birmaga.ru
добавить свой файл

1 2 ... 4 5
Феномен Гуру-йоги


в йогической традиции сиддхов

Предисловие
«Прекрасная картина!

У подножья дерева баньян

сидят взрослые ученики,

а юноша – их Учитель…

Тишина передала наставление Учителя,

и вот уже рассеяны учеников сомнения».
Шри Ади Шанкарачарья

«Гимн Дакшинамурти»
Гуру-йога есть авторитетный принцип духовного обучения, основанный на установлении особых священных взаимоотношений между Учителем и учеником. Обычно о Гуру-йоге говорят в контексте тантрических учений индуизма или буддизма, однако феномен Гуру-йоги распространен гораздо более широко, нежели принято об этом думать, и присутствует внутри любой серьезной духовной традиции.

Начнем с того, что принцип принятия авторитетного наставника существует в любой мирской сфере деятельности, требующей специальных навыков, будь то вождение автомобиля, медицина, боевые искусства, изучение квантовой физики, скульптуры, живописи или игры на музыкальном инструменте.

В любом искусстве, науке, ремесле есть те, кто преуспел в этом, достиг совершенства и может поделиться опытом, рассказать о следующих ступенях на пути к совершенству, предостеречь от ошибок и указать правильное направление.

В христианстве существует многовековая традиция взаимоотношений старцев-духовников и учеников-послушников, в суфизме – мюридов и муршидов, в индуизме – Гуру, учителей-сиддхов и учеников (шишья), в буддизме Тхеравады – духовных друзей, старших наставников (кальяна-митта) и молодых монахов-новичков. В тибетском буддизме действует иерархия учителей-лам, в дзен-буддизме – Мастеров, достигших Просветления, в хасидизме – просветленных наставников (цаддиков), в магии – колдунов-магистров, шаманов-наставников, ведунов-мастеров.

В тех странах, где религия или духовная школа (течение) имеют долгую историю, официальный статус и их авторитет поддерживается государственной властью, для таких Учителей-наставников даже существуют официально-утвержденные государственные титулы, например, «Наставник Поднебесной» (Китай), «Императорский Наставник» (Япония) и т.д.


Необходимость принципа Гуру – ученик
«Один лишь Гуру, который достиг Самореализации, может помочь ищущему достичь ее».

«Шива-сутра»
«Ничего не может более ценного, чем первая, ускоряющая движение души и изменяющая жизнь, шактипатха от Гуру. Нет ничего более важного для духовного пробуждения, чем последовательные дикши, или посвящения (инициации), которые он дает. Садгуру нужен, потому что ум слишком хитер, а эго – самосохраняющийся механизм. Именно Садгуру вдохновляет, помогает, руководит и ведет ученика навстречу его собственной Самости. Садгуру, усовершенствовавшийся в своих отношениях с Шивой, руководит садханой и тапасом, которые медленно сжигают семена санчита-кармы. В его задачу входит руководить уничтожением эго ученика и очищением подсознания, все время, направляя разбуженную силу Кундалини так, чтобы достигнуть стабильного прогресса от одной стадии к другой».

Садгуру Шивайя Субрамуниясвами «Танец с Шивой»
Практика Тантра-йоги без благословения Гуру подобна попытке наполнить сосуд, у которого нет дна, или блужданию в бесконечном лабиринте без проводника. Благословение Учителя ослабляет вес кармических отпечатков в потоке ума духовного искателя, наделяя его вдохновением.

«Лишь знание, изреченное устами Гуру, ведет к Освобождению, все остальные практики не будут давать плодов, будут слабыми или будут создавать препятствия».

«Шива Самхита» (3.11)

«Только с помощью Учителя может быть достигнуто совершенство, а не через рассудочное мышление и бесконечное обсуждение. Передачу мудрости нужно получить устно, а не от множества текстов, лишь тогда возможно стать Освобожденным. Высшая обитель достигается передачей силы и благословением Мастера, другого пути нет».

