birmaga.ru
добавить свой файл

1
ЭКОНОМИКА ИННОВАЦИЙ


Нужен ли России малый наукоемкий бизнес?

Ирина ДЕЖИНА

Кадидат экономических наук

Институт экономики переходного периода



Доля России на международном рынке наукоемкой продукции удручающе мала: по разным оценкам - от 0,35% до 1%. Объемы торговли технологиями также не вызывают оптимизма. В ее структуре преобладают инжиниринговые услуги (85% экспорта и 53% импорта), на долю патентов, лицензий и ноу-хау приходится лишь 3% суммарного объема экспорта и 7% - импорта.

По показателю же изобретательской активности, измеряемому количеством заявок на патенты (включая поданные за рубежом) в расчете на 10 тыс. населения, Россия находится на среднем уровне (2,62), опережая Чехию, Польшу, Венгрию (0,6-0,7), но существенно отставая от государств-лидеров (4,5-5,5). Доля России в общем количестве патентных заявок, подаваемых за год иностранными заявителями в государствах ОЭСР, не превышает 0,5%.

Государство осознает необходимость формирования национальной инновационной системы, увязывающей науку с образовательной сферой и бизнесом и предполагающей отлаженный процесс коммерциализации результатов НИОКР. Поскольку понятие НИС достаточно широкое, ограничимся исследованием той ее части, которая касается перевода научных знаний в коммерчески привлекательные продукты.



Понятие инновационной инфраструктуры

Инновационная инфраструктура - это совокупность всех подсистем, обеспечивающих доступ к различным ресурсам (активам) и/или оказывающих услуги участникам инновационной деятельности.

Обычно выделяются следующие виды (подсистемы) инновационной инфраструктуры:

  • финансовая - различные типы фондов (бюджетные, венчурные, страховые, инвестиционные), а также другие финансовые институты, например, фондовый рынок, особенно в части высокотехнологичных компаний;


  • производственно-технологическая (или материальная) - технопарки, инновационно-технологические центры, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий и т.п.;

  • информационная - собственно базы данных и знаний, центры доступа, а также аналитические, статистические, информационные и т.п. центры (т.е. организации, оказывающие услуги);

  • кадровая - образовательные учреждения по подготовке и переподготовке кадров в области научного и инновационного менеджмента, технологического аудита, маркетинга и т.д.;

  • экспертно-консалтинговая - организации, занятые оказанием услуг по проблемам интеллектуальной собственности, стандартизации, сертификации, а также центры консалтинга как общего, так и специализирующегося в отдельных сферах (финансов, инвестиций, маркетинга, управления и т.д.).

Предметом нашего исследования является малый инновационный бизнес, для которого и создаются основные элементы такой инфраструктуры.

Особенности и стратегия развития

малого наукоемкого бизнеса в НИС

Малые инновационные предприятия (МИП) являются важным компонентом НИС, поскольку выступают в качестве связующего звена между наукой и производством. Именно малые фирмы часто принимают на себя риск при разработке новых продуктов и технологий, превращении знаний в товар. Вследствие рискового характера деятельности их состав постоянно меняется: одни фирмы исчезают, другие появляются. Тем не менее возникает некий баланс, обеспечивающий ”критическую массу” МИП в национальных инновационных системах.

В России динамика малых предприятий, зарегистрированных в отрасли ”Наука и научное обслуживание”, устойчиво отрицательная. Если в 1995 г. было зарегистрировано почти 50 тыс. МИП, то к 2000 г. их количество едва превышало 30 тыс., а к 2002 г. составило около 23 тыс. Вместе с тем следует отметить, что подобные предприятия активно работают и в различных отраслях промышленности. По оценкам экспертов, в этом секторе сосредоточено около 120 тыс. малых предприятий. Если предположить, что около четверти из них являются инновационными, то общее число МИП нужно как минимум удвоить. Однако точных данных о количестве таких фирм нет, поэтому с определенной степенью уверенности можно анализировать лишь тенденции, наблюдаемые в этой сфере.

