birmaga.ru
добавить свой файл

1
Соседняя рать


  

   Хрустит зимний снежок под полозьями саней. Стучат по дороге копыта, изредка храпит лошадь. Деревья искрятся под зимним солнцем, голубое небо нависло хрустальной чашей. Красота, одним словом. В санях cотники Прокоп и Деггз, да отрок Милята, за кучера правит. Везёт сотников в дальний стан, службу нести.

   - Так чего ты в острог-то попал? - спросил Деггз, кутаясь в шерстяной кафтан. Все-таки мороз, да ветер встречный.

   - Так оно, вишь, как вышло. - Ответил Прокоп. - Я там вашему одному, как бы сказать, по мордам заехал. Да не сильно. Так только... Утихомирить, чтоб. Да ничё, он отлежался, и побёг к мастеру, челом бить. Ну и... того, значит. Повязали меня. Отсидел, сколь сроку положили, да вышел. А ты чего в Соллвилле оказался?

   - Да угораздило меня заболеть не вовремя. Лекаря набросились, как коршуны на зайца. Давай лечить, да так, что чуть не умер с их зелий.

   - Это так... - нахмурился Прокоп. - Этой братии только в руки попадись. Меня вот тоже... хотели.

   - И что?

   - А ничего. Сунул кому надо барашка в бумажке, чтоб в сечу послали. Да видать то ли не тому, то ли много слишком. Теперь, значит, вместе в Засолье солиться будем. На то оно и Засолье.

   - Верно говоришь, - кивнул Деггз. - А почему решил, что много дал?

   - Ха! - презрительно бросил Прокоп. - Сам посуди, надо оно мне, это Засолье? Самая поганая дыра! Чтоб сюда жёлтомордые сунулись, да скорее небо на землю упадёт! А парни в это время... Да что там говорить... И-эх...

   - Точно. - Сплюнул Деггз на дорогу и посильнее закутался в кафтан. - Тоже хотел, где дела побольше. Чтоб хоть ниитийцам головы разбивать.

   - Эт' ты молодца. - Кивнул Прокоп, довольно улыбаясь. - Наш человек.

   Не расслышав его сквозь свист ветра в ушах, Деггз продолжил:

   - И боевых побольше заплатят. А за жёлтомордую ниитийскую башку так и вовсе... Думал, вернусь к себе в Мерокию, в Рейнфилд. Заживу там, как человек. А тут... ничего тут не заработать.


   Прокоп нахмурился.

   - Ну вот что вы за народ такой, мероки. Ну как это так можно, топором да мечом махать за деньги, ровно тати какие. Совести что ли нет?

   - Чего? - возмущённо вскинулся Деггз. - Кто тебе тать? На себя посмотри! Да, за деньги воюем, а вы за что?

   - За что? За то, что жёлтомордые сапогами погаными землю нашу не топтали! Чтоб хаты не жгли. Чтоб Рысь, праматерь нашу ясноглазую не трогали... А, да что тебе объяснять... Молчи лучше, а то осерчаю.

   - Тоже мне! Воюют они! Ха! - вспыхнул Деггз. - Да таких воинов как вы, на каждом углу! Одно слово - рысье племя!

   - Молчи, сказал. Осерчаю.

   - Не буду молчать! Не бандиты мы, воины! А что золото за бой берём, так только вы можете бесплатно дело делать. Дураки вы все, вот что.

   - Всё. Осерчал. - Сказал Прокоп и ткнул Миляту рукавицей. - Останови-ка, отроче. Поразмяться нам надо. Ноги затекли, да и вообще. Мерок вон замёрз, бедолага. Человек из тёплых земель, сам пойми. Останови, будь добр.

   - Не велено. - Оскалил белые зубы отрок. - Довезу до места, тогда уж...

   - Да тьфу на тебя! - воскликнул Прокоп. - Сбежим что ль? Останови, мочи нет терпеть. А приедем - стакан налью, когтями Рыси клянусь!