«Сиддха-сиддханта-паддхати Горакша» (гл.5 «Милость Гуру»)

Принцип духовного обучения, духовного наставничества и руководства в йогических, тантрических традициях гораздо тоньше, глубже и сложнее, нежели об этом принято думать среди людей, не имеющих отношения к какой-либо духовной традиции.


Понимание, оценка этого феномена зависят в первую очередь от духовного уровня, самоосознания того, кто его оценивает, степени ясности его ума, интеллектуальной подготовки и личного мистического, духовно-религиозного опыта.

Это совершенно нормальное явление, ибо любой духовный путь, будь то буддизм, йога, тантра, даосизм, дзен-медитация, традиционный религиозный путь веры в христианстве, путь шаманизма, магии и т.д. является неизмеримо более сложным, чем любой вид внешней «сансарной» научной, промышленной или творческой деятельности.

Внутренняя реальность настолько сложна, тонка и глубока, что духовному новичку предстоит учиться годами, десятки лет постигая великое искусство «внутреннего делания».

Так же, как в любой науке, в науке духа нужно учиться и учиться серьезно и долго. Это первое открытие, которое делает духовный искатель.

Три принципа Гуру-йоги
Итак, первый принцип Гуру-йоги – добровольное желание ученика обучаться.

Ученик сам желает учиться духовному искусству с целью духовной трансформации (не поклоняться, не следовать, не зависеть, не обожать, не творить кумира, а именно учиться духовному искусству), а какие формы это обучение примет – это уже тонкости школы, в которую, как известно, нужно войти, уважая ее порядки, традиции и правила.
Второй принцип Гуру-йоги – готовность ученика.

Ученик должен быть готов установить взаимоотношения с Духовным Учителем. Он должен сформироваться как личность, делающая сознательный выбор. Он должен научиться отвечать за свой выбор, чтобы следовать ему, не взирая на трудности обучения или препятствия на пути, поэтому говорят: «Когда ученик готов – приходит Учитель».
Третий принцип – свобода воли ученика, свобода выбора.

Учитель всегда заинтересован, чтобы помочь ученику обрести большую внутреннюю свободу, большую свободу воли, ибо без свободы воли никакое дальнейшее развитие невозможно. Никакой Учитель не желает, чтобы ученик отказался от своей осознанности, своей воли, своей внутренней свободы, своей свободы выбора.


Никакой Учитель не желает видеть своего ученика скованным, закомплексованным. Ни отношение слепого поклонения, ни отношение восторженной эмоциональной привязанности, и тем более зависимости, не приветствуются Духовным Учителем.

Подлинный Духовный Учитель желает помочь раскрыть ученику абсолютное космическое Сознание, Будду, внутреннее божество. Он желает помочь ему стать самодостаточным, осознанным, понимающим, обрести целостность и внутреннюю свободу так, чтобы в будущем ученик мог сам учить других, силой сознания творить новую реальность (мандалу), управлять событиями и даже создавать в будущем новые вселенные.

Отношения Учитель-ученик развиваются в сторону все большей и большей свободы и самодостаточности ученика. Другой вопрос, что зачастую сам ученик не видит своих ограничений, и Учитель показывает их ему, помогает выйти за «грани».

Цепь ученической преемственности
«Только знание, сообщенное из уст Гуру – могущественно и полезно. В ином случае знание бесплодно, слабо и может повредить здоровью.

Тот, кто всегда внимает Гуру, достигает плодов знания».

«Шива Самхита» (гл.3)
Принцип Гуру – ученик также очень важен, как часть процесса передачи знаний по цепи непрерывной преемственности. Глубина процесса обучения, аутентичность линии передачи обеспечиваются именно связью Учитель – ученик.
«Боги благословляют лишь тех Учителей, которые соблюдают преемственность (парампару)».

«Куларнава-тантра» (14.5)
Буквальный перевод слова «парампара» означает «следующий друг за другом» и указывает на неразрывную цепь ученической преемственности Учителей-мастеров – держателей знания, которые сменяют друг друга в процессе передачи Учения.

