birmaga.ru
добавить свой файл

1



ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ЯЗЫКА РЕГИОНА


УДК 81'27 ББК 81.001.2

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ АЛГОРИТМА ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА *

Н.Л. Шамне, А.Н. Шовгенин

Рассмотрены теоретические возможности построения алгоритмических моделей эколинг-вистического мониторинга языкового пространства отдельно взятого региона с использованием кластерного подхода при разработке «карт» сбора эмпирического материала. Предложены три модели эколингвистического мониторинга.

©

Ключевые слова: эколингвистика, эколинг-вистический мониторинг, алгоритм, кластерный подход, социолингвистическое пространство.

Практически любой регион современной России является многоязычным, имеющим представителей диаспор различных нацио­нальностей. В свою очередь каждая диаспо­ра вовлечена в коммуникативное взаимодей­ствие с языковым большинством. Такая кон­стелляция, характеризующаяся неравноцен­ным, но обоюдным влиянием, рождает оче­видную необходимость осмысления этого вза­имодействия с эколингвистических позиций. В качестве предмета эколингвистики мы рас­сматриваем взаимодействие между языком, человеком как языковой личностью и его ок­ружающей средой.

На основании анализа различных концеп­ций отношений человека и окружающей его языковой среды [1, с. 460; 3; 5; 10, с. 135; 13-

20] можно определить важные проблемные области, которые могут быть подвергнуты эколингвистическому мониторингу. При этом язык в рамках эколингвистики должен рас­сматриваться как ресурс, источник реализа­ции коммуникации, который, актуализируясь, образует языковую среду. Актуализация язы­ка происходит исключительно через говоря­щего индивида, который может и вынужден принимать решения о том, насколько масш­табно и полноценно он использует потенциал этого ресурса. В этом отношении язык, как ресурс, подобен полезным ископаемым и иным природным богатствам, с той только существенной разницей, что богатства при­родные должны использоваться человеком в возможно меньшем объеме для сохранения экологического баланса, а богатства языка, напротив, для своего сохранения и приумно­жения - использоваться максимально актив­но и интенсивно. Постоянное использование



ISSN 1998-9911. Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкозн. 2010. № 2 (12)

153

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

конкретных способов языковой реализации мысли обеспечивает их сохранение в языке как общественном достоянии.

Исходя из трактовки мониторинга как оперативного сбора данных о сложных явле­ниях и процессах, описываемых достаточно небольшим количеством ключевых, особо важных показателей с целью оперативной диагностики состояния объекта исследования в динамике [2; 4; 6; 8], мы придерживаемся следующего определения в нашей работе. Под мониторингом понимается специально организованная и постоянно или длительное время действующая система сбора и анализа экстралингвистической и собственно лингви­стической информации, проведения дополни­тельных информационно-аналитических об­следований (опросы населения и т. п.) и оцен­ки (диагностики) состояния и тенденций раз­вития языка, например, в конкретном регио­не. В связи с этим мониторинг выступает в качестве:


  • специфического инструмента «обратной связи»;

  • особого метода получения знаний о про­тиворечиях и закономерностях культур­но-языковых процессов;

  • основы для выявления причин отклоне­ний от запланированного хода событий, для принятия решений.

Исходя из представленных положений, мониторинг рассматривается нами как на­чальное звено в системе «мониторинг - ана­лиз - корректировка стратегии - достиже­ние цели», при этом он выполняет две ос­новные задачи:

  1. сбор фактов, характеризующих язы­ковые процессы в регионе;

  2. анализ и интерпретация социолингвис­тических и собственно лингвистических данных.

Вопрос о мониторинге процессов, про­исходящих в системе функционирования рус­ского языка в современной России во взаи­модействии с другими языками, чрезвычай­но актуален, поскольку эти изменения проис­ходят в условиях переходного периода, в ус­ловиях разрушения одной политико-экономи­ческой и социальной системы и становления другой. Это означает, в свою очередь, что в настоящее время еще нет достаточного опы­та анализа состояния языка, перспектив его


154 Н.Л. Шамне, А.Н. Шовгенин. Теоретические

развития практически, тем более нет и его глубокого и всестороннего теоретического обобщения.