   - Стакан, говоришь? - отрок задумался. - Ладно, раз мочи нет. Мне бы и самому тоже надобность есть. По морозцу-то...

   Спрыгнули с саней. Деггз сбросил на снег кафтан. Прокоп усмехнулся и, аккуратно сложив ферязь, положил её на сани. Меч тоже.

   - Ох, гляди, мерок! - сказал он. - Сейчас я тебя...

   Не дожидаясь, "чего он", - Деггз кинулся на Прокопа. Тот сдвинулся в сторону, перехватил руку противника и слегка изменил направление движения. Кулак Деггза полетел вниз, тот попытался извернуться и попал головой в сугроб. В последний момент удачно подцепил ногой Прокопа под колено и через мгновение в снегу барахтались оба. Вскочили. Встали в стойку. Снова бросились друг на друга. Удары, подсечки, уклонения. Падали. Вставали. Упарились.


   - Уффф... - довольно сказал Прокоп, утирая лоб рукавицей. - А ты молодец, славно держался. Умеешь, одним словом.

   - Да и ты... Однако же, синяки объяснять придётся.

   - Забудь. Эй, ты! - позвал Прокоп отрока. - Слушай и запоминай. Мы по дороге на татей наткнулись. Понял? Отбивались. Вот и синяки... заработали.

   - Так не велено же! - отозвался отрок. - Сами понимаете...

   Прокоп положил ему на ладонь монету и загнул Милятины пальцы в кулак.

   - Велено, не велено, того знать кроме нас, некому. А ежели чего лишнего скажешь, то и ты тогда с нами лихих людишек воевал. - Он демонстративно потрогал синяк. - Кто увидит - враз в твое геройство поверит. Понял, мил человек?

   - П-п-понял. - стуча зубами, сказал отрок. - А если...

   - Никаких если. Татей побили, тела в овраг сбросили. Вон в тот. - Прокоп ткнул рукой в неопределённом направлении. Кого снегом не присыпало, волки сожрали. Так я говорю, Деггз из Мерокии?

   - Так, Прокоп-рысич.

   - Так это... Боязно. - Сказал отрок. - Кабы кто не пронюхал.

   - А ты не бойсь! - ответил Прокоп. Достал из кармана ферязи баклажку, глотнул, крякнул и протянул Деггзу. - На-ко вот. Глотни. Да отроку оставь, а то он разбойников испугался.

   Деггз глотнул, мысленно охнул... Горло ожгло колючим огнём, как будто он проглотил связку раскалённых докрасна гвоздей. Да каких гвоздей! Рыболовных крючков, не менее. Отдышался кое-как, передал баклажку Миляте. Тот присосался к ней с блаженным видом, успокоился и протянул обратно Прокопу.

   - Ну ты и силён! - восхищённо сказал сотник. - Этак не разбойники, а ты нас без выпивки оставишь!

   - Эге ж! - довольно кивнул отрок, ухмыляясь. - Теперь доедем. Рысь поможет, так и засветло успеем!

   Конь всхрапнул, переступил и утвердительно замахал головой.

   ***

   Народ в стане оживился, как сотники прибыли. Бросили забавы молодецкие, луки да мечи деревянные в стороны отложили, к саням кинулись.


   - Ура! Прокоп вернулся! - Заорали Желан да Твердята, десятники его, правый да левый помощники. Остальные скромно стояли в отдалении, мяли шапки.

   - О! Помощнички мои верные! - Прокоп ловко спрыгнул с саней и обнял друзей. - Ну что тут, как?

   - Да вот так всё, - поморщился Желан. - Тишь да гладь, да Велсина благодать. Скоро и забудем, как ниитийцы выглядят.

   - Верно говорит, - добавил Твердята. - Замаялись душеньки. Днём мечами машем, чтоб согреться, вечером - сам знаешь. Привёз чтоль чего?

   - А то! - Усмехнулся Прокоп. - Чтоб я да это дело забыл! Эй, отрок, как тебя там!

