birmaga.ru
добавить свой файл

1



С. К. Бернев


(Санкт-Петербург)
Новые документальные свидетельства об убийстве Г. Распутина

В марте 1931 года в г. Ленинграде Полномочным Представительством ОГПУ в ЛВО была арестована группа бывших офицеров, которых обвиняли в контрреволюционном заговоре. Следствие по делу затягивалось, т.к. большинство свидетелей проходивших по данному делу давали подробные показания, но не всегда относящиеся к непосредственной деятельности данной контрреволюционной группы.

Одним из свидетелей по этому делу проходил крестьянин Орловской губернии Житков Федор Семенович, 1875 г.р., который работал официантом 99 лавки «Ленсельпрома». Показания он, как и другие свидетели давал слишком подробные - в том числе о своей службе у великого князя Дмитрия Павловича и ... о том, как он принимал участие в убийстве Григория Распутина в ночь с 16-на 17 декабря 1916 года.

Об убийстве Г. Распутина уже много написано, в том числе и самими участниками убийства, но о том, что там присутствовал какой-то крестьянин Житков, то об этом мы могли и не узнать без его показаний...

Прочитав эти показания мы сможем их сравнить с другими воспоминаниями участников тех событий.

Из протокола допроса проведенного в ПП ОГПУ в ЛВО 6 марта 1931 года: «...будучи предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний, по существу дела показываю: в 1895 году я был призван на военную службу и назначен рядовым в Лейб -Гвардии Конный полк в котором прослужил 5 лет и по окончании поступил к графине Клеймихель Марии Эдуардовне, на должность официанта, у которой прослужил два года и в начале Японской войны добровольно поступил в 10-й Стрелковый Сибирский полк т. к. командующим корпусом был родной брат Клеймихель граф Келлер которым был назначен поваром-буфетчиком при штабе, когда убили графа Келлер меня назначили сопровождать с фронта на родину тело графа в Рязанскую губернию, т.к. Японская война в этот момент окончилась, то я освободился от военной службы, и в 1906 году поступил по протекции Клеймихель и жены убитого графа Келлер буфетчиком к князю Белосельскому- Белозерскому у которого служил 7 лет и был уволен за дерзкое отношение к князю...


...обратился с просьбой к княгине Белосельской об устройстве меня на службу, которая рекомендовала в (Лейб-Гвардии Павловский) полк к князю Дмитрию Павловичу. Последним был назначен буфетчиком офицерского собрания полка...

...началась империалистическая война. Во время службы в полку пользовался большим доверием князя Дмитрия Павловича, исполняя поручения по части тайной передачи писем от князя, княгине Орловой и Вырубовой ...

...В 1916 году получил с фронта телеграмму от зав. хозяйством полка полковника фон-Валя о привозе туда полкового вина в количестве 30 ящиков, что я и сделал поехав сам. По прибытии на ст. Барановичи (здесь Ф.С. Житков не совсем точен, видимо он имел ввиду 1915 г., все таки прошло много лет, т.к. 29 августа 1915 г. Николай 11 отстранил от должности Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и сам занял его должность, а Ставку перевел из Барановичей в Могилев- прим. С.Б.), где стоял штаб главнокомандующего Николая Николаевича спустя 3-4 дня была встреча Николая 11 и при отдаче рапорта Николай 11 спросил главнокомандующего далеко ли немцы, на что последний ответил - «сзади Вас императорское величество», где находились Фридерикс, Бенкендорф, Сухомлинов и другие наши генералы-немцы.

По распитии привезенных мною вин я возвратился в Петроград. После короткого промежутка за мной приехал и сам князь Дмитрий Павлович и в один из ближайших дней позвал меня служить обед у князя Юсупова за что вперед получил 100 руб. хотя всегда давалось 10 руб.

На обеде присутствовали Юсупов с женой, Пуришкевич, Дмитрий Павлович князь, жена полковника Мятлива и какая то молодая красивая баронесса (Морис Палеолог в своей книге «Царская Россия накануне революции» пишет: «...Суббота, 30 декабря. ...Около семи вечера превосходный осведомитель, состоящий у меня на службе, сообщает мне, что сегодня ночью во время ужина во дворце Юсупова убили Распутина. Говорят, что убийцами являются: молодой князь Феликс Юсупов, женившийся в 1914 г. на племяннице царя, великий князь Дмитрий Павлович и Пуришкевич, лидер крайней правой в Думе. В ужине принимали будто участие две или три женщины из общества...