Таким образом, мониторинг языкового пространства региона как организованное си­стемное наблюдение за ходом и характером качественных изменений в языке приобрета­ет значимость фундаментальной проблемы.

Сформулированное нами определение эколингвистического мониторинга должно быть реализовано на практике посредством адекватных для решения поставленных задач инструментов. Использование этих исследо­вательских инструментов в конечном итоге должно привести нас к результату, который заключается в оценке исполнения русским и другими языками в регионе функций средства коммуникации на разных уровнях общества и в различных ситуациях интеракции. Опти­мальной формой упорядочивания исследова­тельских мероприятий в этом случае явля­ется алгоритм.

Понятие алгоритма возникло в связи с поисками общих методов решения однотип­ных задач. На протяжении многих веков по­нятие алгоритма было исключительно интуи­тивным (Евклид, Эратосфен, Мухаммад Ал-Хорезми, Г. Лейбниц, Э. Борель, Г. Вейль), в самом общем виде его можно сформулиро­вать следующим образом: алгоритм - это строгая система правил, которая опреде­ляет последовательность действий над некоторыми объектами и после конечного числа шагов приводит к достижению по­ставленной цели. В частности, система пра­вил представляет собой алгоритм, если лю­бые исполнители, не знакомые с существом задачи, следуя строго предлагаемой системе правил, будут действовать одинаково и дос­тигнут одинакового результата.

Одним из первых формальное определе­ние алгоритма дал английский математик А. Тьюринг [7, с. 15], описавший в 1936 году схему абстрактной машины и назвавший ал­горитмом то, что может делать эта машина. Приблизительно в одно время с А. Тьюрин­гом английский математик Э. Пост разрабо­тал сходную, но более простую алгоритмичес­кую схему и реализующую ее машину.


В 1954 году советский математик А.А. Марков предложил свою алгоритмичес-

основы алгоритма эколингвистического мониторинга

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

кую схему и дал определение алгоритма: «Ал­горитм - это точное предписание, которое задает вычислительный процесс, начинаю­щийся с произвольного (но выбранного из фик­сированной для данного алгоритма совокуп­ности) исходного данного и направленный на получение полностью опеределяемого этим исходным данным результата» [9].

Наиболее общий подход к уточнению понятия алгоритма предложил советский ма­тематик, академик А.Н. Колмогоров, который дал и его «наглядное» представление: «Алго­ритм, примененный ко всякому "условию" ("начальному состоянию") из некоторого мно­жества ("области применимости" алгоритма), дает "решение" ("заключительное состоя­ние"). Алгоритмический процесс расчленяет­ся на отдельные шаги заранее ограниченной сложности; каждый шаг состоит в "непосред­ственной переработке"... (одного) состояния в (другое). Процесс переработки... продолжа­ется до тех пор, пока либо не произойдет без­результатная остановка, либо не появится сиг­нал о получении "решения". При этом не ис­ключается возможность неограниченного про­должения процесса...» [там же].

В настоящее время понятие алгоритма вышло за пределы математики и с успехом при­меняется в самых разных областях. При этом под ним понимаются точно сформулированные инструкции, назначение которых -достижение необходимого результата. Формирование науч­ного понятия алгоритма, ставшее важной про­блемой, не закончено и в настоящее время.

Мы, в свою очередь, под алгоритмом понимаем последовательность действий, на­правленных на получение определенного ре­зультата за конечное число шагов.

Таким образом, в рамках эколингвисти-ческого исследования алгоритм представля­ет собой правило организации последователь­ности исследовательских мероприятий, на­правленных от оценки общей социокультурной ситуации в регионе, через определение эколин-гвистических кластеров, установление значе­ния переменных для обследуемых парамет­ров, выявление проблемных областей, к фор­мулированию мероприятий для стабилизации эколингвистического баланса.


