birmaga.ru
добавить свой файл

1
СТРЕЛА НТС №3И март2008г.
О РУССКО-ЕВРЕЙСКИХ ОТНОШЕНИЯХ


А.Б. Зубов – Д.И.Н., профессор МГИМО(У).

Выступление в «Фонде Русского Зарубежья»

Дорогие друзья, дорогие коллеги! Удивительно радостно встретиться всем нам при обсуждении этой книги, в замечательном доме "Русского зарубежья", созданном стараниями Александра Исаевича. Надо сказать, что редко читая газеты и слушая радио, и вовсе не смотря телевизор, я не был готов к тому, что такая книга готовится к изданию. А когда узнал о её выходе, когда открыл её, у меня родилось такое щемящее, острое чувство: что это? зачем? нужно ли в данный момент? Потому что, как много говорили здесь сейчас до меня, отношения евреев с каким-либо народом - всегда проблема. Стоит ли акцентировать внимание? Стоит ли говорить: здесь русский, здесь еврей; здесь немец, здесь еврей?

Во-первых, должен заметить, что замечательные слова апостола Павла из послания к Галатам: "Несть ни Эллина, ни Иудея", - имеют продолжение: "Нет раба, нет свободного, нет ни мужеского пола, ни женского, но всё одно во Христе Иисусе". Но при том мы догадываемся, что есть всё-таки и мужской пол, и женский, и что бывают, к сожалению, и рабы, и свободные, подвластные и властвующие. И забывать, игнорировать это, не думать об этом - смешно.

А потому задача, в том числе и задача христианская, не состоит в потере человеком своего этнического лица, в превращении в человека "вообще" без рода и племени, что, надо сказать, и практически невозможно и богопротивно, так как к общему восходим мы всегда через личное, в том числе и коллективно-личное, национальное - к усии через ипостась, если угодно. А потому, проблема вовсе не состоит в забвении народом своего прошлого, своей сути, а лишь в нахождении правильного принципа взаимоотношения народов, такого взаимоотношения, которое не допускало бы конфликтов, а, напротив, утверждало бы мир и благоденствие отношений. То единство в многообразии, которое мы, христиане, переживаем в образе Церкви - "Тела Христова", а иудеи - в образе богоизбранного Израиля, детей Авраама. И здесь, в практическом плане, самое главное, я думаю, реализация принципа, который для европейской цивилизации идёт из Пятикнижия Моисеева. Принцип этот, повторенный Спасителем, известный и в Китае и в Индии: "Не делай другому того, чего не желаешь себе".


В своей новой книге Александр Исаевич под этим углом предлагает рассмотреть отношения двух народов, которые в России, что уж греха таить, действительно имели огромное значение и в огромной степени определяли судьбы России в XIX и особенно, конечно же, в XX веке. И опять же, что греха таить, нет такого человека в еврейском доме и в русском доме, которые бы не говорили об этом, которые бы не касались этой темы наших взаимных отношений в кругу друзей и домочадцев. Эта тема возникает обязательно, если люди искренны перед собой, перед своими детьми, перед близкими и перед тем народом, о котором они говорят. Во многом, эта тема становиться главной в диалоге двух народов. И часто, очень часто евреи склонны в своих бедах винить русских - погромщики, юдофобы, пещерные националисты, вспоминать и черту осёдлости, и процесс еврейских врачей, а русские - евреев - космополиты, равнодушные к величию России, заправилы революции, предреволюционного и советского террора, гонители Церкви, создатели антирусской Совдепии, да и нынешние олигархи, пожирающие страну. Эти взаимные обвинения - большая проблема. И совсем редко, буквально штучно возникает ситуация, когда два народа видят каждый свою вину в бедах и трагедиях друг друга. А между тем, как в доме, где в отношениях мужа и жены, часто чреватых, увы, бытовыми конфликтами, ежели каждый говорит - "ты виноват передо мной" - никакое примирение невозможно а будет только усугубление розни. И только в случае, если человек увидит свою вину, и раскроет своё сердце перед другим, если скажет: "Я виноват перед тобой", вот тогда возможно примирение, -

также и между народами.