   Милята соскочил с саней, залез под полость... Порылся и вытащил, пыхтя и отдуваясь здоровый сундук.

   - О! Дело! - просияли десятники. На лицах стоящих поодаль появились улыбки.

   - Давай, тащи вон в ту избу, - распорядился Прокоп. - Хотя, погодь. Вы, двое! - указал перстом на отроков, скромно стоящих с краю. - Как вас там? Помогите ему. А то разобьёт ещё чего...

   Отроки бросились на помощь Миляте. Схватили сундук и отнесли в трапезную избу. Из сундука раздавалось многозначительное позвякивание.

   - Слышь, Прокоп, - спросил Желан, проведя рукой вокруг лица. - А чегой-то ты...

   - А, это, - сотник махнул рукой. - Так... поцапались тут. Кстати, познакомься. Да где ж он там?

   Рванул полость, явив на свет Деггза.

   - А? - спросил тот, проснувшись и удивлённо глядя вокруг.

   - Тьма! - Срифмовал Прокоп. - Вылазь, соратник. Приехали.

   Щурясь на солнце, Прокоп вылез из саней и встал на снегу.

   - Экой зверь лесной чудо морское! - Протянул удивлённо Желан. - Где ж ты его сыскал, брате?

   - Но-но! - ответил Деггз. - Я опоясанный воин и не потерплю...

   - Полегче, дружище. - Сказал Прокоп Деггзу. Повернулся к Желану и добавил: - Он воин что надо. Я его в деле испытал. Родился б рысичем - цены б ему не было.


   - То-то я смотрю, у него фонарь как твой, один в один. - Рассмеялся Желан.

   - А ты не смотри. Татей мы с ним утихомиривали, понял? Людишек лихих. - Сказал Прокоп с нажимом.

   - Как не понять? Развелось их нонешней зимой. Давеча вот тоже, отроки кого-то того... В овраг волкам сбросили. А чего ты хочешь? Дела-то нету? Поганые прут, как грибы после дождя, да всё не у нас, - сказал Твердята, да плюнул в снег. - Вот и... утихомиривают. Лихих людей.

   - Ладно, разберусь. Слышь, Деггз?

   - Да?

   - Ты вот что... Давай к своему... как там вы его зовёте? Мастеру что ль? Покажись по-быстрому, доложи, что положено. Да к нам под вечерок, в трапезную избу. Вон туда. Понял?

   - Э? Может...

   - Никаких может. К нам дуй. Успеешь ещё со своими поболтать, да и... - Прокоп махнул рукой. - Дуй к нам, короче. Я пока воеводе покажусь.

   Деггз пожал руку Прокопу, по обычаю мероков, развернулся и ушёл. Прокоп похлопал руками в кожаных рукавицах.

   - А покажись-ка, - раздался густой воеводин бас. - Давно тебя не видал. Всё по острогам сидишь, да по острогам...

   - Сижу, батько... Сижу, - кивнул Прокоп. - А что делать? Жил бы я не здесь, а где хоть како-никако дело имеется...

   - Тихо. Пошли в избу ко мне, побалакаем. А народ распусти. Негоже им тут стоять. - Воевода поёжился. - Прохлаждаться.

   - Понял, - сказал Прокоп. Развернулся к ратникам лицом и скомандовал:

   - Слушай мою команду! Разойдись все! Продолжай занятия!

   ***

   Деггз шёл по своему посёлку и радовался. Насколько эти чистенькие домики роднее рысяцких! Стены гладкие, черепица красная. Ни одного уродливого круглого бревна, как в стане. Да и выставлены как по линейке, а не кому как удобнее, смотреть приятно! И народ весь при деле, никто не отвлекается, все работают. Только кивнут изредка, приветствуя. Но от дела не отрываются, не до того. Сперва работа, учения, тренировки. Остальное потом. Вечером. Когда время отдыха придёт. А вот дом мастера. Судя по ровной струйке дыма, он как раз на месте. Деггз поднялся на крыльцо, стряхнул снег с сапогов, открыл дверь и зашёл.