При этом алгоритм такого исследова­ния должен удовлетворять традиционным ус-

ловиям логических построений, которые в рамках эколингвистики мы трактуем следу­ющим образом:


  • дискретность - алгоритм должен пред­ставлять собой процесс решения задачи как последовательное выполнение про­стых шагов, то есть получения данных по отдельным эколингвистическим пара­метрам. При этом для выполнения каж­дого шага алгоритма требуется конеч­ный отрезок времени, то есть сбор и об­работка исходных данных для получения результата осуществляются во времени дискретно;

  • детерминированность (определенность). В каждый момент времени следующий шаг работы однозначно определяется со­стоянием системы. Таким образом, ал­горитм выдает один и тот же результат для одних и тех же исходных данных;

  • понятность - алгоритм для исполнителя должен включать только те действия, которые он в состоянии совершить над исходными данными;

  • завершаемость (конечность) - при кор­ректных исходных данных исполнение алгоритма должно завершиться получе­нием конечного результата за конечное число шагов;

  • массовость - алгоритм должен быть при­меним к разным наборам исходных дан­ных, то есть вести к получению адекват­ного результата независимо от сочетания значений эколингвистических параметров;

  • результативность - завершение алгорит­ма определенным результатом.

Как уже отмечалось выше, эколингвис-тический мониторинг региона осуществляет­ся в ходе получения данных по отдельным параметрам. Под эколингвистическим пара­метром мы понимаем:

  1. относительно постоянный показатель (количественный либо качественный/дескрип­тивный), характеризующий моделируемую систему; указывает, чем данная система от­лична от других;

  2. измеримая величина, характеризую­щая эколингвистическое пространство регио­на, его структуру, состояние.

Каждый параметр характеризуется пе­ременной.


ISSN 1998-9911. Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкозн. 2010. № 2 (12) 155

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В рамках проведенного исследования мы различаем два вида переменных, а именно: коли­чественные и качественные (или дескриптивные).

Количественные переменные соответ­ственно имеют численное выражение и мо­гут быть обработаны в рамках стандартных методов математической статистики. Боль­шую сложность представляют дескриптивные переменные, под которыми мы понимаем пе­ременные, которые не могут иметь количе­ственных числовых значений. Значение каче­ственной переменной выражается текстовым описанием, рисунком или каким-либо другим поясняющим его смысл способом. Качествен­ные переменные измеряются в классифика­ционной шкале (номинальной), когда в резуль­тате измерения определяется принадлежность объекта к определенному классу, или в поряд­ковой шкале, когда в результате измерения также определяется принадлежность объек­та к некоторому классу, но дополнительно можно упорядочить объекты, сравнив их в каком-то отношении друг с другом.

Данные мониторинга реализуются в виде описаний, диаграмм и графиков. Может быть построен график действующей нормы (тренд), а на той же плоскости график на ос­новании собранных данных; мониторинг по отдельным словам, грамматическим конст­рукциям, фонетике, которые обнаруживают отклонение от нормы.

Результатом проведенного мониторинга станет формулирование мероприятий, направ­ленных на стабилизацию эколингвистической системы региона, как отмечалось выше. В этом аспекте особый интерес представляет монито­ринг отдельного многоязычного региона во всем своем многообразии сочетания используемых языков. Обратим, в свою очередь, внимание на то, что любое сочетание языков в диаспо­ре ведет у их носителя к формированию коор­динированного билингвизма или многоязычия. Это является следствием относительной обо­собленности областей использования этих языков [11]. В этой связи встает вопрос о со­циолингвистическом пространстве функциони­рования языков в регионе как структурном элементе эколингвистического осмысления лингвистических и экстралингвистических процессов, реализующихся при языковой ин­теракции.