Воскресенье, 31 декабря. ...Мне подтверждают, что убийцы - князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий и Пуришкевич. Ни одной дамы за ужином не было. Как же в таком случае заманили Распутина во дворец Юсупова?..»1 - в своих же мемуарах участники убийства Распутина могли скрыть присутствие на ужине женщин - прим. С.Б.) и Распутин Григорий Иванович (Григорий Ефимович - прим. С.Б.). После обеда все за исключением Пуришкевича пошли гулять в сад. Спустя минут 20 прибежал князь Юсупов со словами к Пуришкевичу «идет и поет должно быть святой человек, что и эта доза не взяла», слова были сказаны про Распутина, тогда Пуришкевич крикнул бейте на лестнице и вырвав револьвер у Юсупова побежали на лестницу, после чего я слышал выстрелы, а потом зов князя Дмитрия Павловича меня чтобы помочь, на что я сразу же побежал и увидел Распутина лежащего на площадке лестницы, а под аркой двора стояла машина, после чего я, Пуришкевич, князь Дмитрий Павлович положили его в машину (Морис Палеолог в своей книге «Царская Россия накануне революции» пишет: «...В этот момент к садовой калитке подъезжает автомобиль великого князя Дмитрия. С помощью надежного слуги заговорщики одевают Распутина в шубу, надевают ему даже галоши, чтобы во дворце не осталось никаких вещественных доказательств, и кладут тело в автомобиль, в который торопливо садятся великий князь Дмитрий, доктор Лазоверт и капитан Сухотин...»2 - Житков и Палеолог описывают данные события почти одинаково, сопоставив два текста мы можем сказать, что «надежный слуга» у Палеолога -это Житков -прим. С.Б.) и все поехали на Крестовский остров, около 1 моста на остров остановили машину, я взял труп Распутина за плечи, а они за ноги и понесли к проруби куда и бросили сами же не поворачивая машины поехали по Елагину острову, проехали на Каменный остров, выехав на улицу Красных зорь, во время следования Пуришкевич и князь Дмитрий Павлович говорили, чтобы я молчал т.к. меня за это вздернут (на машине), кроме сего Пуришкевич мне говорил что это первая пуля Революции, меня они довезли до Конно-Гвардейского бульвара где я жил, сами же уехали дальше и после этого случая из всех присутствующих на вечере я не встречал и не знаю куда они скрылись...»3


Прочитав показания Ф.С. Житкова данные им спустя 15 лет после указанных событий убийства Распутина, отдельные моменты все же вызывают сомнения, но в основном его показания совпадают с воспоминаниями участников убийства.

Возьмем воспоминания князя Феликса Юсупова «Убийство Распутина» и попробуем найти участника тех событий, которым мог оказаться Житков... Ф. Юсупов пишет: «...Завернув труп в сукно они положили его в автомобиль и уехали на Петровский остров. Там с моста тело Распутина было сброшено в воду.

...Вместе с моим камердинером мы уничтожили следы крови, которые могли выдать происшедшие события...

...Я поехал завтракать к великому князю Димитрию Павловичу. В общих чертах он мне рассказал, как они увозили труп Распутина. Вернувшись в закрытом автомобиле на Мойку и найдя меня в невменяемом состоянии, великий князь сначала хотел остаться со мной и привести меня в чувство. Но медлить было нельзя - близился рассвет. Тело Распутина, плотно завернутое в сукно и туго перевязанное веревкой, положили в автомобиль. Великий князь сел за шофера, рядом с ним Сухотин (поручик), а внутри разместились Пуришкевич, доктор Лазоверт и мой камердинер...»4

Из воспоминаний князя Ф. Юсупова видно, что его камердинер остался с ним уничтожать следы крови, а камердинер великого князя Дмитрия Павловича поехал сбрасывать труп Распутина, т.к. одновременно в 2-х местах камердинер Ф. Юсупова быть не мог.

Обратясь к дневнику Владимира Митрофановича Пуришкевича «Как я убил Распутина» мы можем найти следующие строки:

«...Поручив Юсупова попечениям одного из его солдат, втянули труп Распутина в автомобиль великого князя, туда же положили две двухпудовые гири и цепи, привезенные мною в квартиру Юсупова этой ночью, и, усевшись в автомобиль, двинулись к месту условленного потопления трупа убитого. Теперь шоффером был великий князь, рядом с ним поместился поручик С.( Сухотин), а в карету сели с правой стороны доктор Лазаверт, с левой я, а на трупе уместился второй солдат из слуг Юсупова, коего мы решили взять с целью помочь нам сбросить в прорубь тяжелое тело...»5


Судя по этим двум дневникам и воспоминаниям Палеолога действительно в машине был солдат (камердинер), а учитывая показания Ф.С. Житкова на допросе, можем предположить, что это и был он. Таким образом, спустя много лет после убийства Григория Распутина стала известна еще одна фамилия участника тех событий.

И в заключение - несколько строк о дальнейшей судьбе Ф.С. Житкова.

Во время Революции после возвращения полка с фронта он в течении 6 месяцев был пекарем, но т.к. он был вольнонаемным то службу в полку оставил и поступил в Рабочий кооператив кассиром. В 1924г. он поступил на работу в буфет Александриинского театра, затем работал официантом в 99-й лавке «Ленсельпрома» и других организациях г. Ленинграда до января 1942г.. Оставшись в блокадном Ленинграде Федор Семенович умер от голода 28 января 1942 года, разделив участь многих ленинградцев.


1Палеолог М. Царская Россия на кануне Революции, М., 1991. С. 406.

2Там же. С. 418.

3Архив УФСБ РФ СПБ и ЛО. Д. П-85411, Л. 363 - 367

4Юсупов Ф. Воспоминания «Убийство Распутина», Л., 1990. С. 95-103

5Пуришкевич В. М. Дневник «Как я убил Распутина», М., 1990. С. 81