не отдельный эпизод, своего рода “выброс” из общей статистики фактов, характеризующих внешнюю политику США. Из Директивы СНБ-68 от 30.09.1950 года (там же, с. 64, 65):

“...сеять семена разрушения внутри советской системы с тем, чтобы заставить Кремль по крайней мере изменить его политику...1 Но без превосходящей наличной и легко мобилизуемой военной мощи политика “сдерживания”, которая по своему существу политика рассчитанного и постепенного принуждения, не больше, чем блеф.

...Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство в отношении Советов и разрушить иные замыслы Кремля. Усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения и восстания в избранных стратегически важных странах-сателлитах.


...Помимо утверждения наших ценностей, наша политика и действия должны быть таковы, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы, срыв замыслов Кремля — первый и важный шаг к этим изменениям. Совершенно очевидно, что это обойдется дешевле, но более эффективно, если эти изменения явятся результатом действия внутренних сил советского общества...

Победу, наверняка, обеспечит срыв замыслов Кремля постепенным увеличением силы свободного мира и перенесение её в советский мир таким образом, чтобы осуществить внутренние изменения советской системы.”

Как сообщал Н.Н.Яковлев (столь нелюбимый многим демократизаторами-сахоров­цами), общий тираж книги “ЦРУ против СССР” и выдержек из неё к 1991 году составил около 20 млн. экз. По этой причине аналитики советских и российских спецслужб могли не знать о её содержании и не реагировать на него только при упорном желании не знать. Это упорство можно объяснить либо прямой изменой2, либо предубежденностью, аналогичной той, что в одном из интервью высказал сам Ю.Г.Кобаладзе, что не верит он в существование каких-то заговоров, “жидомасонских центров, агентов влияния” и т.п.

Ну, не верит и все тут, а реальная жизнь ему ничего не говорит, и потому он утверждает, что “Советский Союз развалило не ЦРУ. Мы сами его развалили”. А как “мы сами его развалили” в полном соответствии с заморскими директивами об уничтожении СССР в мирное время, до анализа этой проблемы у отечественных государственных аналитиков руки не доходят, хотя всем благонамеренным политикам и бизнесменам в России следует определенно знать, почему с цитированными заморскими директивами в отношении России не получилось по пословице: “Собака лает — ветер носит”.

А исторически ранее цитированных директив СНБ США и многих других, так и оставшихся не опубликованными, были еще и пресловутые “Протоколы сионских мудрецов” — по своему происхождению действительно подложный документ, изначально призванный установлением факта неоспоримого подлога вызвать предубеждение в отношении подлинной программы управления глобальной цивилизацией в ХХ веке, в нем изложенной в основных чертах. В материалах этой психологически безупречно (для господствующих в те времена общественных настроений) организованной отвлекающей операции, помнится, особой темой проходит вопрос о ниспровержении великих империй Евразии, включая и российскую, что и было осуществлено в ходе первой мировой войны ХХ века. Тех, кто находил изложенную в “Протоколах” программу достоверной, другие, не веря в глобальные заговоры и агентов влияния, считали “сумасшедшими” и потому ничего не предпринимали против осуществления доктрины, изложенной в “Протоколах”. Так “Протоколы” исполнили свою роль. Что получилось — известно.


И в смысле изложения целей и методов их достижения в отношении России и ряда других стран книга З.Бжезинского ничего выдающегося не представляет: она — одна из многих в этом ряду заморских вожделений и выражающих их директив.

Когда же, как при И.В.Сталине (Кобе)1, руководство российской государственности-цивилизации убеждено, что иные государства и международные государственно не оформленные силы пытаются осуществить свои цели на территории России внутри её общества, вследствие чего имеют место заговоры и действуют их доморощенные агенты влияния, то течение событий получается совсем иным. В той же директиве СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 года период с 1933 по 1948 год, когда в СССР был именно такой подход ко внутренней и внешней политике, характеризуется словами: “Мы слишком натерпелись за последние 15 лет”… Ну, а если господствует аналитика не по Кобе, а в духе Кобаладзе и построенная на её основе политика, то приходится терпеть нам. Поэтому с такой аналитикой и проводимой на ее основе политикой пора кончать, чтобы не быть вынужденным терпеть и впредь дурость и злодейства.

Но пока в России политическая и социологическая аналитика глобального уровня, лежащая в основе политики государства, представлена традицией “верю — не верю, а потому и знать не хочу”, к которой принадлежат Ю.Г.Кобаладзе и многие другие, то в самой России в общем-то ничто не препятствует осуществлению в ней разного рода директив заморского происхождения, выражающих цели тамошних заправил в отношении России вместе со всеми нами и нашими потомками, вне зависимости от того, оглашены эти директивы или нет.

От исполнения заморских директив в случае сохранения такого положения дел в России её могут защитить только ошибки разработчиков директив, сводящие на нет их работоспособность либо обрекающие их на достижение результатов, противоположных заказанным.

Кто-то может задаться вопросом: “А какое отношение сюжет легенды, с которой мы начали настоящую аналитическую записку, имеет отношение ко всему этому и к книге З.Бжезинского, в частности?” Дело в том, что если и не все в России, то подавляющее большинство привыкло относиться к З.Бжезинскому как к одному из наиболее мощных политических аналитиков мира, сыгравшему далеко не последнюю роль в завершении холодной войны победой США и государственным крахом СССР2. Однако при этом большинство не было знакомо с существом мнений самого З.Бжезинского, а просто склонялись перед его авторитетом, раздутым средствами массовой информации. С изданием же у нас в стране его книги положение качественно изменилось: перед российским читателем в обнаженном виде предстала нравственность и обусловленные ею мировоззренческая и интеллектуальная культура З.Бжезинского — в общем-то типичного представителя американской политической “элиты”. Тем самым открылась возможность посмотреть и пощупать “интеллектуальные мускулы” одного из “стратегов-победителей” в холодной войне. Мы посмотрели, а посмотрев, не могли не вспомнить дошедшее до нас из времен античности предание о крахе древнеперсидских притязаний на мировое господство и формирование облика будущего мира.