156 Н.Л. Шамне, А.Н. Шовгенин. Теоретические

При этом социолингвистическое про­странство языка/языков является совокупно­стью социальных институтов, в рамках кото­рых осуществляется жизнедеятельность ин­дивида и по поводу которых он вступает в ком­муникацию с другими индивидами [12]. Это позволяет предположить, что зависимость выбора того или иного языка или варианта языка от социального института влияет на характер билингвизма, а следовательно, и на экологию взаимодействующих языков. Одна­ко очевидно, что воздействовать на эколинг-вистическую систему региона в целом невоз­можно, равно как и невозможно проводить ее обследование в таком формате. Изложенное выше понимание социолингвистического про­странства позволяет провести первичное раз­граничение языкового пространства региона на институциональной основе. Вместе с тем социальный институт как таковой слишком велик, чтобы результаты его мониторинга могли быть применены для формулирования эффективных мер воздействия, нацеленных на восстановление эколингвистического ба­ланса в регионе. Очевидной представляется необходимость кластеризации языкового про­странства в рамках определенного социаль­ного института.

Кластером для проведения обследова­ния должна быть институциализированная в рамках социальной системы группа людей, к которой такие мероприятия могут быть при­менены. Одним из таких подходов к подраз­делению общества на кластеры может быть подразделение по сферам трудовой и обра­зовательной занятости на основании инсти­туциональной организации общества. При этом соблюдается основной принцип кластер­ного подхода об однородности групп обсле­дуемых объектов.

Таким образом, сочетание институцио­нального и кластерного подходов позволяет определить принцип структурирования языко­вого пространства для его эколингвистичес­кого мониторинга. Выбирая социальный ин­ститут и определяя способ его кластеризации, мы создаем «карту» эколингвистического мониторинга всего языкового пространства, в данном случае - региона. Предложенный под­ход включает в себя очевидный верификаци­онный потенциал, основывающийся на воз-


основы алгоритма эколингвистического мониторинга

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

можности построения различных «карт» об­следования и сравнения результатов.

Теперь обратим внимание на формали­зацию исследовательских принципов для осу­ществления эколингвистического мониторин­га и построения алгоритма. Однако прежде кратко остановимся на роли человека в эко-лингвистической системе относительно язы­ка и языковой среды. Наиболее адекватным поставленным исследовательским задачам путем эколингвистической концептуализации взаимодействия человека и языка/языковой среды может стать рассмотрение человека в его различных ролях, то есть источника из­менений, проводника изменений и потенци­ального субъекта ликвидации изменений в языке. Одна из перспектив организации эко­лингвистического мониторинга при таком подходе может быть сформулирована следу­ющим образом:


  • фиксация изменений в языке (например, изменения на лексическом, фонетичес­ком, грамматическом уровне, а также в использовании языка);

  • действующая сила изменений (например, рост/сокращение населения, рост/спад экономики, технологические, политичес­кие и экономические структуры, а также индивидуальное восприятие, потребнос­ти и т. п.);

  • воздействие возникших изменений (на­пример, рост/понижение уровня образо­вания, престижное социальное поведение и т. п.);

  • возможные мероприятия по восстанов­лению эколингвистического баланса (на­пример, правовое регулирование, соци­альное воздействие на восприятие ста­туса происходящих изменений).

Цель такого исследования состоит в ус­тановлении количества и качества изменений в языке, результирующих из зависимости меж­ду действующей силой изменений в языке и последствиями ее воздействия на язык, а так­же в определении характера реагирования на происходящие изменения.

Рассмотрим каждую составляющую эко­лингвистического мониторинга в рамках дан­ного подхода более подробно.


Фиксация изменений в языке предпола­гает наблюдение за использованием языка с

целью установления собственно лингвисти­ческих изменений.

Под действующей силой изменений мы понимаем в первую очередь экстралингвис­тические факторы, имеющие объективный характер, такие как рост/сокращение населе­ния, рост/спад экономики, технологические, политические и экономические структуры, а также индивидуальное восприятие, потребно­сти и т. п. На обязательную необходимость их учета указывали в своих работах по эко-лингвистике [13; 15; 16; 18].