   - Мастер! - представился он, как положено. - Сотник Деггз...

   - Вижу. - Ответил мастер, поднимаясь из-за стола, на котором были аккуратно разложены бумаги. - Вижу, что сотник Деггз опять ввязался в какие-то неприятности. С рысичем ехал?

   - Истинно так! - рявкнул Деггз, как положено по уставу.

   - И наткнулись на разбойников. Эх, Деггз, вроде и нормальный ты человек, а вот опять угораздило тебя. Долго... утихомиривали? - спросил мастер, выделив последнее слово паузой. - Надеюсь, рысичу разбойники тоже глаз подбили?

   - Истинно так! - Снова рявкнул Деггз.

   Мастер поковырял пальцем в ухе.

   -Да не кричи ты так! - сказал он, поморщившись. - Не в столице. Без чинов, сотник. Как отдохнул?

   - Нормально. Сейчас бы в дело.

   - Нету дела. Сам знаешь. Здесь до ближайшего ниитийца... - Мастер поморщился. - У рысичей хорошее выражение есть. Меткое. Никак на нормальный язык не переведу.

   Деггз усмехнулся.

   - Я знаю это выражение.

   - Уже легче. А без желтомордых ребята скучают, - мастер вздохнул. - Учения им каждый день делаю. Дерутся, чтоб пар спустить. Твоей сотне такая же задача будет. Тренировки, каждый день до седьмого пота. Устроит? Есть правда, вариант... - Мастер задумался.

   - Какой? - Деггз заинтересованно наклонился.

   - Можно бы тебя в столицу перевести. В разведку. Если способности покажешь.

   - Где ж тут способности показать? - Удивился Деггз и развёл руками. Сам же сказал...

   - Негде, сотник, негде. Придётся тебе тут припухать. Дай бог, чтоб только до рысичей не опустился, а то они совсем озверели. Слышал, что один тут недавно учудил?

   - Да нет пока, - Деггз помотал головой, - не успел.

   - В-общем, дозорные мои поймали одного. Решили, что гонец. Притащили ко мне, обыскали. Бумаги при нём нашли, вроде в столицу. И давай допрашивать. Идиоты...


   Мастер взял со стола трубку, вытащил щипцами уголёк из камина, раскурил. Затянулся с наслаждением и продолжил.

   - Он-то хитрый оказался. Сказал, что молчать будет, если ему стакан не нальют. Слабые они все до этого дела, рысичи-то. Так и напоили его мои молодцы. Так он им стулом по голове ударил, а сам в окно и сбежал. Ещё и бутыль прихватил.

   - И впрямь хитёр! - С уважением сказал Деггз.

   - Ты дальше слушай, сотник, - продолжил мастер. - Он-то убежал. Да бумага осталась. Всё честь по чести. Печати, подписи. Только в бумагах вместо рысяцких секретов стишки нехорошие оказались. Чёрными словами написанные. Всё про нас, да про государя нашего. Про матушку, правда, в основном. Писаря, пока переводили, чуть со смеху не поумирали. И, главное, кто такой, неизвестно. Назвался Еропкой. А как там на самом деле - пёс его знает.

   - О как! - произнёс Деггз. - Да, от них всего можно ожидать.

   - Вот именно. А на место поставить... - Мастер снова затянулся. - Ты вот вместе с рысичем ехал, как его звать?

   - Прокоп, - ответил сотник.

   - Приглашал вечером? Знаю, что приглашал. Раз вы с ним... разбойников утихомиривали, значит, приглашал. Прислушайся там. Может, скажет кто чего. До потом и мне доложи. А я подумаю. Может и впрямь в разведку тебя перевести...

   ***

   Трапезная изба находилась в центре стана и выделялась двумя высокими печными трубами и огромным резным крыльцом. "Наверняка, чтоб по пьяни голову не сломать", - подумал Деггз. Нащупал в кармане склянку с отрезвляющим зельем, взятую у друида. Открыл дверь, вошёл. Вспомнил, что по рысяцкому обычаю вроде бы надлежит снять шапку и поклониться на три стороны. Снял, поклонился. Молодецкий хохот был ему ответом.