Из-за отсутствия надежной информационной базы оценить состояние отечественного малого инновационного бизнеса, источники его финансирования и т.п. довольно сложно. Поэтому мы использовали метод case-study, т.е. исследование МИП на примере небольшой группы. Была сформирована выборка из 25 успешно работающих предприятий. Цель состояла в установлении условий развития малого инновационного бизнеса.

Все отечественные МИП, действующие в настоящее время в российской инновационной сфере, можно объединить в две основные группы: предприятия, созданные при материнских НИИ или вузах, и самостоятельные структуры.

МИП первого типа - это фирмы, которые были основаны сотрудниками НИИ или вузов, а также компании, владеющие лицензиями на ключевые технологии материнской организации. Большинство МИП относится именно к такому типу. Существование при НИИ дает им ряд преимуществ: позволяет отсрочивать платежи за аренду и коммунальные услуги, пользоваться опытно-экспериментальной базой, наработанными связями института с партнерами и заказчиками, его научным потенциалом, брэндом и, наконец, получать через материнскую организацию часть госзаказа. В последнее время происходит постепенное сокращение количества таких МИП. За годы, прошедшие с момента распада СССР, запас прежних наработок, вокруг которых формировались малые фирмы, фактически оказался исчерпанным. Поэтому сегодня и обозначилась тенденция к возврату коллективов МИП в структуру тех организаций, от которых они когда-то отделились.

Самостоятельных МИП значительно меньше. Они выживают благодаря тому, что смогли найти свою ”нишу” на рынке наукоемкой продукции.

Основные факторы, препятствующие развитию малых инновационных фирм, очевидны: неразвитость инфраструктуры (финансовой, производственной, кадровой), нехватка оборотных средств (доступа к кредитам), невысокий спрос со стороны промышленных предприятий.

У потенциальных венчурных инвесторов и ”бизнес-ангелов”, которые начали появляться в России, свои претензии к МИП, причем главный их упрек: деньги в стране уже есть, нет хороших проектов. Нередко малые фирмы работают ”непрозрачно”, не умеют составлять убедительные бизнес-планы, опасаются передавать активы в управление внешним менеджерам и стремятся удержать контрольный пакет акций. Камнем преткновения для многих МИП остается вопрос о том, кому принадлежат права на интеллектуальную собственность.

Кроме того, инвесторы согласны финансировать лишь краткосрочные проекты со сроком окупаемости в несколько месяцев, что для высокотехнологичного бизнеса абсолютно не реально.

Выборочный анализ историй успешно развивающихся МИП показал, что становление малой наукоемкой фирмы, как правило, укладывается в рамки одной из четырех стратегий.


  • Ученые или инженеры разрабатывают технологию (продукт), который, по их мнению, имеет коммерческий потенциал. Они создают МИП и пытаются найти потребителей (покупателей) своего продукта. Это - классическая ситуация ”технологического толчка” (technology push), когда разработки (а не потребности рынка) дают импульс процессу коммерциализации.

  • Создание фирмы предваряется патентованием разработки, а начало ее функционирования связано с грамотной лицензионной политикой.

  • Ученые уходят из науки, занимаются торгово-посреднической деятельностью, зарабатывая первоначальный капитал, а затем создают МИП.

  • Представители бизнеса, заинтересованные в производстве наукоемкой продукции, изучают потребности рынка, находят разработчиков, развивают НИОКР и затем - собственное производство. В данном случае спрос диктует заказ на разработку технологий (demand pull). Как правило, такой подход оказывается наиболее успешным, поскольку основывается на потребностях рынка.

В настоящее время наиболее распространены первая и третья стратегии создания отечественных МИП.

Что касается происхождения начального капитала, то чаще всего это - собственные средства организаторов фирмы.

Перечень источников финансирования МИП в порядке снижения частоты их использования: собственные средства организаторов, средства ”бизнес-ангелов”, банковский кредит, федеральный бюджет, средства заказчиков (как правило, заказ делается не фирме, а ученым, когда они еще находятся в составе НИИ), региональный бюджет.

Финансирование НИОКР происходит, как правило, из иных источников. В рассматриваемых фирмах исследования и разработки проводились за счет заказов и реинвестирования прибыли, средств Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Российского фонда технологического развития (РФТР), международных программ (CORDIS, Eureka), венчурного финансирования.