В результате под действием названных факторов возникают изменения в обществе, связанные с их воздействием, которое заклю­чается в росте/понижении уровня образования, формировании престижного социального пове­дения, поставленного в зависимость от соци­ального статуса индивида, и т. п. Все перечис­ленное так или иначе отражается на состоя­нии языка. Таким образом, мы имеем три диа­лектически связанных типа переменных: вне-социальные; социальные; собственно лингвис­тические и социолингвистические, которые об­разуют основу для эколингвистической оценки стабильности отдельного языка. При этом, как отмечалось выше, лингвистические и социо­лингвистические переменные получаются в рамках эколингвистического подхода в резуль­тате воздействия внесоциальных переменных на социальные переменные. Анализ получен­ных результатов позволит сформулировать не­обходимые мероприятия по восстановлению эколингвистического баланса, к которым мо­гут относиться правовое регулирование, соци­альное воздействие на восприятие статуса про­исходящих изменений посредством формиро­вания общественного мнения и т. п. Очевидно, что восстановление эколингвистического балан­са в зависимости от последствий воздействия причинных факторов должно носить либо сдер­живающий, либо каталитический характер, так как последствия могут быть не только отрица­тельными, но и положительными.

Исходя из изложенного выше, построим алгоритм выполнения исследовательских ме­роприятий эколингвистического мониторинга в рамках рассматриваемой концепции:


I. Сбор и обработка данных для:


  1. Внесоциальных переменных;

  2. Социальных переменных;

ISSN 1998-9911. Вести. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкозн. 2010. №2(12) 157

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

3. Лингвистических и социолингвисти­ческих переменных;

II. Формулирование мероприятий по вос­становлению эколингвистического баланса.

Опишем представленную последова­тельность действий.

Строго говоря, эколингвистический мо­ниторинг языка осуществляется в рамках ис­ключительно первого этапа, то есть сбора и обработки данных для указанных переменных.

Второй этап, представляющий собой формулирование мероприятий по восстанов­лению эколингвистического баланса, приво­дится нами для указания на цели описывае­мого мониторинга как такового и однозначной спецификации области применения его резуль­татов. Однако обратимся к характеристике элементов алгоритма мониторинга и опишем их с точки зрения свойств алгоритма, приве­денных ранее.

Условие дискретности в данном алгорит­ме выполняется, исходя из междисциплинар­ного характера эколингвистического исследо­вания, для которого блоки внесоциальных, со­циальных, лингвистических и социолингвисти­ческих переменных являются простыми, так как их структура определяется на момент проведения мониторинга методами смежных наук - статистики, политологии, психологии, социологии, лингвистики и т. д. Кроме того, все данные обследования формируются на кон­кретный момент времени, то есть даже при перманентном осуществлении мониторинга может быть получен срез данных для конк­ретной временной точки.

Отсутствие четкой предзаданной струк­туры внутри блоков эколингвистического мо­ниторинга не создает противоречий, поскольку позволяет использовать его в качестве гибко­го инструмента, способного продемонстриро­вать изменение количественной и качествен­ной структуры факторов, определяющих состо­яние и изменение языка в данный момент.


Детерминированность, понятность, за-вершаемость и результативность алгоритма обеспечиваются методами, применяемыми в каждом конкретном случае, для получения значений переменных. Безусловно, реализуе­мость этих условий алгоритма эколингвисти­ческого мониторинга следует понимать с уче­том специфики гуманитарного исследования.

Условие массовости реализуется через применимость данного алгоритма для обсле­дования любых эколингвистических класте­ров, выделенных соответствующим образом.

Другим возможным блоком индикаторов для формирования ядра эколингвистических данных по языковой среде могут быть:


  • система языка;

  • экономическая система:

  • политическая система и институты;

  • социальная структура населения;

  • предпочтения и ожидания;

  • аккумулированные знания и опыт;

  • коммуникативные технологии и сохра­нение информации на естественном языке;

  • социолингвистическая ситуация. Цель такого исследования состоит в

дробном описании лингвистических, экономи­ческих, политических и институциональных, социально-демографических, социально-пси­хологических, культурно-кумулятивных, а так­же социолингвистических переменных для оценки состояния эколингвистического балан­са в языковой среде. Этот подход может быть особенно эффективно применен при первом проведении эколингвистического мониторин­га языка, например в отдельном регионе стра­ны. Он учитывает основные факторы, влияю­щие на состояние языка, и предполагает их качественную оценку, на основании которой могут быть сформулированы остальные на­правления для сбора данных.