   - Это что за чудо такое? - воскликнул огромный, как медведь, рысич, сидящий во главе стола.

   - Мерок, вроде. Штандарта ихнего нет, не посол. Шпион, наверное. Прикажешь имать да пытать, батько? - Ответил вертлявый молодец, сидящий рядом с ним. Названный батькой присмотрелся к Деггзу и ответил:


   - Нет, шпион так не пришёл бы. Присмотрелся, к Деггзу и воскликнул:

   -Ба! Да ты ж этот, соратник Прокопов! Давай за стол, гость дорогой, угощайся!

   - А.. где Прокоп?

   - Подойдёт вскорости. А ты садись давай. Вот туда, рядом с бутылью. Уж не серчай, с собой не посажу. Чужой ты для нас, хоть и Прокопов друг. Парни обидятся.

   - Спасибо, батько! - ответил Деггз. Рысичи снова расхохотались.

   - И батькой тож меня не зови, - пробасил рысич. - Воевода я тутошний. Им вот, - он обвёл рукой вокруг стола, - я батько. Ты же меня воеводой зови. Усёк? Тебя, знаю, Деггзом звать, Прокоп баял.

   - Верно, воевода, - кивнул Деггз и направился к столу.

   - Позволь, помогу, - воскликнул вертлявый. Перепрыгнул через стол, подошёл к Деггзу. - Вот, сюда садись, друже. Место хорошее, и Прокоп тут рядом сядет, когда придёт. Эй! Кто-нибудь! Закусить гостю!

   Тотчас же подбежал отрок, принёс блюдо, на котором горкой лежало что-то, издающее волшебный аромат. Деггз принюхался.

   - Что это? - Спросил он тихо, опасаясь снова рассмешить рысичей неизвестно чем.

   - Рыбица белая. Отроки в реке изловили да кухарю дали. Ты ешь, не стесняйся. Вот и лжица тебе есть. Деггз кивнул, взял ложку деревянную, отведал рыбицу. Вкус был восхитителен. Съел ещё кусок.

   - Ты вот что... Деггз, верно? - сказал вертлявый. - Я то сам Хомой буду. Ты это... обычаев наших рысяцких не знаешь, вижу. Мы-то народ добрый, да и с вами не воюем, а, не дай бог, попадёшь куда, могут неприятности быть.

   - С чего вдруг? - удивился Деггз.

   - А с того. Поклонился ты при входе на три стороны, это правильно. Только поклоны класть посолонь надо. А ты противосолонь положил. Честные рысичи так не делают. И ещё надо Матушку помянуть. "Дай Рысь избе сей", сказать, понял?

   - Угу. - Кивнул Деггз. - А ещё что?

   - Воеводу батькой не зови, так то он тебе уже сказал. Из бутыли наливай себе последнему. Ну да остальное тебе Прокоп объяснит. Пойду я на место, уж не серчай, друже. Батько скучать будет. Бывай! Да не забывай запивать рыбицу-то!


   Хома встал и, перепрыгнув снова через стол, сел на своё место. Что-то прошептал на ухо воеводе. Тот довольно улыбнулся в усы.

   Деггз подтянул к себе блюдо с рыбицей. Отложил малость на тарелку. Потянулся к бутыли с красной прозрачной жидкостью. Взял. Предложил соседу по левую руку. Чёрт их, рысичей, знает, может и наливать у них посолонь положено? Во всяком случае, тот благодарно кивнул Деггзу. То был здоровый, как медведь, мужик. Такие обычно булавой орудуют в бою, меч либо топор для них так. Несурьёзно. Протянул руку, сказал:

   - Лука.

   - Деггз, - в тон ему ответил Деггз.

   - Ты, штоль, друг Прокопов? - спросил Лука, хитро улыбаясь.

   - Я. - ответил Деггз.