Наиболее распространенным является реинвестирование прибыли в новые разработки.

Расширение рынка МИП обычно происходит за счет диверсификации их деятельности либо путем выхода на внешний рынок. Характерным является постепенный переход от внутреннего к зарубежному рынку, однако есть прецеденты движения в обратном направлении (зачастую российские потребители технологий более настороженно относятся к продукции малых фирм, чем их иностранные конкуренты: известен случай, когда отечественные предприниматели узнали о разработке российского МИП от своих зарубежных партнеров).

Выход на внешний рынок чаще всего осуществляется благодаря партнерству с западными фирмами-дистрибьюторами, знакомству с потенциальными заказчиками на выставках и конференциях, освоению новых ниш вслед за западными партнерами - лидерами определенных рынков.

Результаты исследования показали, что МИП, которые получили поддержку государственных фондов, смогли подняться на новый уровень в своем развитии (создали или доработали продукт, расширили рынок сбыта и т.п.). Влияние производственной инфраструктуры на деятельность малых инновационных фирм оказалось не столь существенным: чаще всего технопарки и другие подобные структуры рассматриваются руководством МИП лишь как выгодное место аренды помещений.


Финансовая инфраструктура

Финансовая инфраструктура инновационной сферы стала создаваться после распада СССР. Вначале главным ее назначением было не инновационное развитие, а сохранение и поддержка обширного научного комплекса, в том числе той его части, которая связана с прикладными исследованиями и разработками. На сегодняшний день финансовая инфраструктура научной и инновационной деятельности представлена следующими организациями, созданными при участии государства: Российским фондом фундаментальных исследований (1992 г.), Российским гуманитарным научным фондом (1994 г.), Российским фондом технологического развития (1992 г.), Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фондом содействия) (1994 г.), Венчурным инновационным фондом (ВИФ) (2000 г.).



РФФИ и РГНФ являются бюджетными учреждениями. Они поддерживают преимущественно фундаментальные исследования путем выделения грантов, присуждаемых коллективам ученых в результате открытого конкурса.

Российский фонд технологического развития был создан взамен прекратившего в 1991 г. существование Единого фонда развития науки и техники. РФТР в основном поддерживает проекты в области прикладных исследований и разработок; главными получателями его средств являются научно-исследовательские организации и малые предприятия.

Фонд содействия (государственное бюджетное учреждение) занимается поддержкой малых предприятий, находящихся преимущественно на стадии коммерческого выпуска продукции, а с ноября 2003 г. и финансированием начинающих инновационных компаний (start-ups) через программу CТАРТ. В ее рамках осуществляется так называемое ”посевное” финансирование инновационных проектов, находящихся на ранней стадии развития. Уровень успеха программы - около 10% (показатель, принятый во всем мире для оценки высокорисковых инновационных проектов).

Венчурный инновационный фонд (некоммерческая организация с государственным участием), формирующий на основе долевого финансирования отраслевые и региональные венчурные фонды.

Финансовые возможности названных учреждений весьма ограниченны. Бюджет Фонда содействия составляет 1,5% суммарных расходов госбюджета на гражданскую науку, РФТР - в пределах 1,5-4%. Основные источники формирования имущества ВИФ - целевые взносы бывшего Министерства науки и технологий РФ (из средств РФТР), целевые взносы Фонда содействия ( за счет средств, полученных на возвратной основе), а также добровольные имущественные взносы отечественных инвесторов (фондов, банков и т.п.). Планировалось, что государство выделит на его создание 100 млн. руб., реально же предоставлено 50 млн. руб., что для венчурного инвестирования является символической суммой.

Понятно, что масштабы помощи российским МИП сегодня очень малы. Так, РФТР за десять лет поддержал 840 межотраслевых научно-технических проектов. При этом 39% заявителей смогли существенно увеличить долю продаж.

Фонд содействия за этот же срок профинансировал более 2 тыс. малых предприятий, около половины из них устойчиво развиваются (для сравнения: в рамках американской программы SBIR - ”Инновационные исследования малого бизнеса” - за аналогичный временной интервал было поддержано более 35 тыс. малых фирм)1.