Исходя из изложенного выше, построим алгоритм выполнения исследовательских ме­роприятий эколингвистического мониторинга в рамках рассматриваемой концепции:

I. Сбор и обработка данных для:

  1. Лингвистических переменных;

  2. Экономических переменных;
  3. Политических и институциональных переменных;


  4. Социально-демографических пере­менных;

5. Социально-психологических пере­
менных;

  1. Культурно-кумулятивных переменных;

  2. Социолингвистических переменных. П. Определение наиболее существенных

факторов, оказывающих влияние на состоя­ние языка.

158 Н.Л. Шамне, А.Н. Шовгенин. Теоретические основы алгоритма эколингвистического мониторинга

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Рассмотрим представленную последова­тельность действий. Эколингвистический мо­ниторинг языка происходит в рамках обоих эта­пов. В рамках первого этапа происходит сбор и обработка данных для указанных перемен­ных. В рамках второго этапа, представляюще­го собой определение наиболее существенных факторов, оказывающих влияние на состояние языка, происходит указание на цели описывае­мого мониторинга как такового и специфика­ция области применения его результатов.

Дадим характеристику элементов алго­ритма мониторинга и опишем их с точки зре­ния свойств алгоритма, приведенных выше.

Условие дискретности в данном алгорит­ме выполняется, исходя из междисциплинар­ного характера эколингвистического исследо­вания, каждый из представленных блоков яв­ляется простым, так как их структура опре­деляется для проведения мониторинга мето­дами смежных наук, а именно: лингвистики, экономики, статистики, политологии, психоло­гии, демографии, социологии, психологии и т. д. Кроме того, все данные обследования фор­мируются на момент времени, то есть даже при перманентном осуществлении мониторин­га может быть получен срез данных для кон­кретной временной точки.

Четкая определенность каждого отдель­ного блока эколингвистического мониторинга позволяет использовать его в качестве надеж­ного инструмента для определения количе­ственной и качественной структуры осново­полагающих факторов, определяющих состо­яние и изменение языковой среды.


Соблюдение условий детерминированно­сти, понятности, завершаемости, результатив­ности и массовости алгоритма обеспечивает­ся таким же образом, как и в первом случае.

Наконец, эколингвистический мониторинг может быть организован по поведенческому принципу, а именно:


  • распознание проблемы;

  • оценка проблемы;

-установление предпочтительных дей­ствий (мероприятий);

  • выбор и оценка опций и инструментов действий (мероприятий);

  • оценка качества результатов.

Цель такого исследования состоит в про­ведении комплекса исследовательских мероп-

риятий, ориентированных на практическое при­менение полученных результатов для опреде­ления характера и вектора изменения эколин­гвистического баланса в языковой среде, на формулирование мероприятий и выбор инст­рументов их реализации для восстановления эколингвистического баланса, а также на ус­тановление эффективности принятых мер. Данный подход представляется интегрирован­ным и обладает достаточной широтой, что­бы быть использованным в качестве основы для формирования региональной политики в области языка.

Исходя из изложенного выше, операцио-нализация данного подхода в рамках постро­ения алгоритма эколингвистического монито­ринга представляется следующим образом:

I. Сбор и обработка данных для:

  1. Определения факторов изменения эко­лингвистического баланса;

  2. Получения значений эколингвистичес-ких переменных;

П. Формулирование мероприятий по вос­становлению эколингвистического баланса и их реализация;

Ш. Оценка качества восстановления эко­лингвистического баланса посредством по­вторения или завершения эколингвистическо­го мониторинга:

1. Если повторение, то переход к этапу I;

2. Если завершение, то повторный
сбор и обработка данных для получения
значений тех же переменных, которые были

подвергнуты анализу при выполнении пун­

кта 2 этапа I.