Цепь преемственности подобна руслу быстрой полноводной реки, в которой никогда не пересыхает вода и не ослабевает течение. Если же случается так, что цепь преемственности разрывается, сами боги способствуют тому, чтобы в мир пришел выдающийся Мастер, восстанавливающий древние линии знания.


Тесная связь между Учителем и учеником обеспечивает чистоту линии передачи, так называемую «самайю Учения». Если ученик тщательно следует инструкциям и наставлениям Мастера, не искажая их, он обязательно добивается успеха и обретает мудрость – трансцендентальное знание недвойственности и сверхъестественные силы (сиддхи).

Когда Духовный Учитель убеждается, что его ученик достаточно подготовлен, он дает ему благословение и формальное разрешение на передачу Учения и знаний другим.

Ученик наследует линию передачи, знаки и статус держателя линии Учения, подобно тому, как сын-наследник, родившийся в знатной семье, наследует имущество и родовой титул своих богатых родителей.

Знаками наследования линии могут быть: священный текст, который обычно держится в тайне и передается только ученикам – наследникам линии, монашеское одеяние (ряса) древних патриархов – основателей Учения (в традиции Дзен), свиток с подтверждающей личной печатью Мастера, ритуальная чаша из черепа, четки из священного дерева, падуки, принадлежащие предыдущим Мастерам-патриархам (в некоторых школах тантры), йогический посох, какой-либо символ или даже черная корона, сделанная из волос дакинь (в традиции Кармапы в тибетском буддизме).

В настоящей духовной традиции получить такое разрешение непросто, поскольку каждый Мастер-наследник чувствует ответственность перед своей духовной традицией и подходит к процессу подготовки ученика – держателя линии – с особой тщательностью. Различные тантры предупреждают, что если передача прав держателей линии происходит недолжным образом, с нарушениями самайя (апаратхами), то тот, кто допустил такое нарушение, будет испытывать страдания и перерождение в низших мирах.

Обретя мудрость, лучшие из учеников сами становятся Мастерами, способными учить других, и передают линию Учения неофитам. Таким образом, линия духовных знаний вновь наполняет «готовые сосуды».

Как необходимо передавать Учение

Учение следует передавать преданным ученикам по линии непрерывной преемственности и скрывать от тех, кто обделен способностями, не обладает верой в него и не готов прилагать великие усилия, чтобы его практиковать. Пренебрегающим самайями, не имеющим веры и преданности в практикующих Учителей и Учения, предвзято относящихся к духовному пути, об этих Учениях не нужно даже упоминать. Эти святые, великие Учения должны доверяться самым лучшим и достойным, тем, кто прошел испытания, даваемые Учителем.


Учения не следует передавать тем, кто их разглашает и выбалтывает. Такие Учения не следует объяснять людям, не интересующимся Дхармой, иначе возникнут препятствия, божественные существа будут недовольны, не будет благословения, и эффективность Учения потеряется, т.к. оно будет осквернено. Учения следует охранять от тех, кто нарушает самайя, правила чистоты и секретности, поскольку, относясь к Учениям недолжным образом, они обязательно внесут в них собственные взгляды, различные примеси и передадут их тем, кто не способен практиковать. В результате те, кто их практикует, не обретут знаков реализации. Также эти высшие Учения не следует передавать людям с ограниченными взглядами, начинающим практикам Дхармы, которые следуют только практикам крийя-, чарья- или йога-тантры и в силу узости своего мышления не способны или не стремятся понять возвышенные Учения за пределами двойственности, концепций и ограничений. Если даже такие люди услышат их, но не поймут, то у них могут зародиться сомнения, недоверие к Учениям или хула, и таким образом они накопят дурную карму. Если же Учения содержатся недолжным образом и не хранятся, то это приводит к непониманию Учения, превратным толкованиям, в результате чего те, кто их пытается практиковать, вместо знаков реализации обретают различные препятствия в практике. Если же Учения сокрываются и должным образом преподаются, то они долгое время процветают, всегда обладают живой силой, несут дух благословения и реализации сиддхов и богов, а те, кто их применяет, достигают высших плодов практики.

