birmaga.ru
добавить свой файл

1
z_start


Позитивная экономика с Латвияс кугниециба

Вдаль по молочной реке

Экологическая ниша помогает переработчику не замечать кризиса

n116_gundars_sisenis_4.jpgПресс-фото.Председатель правления фирмы Elpa Гундарс Сисенис.

Если вам удалось четко определить свою позицию, желательно — активную, то вам и кризис не так уж страшен. Председатель правления фирмы Elpa Гундарс Сисенис полагает, что в условиях экономического хаоса нужно не только найти свое место, но и на всю мощность запустить генератор идей.

«Зеленая» философия

Каздангас пагастс, где расположена наша фирма, находится в латвийской глубинке, недалеко от Скрунды и Айзпуте. Предприятие было создано 15 лет назад. Тогда было почти так же трудно, как сейчас. Старые экономические связи, инфраструктура и энергоресурсы рухнули вместе с плановой экономикой. Раньше я был директором совхоза-техникума и столкнулся с тем, что находившиеся рядом молокоперерабатывающие заводы не смогли оплачивать нашу продукцию.

Решение и помощь пришли из Германии, из земли Северная Вестфалия. В сотрудничестве с нашими единомышленниками из партий социал-демократов и зеленых, был составлен проект нашего дальнейшего развития. Нам предоставили оборудование, с помощью которого можно было перерабатывать молоко на месте. Кроме того, техникум заключил с фондом Генриха Бeлля договор о помощи местным крестьянам. Главная идея заключалась в том, что молоко должно быть экологически чистым и его должны давать коровы, которые пасутся на естественных пастбищах, что в производстве не будет использоваться никаких консервантов и стабилизаторов (не случайно фирма называется Elpa — «дыхание», что еще и расшифровывается как ekoloмiskas lauksaimniecоbas produkcijas apstrвde — переработка экологической сельскохозяйственной продукции).

Сначала мы продавали нашу продукцию на рынках — на вес, в посуду покупателя. Так было дешевле, поскольку не тратились на упаковку. Производство находилось в арендуемом помещении техникума. В министерстве сельского хозяйства смотрели на нас с недоверием. А потом решили увеличить плату за аренду в 2—3 раза — в результате фирма переместилась в находившиеся неподалеку заброшенные здания бывшего колхоза. Таким образом, зимой, в конце 1993 — начале 1994 г. пришлось начинать все с нуля. В то время мы перерабатывали три тонны продукции в день. Прибыль направлялась на развитие производства, и до 2003 года мы обходились без кредитов.


Кризис — это несущественно

2004 год, когда Латвия вступила в Евросоюз, стал для нас новым рубежом. Переработка молочной продукции отныне должна была соответствовать строгим европейским нормам. А иначе фирму пришлось бы закрыть. И вот в 2004 году нам пришлось впервые взять кредит, на который в течение двух месяцев был построен приемочный цех.

Стало ясно: чтобы выдержать конкуренцию, инвестиций только за счет собственной прибыли не хватает. Развиваться надо быстро и комплексно. Нами были реализованы два европейских проекта. Один помог обзавестись более совершенным оборудованием для производства сметаны и в два раза увеличить ее выпуск, другой — купить рефрижератор для перевозки продуктов, в том числе в Ригу.

То, что взятый с самого начала курс на естественные продукты, без добавок оказался правильным, особенно хорошо стало заметно в прошлом году, когда люди начали обращать особое внимание на маркировку. Если там нет упоминания о добавках, продукт и продается лучше.

Говоря о кризисе, должен сказать, что особо остро мы его не чувствуем. В прошлом году ежедневная переработка составляла 30 тонн в день, а оборот фирмы — 2 млн. латов — по крайней мере не меньше оборота 2007 года. Для периода кризиса это можно считать успехом. За счет чего он достигнут?

Во-первых, у нас стабильный покупатель, который умеет отличить хороший продукт от суррогата. Во-вторых, мы можем предложить покупателю продукцию, за которую он может платить подороже (в упаковке) или подешевле (на вес). В-третьих, мы занимаемся не индустриальной молочной продукцией, которой в Латвии и так уже более чем достаточно, а стараемся найти те области, где мы можем работать без всякой конкуренции.

Наконец, наша небольшая фирма может быстро приспосабливаться к изменениям рынка, не теряя времени на бюрократическое торможение. Да, Elpa — небольшое предприятие. У нас работает всего 40 человек, но 2 млн. латов годового оборота, который они дают, — это совсем неплохо. Наши производственные мощности загружены на все 100%, тогда как некоторые другие предприятия находятся на грани выживания.


Конечно, трудности есть и у нас. Например, зимой 2009 года мы стали испытывать давление торговых сетей, заинтересованных в снижении цен. Действительно, в Латвии сейчас производится 800 тысяч тонн молока в год, а реальная потребность внутреннего рынка составляет 400 тысяч. Возможности экспорта уменьшились, так что снижение цен вроде бы оправданно. Но везде есть свой предел. Когда производители испытывают трудности с экспортом, их должно поддержать государство. Например, в Германии на бирже полутвердый сыр в пересчете на наши деньги предлагался по цене 1 лат 70 сантимов за килограмм, тогда как сырье обходилось в 2 лата. Значит, разницу покрывают за счет субсидий. Так делается в Европе. Но у латвийского государства на подобные цели денег нет.

Были бы идеи!