Но здесь необходимы два условия. Видеть свою вину, а не другого. Это первое. И чтобы видели свою вину оба, а не один только. Это второе. И вот как раз эта-то проблема, эта-то тема практически в современной нашей исторической науке не касаема. И замечательно, что великий писатель, уже в годах немолодых, почувствовал потребность, после того как была раскрыта, и я бы сказал, уничтожена силой его гения и слова в "Раковом корпусе", "В круге первом", в ранних рассказах и, конечно же, в "Архипелаге" сталинская и советская тоталитарная гордыня, после того, как в "Красном колесе", были прояснены и обнажены в первую очередь, вины самой исторической России, приведшие её к революции, к катастрофе, к поражению в гражданской войне, к нашему, русскому, Холокосту ЧК-НКВД, - почувствовал необходимость сделать третий шаг столь же важный, должно быть, на его взгляд, для нашего национального самопознания и исцеления.

«Я не терял надежды, что найдётся прежде меня автор, кто объёмно и равновесно, обоесторонне осветит нам этот калёный клин... - Пишет Солженицын. - Однако, при всём блистательном наборе умов и перьев - до сих пор не появился такой показ или освещение взаимной нашей истории, который встретил бы понимание с обеих сторон... Я долго откладывал эту книгу и рад бы не брать на себя тяжесть её писать, но сроки моей жизни на исчерпе, и приходится взяться".

Тема отношений русских и евреев в России. Посмотрите как эволюционирует, как меняется язык автора. Сначала литературные произведения ГУЛАГовского круга. Потом - "Красное колесо" - практически соединение исторического исследования и художественного произведения. И, наконец, чисто научное исследование о еврейской проблеме в России. Как талантливый художник, Александр Исаевич ощущал, какой язык, какой метод и какой подход слова необходим во всех тех случаях. Почему же в книге "Двести лет вместе" выбрал он научный дискус? Будучи сам научным работником, историком, я должен сказать, что я потрясён научным качеством этой работы. Эта работа, как научное исследование, вполне может считаться образцом для современной исторической науки, для русского научного языка в гуманитарных дисциплинах.
Но почему же выбрал Солженицын научный язык? Да потому что нет проблемы отечественной истории, где накопилось большее количество недоговорённостей, двусмысленностей, взаимных обвинений и прямой неправды, чем в отношениях русских и евреев. Но снимать эту проблему невозможно ни пафосом, ни отдельными мазками: там показал, здесь недосказал. Так действовали многие - и малополезно. Сложнейшая эта проблема требует иного подхода - шаг за шагом, тщательно и аккуратно исследовать её до самых глубин, до самых оснований. Исследовать с использованием законодательных актов, публицистических текстов, цифр, статистики, и, при том публицистики и статистики "обоесторонней", авторов и еврейских и русских, показывая, как было на самом деле. Так решить задачу можно только в объективизированном научном изложении.

Какой же главный вывод, делает Александр Исаевич в этом томе, вывод, который я считаю для темы наиважнейшим. Этот вывод заключается в том, что, с одной стороны, не было специально антиеврейской политики российского государства и правительства, ставящей своей целью искоренение, уничтожение, загнание в подвал навсегда или вытеснение в эмиграцию еврейского народа. Хотя было много различных ограничений и преград, но эти ограничения как бы шли параллельно мерам и немалым финансовым расходам по обустройству еврейского народа на началах, выгодных и самим евреям и населению Империи в целом. А с другой - меры, которые нередко трактуются как анттиеврейские, во многом объясняются революционной деятельностью значительной части еврейства, и охранительные действия скорее вызваны не этнофобией и религиефобией, а боязнью, неловкой попыткой оборониться от революции, а не от еврейства как такового.

Александр Исаевич ясно показывает, что не было такого явления как извечный российский антисемитизм. До Александра III антисемитизма в России не было вовсе в высшем сословии, после Александра III он появляется, но причины его появления, сущности, на которые он был реакцией, тоже показаны. С другой стороны, в книге вполне доказано, что еврейство в себе не несло тотального стремления к уничтожению и разрушению России, как об этом говорится в различной антисемитской литературе, в частности, в "Протоколах сионских мудрецов", что не было такого национального еврейского «проекта», национальной сверхзадачи уничтожения императорской России. А была реакция многообразная, часто она в книге по пяти, по семи позициям разложена, реакция еврейства на вот эти, с одной стороны, "неловкие" зажимы власти, а с другой - на ту ситуацию реальную, в которой оказалось еврейство в силу своей религиозной замкнутости, в силу своего ещё полусредневекового в начале XIX века, наследованного от Польши, пребывания и т.д. и т.п.

