birmaga.ru
добавить свой файл

1
МОЙ ДЕДУШКА


Хочу описать вам про свою жизнь детки: а она не легкая была. И так. Мой дед Субботин Евмен с бабушкой Субботиной Хавронии приехали в село Богородск, Шарлыкского района Оренбургской области на двух лошадях с телегой искать себе работу с Тамбовской губернии. Получили землю на ней, стали работать, то есть заниматься сельским хозяйством, так звучало в то время. В это время в селе Богородское жили еще люди: Трусовы дед Антон и баба Екатерина, у них была дочь, мать моя: Трусова Наталья Антоновна (1883 год), а в семье Субботина Евмена и Субботиной Хавронии был сын Субботин Сергей Евменович (1883 года), отец мой. Наталья и Сергей поженились, образовалась новая семья, появились дети: их было шесть. Сыновья: Иван, Михаил, Лазарь, Борис и дочери: Екатерина и Пелагея. В детстве умерли Иван и Екатерина. Это было во время большого голода в России, где-то в 1920-1929 года. Нас с сестрой Полей хотели отдать в приют, но мать не согласилась, все переживу, но детей не брошу. Жили трудно, но как-то выжили. Потом стали хорошо жить. Дети их поженились, замуж вышли, стали отдельно жить. Брат Михаил женился на Ольге Яковлевне, у них было два сына и две дочки: Шура и Надя, Ваня и Витя. У брата Лазаря с Матроной было трое детей Лена, Ваня, Вова. Но они в детстве поумирали. Так что, они жили без детей. Моя сестра Полина имела мужа Алексия и сына Анатолия, но тоже все умерли.

21 июня 1941 года ровно в 4 часа Киев бомбил, нам сообщили, что началась Великая Отечественная Война… Я в то время учился в школе, мне было всего от роду 15 лет. В школе занятия прекратились, нас детей стали привлекать к работе в Колхозе. В первый день, когда объявили войну, брата Лазаря в этот день взяли на фронт. Он прошел всю войну, но остался жив и даже не ранее, был он на Финской войне 1940 года, но так же вернулся жив и здоров, попал на Японскую, ехал мимо своего дома, но там остался жив. А брата Михаила взяли на фронт тоже в Кавалерию, он сразу попал в бой под Москвой, был ранен и контужен. Пришел домой уже после войны. В колхозе мне пришлось работать на всех работах: пахать, сеять, косить, хлеб молотить и убирать в селе, остались одни старики, дети и женщины. Мне в колхозе пришлось во время войны поработать два гола. За что меня колхоз наградил шелковой вышитой рубашкой и овцой яркой, где наша семья стала водить овец с моей яркой.

11 ноября 1943 года меня направляют на фронт станица Алкино Башкирия, где нас скоро поспешно готовят на фронт, обучали нас изучить противотанковое ружье, то есть уничтожать танки немецкие, где в лесу мы построили себе землянки и в них проживали около пяти месяцев.

Ночью по тревоги нас поднимают в баню, выдают все новое обмундирование и на фронт. На станции Алкино играет оркестр. Погрузили нас в двухостные вагоны, так их именовали, поставили железные печки и мы отправились до станции Саратов. Ехали быстро, но после Саратова нас стали вести медленнее, так как все время пропускали эшелоны с фронта ранеными и эшелоны эвакуированные с завозами, а нас днем стали где-то держать в тупиках, и только ночью мы продвигались вперед! Но за нами следовали не одни эшелон, а многие другие и вот нас пропускали по очереди. Когда мы подъезжали к Сталинграду, то стали появляться глубоко в тылу немецкие самолеты и нас стали бомбить. Запретили нам печи топить, огонь разводить и курить. И во на станции Капустин Яр наш поезд попал под бомбежку, снаряд попал в паровоз, он загорелся, вагон на вагон стали, где у нас были многие раненные и погибшие. Раненных начальство договорилось погрузить в санитарные поезда, а погибших мы похоронили там, в Капустином Яре. До Сталинграда нас никак не пропускали, где-то мы суток трое были на этой станции Капустин Яр в какой-то бани, она пустовала, вот нас и поселили в эту баню. Подали новый состав, нас в этот состав погрузили и стали приближаться к Сталинграду, где-то уже с другой стороны, помню станица Петров-Вал, нас немец стал обратно бомбить, но здесь наши зинитчики хорошо поработали, сбили этот самолет. Где-то еще темно, утро, этот самолет загорелся и на землю рухнул, видать было как он дымился и падал на землю. В городе Сталинграде мы пробыли примерно около недели. В Сталинград стали прибывать эшелон за эшелоном с военными. Вот здесь нас стали распределять кого куда, кого на фронт, кого на оборону Кавказа. Я попал в войска НКВД, где формировали Морская пехота в черных бушлатах пограничники на Кавказ, так как за последнее время через Иран стали забрасывать немцы своих диверсантов в глубь нашей страны. Итак, я оказался на Кавказе, где только не был, в Баку, Махачкала, Тбилиси, Грозный, Ереван, Иран, Тигиран. Это все в четвертом полку войск НКВД, после нас переименовали в войска МВД, где мы с другими войсками обороняли Кавказ. Морская пехота, пограничники и мы. И вот такой был случай. В районе города Нахичевань протекает река Аракс. Это граница с Ираном. Иранские войска границу охраняли не важно, все приходилось нашим войскам охранять. Вот в один день наши постовые заметили, что на плоту через реку Аракс перебрались два немецких диверсанта на нашу сторону и хотели сесть в пассажирский поезд Ереван-Баку, но наш патруль заметил эти вылазки и попросил к себе на помощь. Я взял еще одного солдата по нации он азербайджанин Хитаров на помощь к солдату армянину Шахназарову, мы втроем задержали этих диверсантов и направили в пограничную заставу. Там установили, с какой целью они перешли границу, и попасть в наши города Баку и Грозный, там организовать наших людей и подорвать города с нарядами. Я был награжден медалью за Боевые заслуги и нам всем троим был предоставлен отпуск по 10 суток каждому на Родину. Так, значит, мы втроем спасли наших два города Баку и Грозный. Но после войны наши войска занимались, хотя кавказский народ мы еще выселяли во время войны, они хотели Гитлеру подарить Белого коня. Узнав об этом, товарищ Сталин дал указание выселить эту национальность в Алтайский край, Сибирь. Эту работу наши войска проделали, где так же боролись с крымскими татарами и Бандерами, но после я уже перешел служить в штаб на Секретную работу, охраняли мы пленных в городе Зукдиде Грузия и других. Был я в городе Батуми, лежал в госпитале три месяца, был в городе Поти, Сухуми, Гагры, Аорон, Киласури и Адлер. Был я и на Озере Рица, где товарищу Сталину строили дачу. Мы охраняли ему дорогу. Когда товарищ Сталин приезжал на Кавказ, мы охраняли всю железную дорогу и его путь. Это уже после войны. И так нам особенно 1926 году пришлось служить и воевать на три и не один год как сейчас. Служить все 9 лет.

И в милиции я прослужил 28 лет, вот мой жизненный путь.

На одной из фотографий, отец мой Сергей, мать Наталья, сестра Поля стоит рядом с ними, а в белом платье моя племянница Шура и я рядом с отцом.

Правельева Ксения 4 «В» класс