Рассмотрим представленную последо­вательность действий. Отметим, что эколин­гвистический мониторинг в рамках данного алгоритма реализуется на этапах I и III. При этом собственно обследование осуществля­ется на первом этапе, а третий этап пред­ставляет собой альтернативу завершения ис­полнения алгоритма. На этапе II осуществ­ляются мероприятия, направленные на вос­становление эколингвистического баланса. Эти мероприятия носят характер прямого или опосредованного воздействия на языковую ситуацию и поэтому не могут быть частью мониторинга. Однако этот этап очень важен для указания на цели описываемого монито­ринга как такового и однозначной специфи-


ISSN 1998-9911. Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2,Языкозн. 2010. № 2 (12) 159

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

кации области применения его результатов. Кроме того, очевидной представляется диа­лектическая связь всех трех этапов, выде­ленных нами в рамках этого подхода. Оста­новимся более подробно на характеристике отдельных элементов рассматриваемого ал­горитма эколингвистического мониторинга и опишем их с точки зрения свойств алгорит­ма, приведенных выше.

Условие дискретности в данном алгорит­ме выполняется исходя из междисциплинарного характера эколингвистического исследования, для которого блоки определения факторов изме­нения эколингвистического баланса и получения значений эколингвистических переменных явля­ются простыми, так как их структура определя­ется на момент проведения мониторинга мето­дами смежных наук, а именно: лингвистики, эко­номики, статистики, политологии, психологии, со­циологии и т. д. Кроме того, все данные обсле­дования формируются на конкретный момент времени, то есть даже при перманентном осу­ществлении мониторинга может быть получен срез данных для конкретной временной точки.

Отсутствие четкой предзаданной струк­туры внутри блоков эколингвистического мо­ниторинга не создает противоречий, посколь­ку позволяет использовать его в качестве гиб­кого инструмента, способного продемонстри­ровать изменение количественной и каче­ственной структуры факторов, определяющих состояние и изменение языка во времени.


Соблюдение условий детерминированно­сти, понятности, завершаемости, результатив­ности и массовости в случае этого алгоритма обеспечивается таким же образом, как и для первых двух построений.

В завершение рассмотрения концепций и моделей алгоритмов эколингвистического мониторинга необходимо обратить особое вни­мание на то, что лингвистическое обследова­ние является дистрибутивным относительно каждой иной части мониторинга, а следова­тельно, коммутативно относительно всей их совокупности. Это дает теоретические осно­вания для выделения при необходимости лин­гвистического обследования в отдельный этап эколингвистического мониторинга.

Таким образом, эколингвистический мони­торинг является многоступенчатым междис­циплинарным исследовательским мероприяти-

160 Н.Л. Шамне, А.Н. Шовгенин. Теоретические

ем с длительным сроком осуществления, кото­рому предшествует построение «карты» обсле­дования, опирающееся на последовательное применение институционального и кластерного подходов с учетом специфики решаемых задач.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Исследование проводилось при финансо­вой поддержке ФЦП «Научные и научно-педагоги­ческие кадры инновационной России 2009-2013 гг.» (Госконтракт№ 02.740.11.0367).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Бахтин, М.М. Литературно-критические ста­тьи / М. М. Бахтин. - М.: Худож. лит., 1986. - 543 с.

  2. Великоредчанина, С. Мониторинг прав чело­века : лекции / С. Великоредчанина. - М., 2003. -153 с.

  3. Гаспаров, Б. М. Язык, память, образ. Линг­вистика языкового существования /Б. М. Гаспаров. -М.: Нов. лит. обозрение, 1996.-352 с.