То есть, снято самое главное предубеждение: два народа не имеют исторической ненависти друг к другу, не стремятся "извечно" друг друга сожрать, изжить или подчинить. На самом деле идут намного более сложные, естественные и простые, а не какие-то сверхдалеко кем-то просчитанные отношения народов. Снимается вот этот страх, это подозрение во взаимном расчетливом коварстве. Это первое. И вторая проблема, которая решена блестяще в обсуждаемой книге, к ней часто возвращается автор, состоит в том, что задача каждого народа самому объяснить, почему он совершал те или иные плохие, дурные, безнравственные действия по отношению к другому народу и признать, что это ошибка именно народа, а не отдельных негодяев, к народу в целом, кроме родства по крови, никакого отношения не имеющих. Важно то, одобряются ли народом действия отдельных этих негодяев, или с возмущением отвергаются.

Уж не раз говорилось здесь об убийстве Багровым Столыпина. В связи с этим, в связи с одесским погромом и контрпогромом 1905 года, гомельским погромом и контропогромом, многократно высказывается мысль, что нельзя, абсолютно нельзя, невозможно считать одну сторону живодёрской, а другую - жертвой. Конфликт взаимен, и конфликт этот основан на определённых предпосылках, которые в книге прекрасно показаны. И, кстати говоря, постоянные перекидки в послереволюционное прошлое, когда евреи, выгнанные так же, как и русские эмигранты из России, говорят, что мы боролись против черты оседлости, против царского правительства, а теперь мы видим, насколько лучше, по сравнению с нынешним советским, было то старое российское государство. Это было, как говорит один еврейский автор, царство свободы, по сравнению с царством ВЧК. Я должен сказать, что до сих пор эта традиция продолжается. Сейчас в "Новом мире" в 8-м номере должен быть опубликован обмен письмами между мной и Григорием Соломоновичем Померанцем. И Григорий Соломонович (мы спорим о Гражданской войне и об антисемитизме в эпоху Гражданской войны) говорит, что "я прекрасно понимаю, что никогда в советское время евреям не жилось так хорошо, как жилось до 1917 года. Никогда, даже в самый первый период советской власти, когда в руководстве Совдепией было так много евреев, тем паче в позднейшее время." Это, я думаю, очень важный вывод.
Хочется сказать в заключении, что эта книга, безусловно, огромная не только творческая и даже не столько творческая, сколько гражданская удача Александра Исаевича. Теперь любой разговор на эту тему, на любой кухне, в любом доме, на любой дачной веранде между соседями всегда может быть возведён к фактам этой книги, ибо факты разобраны до исторической исчерпанности и полноты.

Занимаясь более 15 лет этническими отношениями в России, я могу сказать, что больший научный результат в исследовании русско-еврейских отношений, чем тот, которого достиг в своём первом томе новой книги Александр Исаевич, я себе помыслить не могу. Его исследование абсолютно не тенденциозно. В нём нет выпячивания, предпочтения ни еврейской, ни русской позиции, а есть стремление доискаться до правды, есть главное для историка достоинство: считать, что какой бы ни была правда, она всегда важнее для понимания и причин и следствий, и ближайших и отдалённых, чем любая фальсификация, умалчание, затирание и затушёвывание. Правда должна быть высказана до самых последних основ, самых последних слов. Тогда есть возможность выздоровления.

И последнее. Я думаю, что не только в частных беседах эта книга будет очень важна. Эта книга, после того, как она станет фактом культуры, а она уже им становится. Книга эта во многом снимет, - она могла бы и вовсе снять, но это, к сожалению, в нашем падшем мире невозможно - во многом снимет болезненнейшую воспалённость в русско-еврейских отношениях, оздоровит их. Книга эта - сильнейшее терапевтическое средство. И любой человек, который желает строить свою жизнь не от исторического испуга, исторической наивности, который не желает за беды своей судьбы перекладывать ответственность на другого, еврея ли или русского, а желает доискаться до правды, он найдёт в этой книге удивительную возможность решить для себя эту серьёзнейшую проблему русской истории. И, я верю, что благодаря этой книге русское общество войдёт в XXI век без той болезненной опухоли, взаимной исторической неприязни, которая, к сожалению, между русским и еврейским народом остаётся до сегодняшнего дня.


От редакции:


- Читайте материалы НТС на сайте http://nts-rs.narod.ru/;

- Подпишитесь на «Стрелы НТС», для чего перейдите по ссылке



http://subscribe.ru/catalog/state.politics.dlachlenovidruz .