ВИФ оказался наименее успешным. Он организован по модели израильского Фонда ”Yozma”, на базе которого в течение трех лет было создано десять региональных фондов. Предполагалось, что ВИФ начнет работать с такой же эффективностью, однако этого не произошло. Сегодня в процессе создания находятся два фонда - региональный и отраслевой. Планируется, что их бюджеты составят около 10 млн. долл. каждый (это даст возможность за три года собрать ”портфель” из 10-15 компаний). Однако данные суммы позволят осуществить лишь однократные вложения, поэтому пока формируемые фонды больше похожи на ”демонстрационные модели”, чем на действующие структуры.

Основные причины недостаточного развития российских венчурных фондов в том, что, во-первых, государство не берет на себя реальные риски (скажем, в Израиле вклад государства в создание региональных венчурных фондов составлял 40% их капитала), а во-вторых, отсутствуют стимулы к вложениям в высокорисковые проекты (сегодня значительно проще и надежнее инвестировать средства в сырьевые отрасли).

За рубежом развитию способствуют:


  • значительный капитал институциональных и частных инвесторов, аккумулированный развитой системой финансовых посредников;

  • профессиональные менеджеры, способные оценить перспективу развития данного направления и выступающие связующим звеном между капиталом и его конкретным приложением;

  • высокий коммерческий потенциал разработок, осуществляемых малыми инновационными компаниями;

  • развитый рынок ценных бумаг, позволяющий реализовать финансовые технологии выхода из инвестиций;

  • высокая емкость и платежеспособность потребительских рынков для компаний с венчурным капиталом.

В России подобных предпосылок пока нет. Фонды как субъекты, реализующие специфические механизмы финансирования участников научной и инновационной деятельности, начинали свою работу, что называется, на заре становления рыночной экономики. Это относится практически ко всем существующим ныне государственным фондам. Поэтому неудивительно, что по мере принятия ряда основополагающих законов и кодексов (а также отраслевых законодательных актов), регулирующих деятельность экономических субъектов, положения и регламенты, определяющие работу фондов, стали входить с ними в противоречие.

Существует ряд неурегулированных правовых проблем, которые препятствуют как эффективной работе действующих фондов, так и появлению новых. До сих пор отсутствует юридическая регламентация понятия ”государственный фонд”. Кроме того, с принятием нового Бюджетного кодекса государственные фонды лишились статуса прямых бюджетополучателей, а термин ”грант”, который является системообразующим для финансовой системы фондов, все еще трактуется неоднозначно.

Не решен также вопрос о принадлежности интеллектуальной собственности, созданной за счет государственного бюджета. 22 января 2004 г. Правительством РФ одобрен проект постановления ”О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета”. Однако оно осталось неподписанным из-за того, что соответствующие ведомства не могут достичь консенсуса.


Производственно-технологическая инфраструктура

Производственно-технологическая инфраструктура включает технопарки, инновационно-технологические центры (ИТЦ), инновационно-промышленные комплексы (ИПК), а также центры по передаче технологий.

Почти все они создавались при участии государства, но в дальнейшем поддержка им не оказывалась. Однажды попав в список, например, технопарков, любые организации претендовали на получение бюджетных средств и многие их получали. Более того, некоторые структуры создавались именно для этой цели - коммерческий потенциал проектов не оценивался. Аттестация, которая была проведена всего один раз (в 2000 г.), показала, что международным стандартам соответствует не более 10% всей созданной инфраструктуры.

И все же следует отметить, что объем товаров и услуг, реализованный МИП, входящими в состав ИТЦ, в расчете на одно предприятие более чем в три раза превысил аналогичный показатель для МИП, работающих вне центров, а налоги, выплаченные развивающимися фирмами, в течение трех лет компенсировали государственные вложения в создание инфраструктуры.

В то же время МИП, расположенные в ИТЦ и технопарках, как правило, довольствуются относительно комфортными условиями и редко вырастают до размера средних. Чтобы спровоцировать выход из структуры ”засидевшихся” фирм, ряд ИТЦ поднял им арендную плату. Однако предприятия уходить не спешат.