  4. Кудрина, Е. Л. Мониторинг библиотечных кадров в регионе как стратегия деятельности вуза / Е. Л. Кудрина // Научные и технические библио­теки.-1999.-№4.-С. 31-35.
  5. Лабов, У. Исследование языка в его соци­альном контексте / У. Лабов // Новое в лингвисти­ке : сб. ст. / общ. ред. Н. С. Чемоданов. - М., 1975. -Вып 7: Социолингвистика. - С. 5-34.


  6. Лукина, В. Е. Мониторинг состояния окру­жающей среды. Нормирование качества окружа­ющей среды / В. Е. Лукина. - Донецк, 2002. - 230 с.

  7. Любимский, Э. 3. Программирование / Э. 3. Любимский, В. В. Мартынюк, Н. П. Три­фонов. - М. : Наука, 1980. - 608 с.

  8. Реймерс, Н. Ф. Природопользование: слов.-справ. / Н. Ф. Реймерс. - М.: Мысль, 1990. - 637 с.

  9. Успенский, В. А. Теория алгоритмов: ос­новные открытия и приложения / В. А. Успенский, А. Л. Семенов. -М.: Наука, 1987.-288 с.




  1. Франк, С. Л. Душа человека: опыт введения в философскую психологию / С. Л. Франк. - 2-е изд. -Париж: YMCA Press, 1964.-990 с.

  2. Шамне, Н. Л. Теоретические основы изу­чения языковых контактов / Н. Л. Шамне, А. Н. Шов­генин // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкоз­нание. - 2008. -№ 1 (7). - С. 72-77.

  3. Шовгенин, А. Н. Социолингвистическое пространство контакта русского и немецкого язы­ков /А.Н. Шовгенин // Пространство в языке и речи: лингвистические проблемы изучения и описания: сб. науч. ст. - Волгоград : Волгогр. науч. изд-во, 2007.-С. 77-83.

основы алгоритма эколингвистического мониторинга

ЭКОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Calvet, L.-J. Approche sociolinguistique de l'avenir du francais dans le monde / L.-J. Calvet //Herodote. -2007. -№3 (126). -P. 153-160.

  2. Chomsky, N. Language and Mind / Noam Chomsky. -N. Y.: Harcourt: Brace & World, 1968. - 88 p.

  3. Fill,A.Ecolinguistics-StateoftheArt 1988 /A. Fill //Arbeiten aus Anglistikund Amerikanistik. -Tubingen: Narr, 1998. - Band 23, Heft 1.

  4. Fill, A. Language and Ecology: Ecolinguistic Perspectives for 2000 and Beyond /A. Fill. - Tokyo, 2000.-P. 162-176.
  5. Frank, M. Das Sagbare und das Unsagbare. Studien zur deutsch-franzosischen Hermeneutik und


Texttheorie / Manfred Frank. - Frankfurt a/M : Suhrkamp, 1989.-607 S.

  1. Haugen, E. The Ecology of Language / E. Haugen // The Ecolinguistics Reader: Language, Ecology and Environment / ed. by A. Fill. - L.; N. Y, 2001.-P. 57-66.

  2. Lyotard, J.-F. La condition postmoderne : Rapport sur le savoir/ Jean-Francois Lyotard. -Paris : Minuit, 1979.-P.31.

  3. Wittgenstein, L. Philosophical Investigations /Ludwig Wittgenstein. -N. Y.: Macmillan, [1953]. -232 p. - (Philosophische Untersuchungen. English and German).

THEORETICAL GROUNDS OF ALGORITHM DESIGN FOR ECOLINGUISTIC MONITORING

N.L. Shamne, A.N. Shovgenin

The article considers application of theoretical grounds to designing the algorithmic models for ecolinguistic monitoring of the Sprachraum (language space) limited by a country region; the cluster approach offered by the authors resulted in developing "maps" for collecting empirical material and in pointing out three models of the ecolinguistic monitoring.

Key words: ecolinguistics, ecolinguistic monitoring, algorithm, cluster approach, sociolinguistic space.

ISSN 1998-9911. Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2, Языкозн. 2010. № 2 (12)

161