   - Молодец. Обычаи наши уважаешь, за то хвалю. Сейчас, значит, выпьем. Потом по бабам. Верно я говорю?

   Силы небесные! Какие бабы? Откуда? Зачем? Нам надо Прокопа дождаться, Еропку найти. И доложить мастеру. Во-во. Деггз благодарно кивнул.

   - Верно говоришь, Лука.

   - То-то же.

   Деггз снова взял бутыль и протянул её соседу справа - светловолосому парнишке. Толи недавно из отроков, толи просто от природы такой. Лёгкий да светлый, как солнышко. Лучник, наверное. Вон глаз какой цепкий. Деггз смутился, опустив взгляд.

   - Захарко я, лучник. Ну и мечом ещё балуюсь. - Сказал тот, протягиваю Деггзу пустую кружку.

   - Деггз я, - ответил сотник, наливая. - Прокопа жду.

   - Будет тебе Прокоп, - ответил Захарко. - Баяли, в деревню местную поехал. Мы там часто бываем, насчёт баб больше. А у него, слышь-ко, зазноба там завелась.

   - Ну! - удивился Деггз. Надо было удивиться, почему, сам не успел понять.

   - Ты это... - пробасил Лука. - Себе-то налей. Воевода, кажись, слово сказать хочет.

   - Ага. Сейчас, - сказал Деггз, поспешно наливая себе. Вот чёрт, чуть не пролил.

   Воевода неспешно поднялся, держа кубок, огромный. Чуть ли не в бутыль размером. Деггз даже порадовался, что он всего лишь сотник. Если у рысичей объём кубка определяется старшинством... Хотя вряд ли, столько за раз ни одному человеку не выпить.


   - Други мои! - сказал воевода. - Хоть и нет нам пока ратного дела, как и мерокам, а всё одно. Вместе дело делаем, землю от поганого ворога обороняем. И нашу землю, и мерокскую. Вот и сейчас с нами здесь гостем почётным сотник мерокский сидит, Деггз ему имя. Встань, друже Деггз, покажись, гость иноземный!

   Деггз встал. Подумав, поклонился на три стороны, на сей раз посолонь поворотясь. Добавил от себя:

   - Да будет благословенна Рысь, матушка ваша, други!

   По избе прокатился одобрительный шумок. Князь кивнул.

   - Садись, друже Деггз. Видим мы, уважаешь народ наш и обычаи наши. Молодец. Опустошим же, други, чаши, чтоб и впредь нам с мероками токмо за столом встречаться, а не на поле ратном. А ежели на поле ратном, так не грудь на грудь, а плечом к плечу ворога бить поганого! Ладно ли говорю, други?

   - Ладно, батько! Ладно! - раздались крики. Деггз уже сидел. Вместе со всеми, в едином порыве, опрокинул чашу. Закашлялся. Словно сталь расплавленная в горло потекла. Откуда-то раздался голос:

   - Не привык ещё? Ништо... Закуси-ка, друже!

   Деггз послушно отправил в рот кусок рыбицы. Потом ещё. Сунул руку в карман, за пузырьком друидовским. С ужасом нащупал в карманах пустоту. Эх... С другого конца зала ему подмигнул Хома. Вот оно значит как. Хитрые вы, рысичи. Друзья друзьями, а бдительность не теряете. Мало ли что этот мерок высмотреть хочет. А, ладно! Всё одно, трезвому среди пьяных сидеть - хуже некуда! И Деггз весело подмигнул Хоме.

   Спустя какое-то количество не-то часов, не-то минут, дверь открылась, и в избу вошёл Прокоп. Поморщился, помотал лохматой башкой. Затем быстро поклонился на три стороны. Нашёл Деггза и сел рядом с ним, отпихнув Захарку. Тот послушно перелез за другой стол, к какому-то приятелю и начал с ним обсуждать что-то дико умное. Деггз, уже свыкшись, налил всем по чарке, напоследок не забыв себя. Возможные утренние последствия его уже не волновали. Прокоп мрачно выпил, не закусывая. Затем повернулся к Деггзу и сказал.