Таким образом, российские ИТЦ и технопарки (за редким исключением) не выполняют функций инкубирования, а служат своеобразными ”площадками безопасности”3, ограждающими находящиеся в них предприятия от агрессивной внешней среды. В итоге сроки пребывания малых фирм в этих структурах не ограничены и составляют на сегодняшний день в среднем около десяти лет (при международном стандарте два-три года).


Выводы и предложения

В настоящее время отечественную НИС можно квалифицировать как модель переходного типа, сочетающую в себе элементы административно-командной и рыночной систем. К сожалению, то, что создано на сегодняшний день, весьма фрагментарно и ограниченно по масштабам. Видимо, поэтому опросы руководителей МИП и не выявляют существенного влияния инфраструктуры на коммерческий успех.

Этому есть несколько причин. Первая - на государственном уровне нет четкого видения будущей модели научно-инновационной сферы. Так, науку можно рассматривать как катализатор экономического развития, а потому она должна иметь сильную инновационную составляющую и ориентироваться на интеграцию с образованием. Но как будет развиваться эта модель: за счет собственных ресурсов или через заимствование технологий?

Можно взглянуть на науку и как на культурное наследие, предмет национальной гордости, вклад в общечеловеческое развитие. Тогда особое внимание нужно уделять поддержке фундаментальных исследований, а технологическое развитие осуществлять за счет импорта.

Неясна позиция государства и в отношении малого бизнеса: создавать ли условия для роста числа малых фирм (фронтальный подход) или же - для динамичного развития успешных МИП (структурный подход)?

Существуют и более частные проблемы:


  • сохранение стиля управления, который был принят в административно-командной экономике. Поэтому основными подходами являются прямое и уравнительное финансирование тех или иных инициатив. Получив единожды статус (например, ИТЦ или технопарка), организация сохраняет его за собой неопределенное время. Серьезного пересмотра статуса по итогам деятельности не проводится;

  • ограниченная поддержка даже приоритетной группы участников инновационного процесса - МИП. Три фонда со скромными в масштабах страны средствами не в состоянии обеспечить становление малого инновационного бизнеса;

  • отсутствие косвенного регулирования инновационной деятельности. Сектор малого предпринимательства в условиях, когда крупная промышленность не заинтересована в инновациях, не может быть эффективным;

  • нечеткость законодательного регулирования, связанного с функционированием инновационной инфраструктуры;

  • копирование зарубежных моделей, происходящее, как правило, без учета экономического контекста, в котором эти модели (механизмы) функционируют.

Исходя из сказанного, можно сформулировать несколько предложений.

Необходимо срочно внести поправки в действующее законодательство (в частности, в закон о науке, Гражданский кодекс) с тем, чтобы государственные фонды стали легитимными, и все особенности их деятельности были учтены. Сегодня, с введением новой бюджетной классификации, работа таких структур практически парализована. Для их эффективной деятельности важен либеральный подход к распределению прав на интеллектуальную собственность.

Поскольку элементы созданной финансовой инфраструктуры (за исключением венчурных фондов) оказались удачными, целесообразно увеличить размеры финансирования фондов из средств госбюджета в два-три раза, в том числе за счет сокращения базового финансирования организаций государственного сектора науки.

В настоящее время перспективным направлением поддержки малого инновационного бизнеса на самой ранней стадии развития является программа СТАРТ, реализуемая Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Нам представляется, что после завершения первого этапа программы следует рассмотреть возможность создания самостоятельного ”посевного” фонда. Что касается собственно Фонда содействия, то было бы неплохо привлечь к участию в нем частных инвесторов и региональные бюджеты.


Целесообразно разработать нормативно-методическую документацию, где определялся бы статус ИТЦ и технопарков, критерии их создания и аккредитации, а также условия предоставления услуг МИП. В частности, следует ввести систему срочных контрактов (между руководством инновационных центров и малых фирм), где бы оговаривались сроки нахождения МИП в составе ИТЦ (технопарков) и обязательства сторон.

Для обеспечения связи МИП с крупным бизнесом необходимо задействовать достаточно эффективную систему субконтрактации при выполнении госзаказов, так как в действующей системе закупок для государственных нужд отсутствуют какие-либо законодательные требования к размещению головными заказчиками части своих подрядов среди малых фирм.