В нынешней ситуации выиграет тот, кто будет искать технологии и решения для производства новых продуктов. Мы первыми в Латвии стали делать сыр из козьего молока. Оно очень отличается от коровьего: в козьем молоке много белка, жир не плавает на поверхности, а распределен по всему объему, соответственно больше и положительное воздействие на организм. Правда, при этом козье молоко существенно дороже — его получают в объеме в два-три раза меньшем. На текущий момент наша фирма — единственный в Латвии производитель полутвердых сыров из козьего молока. В латвийских магазинах продаются аналогичные продукты из Испании, Голландии, Франции, но мы можем предложить цены на 25—30% ниже при таком же качестве. Правда, какую наценку поставит торговая сеть, сказать трудно.

Сейчас совместно с одним из частных рижских институтов — Вrstu konsultatоvais dienests — мы изучаем возможность производства трех новых продуктов из сыворотки. Ее каждый день у нас остается порядка 10 тонн, которые сейчас мы просто отдаем крестьянам на корм для домашних животных. Но ведь это сырье можно использовать для производства напитка с яблочным соком, желе, мороженого. А еще — для производства шампуня, в котором сыворотка составляет 80%. На все эти продукты можно взять патент. И конкуренции на внутреннем рынке для них нет. Проект по новым пищевым продуктам уже подан в министерство экономики. Если он будет утвержден, нам надо будет искать новый кредит. А с погашением предыдущего справляемся успешно.


Реализация и оптимизация

Реализация нашей продукции в Латвии идет по четырем направлениям. Во-первых, на наших собственных торговых местах на рынках Курземе — в Лиепае, Салдусе, Кулдиге, где мы быстро регулируем цены и можем предложить товар покупателям с разной толщиной кошелька. Во-вторых, мы обслуживаем бюджетные организации (в первую очередь в Лиепае): детские сады, ясли, больницы, дома престарелых. Им тоже не нужна упаковка — продукция идет на вес, договор заключается на год, в течение которого можно точно планировать объемы поставок.

В-третьих, продукция поставляется в местные торговые сети (туда идет как фасованный, так и весовой товар), небольшие кондитерские и пекарни, которые работают на местном рынке. В-четвертых, мы поставляем свою продукцию крупным торговым сетям, которые работают по всей Латвии. Надо сказать, что с ними договариваться бывает трудно, поскольку у наших продуктов небольшой срок хранения, а применение стабилизаторов и консервантов — не наша философия.

Сегодня в реализации продукции наблюдается характерная тенденция. Небольшие производственники кооперируются и открывают совместные магазины. Взять, к примеру, наше сотрудничество с Салдусским мясокомбинатом: в магазине, кроме его продукции, продаются и молочные продукты, а также хлеб, кондитерские изделия — а это уже какой-то минимально необходимый людям комплект. Аренда помещения и оплата работы продавца каждому из предприятий обходится вдвое дешевле. Совместно с Салдусским мясокомбинатом мы уже открыли магазины в Кулдиге и Салдусе, есть планы также на Вентспилс, на Ригу.

Необходимо оптимизировать и затраты на транспорт. Так, сбор сырья у нас происходит в радиусе не более 60 километров. Молоко, которое мы получаем рано утром, перерабатывается до 14, максимум — до 15 часов того же дня, и на другой день продукты уже поступают в магазины.

Про семерых с ложкой

Если говорить о состоянии всей отрасли, то по сравнению с другими странами Латвия плохо охраняет свой внутренний рынок, государство недостаточно поддерживает своего производителя. В нашей отрасли конкуренция идет в первую очередь со стороны Литвы, Польши. Надо признать, что в последнее время конкурировать нам стало труднее. Но ведь для населения любой страны полезнее продукты местного производства, а не привозные, более длительные сроки хранения которых обусловлены наличием всевозможных добавок.


Нынешняя ситуация очень поучительна. Те, кто выйдет из кризиса, станут сильнее. В хорошие времена люди расслабляются, трудная обстановка их мобилизует, заставляет думать и находить новые решения. Те, кто разумно брал кредиты, не забывая откладывать деньги на худшие времена, сейчас имеют преимущество. Цены на недвижимость упали, и если ты хочешь расширять свое дело, можно сравнительно недорого купить пустующее помещение, оборудование.

В то же время мы, производственники, не чувствуем уменьшения бюрократии. Рассмотрение проекта может продолжаться месяц, два, три. Основа отрасли — малый и средний предприниматель. Мы гибко реагируем на ситуацию, полностью загружаем свои мощности и переходим на новый ритм работы. Но государственные учреждения еще не научились так работать, и это нам очень мешает. Из-за нерасторопности чиновников мы каждый месяц, каждую неделю теряем деньги. Очень немногие из них прошли практическую жизненную школу. На свои рабочие места они пришли, можно сказать, со школьной скамьи. Они хорошо владеют английским, но, буквально переводя европейские нормативы, не представляют, как это все будет выглядеть в реальной жизни. В результате получаются такие вещи, что не то что смеяться не хочется, а просто дрожь берет.

Всевозможные сокращения, урезание расходов не прибавляют денег. Нам нужна конкретная помощь, чтобы зарабатывать деньги. Нет реальной связи между практическими производителями и государством, а иногда и между различными министерствами — «правая рука не знает, что делает левая». Им бы повернуться лицом к производителям, вести конкретный разговор с банками, обеспечивать проекты гарантией со стороны государства. Но пока что выходит как в русской пословице: «Один с сошкой — семеро с ложкой».

Владимир ОРЕХОВСКИЙ.