   - Ты вот что, друже... Бабы они... бабы и есть.

   - Точно, - кивнул Деггз, не пытаясь понять, что к чему. Ясно видно, что Прокоп уже успел где-то набраться.

   - Не, ты не понял. - Сказал Прокоп. - Ты вот что... Айда со мной.

   - Куда? - удивился Деггз.

   - По бабам, вестимо.

   - Не... - Деггз помотал головой.

   - Ты меня уважаешь? - спросил Прокоп.

   Деггз подумал и решил согласиться. Во-первых, драться не хотелось. Во-вторых, Прокопа он действительно уважал.

   - Пошли. - Сказал Прокоп. Деггз вздохнул, надел шапку и вышел следом за ним.

   Свежий воздух слегка отрезвил обоих.

   - Хорошо... - протянул Прокоп глядя в холодное звёздное небо.

   - А то... - ответил Деггз. Чтобы не упасть, он придерживался за перила крыльца.

   - Щас ещё лучше будет, - сказал Прокоп. Вишь, сани?

   Деггз присмотрелся. Действительно. Сани. Лошадь пританцовывает на месте и слегка пофыркивает, мотая головой.

   - Поехали. - Сказал Прокоп, садясь на облучок.

   - Слушай, а может... - опасливо протянул Деггз. - Таскаться по бабам ему не хотелось.

   - Ты штаны носишь? - спросил Прокоп. Деггз вздохнул и молча залез в сани.

   Дальнейшее он помнил смутно. Одно можно сказать точно: бабы были. Много и разные. Но подробности почему-то не отложились. То есть, отложились, конечно. Самые пикантные и интересные. Но всё остальное как во тьму провалилось. Так что, очнувшись в своём доме, Деггз удивился, совершенно не помня, как он туда попал. Как и не удивился, обнаружив возле кровати друида с бутылочкой зелья, уже наполовину пустой. Голова не болела, во рту был приятный травяной вкус. Яркое солнце в окне только радовало.

   - Очнулся? - раздался голос мастера. Деггз повернул голову. Мастер действительно стоял возле кровати так, что его нельзя было сразу заметить.


   - Очнулся, - ответил Деггз, собираясь встать.

   - Лежи-лежи, - сказал мастер, подтвердив свои слова движением ладони. Посмотрел на друида. Тот молча кивнул и вышел.

   - Так что, Деггз, нашёл Еропку?

   Деггз задумался. Честно говоря, он и забыл о задании. Вино, бабы...

   - Минимум трое, подходящих под описание, - ответил Деггз, не особо греша против истины. На самом деле, Еропкой мог быть почти каждый из вчерашних собутыльников, исключая разве что воеводу.

   - Молодец, - сказал мастер. - Я боялся, что ты почти каждого встречного в Еропки запишешь. Поговорим после. А там посмотрим. Во всяком случае, твои шансы на переход в разведку возросли просто стремительно.

   Деггз рывком поднялся и сел на кровати. Охнув, прикрылся сползшим одеялом.

   - Мастер, вы... вы... я вам буду очень благодарен!

   - Позже. Собирайся и двигай в сотню. Утренний развод без тебя обошёлся, первый десятник провёл. Я распорядился. Ты и без того большое дело сделал. А сейчас давай в сотню, учения проводи.

   Мастер повернулся и вышел. Деггз встал, привёл себя в порядок. Оделся. Глянул в зеркало. Порадовался за себя и друидские снадобья: никаких следов вчерашней пьянки заметно не было. Бодрый и здоровый сотник, слуга его светлости. Деггз отвесил зеркалу не слабого щелбана и направился в сотню. Зашёл в казарму, выслушал приветствие и доклад дежурного. Честь по чести, не как у рысичей. Но у них как-то не так. Человечнее что ли. Деггз с тоской вспомнил вчерашнее, вздохнул и приготовился отдать команду строиться. Только открыл рот, как раздался гул тревожного колокола. Что за чёрт? Тревога?