З.Бжезинский пишет:

“Окончательная цель американской политики должна быть доброй и высокой: создать действительно готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с долговременными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Однако в то же время жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно бросающий вызов Америке. Поэтому целью книги является формулирование всеобъемлющей и последовательной евразийской геостратегии (Курсив З.Бжезинского) (“Великая шахматная доска”. С. 12. Датировано апрелем 1997 г.)”

Этот абзац, завершающий “Введение” к книге, содержит всё необходимое для того, чтобы сделать вывод о том, что США находятся в большой опасности и вряд ли смогут избежать бедствий своими собственными силами, если их настоящие и будущие политики по-прежнему будут бездумно доверяться таким авторитетным аналитикам и профессорам университетов как З.Бжезинский, поскольку в их трудах нет мыслей, воплощение которых в жизнь гарантирует безопасность развития США. Как писал апостол Иаков, “человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих” (Соборное послание, 1:8). То же касается и обществ, государств. Чтобы убедиться в том, что замечание апостола Иакова вполне справедливо и по отношению к нынешнему американскому политическому истеблишменту, необходимо вникнуть в смысл написанного З.Бжезинским.

Начнем с разбора по смыслу первой из цитированных фраз. Прежде всего, “окончательная цель” политики всякого государства для того, чтобы осуществиться, должна быть признана в нем целью наивысшей значимости, а по существу её, действительно, должна быть доброй и высокой, соответствующей фундаментальным интересам человечества. В этом З.Бжезинский безусловно прав.

Все остальные цели в глобальной, внешней и внутренней политике государства должны быть подчинены этой “окончательной цели” наивысшего приоритета значимости. Что касается соответствия политики “долго­времен­ным тенденциям”, то во всей полноте спектра долговременных тенденций есть те, которые противоречат фундаментальным интересам человечества; есть такие, что всегда и безусловно им соответствуют; но есть и такие, которые в зависимости от сопутствующих исторически сложившихся обстоятельств либо соответствуют долговременным интересам человечества, либо их отрицают. Это означает, что неопределенные “долговременные тенденции” вообще З.Бжезинский ошибочно приплел в первой из цитированных фраз о высших целях, поскольку высшие (окончатель­ные) цели это — одно, а не определённые в их существе “долговременные тенденции” вообще это — другое, и не во всех случаях способствующее осуществлению первого.


Не лучше обстоит дело и со второй фразой. Она по умолчанию подразумевает, что Америка безупречна если не как свершившаяся к настоящему времени историческая данность, то по крайней мере в смысле господства в ней устойчивых тенденций общественного и личностного развития, в которых находят свое выражение “фун­даментальные интересы человечества”, о которых речь шла в первой фразе. Если это действительно так, то чистую линию в глобальной политике, осуществляемую США, целесообразно поддерживать доминирующей глобально, чтобы носители иных тенденций, отрицающих “фундамен­таль­ные интересы человечества”, будь они в Евразии, Южной Америке, Африке или где-то еще, не окрепли настолько, чтобы помешать прогрессу всего человечества, возглавляемого США.

Если же Америка не безупречна прежде всего в смысле господствующих в ней устойчивых тенденций общественного развития, то смысл второй фразы цитированного абзаца явно не совместим со смыслом первой о наивысшем приоритете “фундаментальных интересов человечества” в политике США. Если иное общество за пределами юрисдикции правительства США окажется свободным от тенденций, противоречащих “фундаментальным интересам человечества” и свойственных нынешней Америке, то в соответствии с общим и неопределенным смыслом второй фразы интересы всего человечества должны быть подавлены господством далеко не безупречной Америки над Евразией и остальными регионами планеты.

Высказав это, мы не клевещем на З.Бжезинского, поскольку во всей его книге невозможно найти ответов на взаимосвязанные вопросы:


  • В чем конкретно состоят фундаментальные интересы человечества?

  • В чем конкретно исторически сложившаяся данность и тенденции общественного развития, свойственные США, подавляют осуществление фундаментальных интересов человечества?

Этот же набор вопросов уместен и по отношению ко всякому обществу во всяком государстве, а ответы на них определяют все возможности сотрудничества в деле осуществления фундаментальных интересов человечества в повседневной жизни обществ и в международной политике государств; всё прочее сотрудничество интереса для человечества не представляет.


Без ответа на эти вопросы по их существу формулирование всеобъемлющей и последовательной глобальной политической стратегии (а не евразийской геостратегии, как сказано З.Бжезинским в третьей фразе) невозможно.

Кроме того, как явствует из цитированного абзаца и остального текста книги, З.Бжезинский не осознает явной разницы между терминами и соответствующими им жизненными явлениями: глобальная политика вообще и глобальная политика государства, внешняя политика государства, внутренняя политика государства. Если же он осознает разницу между ними, то он — не только один из могильщиков СССР, но обречен быть со временем включенным и в список антиамериканских агентов влияния и могильщиков США в их исторически сложив­шемся к настоящему времени виде.

А разница между всеми перечисленными видами политики есть:



следующая страница >>