Когда мы говорим о сохранении и утаении Учения, это не имеет ничего общего с сектантством или чувством эгоистичного себялюбия, с превосходством или желанием скрыть нечто очень драгоценное от других. Иметь такие взгляды – означает в корне не понимать сущность духовной практики Лайя-йоги.

Необходимость сокрытия Учения не диктуется никакими эгоистическими или другими побуждениями. Учения скрываются не потому, что они несут в себе нечто запретное или предосудительное. Они охраняются, потому что таким образом мы защищаем чистоту практики, удерживая их духовную силу. Это подобно тщательному соблюдению чистоты эксперимента в мирских науках.


Прежде чем давать наставления ученикам, Учитель должен тщательно проверить, достойные ли они «сосуды». К примеру, Учитель может странно повести себя, притворившись обычным человеком, поставить их в неловкую ситуацию, предложить им выполнять трудное служение или подвергнуть их оскорблениям, критике или насмешке, при этом он внимательно следит, сохраняют ли такие ученики чистое видение, чистоту самайя, веру и приверженность, и как они себя поведут в такой ситуации.

Либо он может намеренно сообщить ученику какие-то необычные сведения, говоря, что они являются сугубо тайными и предназначены только для него, а затем послать другого ученика, который, как бы «случайно» любопытствовал и пытался их выведать. Такой Учитель, желая проверить самоотдачу учеников, может сказать: «Я нуждаюсь в том-то» или «Займись таким-то делом». Если ученики не обладают должными качествами, они потеряют веру, смутятся, у них пропадет решимость, и они оставят путь. Это будет знаком того, что такие ученики не годятся как «сосуды» для передачи духовных Учений, поскольку в процессе духовной практики им не удастся удержать «чистое видение», веру, они не смогут соблюдать самайи, и потерпят неудачу на духовном пути из-за недостатка решимости, приверженности и способности к осознаванию. А потому, поскольку они не получат пользы от Учения, то лучше с самого начала не заводить с ними разговор о духовной практике.

Если же решимость учеников, их вера и стремление к Освобождению непоколебимы, и они готовы пожертвовать всем, что имеют, это указывает на их духовные заслуги, на то, что у них есть способности к практике и кармическая связь с этими Учениями. Когда Учения должным образом передаются подходящим ученикам, такие Учения действуют и сохраняются долго, спасая бесчисленное множество живых существ.

Кроме этого, такой подход к передаче уже является своеобразной передачей и первыми уроками стойкости, гибкости, самоотверженности, отсечения эгоистических цепляний, надежд, страхов и избавления от застывших идей.


Попадая в необычные обстоятельства в процессе обучения, ученик открывает много нового в себе, и это является ему напоминанием о том грандиозном, непостижимом величии, необъяснимой тайне, к которой он прикасается, вступая на путь Учения. Впервые ученик переживает благоговейный трепет и восхищение от глубины пути, и он понимает, что он должен измениться, что у его маленького «я» нет ни одного шанса пройти этот путь, оставшись прежним, мелочным, обычным существом. Так появляется «вкус» непостижимой глубины пути.

Испытания ученика
Тексты йоги и тантры говорят, что Учитель не должен брать в ученики первого встречного, ибо духовные знания следует вливать только в подготовленный сосуд, передача глубоких духовных истин неподготовленному профану будет не только бесполезной тратой времени, но может принести даже вред.