   Деггз вывел сотню на поле, выстроил на исходной позиции, от края леса и до моста на замёрзшей речке. Глянул в поле и оцепенел от ужаса. По снегу топало войско ниитийцев, похожее на огромного змея. Каким ветром их занесло в этот богами забытое Засолье? Деггз крепко сжал в руке меч, ожидая команды к атаке. Мастер молчал. Тем временем на ниитийцев, как горох из мешка, высыпались рысичи. Ниитийский змей запнулся в своём движении, попытался обойти рысичей. Вотще. Те встали непроницаемой стеной, как плотина поперёк реки и приняли бой. Деггз слышал лязг мечей, двуязычную ругань. Он ждал команды. Сейчас. Вот-вот. Сейчас. Рука напряжена на рукоятке меча. Ну же! Мастер молчал. Рысицкие лучники поливали стрелами ниитийцев из-за спин мечников. Деггзу показалось, что он видит среди них Захарку. Может и так. Чего же медлит мастер? Самое время вмешаться. Где команда? Где? Мастер молчал. Рука в перчатке почти онемела, бесполезно сжимая меч. Падали рысяцкие воины, падали ниитийцы. У лучников кончились бронебойные стрелы, в ход пошло всё что есть. Срезни, тупые болты, жала. Рысичи падали, мастер молчал. Рука Деггза в боевой перчатке взмокла. Лучники бросили луки и схватились за мечи. Деггз удивился, тому, как ловко парни ими владели. Но и ниитийцы с кривыми саблями тоже были не промах. Мастер всё ещё молчал, глядя на битву. Грозные мероки стояли непоколебимо. С той и другой стороны уже почти никого не осталось. Деггзу была непонятна и противна позиция мастера, очень хотелось сунуться в бой. Но нарушить приказ? Тем временем на поле битвы остались двое, рысич и ниитиец. Оба устало ходят друг перед другом, держа клинки. Наконец рысич, что-то крикнув, кинулся на врага. Ниитиец оскалил зубы и отбил удар. Рысич бросился снова. Видно было, что он уже устал, но и враг тоже шатался. Удар, другой. Голова ниитийца скатилась на снег. Рысич, весь в крови, стоял над ним. Медленно повернул голову в сторону мероков, улыбнулся и упал мёртвым. Мастер облегчённо вздохнул и дал команду: "Разойдись". Деггз тихо выругался про себя и повёл роту в казарму.


   Вечером мастер вызвал его к себе.

   - Ну что ж, молодец, - сказал он. - Заслужил. Еропку ты вычислил, да и сотником себя толковым показал. Вот тебе два пакета. В этом - твоё назначение в разведку. - Мастер положил на стол толстый пакет. - Тут же характеристика, подорожная, требования всякие. Словом, чтоб до столицы доехал. В этом, - мастер выложил на стол маленький пакет, - твоё представление к награде за победу в сегодняшнем бою.

   - Так мы что, победили? - удивился Деггз.

   - Конечно, - не моргнув глазом, сказал мастер. - Разбили войско ниитийцев.

   - Мы?

   - А кто, по твоему? Пьянь рысяцкая? Их же всех ниитийцы как котят разделали, ни одного не осталось. Жаль, конечно. - Мастер вздохнул. - Не забыть друида попросить, насчёт успокоения их душ. В-общем, давай. Сдавай сотню десятнику потолковее, собирай вещи и в путь.

   Сборы были недолгими, благо сотню Деггз по приезде и принять толком не успел. Утром и выехал. Ночью пришёл на поляну, где сложили тела рысичей для подготовки к достойному погребению. Сунул маленький пакет за пазуху кому-то из мертвецов. Медаль дело хорошее, да и доплата за неё будет немалая. А только носить её, такую медаль... Нет уж. Пусть достанется тому, кто заслужил. Хотел и большой пакет по дороге выбросить, да передумал. Мало ли что.