В связи с этим опытный Учитель долго и тщательно испытывает ученика, пытаясь узнать его получше. В некоторых тантрах, например, в «Куларнава-тантре» (14-19) говорится, что ученику надлежит пройти испытательный срок длительностью от трех месяцев до года. Здесь же Учителю рекомендуется намеренно разыгрывать ученика, чтобы поколебать его решимость и поразить его абсурдным или нелогичным поведением. Подобные испытательные проверки во время ученичества хорошо описаны известным Мастером китайского даосизма – Ван Липином в его книге о пути даосских подвижников. Ван Липину пришлось проделать колоссальную внутреннюю работу, прежде чем он смог по-настоящему стать учеником трех стариков-даосов. Ему приходилось избавляться от собственного чувства важности и гордости под градом едких колкостей, розыгрышей, трюков, проверок и испытаний, которые были устроены его учителями-даосами. Проходя испытания, ему приходилось падать в выгребную яму, медитировать в суровых условиях, он не раз попадал в нелепые и даже рискованные ситуации.

Схожим образом описывается обучение учеников в древнерусских христианских монастырях. В частности, описывается процесс обучения блаженного Павла Простого, который, будучи учеником старца Антония Великого, по его заданию целый день черпал воду, а затем выливал ее обратно. Однажды старец Антоний разодрал свою рясу и велел ему ее зашивать, в другой раз старец дал ему задание целый день плести рогожу, когда же рогожа была почти готова, он велел расплести ее обратно и начинать плетение заново («Древнерусские иноческие уставы» Суздальцева).


Пожалуй, самыми знаменитыми среди историй об учениках и Мастерах являются истории Тилопы и Наропы, Марпы и Миларепы в тантрической традиции школы Кагью тибетского буддизма. Иногда служение является своего рода испытательным заданием, с помощью которого Учитель не только проверяет качества ученика, но и дает ему возможность выработать недостающие качества, как например, в случае с Марпой и Миларепой. Миларепа проходил испытание служением в течение девяти лет, получив задание от своего Гуру Марпы своими руками строить из глины и камней многоэтажные дома. По окончании строительства Марпа под различными надуманными предлогами высказывал недовольство проделанной работой и давал указания разрушать постройки. Таким образом, Миларепа, прилагая колоссальные усилия, сначала построил, а потом разрушил несколько домов, имеющих четырехугольную, круглую и треугольную форму.

Его предшественник Наропа прошел еще более радикальную школу под руководством своего Гуру Тилопы. С целью освободить ум Наропы от привязанностей к мирской жизни, цепляний за привычные стереотипы двойственного мышления, от эгоистичных надежд и страхов, Тилопа представал перед ним в различных шокирующих и пугающих обличиях, ставил его в нелепые, абсурдные и даже рискованные ситуации, из которых Наропа должен был выйти победителем. Наропе в процессе обучения приходилось жениться, а затем расставаться с женщиной, терпеть боль, проходить через ритуальное осквернение своего брахманского статуса, прыгать с высоких башен, спасаться от преследователей, не понимающих его возвышенной мотивации в процессе обучения, имитировать попытку похищения невесты со свадебной церемонии и нападать на принца на глазах охраняющих его слуг и т.д.

Будучи весьма подготовленным и способным учеником (Наропа сам до этого был учителем, читавшем проповеди в тантрическом университете в Наланде), все задания своего Гуру Наропа выполнял с большим усердием и радостью, рассматривая их как подлинную прямую практику для достижения Просветления.


Подобные задания со стороны святого сиддха Тилопы не следует считать прихотью или эгоистичной блажью. Святой подвижник уровня Тилопы, как это ни парадоксально, проявлял подлинное сострадание и любовь по отношение к своему ученику и, по выражению Мастеров Дзен, «был добрее к нему, чем его собственная бабушка». Мастерски созданные им игровые жесткие ситуации, в которые был вовлечен Наропа, на самом деле были непревзойденными шедеврами искусства обучения. Они были призваны освободить разум Наропы от омрачающих грез и двойственных представлений, в которых он погряз. История заканчивается тем, что Наропа получил посвящение от Тилопы, обретя за короткое время высшее Просветление и сверхъестественные силы.



следующая страница >>